СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВ ПОТЕРПЕВШИХ И СВИДЕТЕЛЕЙ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ И ПРОВЕДЕНИИ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ПО УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ, РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

С.Л.МЕЛЬНИК

Статья посвящена сравнительному анализу процессуального положения потерпевшего и свидетеля при процессуальной форме использования специальных знаний – назначении и производстве судебных экспертиз – в уголовно- процессуальном законодательстве Российской Федерации, Республики Беларусь, Республики Казахстан и Республики Молдова. Автор приходит к выводу о необходимости совершенствования законодательства в части, касающейся производства судебной экспертизы и, в частности, прав потерпевшего, в соответствии с требованиями Европейского Суда по правам человека.

Ключевые слова: права человека, процессуальные права, потерпевший, свидетель, судебная экспертиза, уголовно-процессуальный закон, Российская Федерация, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Республика Молдова.

 

Россия, приняв в 1993 году путем всенародного референдума новую Конституцию, сделала разворот в своем развитии в сторону демократических начал. В преамбуле Основного закона говориться о том, что в стране утверждаются права и свободы человека, а также незыблемость ее демократической основы. В ч. 1 ст. 17 Конституции (гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина») прямо указано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права». Ст. 52 устанавливает, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию.

К числу основополагающих актов международного права, регламентирующих права и основные свободы человека, принадлежат «Конвенция о защите прав человека и основных свобод», протоколы к ней и закон о ее ратификации. В преамбуле Конвенции указывается, что правительства стран (в их число входит и Российская Федерация), подписавшие Конвенцию, принимая во внимание Всеобщую декларацию прав человека, провозглашенную Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 года, движимые единым стремлением и имеющие общее наследие политических традиций, идеалов, свободы и верховенства права, преисполнены решимости «сделать первые шаги на пути обеспечения коллективного осуществления некоторых из прав, изложенных во Всеобщей декларации». Подчеркивается, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона. В ст. 5 Конвенции установлено, что никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство обращению и наказанию.

Считаем совершенно верным утверждение Т.В. Трубниковой, о том, что Российская Федерация должна не только соблюдать права человека, закрепленные в Конвенции, по отношению ко всеми лицами, находящимся на ее территории, исполнять все Постановления Европейского суда по правам человека, принятые по жалобам, но и создавать системный механизм, использование которого позволяло бы гражданам Российской Федерации реализовывать такие права непосредственно [2, с. 139].

Под влиянием международных документов наш законодатель в последние годы уделял внимание расширению прав потерпевшего в уголовном процессе. В частности, только в ст. 42 УПК РФ начиная с 2007 года дополнения вносились шестью федеральными законами .

Интересно, что еще в 1864 году в Уставе уголовного судопроизводства потерпевшие и свидетели имели некоторый набор прав при проведении экспертизы. Например, в соответствие со ст. 304 у лица, принесшего жалобу на преступление (потерпевший), было право «присутствовать при всех следственных действиях». О соотносимости прав и свобод человека, его положении в государстве и праве писал еще известный ученый дореволюционной поры П.И. Люблинский: «Положение личности в уголовном процессе в значительной степени характеризует и положение ее во всем государственном строе, главнейшей частью которого является судебная организация. Уважение к правам гражданина со стороны суда есть необходимое условие для успешного выполнения воспитательной миссии государства» [1, с. 3].

В данной статье мы решили остановиться на сравнительном анализе возможности реализации прав потерпевших (физических лиц) и свидетелей при использовании такой процессуальной формы специальных знаний, как назначение и производство судебной экспертизы, в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации (УПК РФ), Республики Беларусь (УПК РБ), Республики Казахстан (УПК РК) и Республики Молдова (УПК РМ). Этот вопрос представляет определенный интерес после принятия 28 декабря 2013 года Федерального закона № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве»: после многочисленных критических замечаний ученых об ущемлении прав потерпевших произошли изменения в регламентации прав указанных субъектов.

Итак, УПК РМ известен такой участник уголовного процесса со стороны обвинения, как пострадавший. В ст. 58 данного кодекса констатируется: «Пострадавшим считается любое физическое или юридическое лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или материальный ущерб». Здесь подробно регламентированы его права и обязанности. В частности, отмечается, что «пострадавший допрашивается в порядке, предусмотренном для свидетеля».

В соответствии с положениями ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Аналогичной позиции придерживаются законодатели Беларуси (ст. 49 УПК РБ ) и Казахстана (ст. 71 УПК РК ) с той лишь разницей, что в Беларуси юридическое лицо может быть признано только частным обвинителем или гражданским истцом.

В ст. 59 УПК РМ регламентированы права и обязанности потерпевшего. Таковым «признается физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или материальный ущерб, признанное в этом качестве в установленном законом порядке с согласия пострадавшего». Таким образом, согласно УПК РМ, в отличие от УПК РФ, потерпевшим не может быть юридическое лицо.

