Субъекты правоохранительной деятельности на воздушном транспорте: общая характеристика

Т.С.Сейтмеметова

Статья посвящена рассмотрению субъектов, осуществляющих правоохранительную деятельность на воздушном транспорте. Проведен анализ правового регулирования деятельности каждого субъекта, определена его несогласованность с регулированием в области обеспечения авиационной и транспортной безопасности. На примере конкретного объекта транспортной инфраструктуры – международного аэропорта «Симферополь» – проиллюстрирована деятельность выделенных в статье органов и организаций.

Ключевые слова: правоохранительная деятельность; авиационная безопасность; органы внутренних дел на транспорте; ведомственная охрана; войска национальной гвардии; службы авиационной безопасности.

 

Понятие правоохранительной деятельности является достаточно новым для российской юридической науки – его введение в научный оборот произошло в 60-е гг. прошлого века. В литературе выделяются различные подходы к правоохранительной деятельности, которые в обобщенном виде можно разделить на широкий и узкий.

Определяя правоохранительную деятельность в широком смысле слова, ученые включают в нее «деятельность всех государственных органов, обеспечивающих соблюдение прав и свобод граждан, их реализацию, законность и правопорядок» . Так, К. Ф. Гуценко и М. А. Ковалев под искомым понятием рассматривают «государственную деятельность, которая осуществляется с целью охраны права специально уполномоченными органами государства, путем применения юридических мер воздействия в строгом соответствии с законом и при неуклонном соблюдении установленного им порядка» . Того же подхода придерживается и В. И. Зуев, характеризуя правоохранительную деятельность через ее признаки:

– реализация исключительно на основе юридических мер воздействия, к которым относятся меры государственного принуждения и взыскания, регламентированные законом;

– строгое соответствие применяемых юридических мер воздействия предписаниям закона или иного правового акта;

– соблюдение определенных процедур;

– осуществление специально уполномоченными государственными органами .

Расширительно толкуя понятие правоохранительной деятельности, А. И. Поляков включает в нее и деятельность негосударственных структур, к примеру, частных охранных организаций.

Более узким является подход к правоохранительной деятельности как к «властно-организующей деятельности компетентных органов и лиц, направленной на охрану прав и свобод граждан, обеспечение законности и правопорядка в обществе» . В качестве обобщенной цели данной деятельности выступает обеспечение правопорядка и общественной безопас- ности .
Правоохранительную деятельность осуществляют специально уполномоченные правоохранительные органы. Данные органы характеризуются наличием права на применение мер государственного принуждения . Однако в настоящее время наблюдается тенденция делегирования полномочий по применению государственного принуждения как государственным, так и негосударственным организациям – особенно ярко она проявляется в сфере обеспечения безопасности объектов транспорта. В этой связи настоящая статья посвящена идентификации и общей характеристике субъектов правоохраны на таком специфическом виде транспорта, как воздушный.

В России воздушный транспорт оказывает большое влияние на обеспечение национальных интересов государства вследствие огромной территории страны, неравномерности в развитии регионов, наличия труднодоступных и слабо освоенных местностей и т. д.

Согласно ч. 3 ст. 4 Федерального закона от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности» обеспечение транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры или транспортных средствах воздушного транспорта включает в себя обеспечение авиационной безопасности . Соотношение деятельности по обеспечению транспортной безопасности и по обеспечению авиационной безопасности на сегодняшний день четко не распределено. Экспертами отмечается, что в сфере воздушного транспорта сформированы и функционируют два параллельных института – транспортной и авиационной безопасности, регулирующих, по сути, одну сферу деятельности – защиту гражданской авиации от актов незаконного вмешательства . Действительно, обеспечение указанных видов безопасности осуществляется на основании требований двух групп нормативных актов, которые могут дублироваться или противоречить друг другу. Вместе с тем считаем, что данная проблема заслуживает самостоятельного исследования, в связи с чем в настоящей статье в первую очередь будут рассматриваться правовые нормы в области обеспечения авиационной безопасности.

