Уголовно-процессуальный статус следователя в уголовном судопроизводстве

Ф.Б.Мухаметшин, доктор юридических наук, профессор
Р.Р.Гумерова

В статье отражены вопросы, касающиеся процессуального статуса такого участника уголовно-процессуальных отношений, как следователь. Процессуальный статус следователя исследован как в широком, так и узком понимании. Проанализированы структурные элементы правового статуса следователя, что позволило авторам обоснованно сформулировать новые положения, касающиеся процессуального положения (статуса) следователя как ключевой фигуры уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: статус, следователь, законные интересы, права и обязанности, правовой институт, уголовное судопроизводство.

 

Процесс возникновения и становления любого правового института представляет интерес для современного исследователя, поскольку даёт возможность изучить и проанализировать особенности формирования особых общественных отношений, изменяющихся правовых норм и потребности в определенном механизме правового регулирования. Систематические изменения, вносимые законодателем в текст уголовно-процессуального закона, коренным образом меняют процессуальное положение участников этих отношений, их статус, влияют на их взаимоотношения. Исследования, касающиеся процессуального статуса такого участника уголовно-процессуальных отношений как следователь, позволяют выявить положительные и отрицательные стороны этих изменений, их сущность, обоснованность и определить правовое положение данного должностного лица в настоящем и обосновать необходимость его совершенствования в будущем.

Термины «правовое положение» и «правовой статус» лица являются синонимами [10, c. 549]. С.И. Ожегов определяет «статус» как правовое положение, положение, состояние [17, c. 762]. В «Большом юридическом словаре» под статусом понимается установленное нормами права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей. В самом общем виде правовой статус определяется как юридически закреплённое положение личности в государстве и обществе [9, c. 57]. Мы согласны с позицией В.М. Корнукова, который указывал, что попытки отыскать различия в данных понятиях бесперспективны [11, c. 12].

Нас же интересует не просто статус участника уголовного судопроизводства, а статус следователя как должностного лица, т.е. лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющего функции представителя власти либо организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ. Следователь относится к должностным лицам, поскольку он наделен полномочиями представителя власти, позволяющими принимать волевые решения, которым подчиняются иные лица, втянутые в орбиту уголовного процесса. Эти решения влияют на появление уголовного дела, на ход расследования, обеспечивают вынесение соответствующего судебного решения.

Характеризуя процессуальный статус следователя, следует также отметить, что, в соответствии с теорией права, правовой статус данного должностного лица следует рассматривать как специальный отраслевой статус, который базируется на общем правовом статусе личности и определяет положение данной процессуальной фигуры в уголовно-процессуальных отношениях.

Относительно структуры общего правового статуса в научной литературе имеются определённые разногласия (см. работы B.C. Нерсесянца, Н.В. Витрука [1], В.А. Кучинского [3, с. 103-119], Л.Д. Воеводина [2, с. 27-39, 57-62], Н.И.Матузова и А.В.Малько и др.) [4, с. 189-204; 5, с. 234]. В одних случаях учёные чрезмерно расширяют список элементов правового статуса личности, в других, наоборот, рассматривают его весьма сжато. В целом учёные склонны включать в структуру правового статуса следующие элементы: функциональную направленность, правовые нормы (нормы действующего законодательства); права и обязанности (основной элемент, смысловое и содержательное ядро правового статуса); гражданство; правосубъектность данного субъекта правоотношений; юридические (общие и специальные) гарантии осуществления юридических прав и обязанностей; законные интересы данного субъекта (т.е. интересы, опосредованные нормами действующего законодательства, прежде всего Конституцией РФ); юридическую ответственность, которая может рассматриваться также в качестве одной из разновидностей (мерой) юридической гарантии, и последнее – правовые (общие, межотраслевые и отраслевые) принципы.

В науке уголовно-процессуальный статус участника уголовно-процессуальных отношений рассматривают как правовой институт, также имеющий достаточно сложную структуру [19, c. 784], что позволяет исследовать его и в широком, и в узком смысле.

Уголовно-процессуальный статус в широком смысле данного термина – это закреплённое нормами уголовно-процессуального права положение субъекта в системе уголовно-процессуальных отношений, включающее в себя различные элементы, например, такие, как уголовно-процессуальную правосубъектность, права и законные интересы, обязанности, гарантии их осуществления, ответственность, обеспечивающие ему выполнение специфической функции содействия правосудию. Уголовно-процессуальный статус в узком смысле данного термина включает в себя только права и обязанности.

В структуре уголовного процесса процессуальный статус личности характеризует её в первую очередь, как участника уголовно-процессуальных правоотношений.