Права потерпевшего аналогичны правам пострадавшего. Допрос потерпевшего производится в порядке, предусмотренном кодексом для допроса свидетеля. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие- либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ст. 56 УПК РФ). Аналогичную дефиницию содержат УПК РБ (ст. 60) и УПК РК (ст. 78). Что касается прав указанных лиц при назначении экспертизы, то и здесь следует признать завидное единодушие законодателей трех суверенных государств. Эти права регламентированы ст. 197 УПК РФ, ст. 229 УПК РБ и ст. 274 УПК РК.

Однако в ч. 3 ст. 195 УПК РФ появилось дополнение о том, что следователь обязан знакомить с постановлением о назначении экспертизы не только подозреваемого, обвиняемого и его защитника, но и потерпевшего, его представителя и разъяснять им права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ . Об ознакомлении с постановлением и разъяснением прав следователь обязан составить протокол, который подписывается следователем и лицами, ознакомленными с постановлением. Ранее законодатель такие требования предъявлял только в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Еще до появления Федерального закона № 432-ФЗ в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года «О судебной экспертизе по уголовным делам» отмечалось: «Исходя из положений, указанных в пунктах 5, 9, 11 части 2 статьи 42, статьи 198 УПК РФ, суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту. Свидетель пользуется такими же правами, как и потерпевший, лишь при условии назначения и производства судебной экспертизы в отношении его самого».

Необходимо отдать должное законодателю, который теперь уже на законодательном уровне уравнял в правах подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего и его представителя. Впрочем, осталось непонятным, зачем в статью под названием «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы» включен пункт 6 – об ознакомлении с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта. Тем более что данное положение содержится в ч. 1 ст. 206 УПК РФ, где оно и должно быть.

Целесообразно, с нашей точки зрения, заменить этот пункт, сделав его содержанием право указанных лиц ходатайствовать перед следователем не только о внесении дополнительных вопросов в постановление, а и о предоставлении в распоряжение эксперта дополнительных материалов, которые могут находится у данного участника уголовного судопроизводства или его адвоката (законного представителя), не известных следователю или отсутствующих в уголовном деле из-за отказа в удовлетворении ходатайства об их приобщении следователем.

Согласно ст. 206 УПК РФ по окончании производства экспертизы «заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта предъявляются следователем потерпевшему, его представителю, подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы». Часть вторая указанной статьи регламентирует те же действия следователя и в отношении свидетеля: «Если судебная экспертиза производилась в отношении свидетеля, то ему также предъявляется заключение эксперта».

Считаем необходимым отметить, что в УПК РК есть ст. 275 «Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза», в ч. 2 которой говорится, что «лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме органом, назначившим судебную экспертизу, об используемых методах судебно- экспертного исследования, включая альтернативные, о возможных болевых ощущениях и побочных явлениях». Представляется, что уведомление следователем относительно методов исследования, а тем более альтернативных, является трудно выполнимым на практике, так как следователь не обладает специальными знаниями о методиках проведения экспертиз. Считаем, эти требования к следователю завышенными. А вот что касается предупреждения о болевых ощущениях и побочных явлениях, такая норма достаточно логична, так как следователь обязан понимать объем медицинского вмешательства, проводимого на теле человека.

В ч. 5 той же статьи говориться, что судебная экспертиза, проводимая в отношении лица с его согласия, может быть прекращена на любой ее стадии по инициативе указанного лица. Данное положение, с нашей точки зрения, еще раз подтверждает наличие гарантий прав потерпевших и свидетелей в уголовном процессе Республики Казахстан. Считаем необходимым дополнить УПК РФ положениями, позволяющими потерпевшему и свидетелю требовать прекращения экспертизы в отношении этих лиц на любой стадии ее производства, кроме случаев, регламентированных ст. 196 УПК РФ.

Процессуальные права потерпевших и свидетелей после производства судебных экспертиз в странах, законодательство которых было выбрано нами для сравнительного изучения, полностью совпадают. Данные лица имеют право знакомиться с заключением или сообщением о невозможности его дачи, ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст. 206 УПК РФ).

Проведя анализ прав потерпевших и свидетелей при назначении и производстве судебных экспертиз по УПК РФ, УПК РБ и УПК РК, мы установили, что ни в одном из этих уголовно-процессуальных законов не установлены сроки ознакомления указанных лиц с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта или сообщением о невозможности дачи такого заключения. Поэтому на практике часто следователи знакомят с постановлением о назначении экспертизы уже после ее проведения, нарушая тем самым права потерпевших и свидетелей. Считаем, необходимо ввести в УПК РФ положения, регламентирующие сроки ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, что будет являться гарантией прав указанных лиц.