В соответствии со ст. 83 Воздушного кодекса РФ авиационная безопасность представляет собой «состояние защищенности авиации от незаконного вмешательства в деятельность в области авиации». Под незаконным вмешательством понимаются «противоправные действия (бездействие), угрожающие безопасной деятельности в области авиации, повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб, захват или угон воздушного судна либо создавшие угрозу наступления таких последствий»7.

Защита от актов незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации регламентирована постановлением Правительства РФ от 30 июля 1994 г. № 897 «О федеральной системе обеспечения защиты деятельности гражданской авиации от актов незаконного вмешательства»8. В данном постановлении сформулирована основная задача федеральной системы, которая включает в себя два составных элемента: 1) обеспечение безопасности жизни и здоровья пассажиров, членов экипажей воздушных судов, наземного персонала авиапредприятий; 2) охрану воздушных судов и средств аэропорта путем осуществления мер по защите от актов незаконного вмешательства.

Постановлением № 897 также закреплен перечень мер, направленных на обеспечение авиационной безопасности:

– досмотр членов экипажей, обслуживающего персонала, пассажиров, ручной клади, багажа, почты, грузов и бортовых запасов;

– охрана аэропортов, воздушных судов и объектов гражданской авиации;

– создание и функционирование служб авиационной безопасности;

– предотвращение и пресечение попыток захвата и угона воздушных судов9.

Между тем меры обеспечения авиационной безопасности, указанные в ч. 2 ст. 84 ВЗК РФ, имеют некоторые отличия от перечисленных, хотя между ними можно провести аналогии: например, охране аэропортов, воздушных судов и объектов гражданской авиации соответствует «охрана воздушных судов на стоянках в целях исключения возможности проникновения на воздушные суда посторонних лиц» (п. 2 ч. 2 ст. 84), а досмотру членов экипажей, обслуживающего персонала, пассажиров, ручной клади, багажа, почты, грузов и бортовых запасов – «предполетный досмотр, а также послеполетный досмотр в случае его проведения в соответствии со статьей 85 настоящего Кодекса» (п. 4 ч. 2 ст. 84). Тем не менее представляется, что в актах, регулирующих одни и те же правоотношения, должны использоваться четкие и единообразные формулировки для исключения возможности двойственного толкования норм.

Субъекты авиационной безопасности перечислены в ч. 2 ст. 83 ВЗК РФ. К ним относятся:

– службы авиационной безопасности аэродромов или аэропортов;

– службы авиационной безопасности авиационных предприятий;

– подразделения ведомственной охраны Министерства транспорта РФ.

Также в обеспечении авиационной безопасности могут принимать участие другие уполномоченные органы в случае закрепления их права в федеральном законе.

Среди правоохранительных структур, несомненно, в первую очередь стоит выделить органы внутренних дел на транспорте. Деятельность данных органов реализуется в соответствии с положениями Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЭ «О полиции»1 и сфокусирована на охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности.

Задачи органов внутренних дел на транспорте конкретизируются в положениях об отделе ОВД на транспорте, а также в Положении о Главном управлении на транспорте МВД России, которое является «самостоятельным структурным подразделением центрального аппарата Министерства внутренних дел Российской Федерации, обеспечивающим и осуществляющим в пределах своей компетенции функции Министерства по выработке и реализации государственной политики, а также нормативно-правовому регулированию в области обеспечения правопорядка на объектах железнодорожного, водного и воздушного транспорта»2.

В соответствии с Типовым положением о линейном отделе МВД России на железнодорожном, водном и воздушном транспорте линейный отдел осуществляет полномочия полиции в области обеспечения защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и обеспечения общественной безопасности на объектах железнодорожного, водного и воздушного транспорта.

При этом многие авторы аргументируют необходимость расширения полномочий ОВД на воздушном транспорте , оперируя тем фактом, что подразделения ОВД на транспорте являются наиболее подготовленными и компетентными субъектами для противодействия актам незаконного вмешательства в деятельность авиации. Также ученые обращают внимание на то, что именно государство в лице его органов должно стать гарантом обеспечения авиационной безопасности, а не просто одной из участвующих в этом процессе структур. Данные рассуждения следует признать рациональными, однако на сегодняшний день распределение полномочий в сфере обеспечения авиационной безопасности характеризуется тем, что основные функции делегированы уполномоченным организациям, а органы внутренних дел играют лишь контролирующую и вспомогательную роль.

