ОСОБЕННОСТИ СИНГУЛЯРНОГО И УНИВЕРСАЛЬНОГО ПРАВОПРЕЕМСТВА В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

К.Ю.ФИЛИПСОН
Цель исследования – комплексный анализ универсального и сингулярного правопреемства в различных сферах правового регулирования. Основными методами исследования являются: структурно- системный, логического анализа и синтеза, формально-юридический, сравнительно-правовой, а также сбор информации путем изучения монографий, учебных пособий, материалов судебной практики по исследуемой проблеме.

В статье исследованы особенности понимания универсального и сингулярного правопреемства, а также выделены его отличительные признаки в различных отраслях российского права. В качестве выводов исследования отметим, что в каждой отрасли права категория правопреемства наделена своей спецификой, но в то же время сохраняет свое основное свойство – сохранение правоотношения при перемене его субъектного состава, что обеспечивает переход прав и обязанностей от правопредшест- венника к правопреемнику.

Ключевые слова: сингулярное и универсальное правопреемство, изменение субъектного состава, наследование, реорганизация юридических лиц.

 

Область проявления правопреемства достаточно обширна и охватывает многие отрасли современного российского права. Правопреемство как правовой институт находит отражение в материальных отраслях права, но в то же время особый исследовательский интерес вызывают вопросы правопреемства в процессуальном праве.

В целях комплексного анализа механизма защиты субъективных прав при правопреемстве исследуем особенности проявления универсального и сингулярного правопреемства в различных сферах правового регулирования.

Правопреемство является одной из ключевых категорий современного права, но, несмотря на это, в настоящее время с ней связано множество неразрешенных проблем, причиной которых является наличие многочисленных правовых коллизий при совершении сделок, наследовании, реорганизации юридических лиц.

Рассмотрим особенности сингулярного и универсального правопреемства в российском праве.
Так, в зависимости от объема передаваемых от правообладателя к правопреемнику прав и обязанностей выделяют универсальное и сингулярное правопреемство.

В юридической литературе универсальное правопреемство рассматривается с точки зрения передачи всего круга прав и обязанностей (полное правопреемство), в то время как сингулярное правопреемство подразумевает лишь частичный переход прав.

Так, Д.В. Носов даёт следующие определения универсального и сингулярного правопреемства: «…сингулярное правопреемство – это правопреемство в одном или нескольких (но не во всех) правоотношениях, в которых участвует конкретный субъект. , а универсальное – замена субъекта во всех правоотношениях, в которых он участвовал» [7].

Д.В. Носов классифицирует правопреемство, основываясь на количественной характеристике передаваемых прав и обязанностей, но в теории гражданского права есть еще один подход, предложенный С.С. Каширским, который утверждает, что для разграничения универсального и сингулярного правопреемства в первую очередь необходимо руководствоваться качественными характеристиками перехода прав и обязанностей [5].

С.С. Каширский соглашается с позицией Г.Ф. Шершеневича, который пишет, что отличие универсального правопреемства от сингулярного «не количественное, а качественное, потому что в первом случае субъект, преемник, занимает место только активного субъекта, тогда как во втором он входит в положение и пассивного субъекта, которое занимал его предшественник» [5].
С.С. Каширский полагает, что классификация правопреемства на основе количественного признака невозможна, так никакое множество сингулярных переходов не могут повлечь за собой возникновения универсального правопреемства [5].

Также имеются научные позиции относительно разделения правопреемства на указанные виды.

Д.В. Носов выделяет следующие критерии разделения правопреемства:

– основанием деления правопреемства на сингулярное и универсальное является объем переходящих прав и порядок перехода;

– переход к правопреемнику всех или части прав и обязанностей при универсальном правопреемстве и переход определенного права или определенной обязанности при сингулярном правопреемстве;

– от числа правоотношений, в которых происходит изменение субъективного состава [7].

Исходя из вышеизложенного, закономерно встает вопрос: является ли универсальным правопреемством заключение договоров, направленных на отчуждение имущества, или все-таки следует говорить только о частичном (сингулярном) переходе прав и обязанностей.

Я.М. Магазинер выдвигал следующую позицию классификации правопреемства: «Преемство бывает сингулярным, когда преемство является частичным, т.е. переходят только отдельные права (например, право на купленную вещь), и универсальным, когда преемство полное, т.е. переходит к новому субъекту вся имущественная масса прежнего владельца с её активами и пассивами, т.е. с тем, что ему должны другие, и с тем, что он должен им (например, наследование.)» [6].

