Исторические предпосылки факторов, объективно влияющих на криминогенную обстановку в сфере жилищно-коммунального хозяйства

Д.Б.Чернышев

Обострение криминогенной обстановки в сфере жилищно-коммунального хозяйства (далее — ЖКХ) обусловлено множеством причин, как субъективных, на которые государство в полной мере может воздействовать средствами уголовно-правовой политики, так и объективных, менее подверженных коррекции в силу ряда обстоятельств, в том числе исторических. Автором установлена прямая зависимость факторов, влияющих на криминогенную обстановку в отрасли ЖКХ, от исторического процесса ее формирования. При этом указанные факторы должны приниматься как неизменные и неустранимые, что необходимо учитывать при планировании уголовно-правовой политики.

Ключевые слова: преступность; детерминанты; факторы; жилищно-коммунальное хозяйство; история; объективные причины.

 

Еще К. Маркс относил потребность человека в жилье к первейшим потребностям, наряду с пищей . Право граждан России на жилище закреплено ст. 40 Конституции РФ . Любые нарушения в работе систем, снабжающих население ресурсами жизнеобеспечения, вызывают острые социальные потрясения, подрывают авторитет государства в глазах народа. При этом отрасль ЖКХ является крупнейшим сектором экономики, ежегодный оборот которого составляет свыше 2,4 трлн рублей , численность занятых в отрасли ЖКХ — более 2 млн человек . Совокупность таких факторов, как оборот в экономике отрасли ЖКХ больших объемов денежных средств (как бюджетных, так и полученных от населения за предоставленные жилищно-коммунальные услуги), сложная и противоречивая система жилищного и гражданского законодательства, регулирующего отношения в сфере ЖКХ, служит причиной повышенного внимания к данной отрасли экономики со стороны преступного мира.

Этими обстоятельствами обусловлена актуальность темы борьбы с преступностью в сфере ЖКХ. Определение понятия преступности в сфере ЖКХ в настоящее время является дискуссионным. Мы придерживаемся точки зрения, что данный вид преступности характеризуется факультативным объектом преступного посягательства, выражающимся в общественных отношениях, связанных с обеспечением нормальной работы организаций и систем оказания жилищно-коммунальных услуг и поставки коммунальных ресурсов.

Мы полагаем, что криминогенная привлекательность отрасли ЖКХ для потенциальных преступников обусловлена рядом объективных исторически сложившихся факторов, которые являются неустранимыми и должны приниматься таковыми при планировании уголовно-правовой политики. Цель настоящей статьи — проверка данной гипотезы. Мы попытаемся проследить эволюцию отрасли ЖКХ, установить причины, повлиявшие на формирование ее современного облика, уделив особенное внимание негативным факторам, которые, на наш взгляд, детерминируют преступность в данной сфере.

Вопросам изучения уголовно-правовых, криминалистических и криминологических аспектов преступности в сфере ЖКХ посвящен ряд научных исследований, в том чисел монографических. Так, вопросы уголовно-правовой квалификации преступлений, совершенных в сфере ЖКХ, освещены в работах В. В. Казакова , В. В. Шиханова , В. И. Тюнина, Ю. И. Степанова и др. Значительно большее внимание проблеме раскрытия и расследования указанных преступлений уделено учеными-криминалистами Е. О. Видясо- вым , К. А. Титовой , Д. Н. Маринкиным , Т. Ф. Гелюс , Г. А. Алиевой и т. д. Со стороны ученых-криминологов необходимо отметить работы Ю. В. Быстровой , Е. А. Сизых , Д. С. Саркисовой и др. Однако изучение исторического аспекта детерминирующих указанную преступность факторов до настоящего времени не проводилось.

