ПРОБЛЕМЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ ЛЕГАЛЬНОЙ ДЕФИНИЦИИ «ВЫМОГАТЕЛЬСТВО» В ОТЕЧЕСТВЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПОДХОДЫ

Л.А.Абашина
М.И.Лавицкая, доктор исторических наук
О.В.Ефремова

Аннотация. Авторы статьи, констатируя несовершенство легальной дефиниции «вымогательство» из-за избыточности описания в законе вариантов содержания вымогательственных угроз и перечис
ления разновидностей предмета вымогательства, не считают целесообразным выделение шантажа в отдельный состав преступления и видят выход в необходимости добавления в статью 163 УК РФ примечания для описания вымогательства в уголовном законе в виде обобщенной формулы.

Ключевые слова: вымогательство, шантаж, насилие, угрозы, принуждение, рэкет.

 

Само семантическое наполнение дефиниции «вымогательство», если исходить из словарного толкования этого термина, предполагает возможность «добиваться получения чего-либо путем угроз, принуждения, насилия». В настоящее время уголовно-правовая дефиниция «вымогательство» оказалась значительно расширена именно под влиянием правоприменительной практики, как справедливо подчеркивает Э.Ж. Чхвимиани. Тем не менее, легальное определение вымогательства, сформулированное в российском уголовном законодательстве в ст. 163 УК РФ, в актуальной редакции этой нормы подвергается критике многих исследователей, настаивающих на редакционной и/или концептуальной правке описательной диспозиции данной нормы.

Например, Р.З. Абдулгазиев предлагает следующее авторское определение диспозиции: вымогательство есть противоправное принуждение потерпевшего к безвозмездному предоставлению имущественной выгоды посредством угрозы, способной причинить существенный вред интересам потерпевшего или связанного с ним лица . Автор считает потребность в законодательном совершенствовании формулировки понятия вымогательства несоответствием правилам законодательной техники, а именно: избыточностью описания в законе вариантов содержания вымогательской угрозы, как и перечисления разновидностей предмета вымогательства. С его точки зрения, это представляется излишним, поскольку не позволяет описать вымогательство в законе в виде обобщенной формулы, в которой было бы достаточным указания на то, что угроза способна причинить существенный вред интересам потерпевшего или связанного с ним лица. С.А. Ступина тоже подчеркивает необходимость коррекции легального определения понятия «вымогательство», полагая, что способ вымогательства в дефиниции должен быть определен не через требование, а через принуждение, причём последнее может быть применено, с ее точки зрения, и к бездействию имущественного характера . Такая точка зрения неудивительна, поскольку, рассматривая смысловое наполнение термина «угроза», исследователи традиционно трактуют её денотат как принуждение , средства понуждения .

С.А. Ступина, настаивая также, помимо уточнения легальной дефиниции «вымогательство», на определении понятия «шантаж», тем не менее, считает возможным его существование как разновидности вымогательства в рамках ст. 163 УК РФ, тогда как Р.С. Лечиев, тоже разделяющий идею о необходимости совершенствования понятия «шантаж», ориентируясь на опыт стран дальнего зарубежья, подчеркивает необходимость его автономного существования, т.е. пишет о придании шантажу статуса самостоятельного состава преступления с довольно широкой трактовкой его объективной стороны, что видно из сформулированного им авторского определения.

Таким образом, в уголовно-правовой доктрине вопрос о возможности существования шантажа как отдельного самостоятельного состава преступления до настоящего времени является дискуссионным. Не может он быть однозначно решен и путем обращения к отечественному опыту уголовно-правовой регламентации вымогательства, так как были периоды, когда шантаж вообще оставался за рамками уголовно-правового регулирования (Уложение 1845 г.), признавался самостоятельным составом (Проект Уложения 1903 г., УК РСФСР 1922 года) и существовал как разновидность вымогательства, утратив самостоятельность как отдельный состав уголовно наказуемого общественно-опасного деяния (УК РСФСР 1926 года, УК РСФСР 1960 года). В таком случае есть смысл обратиться к практике правового регулирования шантажа и вымогательства в зарубежных правопо- рядках, анализ которых показывает, что в странах Балтии и государствах-участниках СНГ наблюдается сходное понимание шантажа как разновидности вымогательства, объединенное одной статьей уголовного законодательства, что, по нашему мнению, объясняется как общностью правовой традиции, так и влиянием уголовно-правовой доктрины, развивавшейся в качестве единой из-за совместного нахождения этих, сейчас самостоятельных, стран в составе одного государства.