Д. И. Мейер отмечал, что приобретение права представляется универсальным, когда право переходит к лицу в составе всех юридических отношений прежнего субъекта права, так что лицо, приобретающее право, продолжает собой личность того лица, от которого право перешло к нему, в результате чего происходит универсальное приобретение права. Приобретение права представляется сингулярным, когда право переходит к лицу независимо от других юридических отношений прежнего его субъекта, так что между последним и приобретателем права нет такой непосредственной связи, какая представляется при приобретении права по преемству [7].

И.А. Покровский придерживался позиции, что универсальность наследственного правопреемства основана на понимании наследственной массы не как суммы разрозненных объектов (имущества), а как некоторого единства, в котором наличность и долги объединяются в одно единое понятие, при этом данное единство наследственной массы переходит не к случайным субъектам, а к заранее определенным наследникам-лицам [2].

Согласно суждениям Б.Б. Черепахина: «При универсальном правопреемстве имущество лица как совокупность прав и обязанной, ему принадлежащих, переходит к правопреемнику или правопреемникам как единое целое, причем в этой совокупности единым актом переходят все отдельные права и обязанности, принадлежащие на момент правопреемства правообладателю, независимо от того, выявлены они или нет» [10].

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что большинство ученых, как в сфере теории права, так и в области цивилистики под универсальным правопреемством понимают переход в полном объеме всей совокупности принадлежащих правопредше- ственнику прав и обязанностей как единого целого к правопреемнику, который заменяет праводателя во всех его правоотношениях на основании единого юридического факта.

Указанная точка зрения подтверждается и гражданским законодательством, которое устанавливает лишь два случая универсального правопреемства – ст. 58 ГК РФ «Правопреемство при реорганизации юридических лиц» и ст. 1110 ГК РФ «Наследование».

В соответствии со ст. 58 ГК РФ реорганизация юридических лиц может проходить в формах: слияние, разделение, присоединение, выделение и преобразование.

Полагаем, что универсальное правопреемство при реорганизации юридических лиц происходит в форме преобразования, слияния, присоединения и разделения, так как указанные виды реорганизации влекут за собой прекращение одного юридического лица и создание нового, к которому переходят все права и обязанности в полном объеме от пра- вопредшественника.

Таким образом, согласно теории универсального правопреемства реорганизованное юридическое лицо заменяет предшественника во всех существующих на тот момент юридических правоотношениях. Например, при реорганизации юридического лица универсальное правопреемство возможно не только в гражданских правоотношениях, но одновременно и в трудовых.

Переход прав и обязанностей в трудовых правоотношениях осуществляется одновременно с переходом прав и обязанностей в сфере гражданского права.

При реорганизации юридического лица с точки зрения трудового законодательства появляется «другой» (или «новый») работодатель [5].

Так, в соответствии с п. 5 ст. 75 ГК РФ при реорганизации юридического лица трудовые отношения с работниками продолжаются с их согласия, так как все права и обязанности, в том числе и в сфере трудового права, согласно гражданскому законодательству переходят правопреемнику в порядке универсального правопреемства.

Исходя из прямого толкования указанной статьи, полагаем, что действие прежнего трудового договора при реорганизации не прекращается, а новый трудовой договор не заключается. В трудовые книжки работников в этом случае вносится запись о новом названии организации, что свидетельствует об изменении субъектного состава на стороне работодателя и переходе всех прав и обязанностей в полном объеме.

Следует отметить, что в ТК РФ нет прямого закрепления процедуры правопреемства при реорганизации юридических лиц, не определено, какие права и обязанности переходят к новому работодателю от право- предшественника и в каком объеме. На наш взгляд, в данном случае следует придерживаться норм гражданского права, регулирующих порядок реорганизации юридических лиц. Но в то же время считаем необходимым внесение изменений в ТК РФ, касающихся закрепления особенностей процедуры правопреемства в трудовой сфере.

Далее рассмотрим возможности правопреемства органов государственной власти в соответствии с действующим российским законодательством.

Полагаем, что правопреемство органов государственной власти возможно в случае упразднения, преобразования и создания нового государственного органа, а также перераспределения полномочий между государственными органами.

Например, в соответствии с Указом Президента РФ от 31 марта 2015 г. № 168 «О Федеральном агентстве по делам национальностей» в целях совершенствования структуры федеральных органов исполнительной власти было учреждено Федеральное агентство по делам национальностей. Согласно данному указу в порядке сингулярного правопреемства к вновь созданному государственному органу перешла часть следующих полномочий от иных органов государственной власти:

а) функции Министерства культуры Российской Федерации по выработке и реализации государственной национальной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов Российской Федерации, реализации этнокультурных потребностей граждан, принадлежащих к различным этническим общностям, по обеспечению эффективного использования субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями средств государственной поддержки, предусмотренных на этнокультурное развитие народов Российской Федерации, а также иные функции в указанной сфере деятельности;

б) функции Министерства юстиции Российской Федерации по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере взаимодействия с казачьими обществами.

