Актуальные аспекты применения статьи 302 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за принуждение к даче показаний

Н.В.Щетинина

В статье рассматриваются особенности отдельных объективных и субъективных признаков принуждения к даче показаний, выявляются проблемные вопросы квалификации указанного преступления, формулируются предложения по практике применения статьи 302 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: принуждение; показание; незаконные действия; издевательство; пытка; квалификация.

 

Согласно ст. 18 Конституции РФ правосудие является важнейшим гарантом охраны прав и свобод человека и гражданина. Выступая юридической формой урегулирования конфликтов, оно само нуждается в правовой защите. В этой связи особое значение приобретает законодательное регулирование ответственности за посягательства на нормальную деятельность органов суда и предварительного расследования. В то же время преступления против правосудия занимают далеко не последнее место по необходимости их изучения и усовершенствования системы ответственности за них.

В контексте рассмотрения проблемных аспектов применения норм Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) об ответственности за преступления указанной группы представляется актуальным акцентировать внимание на ст. 302 УК РФ, предусматривающую ответственность за принуждение к даче показаний.

В соответствии с содержанием диспозиции ч. 1 ст. 302 УК РФ уголовно наказуемым является принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний. Однако существует и другой вид доказательств — «иные документы». К ним может относиться любая информация, закрепленная в письменной форме и имеющая значение для уголовного дела. Например, явка с повинной, заявление об отказе от защитника и др. Практика показывает, что порой из подозреваемых «выбивают» явку с повинной с целью повысить уровень раскрываемости преступности. Так, в частности, в Ямало-Ненецком автономном округе за восемь месяцев полковник внутренней службы сфабриковал 190 протоколов явки с повинной .

Круг лиц, которые могут выступать в качестве субъектов по ст. 302 УК РФ, ограничен: ими могут быть следователь, лицо, производящее дознание, а равно другое лицо с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание. Представляется, подобное перечисление ущербно, поскольку помимо следователя и лица, производящего дознание, существуют иные лица, обладающие, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, полномочиями непосредственно осуществлять расследование и совершать действия по сбору доказательств: это иные участники уголовного судопроизводства в лице руководителя следственного органа, начальника органа дознания и начальника подразделения дознания. Однако, исходя из буквального толкования анализируемой уголовно- правовой нормы, они не могут быть привлечены к ответственности по ст. 302 УК РФ.

Учитывая изложенное, диспозицию ч. 1 ст. 302 УК РФ следует сформулировать в следующей редакции: «Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний или предоставлению иных сведений, имеющих значение для уголовного дела, либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны лица, производящего предварительное расследование, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия лица, производящего предварительное расследование».

При этом под иными сведениями применительно к ст. 302 УК РФ следует понимать информацию о расследуемом преступлении, закрепленную в документе, который, в соответствии со ст. 74 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, считается доказательством и относится к «иным документам». Такими сведениями являютсяявка с повинной, расписка, ходатайство и другие документы, имеющие существенное значение для уголовного дела.

Определенные проблемы в практике применения ст. 302 УК РФ обусловлены отсутствием нормативно предусмотренного толкования и наличием неоднозначного доктринального толкования отдельных признаков состава.

При рассмотрении дел о принуждении к даче показаний или предоставлению иных сведений, имеющих значение для уголовного дела, а также даче заключений судам следует иметь в виду, что под принуждением понимается физическое либо психическое воздействие на потерпевшего путем совершения запрещенных законом действий в виде угрозы насилием или уничтожением (повреждением) имущества, шантажа или иных незаконных действий, а также в виде применения насилия, издевательства или пытки, способных повлечь дачу показаний, предоставление иных сведений, имеющих значение для уголовного дела, либо вынесение заключения. При этом для квалификации действий по указанной статье не имеет значения, к даче правдивой или ложной информации принуждалось лицо.

Под угрозой, которая является способом совершения преступления, понимается угроза применения насилия как не опасного для жизни или здоровья, так и опасного для жизни или здоровья, включая угрозу убийством, а также угрозу уничтожением или повреждением имущества. При этом угроза может быть направлена как на самого потерпевшего, так и на его близких, то есть лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему.

Шантажом традиционно считается угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Следует отметить, что фактическое распространение в ходе принуждения заведомо ложных сведений при наличии соответствующих оснований может образовывать самостоятельные составы преступлений, предусмотренных, в частности ст. 128 , 137, 155, 183 УК РФ.

К иным незаконным действиям применительно к ст. 302 УК РФ относится, в частности, обман (ложные обещания прекратить дело, изменить меру пресечения, разрешить свидание), гипноз, угроза лишения каких-либо процессуальных прав. При этом иные незаконные действия не могут включать способы принуждения, ответственность за которые предусмотрена ч. 2 ст. 302 УК РФ (применение насилия, издевательство, пытки).

