АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЦА, С КОТОРЫМ ЗАКЛЮЧЕНО ДОСУДЕБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

Д.Н.СТАЦЮК

В статье автор акцентирует внимание на законодательном разрешении многолетней проблемы процессуальной неопределенности статуса лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Проведенный анализ не позволяет с уверенностью заявить о достижении поставленной перед законодателем цели. Делается вывод о том, что в нормах, регламентирующих статус лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, должны содержаться положения, отражающие существенные черты, отличающие его от других участников уголовного процесса, в том числе индивидуальная совокупность его прав, обязанностей.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, участник, определение, соглашение, сотрудничество, заключение, лицо, права, обязанности, ответственность, положение, практика, процесс, показания, заинтересованность, Конституционный Суд, подозреваемый, обвиняемый, порядок, реализации, нормы.

 

Практика действия досудебного соглашения о сотрудничестве показала в целом правильность деятельности законодателя в реформировании уголовного процесса. Данный процессуальныйинститутпри- нят научным сообществом и правоприменителем в основном положительно, поскольку предусмотренная законом возможность договоренности между подозреваемым (обвиняемым) и прокурором стала распространенным альтернативным способом решения уголовно-правовых конфликтов.

Статистические данные свидетельствуют, что особый порядок производства прочно занимает свое место в механизме уголовного процессуальной деятельности. Так, согласно статистическим данным в 2010 г. в порядке гл. 40 УПК РФ было рассмотрено 553099 уголовных дел (51,5% от общего числа рассмотренных уголовных дел), в 2011 г. – 567330 (56,8%), в 2012 г. – 573003 (60,8%), в 2013 г. – 588268 (62,3%), в 2014 г. – 598807 (64,2%), в 2015 г. – 623118 (65,15%), в 2016 г. – 629656 (65,3%), в 2017 г. – 594314 (65%), в 2018 г. – 554021 (62,5%):. Необходимо обратить внимание, что постепенный рост уровня применения демонстрирует и институт досудебного соглашения о сотрудничестве, что подтверждается следующими данными. В 2011 г. судами Российской Федерации было рассмотрено 2969 дел, по которым были заключены досудебные соглашения о сотрудничестве (0,5% от общего количества уголовных дел, рассмотренных в суде в особом порядке), в 2012 г. – 2289 (0,4%), в 2013 г. – 3261 (0,55%), в 2014 г. – 4241 (0,7%), в 2015 г. – 4543 (0,7%), в 2016 г. – 4121 (0,65%), в 2017 г.
– 4381 (0,7%), в 2018 г. – 3997 (0,7%)Ч

При этом процессуальное положение лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, по основному уголовному делу в отношении соучастников длительное время законодателем не было регламентировано.

Научно-теоретические основы внедрения соглашений рассматриваемого вида в досудебное производство стали предметом диссертационных исследований многих авторов.

М.В. Головизнин исследовал особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничество и его правовую природу, определил место института особого порядка принятия судебного решения в процессе заключения досудебного соглашения о сотрудничестве в системе уголовно-процессуального права (основания и условия, определение вида и размера наказания), определил основные элементы соглашения о сотрудничестве, предложил процессуальный механизм в целях исключения фактов оговора других лиц [2].

М.М. Головинский рассмотрел нормативно-правовое регулирование и практику применения досудебного соглашения о сотрудничестве, исследовал следующие вопросы: индивидуализация назначения наказания подсудимому, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, условия производства предварительного расследования и принятия решения прокурором о применении особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве [3].

Н.А. Дудина рассмотрела порядок производства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как процессуальной формы деятельного раскаяния [4].

A. А. Иванов разработал теоретические и организационно-правовые аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве. Созданная указанным автором перспективная модель правового регулирования досудебного соглашения о сотрудничестве базируется на следующих основных положениях: наличие конкретных правовых оснований для заключения и отказа в заключении досудебного соглашения; обязательность заключения досудебного соглашения для стороны обвинения при наличии определенных законом оснований; возможность заключения досудебного соглашения не только с целью сообщения сведений о преступной деятельности других лиц, но и с целью разоблачения исключительно самого подозреваемого или обвиняемого [5].

