О взыскании денежных средств, составляющих убытки в виде реального ущерба, убытков в виде упущенной выгоды. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2020 N 06АП-1156/2020 по делу N А73-17875/2019

Требование: О взыскании денежных средств, составляющих убытки в виде реального ущерба, убытков в виде упущенной выгоды.
Решение: В удовлетворении требования отказано.

 

ШЕСТОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июня 2020 г. N 06АП-1156/2020

Резолютивная часть постановления объявлена 10 июня 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 июня 2020 года.

Шестой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Жолондзь Ж.В.

судей Дроздовой В.Г., Иноземцева И.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Коковенко Д.С.

при участии в заседании:

представителя общества с ограниченной ответственностью “Истэлектрик” Медведева Е.М. – директор общества согласно приказу от 22 апреля 2019 года N 1

представителя краевого государственного автономного учреждения “Спортивная школа “Хабаровский краевой центр развития хоккея “Амур” Комоликова А.А. по доверенности от 20 января 2020 года N 01-25

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью “Истэлектрик”

на решение от 10 февраля 2020 года

по делу N А73-17875/2019

Арбитражного суда Хабаровского края

по иску общества с ограниченной ответственностью “Истэлектрик”

к краевому государственному автономному учреждению “Спортивная школа “Хабаровский краевой центр развития хоккея “Амур”

о взыскании 260 000 рублей

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Истэлектрик” обратилось в арбитражный суд с иском к краевому государственному автономному учреждению “Спортивная школа “Хабаровский краевой центр развития хоккея “Амур” о взыскании 260 000 рублей, составляющих убытки в размере 182 280 рублей в виде реального ущерба (расходы на приобретение электротехнической продукции), убытки в размере 77 720 рублей в виде упущенной выгоды.

Определением суда от 23 сентября 2019 года исковое заявление принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства.

Определением от 18 ноября 2019 года суд перешел к рассмотрению дела по общим правилам искового производства.

Истец изменил предмет исковых требований, просил взыскать убытки в размере 260 000 рублей в виде упущенной выгоды.

Изменение предмета исковых требований принято судом.

Решением суда от 10 февраля 2020 года в иске отказано.

Истец обратился в Шестой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, приняв новый судебный акт об удовлетворении иска, а также о признании закупок недействительными. В обоснование указано неправильное применение норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. Судом необоснованно не принят во внимание длительный период нахождения сторон в состоянии переговоров и наличие явной заинтересованности ответчика в заключении договора именно с истцом, что прямо следует из переписки сторон; поведением ответчика в процессе переговоров было сформировано разумное ожидание истца в благоприятном их завершении; в поведении ответчика усматривается недобросовестность, наличие которой рассматривается законом в качестве основания для ответственности по подпункту 2 пункта 2 статьи 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации; недобросовестное поведение ответчика повлекло убытки истца в виде затрат на осветительное оборудование, приобретенное у завода-изготовителя, которые подтверждаются надлежащими доказательствами; избрание ответчиком такого способа закупки как закупка у единственного поставщика является незаконным, выводы суда об обратном ошибочны, не основаны на нормах права; в нормальных условиях гражданского оборота ответчик должен был провести конкурентную процедуру для определения поставщика по спорным закупкам; положение ответчика о закупках не соответствует требованиям закона; таким образом, ответчиком допущено необоснованное ограничение конкуренции, совершенные им сделки являются притворными, поскольку прикрывают крупную сделку; при установлении таких нарушений при заключении ответчиком сделок последние подлежали признанию судом недействительными.

В судебном заседании представителем истца заявлено ходатайство о приобщении к делу дополнительного доказательства – заключения об обстоятельствах Управления Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому края от 16 апреля 2020 года N 801234, об отложении судебного разбирательства в целях истребования решения УФАС по жалобе истца о допущенных ответчиком нарушениях антимонопольного законодательства.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения ходатайств, указав в обоснование на не относимость представленного заключения, а также на то обстоятельство, что УФАС рассматривало дело по иным обстоятельствам, в частности о соответствии Положения ответчика о закупках требованиям действующего законодательства, и суд не связан выводами антимонопольного органа.

Рассмотрев ходатайства о приобщении к делу дополнительного доказательства и об истребовании решения УФАС, судебная коллегия их отклонила на основании частей 1 и 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по мотиву того, что и заключение УФАС об обстоятельствах и решение последнего вынесены после принятия судом обжалуемого решения. Кроме того, решение УФАС не имеет заранее установленного доказательственного значения для суда, следовательно, при рассмотрении настоящего дела по существу суд не связан выводами антимонопольного органа и не обязан принимать его содержание.

Ходатайство истца об отложении судебного разбирательства в целях истребования указанного выше доказательства соответственно также отклонено судебной коллегией.

Представитель истца поддержал апелляционную жалобу в полном объеме.

Представитель ответчика в отзыве заявил о несостоятельности доводов апелляционной жалобы, просил оставить обжалуемое решение суда без изменения как законное и обоснованное, приведя мотивы, изложенные в отзыве на иск.

Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Согласно исковому заявлению и приложенным к нему документам истец является дилером и официальным представителем общества с ограниченной ответственностью “ЛЕД-Эффект” (далее – ООО “ЛЕД-Эффект”) на Дальнем Востоке.

От ООО “ЛЕД-Эффект” в зоне Сибири обществу с ограниченной ответственностью “Люксор” (далее – ООО “Люксор”) поступила информация о том, что ответчик инициировал запрос предложений для обоснования начальной максимальной цены контрактов по выполнению работ по замене освещения на светодиодное на ледовых полях N 1, 2 Краевого центра хоккея “Амур” на основном и тренировочном поле “Платинум арены” у единственного поставщика.