В первую очередь следует сказать, что существующая сегодня система функционирования ЖКХ городов основана в советское время, от царской России каких-либо фактически функционирующих объектов, не являющихся культурными памятниками, до нас практически не дошло. При этом, говоря о советском времени, мы прежде всего имеем в виду период первых послевоенных пятилеток. Годы Великой Отечественной войны являются важной вехой, отделяющей «историю» ЖКХ от «современности». Огромные разрушения, причиненные войной крупнейшим населенным пунктам Европейской части СССР, имели диалектическое значение. Несомненно, уничтожение промышленных предприятий, в том числе ответственных за снабжение населения коммунальными ресурсами, а также разрушение большого объема жилых помещений отрицательно повлияли на уровень жизни большинства советских граждан. Однако с диалектической точки зрения эти разрушения привели к тому, что дали возможность применить на практике при восстановлении городской инфраструктуры все последние научные веяния советской и зарубежной урбанистики при проектировании и строительстве городов. И планирование объектов жизнеобеспечения населенных пунктов, систем поставки ресурсов осуществлялось до начала развития территории, что, безусловно, положительно сказывалось в решении задачи оптимизации обеспечения населения коммунальными услугами.

Необходимо также напомнить, что в СССР строилось социалистическое государство, отличающееся коллективной собственностью на средства производства, плановой экономикой, главенствующей ролью государства при перераспределении материальных благ и ресурсов среди населения. На наш взгляд, данная система, усиленная культивируемой коммунистической идеологией, в вопросе глобального городского строительства с точки зрения оптимизации и экономичности имела ряд неоспоримых плюсов по сравнению с рыночным подходом Западного мира. Строительство городов подчинялось глобальному плану индустриализации советской экономики. Потребности экономики обуславливали планирование открытия новых крупных промышленных предприятий. Одновременно с этим предусматривалось также комплексное развитие территории, включающее строительство новых (модернизацию и расширение старых) населенных пунктов. На практике были реализованы смелые идеи, высказанные в 1928 г. выдающимся советским ученым-экономистом Л. А. Велиховым . Промышленные предприятия становилось центром, «сердцем» новых городов, вокруг них возводились объекты жилой застройки, в том числе инженерные коммуникации снабжения домов коммунальными ресурсами. При этом промышленные предприятия интегрировались в данную систему, образуя с ней взаимовыгодный и взаимозависимый симбиоз. Так, в связи с отсутствием в СССР рыночных отношений в сфере недвижимости, не предполагающим право собственности, объекты жилого фонда находились на балансе предприятия, то есть обязанность по технической эксплуатации, содержанию и обслуживанию возлагалась на него. На него же была возложена обязанность по обеспечению многоквартирных домов коммунальными ресурсами. На практике типичный облик советских моногородов представлял из себя окруженное жилой застройкой крупное промышленное предприятие, неразрывно связанное с ней как кровеносными сосудами сетью инженерных систем жизнеобеспечения, через которые в жилые дома от предприятия поступали коммунальные ресурсы — тепловая энергия в горячей воде, электроэнергия. Система содержания и обслуживания многоквартирных домов — так называемые жилищно-эксплуатационные отделы — также были подконтрольны промышленным предприятиям. Данная централизованная система оказания жилищно- коммунальных услуг населению, функционирующая в рамках замкнутой экономической структуры симбиоза промышленного предприятия с населенным пунктом, являлась весьма эффективной и экономичной при соблюдении одного главного условия — единства, за счет того, что собственником выступало только го- сударство .

Несомненно, что в период массового жилищного строительства в 60-80-е гг. ХХ в. никто не мог предвидеть, что когда-нибудь в нашей стране изменится советский строй, экономика будет переведена на рыночные отношения, общественная собственность станет частной, единые производственные комплексы будут разделены на отдельные изолированные друг от друга хозяйствующие структуры, уже не объединенные общими целями и общим руководством, а имеющие свои собственные конкурирующие интересы.