В рамках обеспечения авиационной безопасности в ВЗК РФ выделена охрана аэропортов и объектов их инфраструктуры, осуществляемая подразделениями ведомственной охраны Минтранса России и подразделениями Федеральной службы войск национальной гвардии РФ . При этом если ведомственная охрана указана среди субъектов авиационной безопасности в ВЗК РФ, то Росгвардия – нет, несмотря на то что при осуществлении своей деятельности они руководствуются единым документом – Правилами охраны аэропортов и объектов их инфраструктуры.

Следует отметить, что ранее подразделения вневедомственной охраны войск национальной гвардии РФ, в компетенции которых находится охрана международных аэропортов, являлись подразделениями вневедомственной охраны полиции. Вследствие этого органы внутренних дел занимались обеспечением правопорядка в пределах аэропортов и объектов их инфраструктуры не только в рамках полномочий ОВДТ, но и подразделений вневедомственной охраны. Однако в настоящее время вневедомственная охрана стала частью войск национальной гвардии РФ , что привело к увеличению количества государственных структур, являющихся субъектами право- охраны транспортного комплекса. Возможно, именно с этим связано отсутствие Росгвардии среди субъектов авиационной безопасности, в связи с чем нужно исправить этот правовой пробел и дополнить ч. 2 ст. 83 ВЗК РФ словосочетанием «подразделениями федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере вневедомственной охраны».

Основы правового статуса войск национальной гвардии закреплены в Федеральном законе от 3 июля 2016 г. № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации». В соответствии с ним ВНГ РФ «являются государственной военной организацией, предназначенной для обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина»1.

Среди задач войск национальной гвардии указана «охрана особо важных и режимных объектов, объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии, в соответствии с перечнем, утвержденным Правительством Российской Федерации» (ст. 2 Закона «О войсках национальной гвардии»).

Полномочия ВНГ РФ в области осуществления охраны аэропортов конкретизированы в подзаконных нормативных правовых актах, таких как: постановление Правительства РФ от 1 февраля 2011 г. № 42 «Об утверждении Правил охраны аэропортов и объектов их инфраструктуры»; распоряжение Правительства РФ от 15 мая 2017 г. № 928-р «Об утверждении перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии РФ»2.

ВНГ РФ обладают широкими полномочиями по применению мер административного принуждения, которые сходны с полномочиями сотрудников полиции, – пресечение преступлений и административных правонарушений, проведение досмотра граждан, транспортных средств, проверка документов, задержание, доставление и многое другое. Правоведы отмечают, что многие нормы, касающиеся полномочий, функций, прав и обязанностей сотрудников ВНГ РФ, весьма схожи с аналогичными нормами Закона «О полиции»3.

Тем не менее, на наш взгляд, ключевое различие между ВНГ РФ и полицией, а также иными субъектами охраны (и обеспечения безопасности) в транспортном комплексе заключается в том, что войска национальной гвардии обладают статусом военной организации – соответственно, стоящие перед ними задачи несколько шире, нежели у иных правоохранительных органов. Однако в настоящее время полностью разграничить функции и направления деятельности органов внутренних дел и войск национальной гвардии представляется затруднительным в силу их схожести по многим параметрам.

Еще одним субъектом правоохранительной деятельности на объектах воздушного транспорта является ведомственная охрана Минтранса России – Федеральное государственное унитарное предприятие «Управление ведомственной охраны Министерства транспорта Российской Федерации» . Указанное предприятие осуществляет свою деятельность на основании Положения о ведомственной охране Министерства транспорта Российской Федерации, утвержденного Правительством РФ .

Статус ведомственной охраны урегулирован Федеральным законом от 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране», который определяет ведомственную охрану как «совокупность создаваемых имеющими право на создание ведомственной охраны федеральными государственными органами и организациями органов управления, сил и средств, предназначенных для защиты охраняемых объектов от противоправных посягательств» . Следовательно, основная цель ведомственной охраны состоит в защите охраняемых объектов от противоправных посягательств. Охраняемые объекты представляют собой «здания, строения, сооружения, прилегающие к ним территории и акватории, транспортные средства, а также грузы, в том числе при их транспортировке, денежные средства и иное имущество, подлежащие защите от противоправных посягательств» .