Уголовно-процессуальный статус следователя – это вытекающее из норм уголовно-процессуального законодательства отражение совокупности всех связей и отношений данного участника уголовного судопроизводства, определяющих его процессуальное положение, возникающих при реализации им своих прав и выполнении своих обязанностей.

В правовой статус следователя, в широком смысле, на наш взгляд, входят: функции, выполняемые данным должностным лицом в уголовном судопроизводстве, принципы его деятельности, установленные уголовно-процессуальным законом его права и обязанности (полномочия), гарантии реализации предоставленных следователю прав и ответственность за невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязанностей. Некоторые учёные, расширяя данный список, к элементам правового статуса относят ещё должность [12, c. 30], правосубъектность и законные интересы [11, c. 15], цели, задачи, процессуальную самостоятельность [7, c. 8]. Полагаем, что, говоря о правовом статусе следователя как участника уголовного судопроизводства и определяя его положение как должностного лица, наделенного властными полномочиями, следует учитывать дополнительные требования, предъявляемые, например, к порядку занятия данной должности. Под правосубъектностью мы понимаем способность лица обладать и осуществлять свои права и юридические обязанности, т.е. выступать субъектом правоотношений. Поскольку, на наш взгляд, правовой статус следователя уже содержит как обязательный элемент наличие прав и обязанностей, то вполне разумно выбрать из двух категорий ту, которая более соответствует по терминологии и корреспондирует с остальными элементами. На наш взгляд, это именно наличие «прав и обязанностей». В отношении следующего элемента уголовно-процессуального статуса – «прав и законных интересов» – можно отметить, что наличие прав лица, уголовно-процессуальный статус которого рассматривается, является обязательным элементом, без которого определение процессуального положения следователя невозможно.

В то же время и законные интересы выступают неотъемлемым элементом правового статуса личности, наряду с правами и обязанностями характеризуя не только её позиционирование в системе общественных связей, но и использование предоставленных государством возможностей удовлетворения своих потребностей [20, c. 16].

Этимология словосочетания «законный интерес» охватывает понятие «интерес» – «особое внимание к чему-нибудь, желание вникнуть в суть, узнать, понять; значительность; нужды, потребности; выгода, корысть» [17, c. 252] и понятие «законный», которое означает «соответствующий закону, основывающийся на законе; вполне понятный, допустимый, обоснованный» [17, c. 210-211].

Существуют различные подходы к определению законных интересов. В литературе они квалифицируются как «допускаемые законом стремления субъекта к достижению определенных благ» [13, c. 86], как «юридически предусматриваемое стремление к получению тех благ, обладание которыми дозволено законодательством» [8, c. 19], как «отраженные в законе интересы» [14, с. 34; 15, с. 139], как «интересы, которые не нашли прямого выражения в юридических правах и обязанностях, но подлежат правовой защите со стороны государства» [6, c. 26]. А.В. Малько справедливо отмечает, что законный интерес, как и субъективное право, обладает некоторыми качествами правовой возможности, предоставленной личности и в определённой мере гарантированной государством [16, c. 57]. Обобщая сказанное, можно согласиться с мнением В.В. Субочева, который определил законные интересы как опосредованную юридическими средствами и механизмами возможность, которая дана в равной степени каждому правоспособному субъекту отношений для осуществления законных способов удовлетворения своих потребностей, которая, однако, прямо не закреплена в субъективных правах. Законные интересы выполняют особую мотивационную роль для участников правоотношений и, предопределяя направленность поведения последних, свидетельствуют о том, что в конкретный период является наиболее актуальным для субъекта [20, c. 19].

Что касается законного интереса следователя, то, на наш взгляд, он проявляется в процессуальном интересе данного участника уголовно-процессуальных отношений. Ещё В.М. Савицкий писал, что «процессуальный интерес отражает законное стремление участника процесса добиться такого судебного решения, которое удовлетворяло бы его материально-правовые притязания. Процессуальный интерес во многом совпадает с процессуальной функцией, хотя и не тождествен ей» [18, c. 96-97]. Полагаем, что процессуальный интерес следователя заключается в выявлении всех истинных обстоятельств того дела, которое он расследует, их надлежащем закреплении в качестве доказательств по уголовному делу для постановления в последующем законного, обоснованного и справедливого приговора.

Правовая категория «законные интересы» тесно связана как с полномочиями следователя, так и с направлениями его деятельности.