С наступлением перестройки, приватизацией в 90-е гг. ХХ в. были разрушены экономические связи «производитель — исполнитель — потребитель», являвшиеся сильной стороной советской системы ЖКХ. Система, спланированная и созданная для одних условий, стала абсолютно недееспособной в новой рыночной действительности . И именно искусственное внедрение рыночных отношений в системе ЖКХ, изначально создаваемой к условиям плановой экономики и наличия централизованного управления и единого собственника в лице публичной власти, явилось основой для существующих сегодня объективных противоречий, выражающихся в конфликтах интересов самостоятельных участников рынка ЖКХ, что, на наш взгляд, недопустимо в такой социально значимой сфере, как ЖКХ. Необходимо отметить, что если в большинстве отраслей экономики условия рыночной конкуренции выгодны конечному потребителю в силу общего повышения качества оказываемых услуг, то в такой социально значимой сфере, как ЖКХ, они приводят к дисбалансу рентабельности различных отраслей ЖКХ и, соответственно, убыточности и разорению части предприятий, оттоку финансов в теневую экономику и общей криминализации. В силу такой неразрывной организационно-структурной связи предприятий комплексов ЖКХ население лишается своего главного преимущества рыночных отношений — права «голосовать рублем» за качество предоставляемых услуг в связи с объективным отсутствием альтернативы при выборе поставщика коммунальных ресурсов, что обусловлено заложенной изначально единой инженерной инфраструктурой. И именно этот факт лежит в основе нашего утверждения о том, что данные организационно-структурные положения системы функционирования ЖКХ являются объективными, неустранимыми и негативное влияние, оказываемое ими, в том числе на криминогенную обстановку в сфере ЖКХ, при изучении преступности в данной отрасли должны учитываться и приниматься именно как объективная действительность.

Как нами отмечалось выше, внедрение рыночных отношений в экономику ЖКХ выявило дисбаланс рентабельности отдельных ее составляющих. Так, сфера производства и поставки коммунальных ресурсов считается низкорентабельной и мало привлекает предпринимателей. Причинами этого являются, во-первых, потребности в наличии больших производственных мощностей и капиталовложений, во-вторых, тарифное регулирование со стороны государства, ограничивающее нормоприбыль, и в-третьих, законодательный запрет на приостановку подачи ресурсов даже при отсутствии оплаты со стороны потребителей. При этом в силу безусловной социальной потребности в указанной деятельности, производство и поставка коммунальных ресурсов со всеми перечисленными неблагоприятными факторами вынужденно ложится на муниципальные предприятия. Деятельность же по обслуживанию жилого фонда является сравнительно более рентабельной, и в силу относительного отсутствия описанных выше негативных факторов данная ниша практически полностью занята частным бизнесом. Такое несправедливое, неравномерное распределение уровня «социальной ответственности» между предпринимателями и публичной властью нам также видится одним из факторов, негативно влияющих на уровень преступности в сфере ЖКХ.

Следствием указанных обстоятельств является усугубление общего уровня криминогенной обстановки в отрасли. В связи с отсутствием единого подхода к выбору критериев для отнесения конкретных преступлений к группе совершенных в сфере ЖКХ, формирование государственной криминологической статистики в отношении данного вида преступности является достаточно условным и фактически оставлено на усмотрение конкретных правоприменителей, составляющих документы первичного статистического учета. В связи с этим говорить об абсолютных цифрах совершенных преступлений в сфере ЖКХ представляется затруднительным. Однако наблюдение статистических показателей в динамике позволяет сделать вывод об общем масштабе указанной проблемы. Так, согласно имеющимся статистическим данным, за последние 5 лет доля преступлений, учтенных в качестве совершенных в сфере ЖКХ, возросла с 0,12 до 0,18 % от общего числа зарегистрированных преступлений1. Можно допустить, что данная тенденция вызвана не столько ростом числа совершенных преступлений, сколько повышением эффективности работы правоохранительных органов, направленной на снижение уровня их латентности, внедрением разрабатываемых научных методик выявления, раскрытия и расследования преступлений. Косвенно это подтверждается общей тенденцией к снижению числа регистрируемых преступлений, выявленных подразделениями экономический безопасности и противодействия коррупции, отмечаемой ГИАЦ МВД России, при этом доля преступлений, совершенных в сфере ЖКХ, возросла до 48 % среди совершенных в сфере экономики2.