В контексте рассматриваемой темы охраняемыми объектами ФГУП «УВО Минтранса России» являются аэропорты и объекты их инфраструктуры. При этом если в Законе «О ведомственной охране» охраняемые объекты подлежат защите от противоправных посягательств, то согласно Правилам охраны аэропортов и объектов их инфраструктуры защита аэропортов и объектов их инфраструктуры осуществляется от «актов незаконного вмешательства» .

На наш взгляд, термины «противоправные посягательства» и «акты незаконного вмешательства» нельзя рассматривать как имеющие одинаковое значение. Понятие «противоправные посягательства» является более широким по смыслу, поэтому в случае осуществления вневедомственной охраной лишь защиты объектов от актов незаконного вмешательства, ее функции и полномочия, закрепленные в Законе «О ведомственной охране», существенно сужаются.

Охрана аэропортов и объектов их инфраструктуры осуществляется исключительно подразделениями ведомственной охраны и ВНГ РФ. Отсутствие такой охраны или ее осуществление иными органами или организациями является нарушением законодательства, которое нередко становится предметом рассмотрения в суде .

На службы авиационной безопасности аэропортов также возложен ряд правоохранительных функций, для реализации которых они наделены следующими полномочиями:

– осуществление предполетного и послеполетного досмотра;

– задержание лиц, нарушивших требования авиационной безопасности, для дальнейшей передачи их правоохранительным органам;

– задержание багажа, грузов и почты, содержащих предметы и вещества, запрещенные к воздушным перевозкам;

– в случаях наличия угрозы жизни или здоровью пассажиров, членов экипажа воздушного судна или других граждан – применение мер в соответствии с законодательством РФ.

Службы авиационной безопасности создаются аккредитованными юридическими лицами – организациями и предприятиями аэропортов. Процесс аккредитации осуществляется подведомственным Минтрансу России Федеральным агентством воздушного транспорта . Юридические лица для прохождения аккредитации должны соответствовать нормативно установленным требованиям, к которым относятся в том числе: «наличие у соискателя аккредитации работников, прошедших аттестацию, предусмотренную частью 2 статьи 12.1 Федерального закона от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ “О транспортной безопасности”; «наличие у соискателя аккредитации подразделения, предназначенного для осуществления координации и обеспечения деятельности по защите объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, а также реагирования на подготовку совершения или совершение актов незаконного вмешательства» .

На официальном сайте Росавиации размещен реестр аккредитованных юридических лиц, включающий 27 пунктов : аэропорты (АО «Международный аэропорт Казань», АО «Международный аэропорт Шереметьево», АО «Международный аэропорт Сочи» и другие), организации по обеспечению транспортной безопасности, частные охранные организации.

Таким образом, несмотря на то, что САБ не относятся к государственным органам или организациям, они, безусловно, исполняют правоохранительные функции на объектах воздушного транспорта, обладая широкими полномочиями. Как пишет А. А. Фролов, службы авиационной безопасности осуществляют делегированные им государственные полномочия правоохранительного характера, в возникающих правовых отношениях они представляют властного субъекта .

Рассмотрим, как осуществляют свои полномочия перечисленные субъекты на примере конкретного аэропорта.

В аэропорту г. Симферополя субъектом авиационной безопасности является Общество с ограниченной ответственностью «Международный аэропорт «Симферополь» (ООО «МА «Симферополь»).

Правоохранительную деятельность в виде охраны общественной безопасности и обеспечения режима транспортной безопасности в данном аэропорту осуществляют сотрудники следующих органов и организаций: линейный отдел полиции в МА «Симферополь»; служба авиационной безопасности МА «Симферополь»; ЧОП «Дубровник»; Народное ополчение – народная дружина Республики Крым; ФГКУ «УВО ВНГ России по Республике Крым». Кроме того, по отдельному графику совместно с сотрудниками полиции заступают на службу военнослужащие срочной службы Росгвардии.

