О ПРАКТИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ВКЛЮЧЕНИЯ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О ПОЛИЦИИ» ПРАВА ПОЛИЦИИ НА ПРОВЕДЕНИЕ НАРУЖНОГО ДОСМОТРА

С.В.БАБИН
В статье рассматриваются актуальные вопросы применения сотрудниками полиции предупредительно-профилактического досмотра как меры непосредственного принуждения; приводятся данные проведенного исследования мнений сотрудников полиции по данному вопросу и сформулированы предложения по внесению корректив в содержание ст. 13 Федерального закона «О полиции».

Ключевые слова: полиция, задержание, доставление, административное усмотрение, наружный досмотр, непосредственное принуждение, личная безопасность, общественная безопасность.

 

Функционируя в сфере государственного управления, полиция использует классические методы убеждения и принуждения. При этом одной из наиболее характерных черт ее деятельности является обладание правом принуждать непосредственно, то есть без вынесения каких-либо правоприменительных актов. Спектр применяемых полицией мер непосредственного принуждения широк, а сами эти меры являются инструментами прямого и оперативного вмешательства в жизнедеятельность людей и организаций, имеющими ярко выраженный пресекательный характер.

Сложно представить даже приблизительный перечень ситуаций, успешно разрешаемых сотрудниками полиции с помощью принудительного инструментария, как и трудно вообразить что-нибудь более универсальное, чем непосредственно применяемая полицейская сила. Сотрудники полиции ежедневно обеспечивают защиту жизни, здоровья, прав и свобод людей, охрану собственности, общественный порядок и общественную безопасность, предъявляя требования о прекращении противоправных действий, ограничивая доступ граждан на отдельные участки местности и объекты, обязывая их покинуть какие-либо места или оставаться там, применяя физическую силу, специальные средства, огнестрельное оружие и иные меры непосредственного принуждения.

Совершенно правы современные ученые-полицеисты [2, с. 27-32; 3, с. 43, 95; 5, с. 107-112], утверждающие, что именно непосредственное принуждение наиболее точно отражает особую роль полиции в системе правоохранительных органов государства, а кроме того, в равной степени характеризует как саму полицейскую силу, так и качество этой силы, выражающееся в способности эффективно решать правоохранительные задачи.

К числу мер непосредственного принуждения, применяемых полицией, относится и право на проведение наружного досмотра при задержании и доставлении лиц, подозреваемых в совершении преступлений, основным предназначением которого является обеспечение личной безопасности сотрудников полиции, а также безопасности третьих лиц. Наличие данной меры в принудительном инструментарии полиции обусловлено дефицитом информации о степени потенциальной угрозы, которую может представлять задерживаемое лицо, и недопустимостью любых насильственных действий с его стороны.

Посредством применения наружного досмотра реализуются законные полномочия полиции в предупреждении любой вероятной угрозы, а при необходимости – в ее оперативной нейтрализации в случае обнаружения у задерживаемого какого-либо опасного предмета. Проблемой, по нашему мнению, является то, что эта мера непосредственного принуждения, несмотря на активное формирование полицейского права в современной России, продолжает регулироваться подзаконными актами ведомственного уровня.

В пункте 266 Устава патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД России от 29 января 2008 г. № 80, указано, что при осуществлении задержания и доставления в органы внутренних дел лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и в зависимости от обстоятельств наружный досмотр одежды и вещей, находящихся у задержанных, производится немедленно или в более удобный момент, когда можно получить помощь от других сотрудников полиции или граждан. Обнаруженное оружие и другие предметы, которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд или побега, немедленно изымаются. Аналогичное положение содержится в пункте 156 Наставления по организации деятельности дорожно-патрульной службы ГИБДД МВД России, утвержденного приказом МВД России от 2 марта 2009 г. №186 дсп.

Вместе с тем стоит отметить, что первое упоминание о праве на осуществление таких поисковых действий в отношении задерживаемых лиц, подозреваемых в совершении преступлений, содержалось в Уставе патрульно-постовой службы советской милиции, утвержденном приказом министра внутренних дел СССР от 20 июля 1974 г. № 200, а сама формулировка этого права дошла до наших дней в практически неизмененном виде, за исключением смены названия понятия «наружный осмотр» на «наружный досмотр».