К насилию по смыслу ч. 2 ст. 302 УК РФ относится как насилие, не опасное для жизни или здоровья (побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы — связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и т. д.), так и насилие, опасное для жизни или здоровья (насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью потерпевшего, а также насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья)1. Исходя из правил квалификации при конкуренции «части» и «целой» нормы, фактическое наступление последствий, предусмотренных ст. 111, 112, 115 УК РФ, охватывается ч. 2 ст. 302 УК РФ и не требует юридической оценки содеянного по совокупности преступлений. Однако соотношение санкций рассматриваемых норм позволяет заключить, что умышленное причинение тяжкого вреда здоровью принуждаемого, совершенное при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 111 УК РФ (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия), ч. 3 ст. 111 УК РФ (группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или в отношении двух или более лиц), также ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), должно дополнительно квалифицироваться по соответствующим частям ст. 111 УК РФ.

Определенные сложности вызывает разграничение таких способов принуждения, содержащихся в ч. 2 ст. 302 УК РФ, как издевательство и пытка. Поскольку применяемый при понуждении к даче показаний способ влияет на степень общественной опасности совершенного преступления, представляется целесообразным разобраться в содержании указанных терминов. В соответствии с примечанием к ст. 117 УК РФ, которое законодатель распространяет и на ст. 302 УК РФ, под пыткой понимается причинение физических и психических страданий, совершенных в целях понуждения к даче показаний. Данное определение, по сути, акцентирует внимание на последствиях анализируемого действия, а не на его юридической сущности. Но очевидно, что причинение психических страданий может являться свойством и издевательства.

В соответствии со словарем русского языка издевательство — «злая насмешка, оскорбление, а также оскорбительный поступок, поведение по отношению к кому-нибудь»1. Ключевым словом, раскрывающим «издевательство», как следует из его определения, является «оскорбление», а оскорбить — это значит «тяжело обидеть, крайне унизить», совершить «оскорбляющий поступок», произнести «оскорбляющие слова»2. Однако не следует отождествлять термины «издевательство» и «оскорбление», поскольку оскорбление является самостоятельной уголовно-правовой категорией, используемой, в частности, в ст. 279 и 319 УК РФ. Сказанное подтверждается и судебной практикой. Так, признанный потерпевшим по делу о совершении грабежа З. отказался давать показания о том, что преступление в отношении него не совершалось. К., принуждая З. к отказу от своих первоначальных показаний и к даче показаний о том, что хищение его имущества не совершалось, оказывал на него психологическое воздействие: угрожал применением насилия, привлечением его к уголовной ответственности, лишением свободы, высказывал повышенным тоном в его адрес грубую нецензурную брань, тем самым оскорбляя его. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала квалификацию действий К. именно по ч. 1 ст. 302 УК РФ правильной .

Учитывая изложенное, можно констатировать, что «издевательство» должно рассматриваться как крайняя форма оскорбления, унижения. Не случайно в литературе правильно акцентируется внимание на том, что издевательство «может выражаться в особо унизительном обращении, циничном и грубом унижении достоинства человека, что причиняет ему страдания, например, высказывания в грубой, оскорбительной форме по поводу внешности, национальности, физических недостатков… и т. п.» . По мнению В. Л. Кудрявцева, издевательство может выражаться и в поступках, например в совершении непристойных телодвижений .

Таким образом, под издевательством применительно к ч. 2 ст. 302 УК РФ следует понимать действия (бездействие), связанные исключительно с психическим воздействием на принуждаемого или близких ему лиц, причиняющим им особые нравственные страдания, а под пыткой — физическое воздействие, причиняющее физические или нравственные страдания.

В заключение следует акцентировать внимание на том, что к лицам, которые могут совершать принуждение «с ведома или молчаливого согласия» лица, осуществляющего расследование, следует относить любых вменяемых лиц, достигших 16-летнего возраста. При этом для квалификации содеянного по ст. 302 УК РФ не имеет значения наличие или отсутствие у данного лица статуса представителя власти. Принуждение считается совершенным «с ведома» при наличии устного или письменного согласия или разрешения лица, осуществляющего предварительное расследование, либо при непринятии им необходимых для пресечения принуждения мер. Отсутствие признаков, характеризующих специального субъекта рассматриваемого преступления, исключает возможность применения ст. 302 УК РФ. Поскольку принуждение к даче показаний относится к одной из форм превышения должностных полномочий, то при наличии соответствующего должностного статуса виновного лица содеянное следует квалифицировать по ст. 286 УК РФ. Так, именно по ст. 286 УК РФ следует привлекать сотрудника уголовного розыска за принуждение к даче показаний при условии отсутствия «ведома или молчаливого согласия» следователя или лица, производящего дознание.

Библиографический список

1. Ожегов С. И. Словарь русского языка: около 57000 слов / С. И. Ожегов / С. И. Ожегов; под ред. Н. Ю. Шведовой. — 14-е изд., стереотип. — Москва, 1982.
2. Кудрявцев В. Л. Объективная сторона квалифицированного состава принуждения к даче показаний (ч. 2 ст. 302 УК РФ): вопросы теории и практики [Электронный ресурс] / В. Л. Кудрявцев // Адвокат. — 2016. — № 10. — URL: http://www.consultant.ru.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code