Для обеспечения авиационной безопасности на территории аэропорта разработана специальная программа, включающая правовые и организационные меры по защите аэропорта «Симферополь» от актов незаконного вмешательства, осуществляемые при взаимодействии всех уполномоченных субъектов. Взаимодействие является важным элементом обеспечения авиационной безопасности, поскольку, по справедливому замечанию М. П. Киреева и В. В. Комарова, «с увеличением количества задействованных служб уменьшается согласованность их действий»7. Следует указать, что для обеспечения взаимодействия правоохранительных органов и организаций на территории МА «Симферополь» также разработана Инструкция по действиям должностных лиц дежурных смен и служб, в которой регламентируются действия должностных лиц дежурных смен и служб при получении информации об угрозе или совершении акта незаконного вмешательства в деятельность аэропорта.

Если соотнести рассмотренных нами субъектов правоохранительной деятельности на воздушном транспорте с перечнем органов и организаций, задействованных в обеспечении транспортной безопасности и правопорядка на территории МА «Симферополь», то становится заметно, что в перечне отсутствует ФГУП «УВО Минтранса России». Это связано с включением МА «Симферополь» в перечень объектов, подлежащих обязательной охране ВНГ РФ, вследствие чего именно сотрудники ФГКУ «УВО ВНГ России по Республике Крым» осуществляют охрану аэропорта.

Представляет интерес наличие такого субъекта правоохранительной деятельности, как Народное ополчение – народная дружина Республики Крым. Его правовой статус урегулирован отдельным Законом Республики Крым от 17 июня 2014 г. № 22-ЗРК «О Народном ополчении – народной дружине Республики Крым», в соответствии с которым «Народное ополчение – народная дружина Республики Крым» является основанным на членстве общественным объединением, участвующим в охране общественного порядка во взаимодействии с органами внутренних дел (полицией) и иными правоохранительными органами, органами государственной власти Республики Крым и органами местного самоуправления» .

Общее руководство и координацию деятельности Народного ополчения – народной дружины Республики Крым осуществляет ГКУ «Крымский республиканский штаб народного ополчения – народной дружины республики Крым». Последним заключено соглашение с Крымским ЛУ МВД России на транспорте о содействии правоохранительным органам в обеспечении правопорядка, на основании которого и осуществляется деятельность сотрудников Народного ополчения – народной дружины Республики Крым в МА «Симферополь».

Последний субъект, который мы рассмотрим, – это ЧОП «Дубровник», при этом аббревиатуру ЧОП (частное охранное предприятие) в данном случае следует относить к названию, а не к форме юридического лица, поскольку частные охранные предприятия в России уже длительное время заменены частными охранными организациями.

Частные охранные организации (далее – ЧОО) осуществляют частную охранную деятельность, которая, в соответствии с Законом РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», представляет собой «оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам имеющими специальное разрешение (лицензию), полученную в соответствии с настоящим Законом, организациями и индивидуальными предпринимателями в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов» .

В силу ст. 11 данного Закона оказание охранных услуг на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах осуществляется с учетом требований законодательства РФ о транспортной безопасности. При этом ЧОО не вправе заниматься охраной аэропорта как объекта транспортной инфраструктуры, однако могут охранять пассажиров, работников, их имущество и т. д.

Иным отличием ЧОО от государственных субъектов охраны является то, что они осуществляют свою деятельность на основании договора с субъектом транспортной инфраструктуры, тогда как, к примеру, подразделения вневедомственной охраны ВНГ РФ реализуют властно правоприменительную деятельность федерального органа исполнительной власти в соответствии с возложенными на него Правительством РФ обязанностями.

Таким образом, следует констатировать наличие множества субъектов правоохранительной деятельности на воздушном транспорте, между которыми распределены функции по реализации ее отдельных направлений. Так, полиция осуществляет охрану общественного порядка и общественной безопасности на участках оперативного обслуживания; САБ обеспечивают авиационную безопасность; подразделения вневедомственной охраны ВНГ и ФГУП «УВО Минтранса России» – охрану аэропортов и объектов их инфраструктуры. ЧОО реализуют частную охранную деятельность по договору с субъектом транспортной инфраструктуры. Также могут наличествовать иные субъекты правоохраны, наделенные соответствующими полномочиями, как в случае с Народным ополчением – народной дружиной Республики Крым.