Анализ, проведенный А.Д. Шишкиным, показал, что уголовное законодательство стран дальнего зарубежья в основном рассматривает их как самостоятельные составы правонарушений. Так, английское уголовное право в качестве самостоятельных рассматривает следующие составы противоправных деяний: 1) письменное или словесное требование выдачи предмета с применением насилия или угрозы; 2) принуждение к выдаче предмета или к назначению на должность посредством оглашения или угрозы оглашения письма, позорящего честь потерпевшего или третьего лица; 3) принуждение угрозою, насилием или другими в законе означенными способами к совершению или несовершению какого-либо действия. Вымогательство как отдельное от шантажа преступное деяние представлено в ч. 1 ст. 317 УК Голландии, ст. 312-1 УК Франции, ст. 196 УК Сан-Марино, ст. 156 УК Швейцарии, ст. 249 УК Японии, ст. 282 УК Польши и др. Интересно, что французское уголовное законодательство прошло определенную эволюцию: от наиболее подробного по сравнению с законодательством других государств регулирования способов совершения этого преступления и его видов (и шантаж считался одной из его разновидностей) в начале ХХ века до законодательного отграничения шантажа и вымогательства в настоящее время.

Изучив особенности установления ответственности за вымогательство в зарубежных странах, мы не можем однозначно установить предпочтительность конструкции объективной стороны вымогательства, исходя из анализа и зарубежного уголовного права. Полагаем, что шантаж как вид вымогательственной угрозы может существовать в отечественном уголовном законодательстве в ст. 163 УК РФ, в этой части его коррекция не требуется, как не требуется и помещение шантажа в отдельный состав преступления. Однако вызывает недоумение использование термина «шантаж» во многих статьях УК РФ (п. «г» ч. 1 ст. 127.1, ч. 1 ст. 133, ч. 1 ст. 283.1 ч. 1 ст. 302, ст. 304, ч. 2 ст. 309 УК РФ) и в конструкциях основного состава, и в качестве квалифицирующего признака без его легального семантического проявления или хотя бы определения этого понятия путем нормативного толкования. Выходом из сложившейся ситуации может стать предложение Л. Терещенко и Д. Шебанова, которые полагают, что диспозиция ст. 163 УК РФ должна стать простой, а в примечании к этой норме по аналогии со ст. 158 УК РФ следует дать широкое и одновременно простое по конструкции определение вымогательства, которое охватывало бы и шантаж, с применением отсылочных норм в других статьях УК РФ, где упоминается шантаж, к статье 163 УК РФ для прояснения его значения.

Исследуя содержание легальной дефиниции «вымогательство», эти исследователи также считают, что оно далеко от совершенства: к его недостаткам в действующей редакции, с одной стороны, относятся его чрезмерная казуальность в описании предмета преступного посягательства и размытость, нечеткость объективной стороны состава преступления, а с другой стороны, невозможность охвата этим составов всех гипотетически возможных случаев вымогательства, которые могут совершаться и с помощью иных «вымогательских» угроз, нежели чем те, что упомянуты в диспозиции ст. 163 УК РФ, и перечень которых является закрытым. В сущности, они солидаризируются с С.А. Ступиной, считая, что ключевым в описании объективной стороны должно стать принуждение (вариант – понуждение), а не требование, предлагая авторское определение вымогательства: «совершенное с корыстной целью или из иной личной заинтересованности понуждение лица к соответствующему волеизъявлению в пользу виновного или третьих лиц», которое, несмотря на свою краткость и даже лапидарность, по их мнению, будет охватывать все случаи вымогательства, в том числе и те, за которые в настоящее время ответственность по ст. 163 УК РФ не наступает. В качестве такого гипотетического примера они приводят возможные противоправные действия акушерки, которая может вымогать деньги или иное имущество у роженицы или ее родственников, угрожая подменой ребенка. Однако привлечь ее к ответственности нельзя ни по ст. 163 УК РФ «Вымогательство» по причине закрытого перечня вымогательных угроз, содержащегося в этой норме, ни по ст. 153 УК РФ «Подмена ребенка» из-за того, что данный состав – материальный и не учитывает выполнение угрозы подмены в будущем, а запрещение применения норм УК РФ по аналогии является важнейшим принципом российского уголовного права.

Соотношение дефиниции «вымогательство» с понятием «рэкет» среди отечественных криминологов вызывает ряд дискуссий, а в российских средствах массовой информации они и вовсе используются как синонимичные понятия, что неверно, на наш взгляд. Рэкет, по мнению ряда исследователей (Е.В. Топильская), как термин появился в условиях недостаточной разработанности понятий, относящихся к характеристикам и специфике деятельности организованной преступности в нашей стране, для обозначения широко распространенного общественно-опасного явления в эпоху, именуемую сейчас «лихими девяностыми». Его появление связано с периодом первоначального накопления капитала, который формировался в большинстве своём незаконным образом: его сутью являлись преступные посягательства на такой теневой капитал. Они характеризовались высокой степенью латентности, что понятно, поскольку его владельцы были готовы смириться с преступной экспроприацией его части, лишь бы не иметь объяснений с правоохранительными органами об источниках его происхождения. В эту же эпоху имущественные преступления против законопослушных граждан, хотя и увеличились количественно по причинам ослабления государства вообще и правоохранительных органов, в частности, но все же контролировались и сдерживались ими гораздо эффективнее, нежели чем такие преступные посягательства, которые были названы рэкетом. В зарубежной правовой традиции рэкет представляет собой гораздо более масштабное явление, особую разновидность (форму) организованной преступности, которая охватывает не только вымогательство, но и убийство, похищение человека, азартные игры, поджог, ограбление, взяточничество, сделки по нар – кот икам.