В соответствии с Указом Президента РФ от 21 мая 2012 г. № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти» образовано Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству с переходом к нему ему функций Министерства регионального развития Российской Федерации по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере строительства, градостроительства и жилищно-коммунального хозяйства.

В приведенных примерах происходит сингулярное правопреемство, т.е. передача части властных полномочий от действующего государственного органа к вновь созданному.

Также согласно этому указу была произведена реорганизация в форме преобразования Министерства спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации в Министерство спорта Российской Федерации, с передачей его функции по выработке и реализации государственной молодежной политики, а также по созданию условий для обеспечения здорового образа жизни, нравственного и патриотического воспитания молодежи, реализации ее профессиональных возможностей Министерству образования и науки Российской Федерации, а функции по координации деятельности по реализации приоритетных направлений государственного регулирования туристской деятельности в Российской Федерации – Министерству культуры Российской Федерации.

В данном примере также можно выделить универсальное правопреемство путем преобразования органа государственной власти и сингулярное правопреемство в связи с перераспределением государственных полномочий.

Согласно этому же указу Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации было преобразовано в Министерство здравоохранения Российской Федерации и Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации. Министерству здравоохранения Российской Федерации были переданы следующие функции: по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, обращения лекарственных средств, обеспечения их качества и безопасности, медицинской помощи и медицинской реабилитации и т.д.

В последнем случае реорганизации происходит прекращение существования исполнительного органа государственной власти и возникновение нового правопреемника, который наделяется правами и обязанности своего предшественника.

Мы можем согласиться с исследователями в сфере конституционного правопреемства, которые утверждают, что «упразднение государственного органа не должно вызывать прекращение соответствующей властной функции государства, если только это не связано с существенным изменением нормативного регулирования определенной сферы, с отказом от государственного контроля в некоторой области отношений. Государственные полномочия, реализуемые упраздняемым органом, не могут быть прекращены и подлежат передаче другим государственным органам» [4].

Таким образом, при ликвидации государственного органа зачастую происходит переход прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства от правопред- шественника к правопреемнику, который и занимает место в качестве субъекта в уже сложившихся правоотношениях.

Можно сделать вывод, что во всех рассматриваемых примерах происходит замена субъектного состава в порядке универсального либо сингулярного правопреемства в сфере публичного права. Важно отметить, что при реорганизации государственных органов не следует руководствоваться гражданским законодательством о правопреемстве и реорганизации юридических лиц, так как указанные вопросы относятся к сфере публичного права, хотя реорганизованные публично-правовые образования и занимают в последующем место предшественника и в гражданских правоотношениях.

Особый исследовательский интерес вызывает особенности универсального правопреемства при наследовании.

В соответствии со ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не следует иное. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности согласно ст. 1112 ГК РФ.

Приведем пример универсального правопреемства в случае замены физического лица в сфере налоговых правоотношений.

В соответствии с п.3 ст. 44 НК РФ обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается со смертью физического лица – налогоплательщика или с объявлением его умершим в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Задолженность по налогам, указанным в п. 3 ст. 14 и п. 1 и 2 ст. 15 НК РФ, умершего лица либо лица, объявленного умершим, погашается наследниками в пределах стоимости наследственного имущества в порядке, установленном гражданским законодательством для оплаты наследниками долгов наследодателя.

Следует отметить, что возможность универсального правопреемства в отношении физического лица – налогоплательщика не носит обязательного характера, так как переход обязанностей по погашению налоговой задолженности требует соблюдения порядка, установленного гражданским законодательством.

В то же время при определении универсального правопреемства необходимо учитывать, что, во-первых, не вся передача прав и обязанностей является правопреемством вообще, а также не все права и обязанности могут переходить к новому правообладателю.

Так, согласно ст. 1112 ГК РФ не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается гражданским законодательством.

Следовательно, в случае наследования, необходимо принимать во внимание не только количественную характеристику передаваемых прав и обязанностей (правопреемство в полном объеме), но и качественную их составляющую.

Например, согласно ст. 24.5 КоАП РФ смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влечет за собой прекращение производства по административному правонарушению, так как каждый должен самостоятельно отвечать за совершенное правонарушение.