Р.Р. Ковалев исследовал правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве на стадии досудебного производства, определил стороны в сделке, проанализировал зарубежный опыт сделок с правосудием, особенности реализации условий заключения досудебного соглашения, проверку прокурором выполнения условий досудебного соглашения на стадии предварительного расследования [6].

B. В. Колесник рассматривала досудебное соглашение о сотрудничестве сторон в уголовном процессе с точки зрения ее доктринальности, законодательной техники и толкования, вследствие чего пришла к выводу о присутствии договорной составляющей (соглашение), что приводит к качественно новому уровню дифференциации уголовно-процессуальных форм: в этом процессе оказалась новая тенденция проникновения частного, диспозитивного начала в публично-правовую сферу – это не просто дифференциация традиционной (следственной) формы (ее упрощение), но появление качественно другой – договорной – модели отношений государства с обвиняемым [7].

Н.С. Костенко исследовала деятельность следственных органов по обеспечению права подозреваемого или обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, уголовно-процессуальные основания и порядок заключения досудебного соглашения [8].

М.Е. Кубрикова рассмотрела актуальные вопросы института досудебного соглашения о сотрудничестве. В частности, ее научным достижением является предложение о необходимости исключить слово «подозреваемый», поскольку выделять уголовное дело в отношении лица, заключившего досудебное соглашение, следует тогда, когда данные в ходе осуществления сотрудничества показания объективно проверены следователем, а именно: выявлены новые преступления, возбуждены новые уголовные дела, раскрыта деятельность других соучастников преступления, установлено местонахождение имущества, добытого в результате преступления (на этом этапе расследования лицо уже имеет статус обвиняемого) [9].

Я.В. Лошкобанова исследовала вопросы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (на этапе заключения досудебного соглашения и в процессе реализации обязательств) [10].

А.А. Тертышная подвергла исследованию особенности реализации уголовно-процессуального механизма досудебного соглашения о сотрудничестве, определила причины введения досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовное судопроизводство, назначение уголовно-процессуального механизма досудебного соглашения, понятие и структуру уголовно-процессуального механизма досудебной сделки, ее предмет, субъекты, проблемные аспекты реализации [11].

Отдельным вопросам, касающимся процессуального статуса лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, уделяли внимание такие авторы, как С. Д. Шестакова, С.У. Дикаев, А.В. Гарусов, О.В. Качалова, А.В. Попрядухин, А.В. Пиюк и другие.

 

Указанные авторы, несомненно, внесли существенный вклад в теорию уголовно-процессуального права. В вышеперечисленных научных исследованиях фрагментарно затрагивались особенности процессуального положения лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, по основному уголовному делу. Разрешение этого вопроса ожидалось как научным сообществом, так и правоприменительными органами.

Следует отметить, что не всех беспокоил законодательный пробел, связанный с регламентацией статуса данного лица. Например, следователи МВД России воспринимали лиц, которые выполняли обязательства в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, как свидетелей и допрашивали в качестве свидетелей, изобличающих остальных соучастников преступления. При этом противоположное отношение к данному лицу просматривалось у судейского корпуса, который воспринимал его не как свидетеля в чистом виде, хотя отмечал наличие определенных характеристик, присущих свидетелю (лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний в установленном законом порядке), а как сообвиняемого или лицо, осужденное приговором суда по результатам рассмотрения уголовного дела в порядке гл.гл. 40-40.1 УПК РФ.

В результате внесения в уголовно-процессуальное законодательство изменений в российском судопроизводстве появился новый участник – лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве (далее – лицо, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве). Кроме того, дополнительно был регламентирован порядок его допроса и оглашения показаний в ходе судебного разбирательства (ст. 281.1 УПК РФ). Существенным изменениям подверглись и ст.ст. 113, 164, 264, 287, 288, 389.13 УПК РФ . Однако при этом законодателем не была разрешена проблема обеспечения баланса прав и интересов лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, и его соучастника, что напрямую зависит от процессуального статуса данного лица.