В великом многообразии правоохранительных ситуаций сотрудники полиции столь часто вынуждены действовать в условиях дефицита времени и информации, что это позволяет говорить о безальтернативности проведения наружного досмотра для обеспечения личной и общественной безопасности. Вместе с тем такой досмотр, вне всякого сомнения, существенно ограничивает права и свободы лица, задерживаемого полицией, так как по своему характеру является принудительным в том смысле, что воля задерживаемого при этом не учитывается [1, с. 512]. В ином случае нет возможности достигнуть цели наружного досмотра, то есть обеспечить безопасность, как самих сотрудников полиции, так и других находящихся поблизости лиц.

В соответствии со статьей 22 Конституции РФ каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Согласно статье 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены, однако только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Полиция в качестве подобных правовых средств ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, в результате применения которых достигаются цели пресечения угроз различного характера, использует предусмотренные пунктом 16 статьи 13 Федерального закона «О полиции» личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей и досмотр их транспортных средств. Однако эти виды досмотров не относятся к непосредственно применяемым по той причине, что указанной нормой требуется осуществлять их в порядке, установленном статьями 27.7 и 27.9 КоАП РФ, с соблюдением целого ряда процедур и составлением процессуальных документов.

Складывается достаточно парадоксальная ситуация, в которой предусмотренные законом виды досмотров служат средствами пресечения правонарушающего поведения, но при этом не отвечают потребностям оперативной нейтрализации угроз личной безопасности сотрудников полиции и третьих лиц, так как их безотлагательное применение представляется затруднительным и, кроме того, требуется значительное время на соблюдение процессуальных процедур. С другой стороны, применяя наружный досмотр, сотрудники полиции действуют в условиях административного усмотрения, границы которого очень широки, а помимо этого высока вероятность нарушения прав и свобод досматриваемого лица либо необоснованного обвинения сотрудников в их нарушении.

С учетом того, что право сотрудников полиции на проведение наружного досмотра унаследовано действующими нормативными актами МВД России у уже упомянутого нами приказа министра внутренних дел СССР 1974 года, можно предположить, что более сорока лет назад границы административного усмотрения сотрудников милиции могли быть довольно широки, но современные требования, касающиеся правовой регламентации действий должностных лиц по поддержанию правопорядка, обязывают государство стремиться к сужению этих границ. В Российской Федерации последовательно ведется работа по сокращению дискреционных полномочий представителей власти. Деятельность полиции, ее права и обязанности регламентированы в настоящее время значительно более подробно и точно, чем это было до принятия Федерального закона «О полиции», однако нужно констатировать, что и он еще далек от совершенства.

В своих суждениях мы придерживаемся позиции Ю.П. Соловья [4, с. 46-47; 6], много лет работающего с проблематикой административного усмотрения и неоднократно отмечавшего, что, во-первых, оно присуще правоохранительной деятельности вообще; во-вторых, под административным усмотрением следует понимать выбор органами и должностными лицами в пределах, установленных нормативными правовыми актами, оптимального, по их мнению, варианта решения конкретного управленческого вопроса в ситуации, когда правовые нормы не определяют исчерпывающим образом основания, условия, содержание, порядок и (или) сроки принятия такого решения; в-третьих, границы усмотрения должны быть достаточно узкими и способствовать установлению равновесия между необходимостью достижения общественно полезной цели и соблюдения прав и свобод человека. Отсутствие в Федеральном законе «О полиции» права полиции на проведение наружного досмотра не позволяет должным образом обеспечить баланс между публичными и частными интересами, снижает уровень защиты прав и свобод людей и ставит полицейского в довольно затруднительное положение всякий раз, когда он вынужден выбирать между собственной безопасностью, безопасностью иных лиц и строгим следованием требованиям процессуальных процедур.