В соответствии со ст. 44 КАС РФ, в случае смерти гражданина, являвшегося субъектом спорного либо установленного судом административного или иного публичного правоотношения и стороной в административном деле, суд производит замену этой стороны ее правопреемником, если в данном административном или ином публичном правоотношении допускается правопреемство.

К примеру, в случае смерти гражданина, больного заразной формой туберкулеза, прекращается публичная обязанность пройти госпитализацию в медицинскую противотуберкулезную организацию. Поэтому никакого смысла привлекать в ранее возбужденное судебное дело наследников такого гражданина, конечно же, нет. Напротив, если гражданин оспаривал результаты определения кадастровой стоимости в отношении объектов недвижимости, то при его смерти наследники имеют вполне понятный правовой интерес: став собственниками недвижимости, они так же заинтересованы в установлении соответствия кадастровой стоимости рыночной, как и их правопредшественник [1].

Рассмотрим возможность проявления и особенности универсального правопреем- ствав случае смерти одной из сторон в гражданско-процессуальном и арбитражно-про- цессуальном праве.

Процессуальному правопреемству в гражданском процессе посвящена ст. 44 ГПК РФ, в которой установлено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Правопреемство в арбитражном процессе регулируется положениями ст. 48 АПК РФ, в которой указано, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

В то же время процессуальное правопреемство исключается в случаях, предусмотренных нормами материального права. В соответствии со ст. 1112 ГК РФ производство по делу подлежит прекращению по ст. 220 ГПК РФ и ст. 150 АПК РФ.

Таким образом, правопреемство возможно только по спорам имущественного характера. Например, к одному лицу предъявлены сразу два иска: о взыскании долга и об установлении отцовства. После смерти ответчика по первому требованию правопреемство возможно, так как наследники отвечают по долгам наследодателя в объеме наследственного имущества. Что же касается второго требования, то отцовство касается личности самого умершего и правопреемство здесь невозможно. В то же время если истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, то взысканная сумма компенсации входит в состав наследственного имущества и может быть получена его наследниками, которые допускаются для участия в гражданское судопроизводство как правопреемники [3].

Следует отметить, что при невозможности правопреемства по некоторым категориям дел законодатель в целях защиты прав и законных интересов предусмотрел отдельные правовые средства, которые не стоит отождествлять с изучаемой категорией.

Например, в случае смерти ответчика по иску об установлении отцовства процесс прекращается; однако мать ребенка вправе в порядке особого производства подать заявление об установлении факта отцовства, при удовлетворении которого будет достигнут искомый правовой результат. После смерти истца по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации в соответствии со ст. 152 ГК РФ по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти. Во всех приведенных примерах процессуального правопреемства нет, однако имеются иные юридические возможности достижения необходимого правового результата в судебном порядке [3].

Подводя итог исследованию особенностей правопреемства в различных отраслях права, можно сделать вывод, что институт правопреемства носит межотраслевой характер. Следует отметить, что в каждой отрасли права категория правопреемства наделена своей спецификой, но в то же время, сохраняет свое основное свойство – сохранение правоотношения при перемене его субъектного состава, что обеспечивает переход прав и обязанностей от правопредшественника к правопреемнику.

Библиографический список

1. Административное судопроизводство : учебник для студентов высших учебных заведений по направлению «Юриспруденция (специалист, бакалавр, магистр)» / под ред. В.В. Яркова. – М.: Статут, 2016.
2. Баттахов, П.П. Понятие и особенности универсального правопреемства / П.П. Баттахов // Труды Института государства и права Российской академии наук. – 2015. – № 2.
3. Гражданский процесс : учебник для студентов высших юридических учебных заведений / отв. ред. В.В. Ярков. – 10-е изд., перераб. и доп. – М.: Статут, 2017.
4. Камалов, О.А. Реорганизация и реструктуризация органов государственной власти / О.А. Камалов // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 8.
5. Каширский, С.С. Преемство прав и обязанностей в гражданском правоотношении : дис. … канд. юрид. наук / С.С. Каширский. – Новгород, 2015.
6. Магазинер, Я.М. Избранные труды по общей теории права / Я.М. Магазинер ; отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.К. Кравцов. – СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс»,2006.
7. Мейер, Д.И. Русское гражданское право : в 2 ч. / Д.И. Мейер. – М., 1994. – Ч. 2.
8. Миронов, В. Права работников при смене собственников / В. Миронов // Бизнес-адвокат.
2004. – № 3.
9. Носов, Д.В. Правопреемство в российском праве : монография / Д.В. Носов. – Пермь,
2013.
10. Черепахин, Б.Б. Труды по гражданскому праву / Б.Б. Черепахин. – М. : Статут, 2004.

Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 4 (37) 2019

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code