Столь широкий круг субъектов ставит на первый план проблемы разграничения задач и обеспечения взаимодействия при осуществлении ими своей деятельности. Ситуация осложняется общей несогласованностью правовых норм, определяющих основы функционирования рассматриваемых органов и организаций, и положений законодательства в области транспортной и авиационной безопасности (которые также не являются достаточно упорядоченными).

Наличие указанных проблем требует совершенствования законодательства по нескольким направлениям: во-первых, нужна полноценная интеграция системы обеспечения авиационной безопасности в систему обеспечения транспортной безопасности с корректировкой всех дублирующих и спорных норм, восполнением правовых пробелов; во-вторых, целесообразно в рамках обеспечения авиационной безопасности выделить и упорядочить направления деятельности, осуществляемые различными субъектами; в-третьих, нормы, устанавливающие статус данных субъектов, следует согласовать с законодательством в области авиационной транспортной безопасности; в-четвертых, необходимо включить Росгвардию в перечень субъектов обеспечения авиационной безопасности.

Оптимизация правового регулирования в указанных областях позволит повысить защищенность аэропортов и объектов их инфраструктуры от актов незаконного вмешательства, исключить пробелы и противоречия в нормах законодательства, конкретизировать полномочия субъектов обеспечения безопасности.

Библиографический список

1. Аврутин Ю. Е. Государство и право. Теория и практика: учебное пособие / Ю. Е. Аврутин. – Москва, 2007. – 441 с.
2. Аврутин Ю. Е. Эффективность правоохранительной деятельности (опыт системного исследования) / Ю. Е. Аврутин. – Санкт-Петербург, 1998.
3. Бецков А. В. О правовом обеспечении авиационной безопасности в Российской Федерации / А. В. Бецков // Труды Академии управления МВД России. – 2017. – № 4 (44). – С. 98-104.
4. Гуценко К. Ф. Правоохранительные органы: учебник для юридических вузов и факультетов / К. Ф. Гуценко, М. А. Ковалев; под ред. К. Ф. Гуценко. – 9-е изд., перераб. и доп. – Москва: Зерцало-М, 2010. – 440 с.
5. Зуев В. И. Правоохранительная деятельность как функция правового государства / В. И. Зуев // Вестник ОГУ. – 2012. – № 3 (139). – С. 53-57.
6. Киреев М. П. Особенности организации безопасности на объектах воздушного транспорта / М. П. Киреев, В. В. Комаров // Пробелы в российском законодательстве. – 2014. – № 1. – С. 198-201.
7. Комаров М. В. Правоохранительная деятельность в Вооруженных Силах Российской Федерации: конституционно-правовое регулирование: дис. канд. … юрид. наук / М. В. Комаров. – Москва, 2002. – 184 с.
8. Майоров В. И. Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации в системе органов исполнительной власти / В. И. Майоров // Обеспечение прав и свобод человека в современном мире: материалы конференции: в 4 ч. – 2017. – С. 147-152.
9. Макштарева С. Л. Охрана правопорядка как функция государства и ее реализация в форме правоохранительной деятельности: историко-правовой и теоретико-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук / С. Л. Макштарева. – Санкт-Петербург, 2008. – 164 с.
10. Реестр аккредитованных подразделений транспортной безопасности в сфере воздушного транспорта [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федерального агентства воздушного транспорта. – URL: https://www.favt.ru/dejatelnost-transportnaja- bezopasnost-reestr-accreditovanyh-podrazdeleniy (дата обращения: 14 сентября 2019 г.).
11. Сахаров А. Б. Правоохранительная деятельность и преступность / А. Б. Сахаров // Советское государство и право. – 1986. – № 1.
12. Фролов А. А. К вопросу о правовой природе полномочий по обеспечению транспортной безопасности на объектах воздушного транспорта / А. А. Фролов // Вестник Московского университета МВД России. – 2018. – № 6. – С. 249-252.
13. Числов А. И. Профессиональная правоохранительная деятельность (теоретико-правовое исследование): дис. … д-ра юрид. наук / А. И. Числов. – Санкт- Петербург, 2000. – 372 с.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 4 (24), 2019

Просмотров: 12

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code