Ряд учёных также выделяют в самостоятельные элементы правового статуса цели и задачи. Полагаем, что цели и задачи (назначение) в целом уголовного судопроизводства конкретизируются в целях и задачах участников данной деятельности в зависимости от функциональной направленности этой деятельности. Например, если прокурор выполняет обвинительную функцию, то назначение его деятельности состоит не только в уголовном преследовании, но и в том, чтобы обеспечить защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. У защитника иные цели и задачи (назначение), которые заключаются в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод. Поэтому, выявляя функциональную направленность деятельности участника уголовного судопроизводства, в т.ч. и следователя, можно предопределить его цели и задачи.

Следователь как должностное лицо правоохранительных органов расследует событие преступления, собирает информацию, формирует доказательства и при этом решает задачи, основные из которых состоят в создании условий для реализации участниками процесса своих, предоставленных законом прав.

Сложно согласиться и с предложением о включении в элементы процессуального статуса следователя такой категории, как процессуальная самостоятельность. Нашу позицию можно обосновать следующим: процессуальный статус и его элементы – это стабильные позиции, достаточно устойчивые, проявляющиеся в определённых моментах, демонстрирующие своё присутствие и влияющие определённым образом на общественные отношения. К сожалению, подтвердить наличие такого элемента, как процессуальная самостоятельность следователя, в рамках определенных законом полномочий следователя не представляется возможным, поскольку законодатель фактически не предоставил следователю право на самостоятельное принятие решений.

Таким образом, к элементам правового статуса следователя можно отнести: должность, которую занимает указанное лицо, участник процесса; принципы, обеспечивающие его деятельность; установленные уголовно-процессуальным законом его права и обязанности (полномочия); гарантии реализации предоставленных следователю прав; ответственность за невыполнение либо ненадлежащее выполнение возложенных законом обязанностей, функции, выполняемые данным должностным лицом в уголовном судопроизводстве.

Список литературы

1. Витрук, Н. В. О категориях правового положения личности в социалистическом обществе // Советское государство и право. – 1974. – № 12. – С. 11-19.
2. Воеводин, Л. Д. Юридический статус личности в России : учебное пособие. – М.: Изд-во МГУ ; Издательская группа Инфра : М-Норма, 1997. – 304 с.
3. Кучинский, В. А. Личность, свобода, право. – М.: Юридическая литература, 1978. – 208 с.
4. Матузов, Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1972. – 292 с.
5. Матузов, Н. И., Малько, А. В. Теория государства и права : учебник. – М. : Юрист, 2004. – 512 с.
6. Витрук, Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. – М.: Наука, 1979. – 229 с.
7. Дармаева, В. Д. Уголовно-процессуальный статус следователя : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.09 / Дармаева Валентина Дашеевна. – М., 2003. – 24 с.
8. Ерошенко, А. А. Судебная защита охраняемого законом интереса // Советская юстиция. – 1977. – № 13. – С. 19-21.
9. Конституционное право : учебник / под ред. А.Е. Козлова. – М., БЕК, 1996. – 464 с.
10. Теория государства и права / под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. – М. : Юрист, 2001. – 520 с.
11. Корнуков, В. М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве : автореф. дис. … докт. юрид. наук : 12.00.09 / Корнуков Владимир Михайлович. – Саратов, 1987. – 35 с.
12. Куртяк И. В. Правовой статус должностных лиц органов внутренних дел : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.02 / Куртяк Иван Владимирович. – СПб., 1998. – 174 с.
13. Кучинский, В. А. Законные интересы личности: от Конституции к правореализующей деятельности // Теоретические вопросы реализации Конституции СССР. – М.: ИГП АН СССР , 1982.
14. Малеин, Н. С. Охраняемый законом интерес // Советское государство и право. – 1980. – № 1. – С. 27-34.
15. Тихомиров, Ю. А. Теория закона. – М.: Наука, 1982. – 255 с.
16. Малько, А. В. Законные интересы советских граждан : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01 / Малько Александр Васильевич. – Саратов, 1985. – 207 с.
17. Ожегов, С. И. Словарь русского языка : 70000 слов. – 21 изд. перераб. и доп. / под ред. Н. Ю Шведовой. – М. : Рус. яз, 1989. – 921 с.
18. Савицкий, В. М. Государственное обвинение в суде. – М. : Наука, 1971. – 343 с.
19. Страшун, Б. А. Конституционное (государственное право) зарубежных стран : в 4 т. – Т. 1-2. Часть общая : учебник. – М. : БЕК, 1999. – 784 с.
20. Субочев, В. В. Теория законных интересов : автореф. дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.01 / Субочев Виталий Викторович. – Тамбов, 2009. – 57 с.

Источник: Научно-теоретический журнал «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России» № 2 (78) 2018 г.

Просмотров: 968

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code