Отечественные криминологи либо полностью отождествляют эти понятия (рэкет и вымогательство) , либо, как, например, Г.Н. Борзенков и солидаризировавшиеся с ним исследователи, рассматривают вымогательство как отдельный конкретный состав имущественного преступления, а рэкет – как отдельный вид организованного вымогательства, сопрягая последний с рядом других преступных деяний, включая коррупционные преступления. Р. Лечиев даже предлагает криминализировать рэкет самостоятельным составом преступления, отнеся к нему, в том числе, и воспрепятствование осуществлению предпринимательской и иной экономической деятельности.

Итак, легальная дефиниция «вымогательство» во многом не совершенна и не отвечает правилам законодательной техники. К недостаткам легальной дефиниции «вымогательство» относится размытость, нечеткость объективной стороны состава преступления и его чрезмерная казуальность. Тем самым нарушается принцип экономии законодательного текста в части избыточности описания в законе вариантов содержания вымогательственных угроз и перечисления разновидностей предмета вымогательства. Такое нарушение правил законодательной техники не позволяет описать вымогательство в законе в виде обобщенной формулы, в которой было бы достаточным указания на то, что угроза сможет причинить существенный вред интересам субъекта или иным связанным с ним лицам. Видится необходимым проведение ее коррекции по пути использования в ст. 163 УК РФ простой диспозиции и формирования приложения 1, где было бы лаконично описано это понятие, охватывающее и шантаж, который должен быть легально дефинирован, и иные способы принуждения преступником жертвы к выполнению своих требований, что позволит избежать проблем квалификации преступлений по ст. 163 УК РФ при наличии имплицитных угроз, а также вымогательственных угроз, оставшихся за рамками их закрытого легального перечня. Кроме того, это поможет прояснить термин «шантаж», встречающийся в тексте УК РФ, но не являющийся уголовно-правовым понятием, путем применения отсылочных норм от статей с его упоминанием к этому примечанию.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Уголовный кодекс Голландии/ Под ред. В. В. Волженкина. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2001.
2. Уголовный кодекс Франции. Принят в 1992 году; вступил в силу с 1 марта 1994 года. [Электронный ресурс] URL: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243018&subID=100104265,10 0104267,100104271,100104584#text
3. Уголовный Кодекс Республики Сан-Марино. Принят Высшим Генеральным Советом 25 февраля 1974 года. [Электронный ресурс] URL: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1253084
4. Уголовный кодекс Швейцарии. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс». 2002.
5. Уголовный кодекс Японии: Закон № 45 от 24 апреля 1907 года в редакции Закона № 91 от 12 мая 1995 года. [Электронный ресурс] URL: http://constitutions.ru/?p=407&page=2-
6. Уголовный кодекс Республики Польша. Дата принятия: 01.01.1997. [Электронный ресурс] URL: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1246817&subID=1001100 56,100110058,1001100977. Стерехов Н.В. Ответственность за угрозу по советскому уголовному праву (вопросы теории и практики): автореф. дис. … к.ю.н. Свердловск. 1972.
8. Абдулгазиев Р.З. Вымогательство по российскому уголовному праву: автореф. дис. … к.ю.н. Махачкала. 2003.
9. Лечиев Р.С. Уголовная ответственность за вымогательство: сравнительно-правовой анализ российского и зарубежного уголовного законодательства : дис. … к.ю.н. Ростов-н-Д, 2004.
10. Ступина С.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с вымогательством: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск. 2002.
11. Терещенко Л.С., Шебанов Д.В. О некоторых спорных аспектах определения вымогательства // Проблемы экономики и юридической практики. 2013. №6. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh-spornyh-aspektaopredeleniya- vymogatelstva
12. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Сост. В. В. Виноградов и др.; Гл. ред. Б. М. Волин, Д. Н. Ушаков. М.: Изд. центр «Тер- ра», 1996.
13. Хилюта В.В. Формы хищения в доктрине уголовного права: монография. М.: Юрлитинформ. 2014.
14. Чхвимиани, Э.Ж. Уголовно-правовая характеристика вымогательства // Вестник КРУ МВД России. 2009. №4.
15. Шишкин А.Д. Сравнительно-правовой анализ регулирования ответственности за вымогательство в зарубежном уголовном законодательстве // Международное уголовное право и международная юстиция. 2008. №4.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (71) 2019

Просмотров: 701

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code