Внесенные в УПК РФ изменения, безусловно, следует рассматривать как положительную тенденцию развития данного правового института, направленного на обеспечение прав и законных интересов личности, вовлеченной в орбиту уголовного процесса. Современные государства, признающие личность высшей ценностью, постоянно находятся в поисках эффективных средств и способов защиты лица, права которых ограничиваются в результате уголовного преследования.

Анализ норм уголовно-процессуального закона в части, касающейся процессуальногостатуса нового участника судопроизводства, а также складывающаяся правоприменительная практика позволяют признать данное лицо полноправным субъектом уголовно-правовых отношений, а также одновременно выявить отсутствие в законодательном определении каких-либо существенных признаков, отличающих его от других участников уголовного процесса.

Как справедливо отмечают В.Н. Авдеев и И.О. Воскобойник, доктрина уголовно-процессуального права при определении процессуального положения, а также регламентации прав, обязанностей и уголовно-процессуальной ответственности того или иного участника уголовного процесса однозначно исходит из того, что регламентируемый в законе процессуальный статус является определенным, а совокупность входящих в него прав, обязанностей и ответственности индивидуальна, отличается от совокупности указанных элементов статуса других участников и предполагает регламентацию такой совокупности в отдельных статьях закона, каждая из которых регламентирует процессуальный статус конкретного субъекта. Определение того или иного участника процесса связано исключительно с такими свойствами, как его функция, законные интересы, права, обязанности и ответственность, с вытекающей отсюда недопустимостью смешения функций и интереса в лице одного и того же субъекта [1].

Полагаем, что правовое положение (статус) лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, должно определяться совокупностью прав и обязанностей, закрепленных:

1) в основных принципах уголовного процесса;

2) в нормах специальной главы, посвященной лицам, обладающим специальным правовым статусом;

3) в нормах, регулирующих производство отдельных следственных действий с участием этих лиц, в которых раскрыто их содержание.

Таким образом, как представляется, законодателю не следовало вводить в уголовное судопроизводство участника со смешанными процессуальными функциями и интересами, наделять его правами и обязанностями, несвойственными данному участнику уголовного процесса. Требуется закрепление соответствующего именно его процессуальному положению перечня прав, обязанностей и ответственности.

Эффективное применение института досудебного соглашения о сотрудничестве должно осуществляться с соблюдением прав и свобод человека, гарантированных Конституцией Российской Федерации, а также соответствовать назначению уголовного судопроизводства. ¦

Библиографический список:

1. Авдеев В.Н., Воскобойник И.О. Некоторые размышления относительно регламентации в ст. 56.1 УПК РФ процессуального статуса нового участника уголовного процесса // Российская юстиция. 2019. № 2. С. 42-44.
2. Головизнин М.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2012. 250 с.
3. Головинский М.С. Досудебное соглашение о сотрудничестве: нормативно-правовое регулирование и практика применения: Дисс. … канд. юрид. наук. Владимир, 2011. 240 с.
4. Дудина Н.А. Порядок производства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как процессуальная форма деятельного раскаяния: Дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 2015. 212 с.
5. Иванов А. А. Теоретические и организационно-правовые аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве в российском уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2013. 265 с.
6. Ковалев Р.Р. Правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве на стадии предварительного расследования: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2014. 193 с.
7. Колесник В.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве сторон в уголовном процессе Российской Федерации: доктрина, законодательная техника, толкование и практика: Дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2013. 234 с.
8. Костенко Н.С. Досудебное соглашение о сотрудничестве в уголовном процессе: правовые и организационные вопросы заключения и реализации: Дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. 238 с.
9. Кубрикова М.Е. Актуальные вопросы института досудебного соглашения о сотрудничестве: Дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2016. 262 с.
10. Лошкобанова Я.В. Обеспечение прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2015. 228 с.
11. Тертышная О. А. Уголовно-процессуальный механизм досудебного соглашения о сотрудничестве: Дисс. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2014. 206 с.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 3 (57) 2019.

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code