Однако, несмотря на, казалось бы, невысокие относительные процентные показатели преступлений в сфере ЖКХ, в силу свойственного им высокого уровня латентности, можно судить о серьезных масштабах данной проблемы. А в связи со значительностью совокупного материального ущерба, причиняемого в результате данных преступлений, проблема преступности в указанной сфере приобретает особую актуальность.

В контексте рассматриваемых в настоящей статье исторических факторов, оказывающих детерминирующее влияние на уровень преступности в сфере ЖКХ, можно проследить прямую зависимость уровня злоупотреблений руководителей организаций, представляющих жилищно-коммунальные услуги по обслуживанию жилого фонда, в отношении денежных средств, собранных с населения многоквартирных домов за поставленные коммунальные ресурсы, от сформированной в советский период системы естественных монополий в сфере производства и поставки коммунальных ресурсов. В силу описанной нами выше системы коммунальной инфраструктуры у потребителей отсутствует выбор источников получения коммунальных ресурсов. Вместе с тем установленная жилищным законодательством система отношений определяет в качестве покупателя всего объема поставляемых в многоквартирный дом ресурсов управляющую организацию, отвечающую за оплату данного объема независимо от уровня оплаты со стороны потребителей, который колеблется в зависимости от региона от 63,5 % до 99,4 %, и в среднем по России составляет не более 88,7 % . Возрастающая задолженность за коммунальные ресурсы приводит к взысканию указанной недостачи из собственных средств управляющих организаций. Оставшись без средств для осуществления основной деятельности, руководители управляющих организаций зачастую решают указанную проблему за счет вновь поступающих денег от населения за поставленные коммунальные ресурсы. Наряду с этим расходование данных средств на любые цели, не связанные с оплатой поставленных ресурсов, образует состав преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, т. к. нарушает порядок оплаты, установленный постановлением Правительства от 12 марта 2012 г. № 25 3 , и в настоящее время сложилась устойчивая и однообразная практика подобной ква- лификации .

Указанный вид преступлений составляет значительную долю среди вступивших в силу обвинительных приговоров судов о преступлениях, совершенных в сфере ЖКХ , из чего можно сделать вывод о существенном влиянии исторических факторов на общий уровень преступности в отрасли в целом.

При этом указанные факторы, изложенные в данной статье, в силу своей неустранимости без радикальной перестройки всех инженерных коммуникаций населенного пункта являются объективными, не зависящими от воли и действий участников экономических отношений в сфере ЖКХ, а также от мер криминологической профилактики, применяемых со стороны субъектов уголовно-правовой политики и правоприменителей.

Сегодня проблемам ЖКХ и городской среды в целом уделяется внимание со стороны государства на самом высоком уровне. Так, развитие данных направлений выделено среди национальных целей и стратегических задач России, утвержденных указом Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204. Это свидетельствует о том, что уже сейчас принимаются меры по оздоровлению экономики отрасли, что, безусловно, в долгосрочной перспективе должно благоприятно отразиться и на уровне криминализации сферы ЖКХ.

Разумеется, тема детерминации преступности в сфере ЖКХ требует глубокого изучения. В настоящей статье нами были приведены доводы в подтверждение того, что одним из важнейших неблагоприятных факторов, отрицательно влияющих на общий криминогенный уровень в сфере ЖКХ, является исторически сложившаяся система производственно- экономических отношений, связанных с оказанием населению жилищно-коммунальных услуг, при этом в силу специфики устройства жилищно-коммунальной инфраструктуры данный фактор является объективно не устранимым ни средствами уголовно-правового регулирования, ни иными криминологическими, гражданско-правовыми механизмами и должен учитываться в качестве такового при реализации уголовно-правовой политики.