Несмотря на это, проблема применения сотрудниками полиции наружного досмотра не находит должного освещения в научной литературе и складывается впечатление, что ее значимость гораздо более четко видна практикам, нежели теоретикам права. В Сибирском юридическом институте МВД России проведено специальное исследование мнений сотрудников полиции по данному вопросу, в ходе которого опрошены 210 сотрудников различных подразделений. В рамках исследования им было предложено ответить на три вопроса:

«Насколько часто Вам приходится применять наружный досмотр?»;

«Насколько значимой мерой является наружный досмотр для обеспечения собственной безопасности и безопасности иных лиц?»;

«Необходимо ли включить в Федеральный закон «О полиции» право полиции на применение наружного досмотра для обеспечения собственной безопасности сотрудников и безопасности иных лиц?».

При ответе на первый вопрос 131 сотрудник (или 62,4% от общего количества опрошенных) выбрали вариант «Часто, то есть каждый раз при доставлении лица или его помещении в служебный автомобиль в иных целях». При этом данный вариант ответа выбрали 75 из 84-х опрошенных сотрудников патрульно-постовой службы полиции, 23 из 36-ти сотрудников дорожно-патрульной службы ГИБДД и 20 из 29-ти оперуполномоченных различных подразделений полиции.

При ответе на второй вопрос 186 сотрудников (или 88,6% от общего количества опрошенных) указали следующее: «Наружный досмотр очень важен, без его проведения трудно обеспечить безопасное доставление», и только 7 опрошенных отметили, что эффективным способом обнаружения опасных предметов и веществ может являться личный досмотр.

Отвечая на третий вопрос, 148 сотрудников (или 70,5% от общего количества опрошенных) указали на то, что включение в Федеральный закон «О полиции» права полиции на применение наружного досмотра для обеспечения собственной безопасности сотрудников и безопасности иных лиц является очень важным.

Подробные результаты распределения ответов на вопросы анкеты отражены в приведенных ниже диаграммах.

Результаты опроса, по нашему мнению, довольно точно характеризуют отношение сотрудников полиции к проблематике обеспечения собственной безопасности и безопасности третьих лиц в ситуациях задержания и доставления, а особенно ярко это проявилось в том, что почти все из опрошенных указали на значимость наружного досмотра для достижения этих целей.

Как нам представляется, полицию следует наделить правом на проведение наружного досмотра не только при задержании и доставлении подозреваемых в совершении преступлений, но также и в случаях задержания и доставления каких-либо лиц по иным основаниям, которых довольно много. Более того, специфика полицейской работы предполагает возникновение необходимости в проведении наружного досмотра в любой ситуации, когда внешний вид, поведение какого-либо лица или сложившаяся обстановка требуют от полицейских принять меры к обеспечению собственной безопасности и безопасности иных лиц до принятия решения о его юридическом задержании.

В этих целях предлагаем дополнить часть 1 статьи 13 Федерального закона «О полиции» нормой, предоставляющей полиции право «осуществлять посредством контактного, в том числе с применением технических средств, изучения отдельных предметов или частей верхней одежды наружный досмотр физических лиц, досмотр находящихся при них вещей в случаях, когда внешний вид, поведение таких лиц или обстановка, сложившаяся в результате фактического ограничения свободы их передвижения, создают угрозу личной безопасности сотрудников полиции или других людей, а также применять указанные виды досмотра во всех случаях задержания и доставления, предусмотренных федеральным законом».

Библиографический список

1. Бахрах, Д.Н. Административное право : учебник для вузов. 3-е изд., пересмотр. и доп. / Д.Н. Бахрах, Б.В. Россинский, Ю.Н. Старилов. – М.: Норма, 2007. – 816 с.
2. Бекетов, О.И. Применение полицейской силы по законодательству Российской Федерации : монография / О.И. Бекетов, В.Н. Опарин. – Омск: Омская академия МВД России, 2001.
3. Бельский, К.С. Полицейское право : лекционный курс / К.С. Бельский. – М.: Дело и Сервис, 2004.
4. Соловей, Ю.П. О совершенствовании законодательной основы судебного контроля за реализацией органами публичной администрации и их должностными лицами дискреционных полномочий / Ю.П. Соловей // Административное право и процесс. – 2015. – № 2.
5. Соловей, Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации : монография / Ю.П. Соловей. – Омск: ОВШМ МВД России, 1993.
6. Соловей, Ю.П. Усмотрение в административной деятельности советской милиции : дис. … канд. юрид. наук / Ю.П. Соловей. – М., 1982.

Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 4 (37) 2019

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code