Производство экспертизы по УПК РМ имеет определенную специфику. Согласно ст. 142 данного кодекса экспертиза может быть назначена органом уголовного преследования или судебной инстанцией по ходатайству сторон, а также органом уголовного преследования по своей инициативе. Стороны могут заявить ходатайство о производстве экспертизы по своей инициативе и за свой счет для установления обстоятельств, которые, по их мнению, можно будет использовать для защиты их интересов. Заключение эксперта, произведшего экспертизу по ходатайству сторон, представляется органу уголовного преследования, приобщается к материалам уголовного дела и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.

Экспертом может быть назначено любое лицо, обладающее необходимыми знаниями для дачи заключения по обстоятельствам, возникшим по уголовному делу и, возможно, имеющим доказательственное значение. Каждая из сторон имеет право рекомендовать своего эксперта для участия в производстве экспертизы.

Согласно ст. 144 УПК РМ орган уголовного преследования, признав необходимым производство экспертизы, постановлением, а судебная инстанция определением назначают экспертизу. В постановлении или определении должно быть указано: по чьей инициативе назначается экспертиза; основания ее назначения; какие предметы, документы и другие материалы представлены эксперту с указанием, когда и при каких обстоятельствах они обнаружены и изъяты; вопросы, выносимые эксперту; наименование экспертного учреждения, фамилия и имя лица, которому поручается производство экспертизы. При производстве экспертизы по инициативе и за счет сторон эксперту передается перечень вопросов, предметы и материалы, которыми располагают стороны или которые предоставляются по их ходатайству органом уголовного преследования. Об этом составляется протокол.

Ст. 145 УПК РМ определяет, что орган уголовного преследования или судебная инстанция при назначении экспертизы устанавливает срок вызова сторон и эксперта, если эксперт был назначен ими. В установленный срок сторонам и эксперту сообщается предмет экспертизы и вопросы, на которые эксперт должен ответить, разъясняется их право делать замечания по поводу этих вопросов, требовать их изменения или дополнения. Сторонам разъясняется также их право требовать назначения по одному эксперту, рекомендованному каждой из сторон для участия в проведении экспертизы. После рассмотрения замечаний и заявлений сторон и эксперта орган уголовного преследования (или судебная инстанция) устанавливает срок производства экспертизы, сообщая одновременно эксперту, будут ли участвовать стороны в ее производстве.

Изложенное свидетельствует, что по сравнению с нормами, закрепленными в УПК РФ, приведенные положения представляются более совершенными, так как потерпевший имеет возможность представить на исследование все необходимые, с его точки зрения, объекты, а не только ходатайствовать об этом.

Следует согласиться с Т.В. Трубниковой, полагающей, «что нормы УПК РФ в той части, в какой их можно истолковать как запрещающие стороне защиты получать письменные суждения специалистов иначе, как через сторону обвинения или суд, равно как разъяснения Пленума Верховного Суда РФ , согласно которым, роль специалиста и значение его суждения не идентичны «экспертным», создают основания для злоупотребления судом своими дискреционными полномочиями, поэтому на практике в России ограничивается возможность использования в доказывании по уголовным делам заключения специалиста» [1]. Полагаем, что изложенное полностью касается и положения потерпевшего, поручившему за свой счет производство исследования специалисту.

Подводя итог вышесказанному, еще раз подчеркнем, что законодатель нивелировал существовавший дисбаланс в правах подозреваемого (обвиняемого) и потерпевшего (свидетеля) при назначении и производстве судебных экспертиз, существовавший в Российской
Федерации до 2013 года, что не может не сказаться положительно на качестве уголовного судопроизводства. Но предлагаем внести в УПК РФ следующие дополнения: содержание п. 6 ст. 198 заменить правом потерпевших и свидетелей ходатайствовать перед следователем о предоставлении в распоряжение эксперта дополнительных материалов, находящихся у данных лиц, при назначении экспертизы; добавить в указанную статью п. 7, который давал бы право потерпевшему и свидетелю требовать прекращения экспертизы в отношении этих лиц на любой стадии ее производства, кроме случаев, регламентированных ст. 196 УПК РФ; ввести в кодекс норму, устанавливающую сроки ознакомления потерпевшего и свидетеля с постановлением о назначении экспертиз.

В заключение отметим, что в результате проведенного исследования, мы приходим к выводу о необходимости совершенствования законодательства о производстве судебной экспертизы, и в частности прав потерпевшего, в соответствии с требованиями Европейского суда по правам человека.

Библиографический список:

1. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб: Сенатская типография, 1906.
2. Трубникова Т.В. Проблемы доказывания в справедливом судебном разбирательстве и их отражение в правовых позициях ЕСПЧ: вызовы для российской науки уголовного процесса и правоприменительной практики // Уголовная юстиция. 2016. № 1 (7). С. 136-147.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 4 (58) 2019.

Просмотров: 14

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code