Библиографический список

1. Алиева Г. А. Методика расследования взяточничества и коммерческого подкупа в жилищно-коммунальном хозяйстве: дис. … канд. юрид. наук / Г. А. Алиева. — Москва, 2016.
2. Быстрова Ю. В. Преступность в сфере ЖКХ: криминологическое исследование: монография / Ю. В.
Быстрова. — Москва: Научный консультант, 2017.
3. Видясов Е. О. Особенности предпосылок расследования преступлений в сфере жилищно-коммунального хозяйства / Е. О. Видясов // Правовое государство: теория и практика. — 2016. — № 2 (44). — С. 141-146.
4. Велихов Л. А. Основы городского хозяйства. Общее учение о городе, его управлении, финансах и методах хозяйства / Л. А. Велихов. — Москва: Наука, 1996.
5. Гелюс Т. Ф. Расследование преступлений, совершаемых в сфере жилищно-коммунального хозяйства: научно-практическое пособие / Т. Ф. Гелюс. — Москва: ВНИИ МВД России, 2015.
6. Еремин С. Г. Анализ практики борьбы с преступлениями в жилищно-коммунальном хозяйстве РФ / С. Г. Еремин, Ю. С. Стешенко // Криминалистика и судебно-экспертная деятельность в условиях современности: материалы II Всероссийской научно-практической конференции / ред. кол.: С. В. Пахомов, Д. А. Натура, В. И. Еремченко, Л. А. Рычкалова, А. В. Гусев. — Орел: ОрЮИ МВД России, 2014. — С. 46-50.
7. Жилищно-коммунальная конкуренция. — URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/02/09/5a7c63759a 794794eeae9c5e.
8. Казаков В. В. Криминологические и уголовно- правовые меры противодействия преступлениям, совершаемым в жилищно-коммунальной сфере: дис. … канд. юрид. наук / В. В. Казаков. — Москва, 2011.
9. Косухин М. М. От истории создания до современного состояния и перспектив развития жилищно-коммунального хозяйства России / М. М. Косу- хин // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В. Г. Шухова. — 2016. — № 12. — С. 48-54.
10. Маринкин Д. Н. Расследование преступлений в сфере жилищно-коммунального комплекса: дис. … канд. юрид. наук / Д. Н. Маринкин. — Нижний Новгород, 2009.
11. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы / К. Маркс. — Санкт-Петербург: Академический проект, 2010
12. Меерович М. Г. История возникновения советским моногородов: принципы проектирования, расселения, градостроительная и жилищная политика / М. Г. Меерович // Муниципальное имущество: экономика, право, управление. — 2016. № 1. — С. 23-29.
13. Россия в цифрах 2017 краткий статистический сборник // Официальное издание Федеральной службы государственной статистики. — URL: http://www. gks.ru/free_doc/doc_2017/rusfig/rus17.pdf.
14. Саркисова Д. С. Криминологический анализ уровня преступности в жилищно-коммунальной сфере (на примере Воронежской области) / Д. С. Саркисова // Экономика и право. — 2017. — № 4. — С. 131-136.
15. Сизых Е. А. Детерминанты преступности в сфере жилищно-коммунального хозяйства крупных городов России / Е. А. Сизых // Актуальные проблемы
экономики и права. — 2016. — Т. 10. — № 2. — С. 236-246.
16. Титова К. А. Методика расследования хищений в сфере жилищно-коммунального хозяйства: дис. … канд. юрид. наук / К. А. Титова. — Барнаул, 2009.
17. Тюнин В. И. Преступления, совершаемые в сфере жилищно-коммунального хозяйства (особенности квалификации в связи с механизмом совершения преступления) / В. И. Тюнин, Ю. И. Степанов // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2014. — № 3 (63). — С. 63-70.
18. Шиханов В. Н. Особенности квалификации преступлений, совершаемых в сфере жилищно-коммунального хозяйства / В. Н. Шиханов // Сибирский юридический вестник. — 2014. — № 4. — С. 103-112.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code