Сложности толкования понятия «значительный ущерб» в рамках главы 21 Уголовного кодекса Российской Федерации

О.В.Ермакова

В представленной статье рассматриваются проблемы толкования понятия «значительный ущерб», используемого при конструировании объективной стороны отдельных составов преступлений против собственности. Автором проанализировано содержание преступных последствий в рамках таких составов, как кража и уничтожение или повреждение имущества. Теоретические положения подтверждаются примерами из судебной практики. Полученные выводы способствуют унификации толкования отдельных признаков преступлений против собственности, а также правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: преступления против собственности; кража; уничтожение; повреждение чужого имущества; значительный ущерб; квалифицирующие признаки преступлений против собственности; момент окончания преступлений против собственности.

 

В отдельных преступлениях против собственности при конструировании материального состава используются оценочные последствия. Так, квалифицированный состав кражи содержит последствия в виде значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ), а в основном составе умышленного уничтожения или повреждения имущества законодатель связывает наступление уголовной ответственности с причинением значительного ущерба.

Оценивая введение в уголовный закон данных последствий, следует с положительной стороны отметить тот факт, что подобное описание материального состава преступления содержит указание на характер вреда и его размер. Кроме того, законодатель, с целью минимизации спорных вопросов квалификации, разъяснил понятие значительного ущерба гражданину в примечании 2 к ст. 158 УК РФ.

Однако, несмотря на предпринятые меры, толкование используемых оценочных понятий сопряжено со значительными трудностями, поскольку их содержание отличается неопределенностью, а установление таких последствий в конечном итоге зависит от усмотрения конкретного правоприменителя.

Не способствует единообразию судебной практики и различие в описании последствий в ст. 158 и 167 УК РФ. В частности, в последней норме отсутствует указание на причинение ущерба именно гражданам. Соответственно, возникает вопрос о возможности распространения примечания 2 к ст. 158 УК РФ, разъясняющего понятие «значительный ущерб гражданину», на состав уничтожения или повреждения имущества.

Отдельно следует отметить, что анализ правоприменительной практики показывает, что даже в рамках состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, отсутствует унифицированный подход к определению значительности, что порождает вынесение спорных судебных решений.

В связи с изложенными проблемами считаем, что толкование того или иного оценочного понятия должно осуществляться только применительно к конкретному составу преступления.

Так, квалифицированный состав кражи содержит указание исключительно на причинение значительного ущерба гражданину (курсив наш. – О. Е.). Из буквального толкования положения закона следует вывод, что для организаций такового ущерба существовать не может, а при наличии крупного или особо крупного ущерба квалификация проводится по другим квалифицирующим признакам.

Думается, подобное положение закона противоречит принципу равенства в той части, что положения закона должны применяться в одинаковой мере и к гражданам и к организациям, поэтому следует исключить из п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ указание на потерпевшего от преступления.

Особую актуальность поставленный вопрос имеет в тех ситуациях, когда ущерб причинен индивидуальному предпринимателю, поскольку зачастую правоприменительные органы чрезмерно ограничительно толкуют уголовный закон, применяя п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ исключительно к гражданам.

Например, органами следствия действия М. были квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ, несмотря на то, что сумма ущерба составляла 137000 рублей, поскольку потерпевший П. является индивидуальным предпринимателем .

По нашему мнению, подобное толкование закона нельзя признать верным, т. к. статус индивидуального предпринимателя не связан с юридическим лицом, следовательно, на него должны распространяться все те права, которые относятся к гражданам.

Содержательная характеристика понятия «значительный ущерб гражданину» приводится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Так, следует выделить критерии установления значительности ущерба, которыми должны руководствоваться суды при вынесении решений:

1. Стоимостная характеристика ущерба должна составлять не менее 5000 рублей.

В этой части особые опасения имеются по качественной составляющей проводимой оценки стоимости имущества.

В частности, в отдельных районах вследствие недостаточной материальной базы комиссионная экспертиза не производится, а оценка осуществляется по объявлениям о продаже схожих товаров в Интернете (например, сайт «Авито») либо со слов самого потерпевшего.