На основании полученной информации ответчику выслано коммерческое предложение от 8 мая 2019 года.

В случае успешного рассмотрения коммерческого предложения ООО “Люксор” в силу партнерских договоренностей обязалось направить его исполнение истцу.

Вместе с тем ответчик заключил договоры от 27 июня 2019 года N 31908037450 на сумму 9 878 400 рублей, N 31908037455 на сумму 504 000 рублей, N 31908037463 на сумму 9 794 400 рублей с другим лицом – обществом с ограниченной ответственностью “Востоксофтсервис” (далее – ООО “Востоксофтсервис”) как с единственным поставщиком.

Данным обстоятельствам предшествовали переговоры между истцом и ответчиком, которые велись, начиная с 2017 года, о заключении договоров по выполнению осветительных работ: замена освещения на светодиодное на ледовых полях N 1, 2 Краевого центра хоккея “Амур” на основном и тренировочном поле “Платинум арены”. 26 апреля 2019 года ООО “ЛЕД-Эффект” была подана заявка на регистрацию защиты проекта “Замена освещения на светодиодное на ледовых полях N 1, 2 Краевого центра хоккея “Амур” на основном и тренировочном поле “Платинум арены”. 29 мая 2019 года истцом в ответ на запрос ответчика от 8 мая 2019 года N 01-25-405 направлено письмо с коммерческим предложением, цена в котором указана существенно ниже, чем предложенная ООО “Востоксофтсервис”, срок поставки предпочтительнее, а технические характеристики предлагаемых светильников превосходили указанные в документации о закупке светильников. 13 мая 2019 года другой дилер завода ООО “ЛЕД-Эффект” (завод изготовитель, представителем которого является истец) – ООО “Люксор”, направило коммерческое предложение аналогичное коммерческому предложению истца, которое также проигнорировано ответчиком. 14 мая 2019 года коммерческое предложение истца вручено председателю закупочной комиссии ответчика, который пояснил, что о сроках закупки ничего не известно, запрос сделан для анализа рынка и понимания цен. Заказчик не включил предложение истца ни в формирование цены контракта, ни в рассмотрение в качестве единственного поставщика.

Полагая, что переговоры не получили завершения путем заключения соответствующего договора с истцом по мотиву недобросовестности ответчика, допустившего нарушение норм действующего законодательства при проведении закупки у единственного поставщика и, соответственно, необоснованное ограничение конкуренции, и привело к убыткам истца в заявленном размере, последний обратился в суд с настоящим иском.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что в случае отказа от заключения договора применительно к пункту 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение упущенной выгоды законом не предусмотрено.

Рассмотрев настоящее дело повторно, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В силу статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Согласно пункту 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена данным Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В соответствии с пунктом 1 статьи 434.1 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, связанные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто.

Таким образом, в силу принципа свободы договора, по общему правилу, стороны самостоятельно несут риск того, что переговоры не окончатся заключением договора, то есть ни одна из сторон не вправе требовать от другой стороны возмещения понесенных в процессе переговоров расходов в случае их безрезультатности.

Вместе с тем в силу пункта 3 статьи 307 Гражданского кодекса при установлении обязательства стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Пунктом 2 статьи 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступления в переговоры о заключении договора или их продолжения при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются: 1) предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; 2) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

В силу пункта 3 статьи 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

В соответствии с приведенными нормами права предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

Следовательно, на истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу (пункт 19 Постановления N 7 Верховного Суда Российской Федерации).

Недобросовестным признается поведение, когда лицо вступает или продолжает переговоры, хотя оно знает или должно знать, что оно уже не будет заключать договор, по крайней мере, с этим контрагентом.

В этом случае подлежат доказыванию обстоятельства того, что ответчик изначально не имел намерения заключать договор либо впоследствии утратил это намерение, но не сообщил об этом своему контрагенту и продолжал создавать видимость намерения заключить договор именно с этим контрагентом, например, запрашивая лучшую цену и иные улучшения оферты, хотя к моменту такого запроса лицо знает или должно знать, что оферта не будет принята ни при каких условиях (определение Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2020 года N 305-ЭС19-19395).

В нарушение требований части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации таких доказательств, прямо свидетельствующих о недобросовестности ответчика, истец суду не представил.

По смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

Дав оценку собранным по делу доказательствам с учетом приведенных выше норм права и правовых позиций высшей судебной инстанции, судебная коллегия приходит к выводу о том, что наличие состава гражданского правонарушения, влекущего ответственность в виде убытков по статье 434.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцом не доказано.

Доводы истца о допущенных ответчиком нарушениях при проведении закупок у единственного поставщика не приняты судом во внимание, поскольку в судебном порядке проведение закупок у единственного поставщика и заключенные договоры не оспорены, недействительными не признаны. При таких обстоятельствах оснований для признания обоснованными доводов истца о притворности сделок, заключенных между ответчиком и ООО “Востоксофтсервис”, у суда апелляционной инстанции также не имеется.

Учитывая совокупность изложенного, оснований для иной оценки обстоятельств дела согласно доводам жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены решения, судом апелляционной инстанции не установлено.

Расходы на государственную пошлину по апелляционной жалобе относятся на истца.

Руководствуясь статьями 258, 268 – 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Хабаровского края от 10 февраля 2020 года по делу N А73-17875/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Дальневосточного округа в течение двух месяцев со дня его принятия через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий Ж.В.ЖОЛОНДЗЬ

Судьи В.Г.ДРОЗДОВА, И.В.ИНОЗЕМЦЕВ

Просмотров: 214

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code