При подобных способах определения стоимостной характеристики возможна некая необъективность, т. к. делая скриншот со страницы из Интернета правоприменительные органы не видят предлагаемый товар, не оценивают имеющиеся повреждения и расхождения в описании. Кроме того, данные цены в объявлениях могут существенно различаться, что порождает проблему выбора той цены, которая подлежит применению.

Потерпевшие, осуществляющие оценку собственного имущества, зачастую субъективно преувеличивают стоимость, не учитывая его амортизацию, наличие повреждений и т. д.

Таким образом, определяя стоимость похищенного имущества, наиболее целесообразно исходить из данных комиссионной экспертизы. При невозможности ее проведения необходимо более детально оценить стоимость на основе анализа схожих товаров, документов, подтверждающих стоимость, состояния имущества на момент хищения.

2. Имущественное положение потерпевшего и его семьи, которое должно свидетельствовать о существенном влиянии ущерба на их уровень жизни и благосостояние.

В этой части правоприменительная практика оценивает доход потерпевшего и членов его семьи, количество иждивенцев, размер расходов (в том числе с учетом коммунальных выплат, кредитов и т. д.).

В отдельных уголовных делах имеются ссылки на возраст потерпевшего и состояние здоровья. С последним расширением критериев значительного ущерба, по нашему мнению, нельзя согласиться, поскольку возрастные характеристики не имеют отношения к имущественному положению человека и неблагополучие в указанной сфере зачастую встречается и в «работоспособном» возрасте. Что касается состояния здоровья, то само по себе наличие заболеваний, не препятствующих работоспособности человека, не может выступать критерием значительности. В том же случае, когда вследствие заболевания человек не может работать (инвалид, временно нетрудоспособный), состояние здоровья выступает лишь доказательством низкого имущественного положения лица, а не самостоятельным критерием определения значительности.

3. Значимость данного имущества для потерпевшего.

Так, в последние годы в судебной практике встречаются приговоры, в которых суд не применяет п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, указывая на отсутствие такого критерия, как значимость.

Так, приговором Индустриального районного суда г. Барнаула К. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Суд первой инстанции исходил из того, что общий доход семьи составляет 28000 рублей, на иждивении находятся двое несовершеннолетних детей, имеется автокредит в сумме 18000 рублей, в свою очередь, сумма ущерба превышает установленный законодательством минимум для этой разновидности ущерба. Судебная коллегия, исключая квалифицирующий признак, указала, что судом не принято во внимание, что похищенные три ювелирных изделия не являются предметами первой необходимости, потерпевшая имеет автомобиль стоимостью 735000 рублей .
По другому уголовному делу был исключен признак значительности ущерба с указанием на то обстоятельство, что потерпевшая помимо похищенного телевизора обладает еще несколькими .

Думается, подобный подход к определению границ значительности недопустим в связи со следующими аргументами: термины «значительность» и «значимость» обладают с точки зрения этимологического значения разным содержанием. Так, согласно толковому словарю «значительность» означает «большой размер, большая величина». В свою очередь, значимость предполагает важность чего-либо . Очевидно, что характеристике ущерба в преступлениях против собственности полностью соответствует понятие значительности, предполагающее имущественную оценку. Включение в содержание значимости противоречит самому понятию ущерба, предполагающему уменьшение имущественной массы собственника или иного владельца.

Таким образом, критерий значимости вообще не имеет отношения к значительности ущерба, поскольку отражает не стоимостную оценку, а важность этого имущества для конкретного человека.

Существующие проблемы в судебной практике позволяют согласиться с утверждением П. С. Яни, указывающим, что «естественное стремление правоприменителя к формализации признаков всякой оценочной категории, посредством которой в законе описан состав преступления, в этом случае вряд ли может быть удовлетворено – выработать формулу учитываемых при вменении обсуждаемого признака обстоятельств, которым можно было бы придать заранее установленное значение, в принципе невозможно» .

Однако сказанное не означает невозможность выработки тех ориентиров для судебной практики, руководствуясь которыми возможно правильное толкование закона. В части содержания такого последствия, как значительный ущерб, эти критерии должны в первую очередь основываться на реальной стоимости похищенного имущества, определяемой в соответствии со всеми требованиями объективности и всесторонности. Кроме того, в качестве второго критерия необходимо учитывать соотношение данной стоимости с имущественным состоянием потерпевшего. В свою очередь, такой показатель, как значимость имущества, значения для квалификации не должен иметь.

Помимо ст. 158 УК РФ, понятие «значительный ущерб» используется и в преступлениях против собственности, не являющихся хищениями (ст. 167 УК РФ).

При этом, в отличие от кражи, в составе уничтожения или повреждения чужого имущества круг потерпевших расширен путем отсутствия указания на причинение ущерба исключительно гражданину. Следовательно, использование данной нормы возможно как в отношении отдельных категорий граждан, так и применительно к организациям и индивидуальным предпринимателям.

Кроме того, если при уничтожении имущества стоимостная характеристика ущерба определяется исходя из оценки всего имущества, то применительно к повреждению этот вопрос приобретает особую сложность.

Анализ научной литературы и судебной практики позволяет выделить несколько способов исчисления ущерба при повреждении имущества:

1. Оценка исключительно той части имущества, которая оказалась повреждена (например, при повреждении стекла у автомобиля оценке подлежит только эта часть).

2. Оценка не только данной части, но и стоимость работ, производство которых необходимо для восстановления имущества.

3. Расчет ущерба, исходя из стоимости всего имущества, а не только поврежденной детали .

В этой части интерес представляет приговор За- ринского городского суда Алтайского края в отношении Г. и П., осужденных по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ. Обосновывая наличие значительного ущерба, суд указал, что данная стоимость складывается из оценки самой постройки (дома), а также всего находящегося в нем имущества. При этом в приговоре отдельно выделено, что фактический ущерб составил всего несколько листов пеноплэкса стоимостью 2000 рублей .

По нашему мнению, представленное решение нельзя признать обоснованным по следующим обстоятельствам: во-первых, включение в размер ущерба того имущества, находящегося в доме, о наличии которого не были осведомлены виновные, является нарушением принципа вины (субъективное вменение). В этой части, следует отметить, что в научной литературе абсолютно верно отмечается возможность квалификации действий как покушения только при наличии прямого умысла, предполагающего осведомленность виновного относительно имущественного положения потерпевшего и желание причинить ему значительный ущерб .

Во-вторых, исчисление ущерба, исходя из стоимости возможных повреждений, а не фактических, также вызывает вопросы, поскольку, руководствуясь такой логикой, можно вменять субъекту преступления и стоимость всех расположенных вблизи строений, находящихся в зоне риска причинения повреждений.

По нашему мнению, наиболее оптимально будет использование второго способа исчисления, что объясняется следующими доводами: с одной стороны, представляется неверным не включать в стоимостный расчет тех затрат, которые лицо осуществило для восстановления имущества; с другой стороны, определение преступных последствий за счет стоимости имущества целиком (включая даже не поврежденную часть) необоснованно расширяет понятие ущерба.

В качестве вывода следует отметить, что в стратегическом плане законодательство должно развиваться в направлении уменьшения использования в УК РФ оценочных понятий, что связано со сложностью их установления в правоприменительной деятельности.

Библиографический список

1. Скляров С. В. Квалификация преступлений против собственности с причинением значительного ущерба / С. В. Скляров // Имущественные отношения в Российской Федерации. – 2018. – № 8. – С. 58-63.
2. Тюнин В. И. Умышленные уничтожение или повреждение имущества, повлекшие причинение значительного ущерба потерпевшему (ч. 1 ст. 167 УК РФ) / В. И. Тюнин, Ю. И. Степанов, Т. А. Огарь // Уголовное право. – 2016. – № 3. – С. 78-85.
3. Шаповалова О. А. Этимологический словарь русского языка: более 4500 словарных статей / О. А. Шаповалова. – 5-е изд. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2009.
4. Яни П. С. Значительный ущерб как признак хищения / П. С. Яни // Законность. – 2016. – № 4. – С. 12-14.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 3(23), 2019

Просмотров: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code