Адвокатская деятельность как конституционная гарантия квалифицированной правовой помощи

А.Г.Рублев

В настоящей статье рассмотрены некоторые проблемы деятельности адвокатуры по оказанию квалифицированной юридической помощи как одной из важнейших конституционных гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: адвокат; адвокатская деятельность; квалифицированная юридическая помощь; конституционные гарантии.

 

Важной составляющей в алгоритме обеспечения прав и свобод личности является гарантия получения юридической помощи, поскольку, столкнувшись с конкретной проблемой, связанной с реализацией установленных процедур, обжалования определенных действий, решений в судебном порядке, при отсутствии специальных юридических знаний и навыков человек осознает необходимость профессиональной помощи адвоката.

Конституция России, возлагая на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина и гарантируя государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 2, ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46), закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой бесплатно в случаях, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 48). Во взаимосвязи с иными правами и свободами человека и гражданина, в частности теми, которые сопряжены с защитой каждым своих прав и свобод всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) и разбирательством дела судом на основе состязательности и равноправия (ч.
3 ст. 123 Конституции РФ), они выступают в качестве одного из необходимых условий справедливого правосудия .

Правовая помощь при осуществлении защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц в суде реализуется, например, в форме гражданского процессуального представительства, что не лишает лицо права самостоятельного участия в рассмотрении спора. При этом участие представителя в гражданском процессе может быть обусловлено как невозможностью личного участия лица, являющегося стороной в деле, из-за его недееспособности, так и желанием заинтересованных лиц получить квалифицированную профессиональную помощь при рассмотрении дела.

Очевидно также, что именно адвокатура является тем институтом гражданского общества, который стоит на страже конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина, поскольку правовые стандарты любого современного демократического государства признают их высшей ценностью, а право на юридическую помощь выступает в качестве обеспечения эффективной реализации процессуальных прав лица как участника различных правоотношений.

Необходимо также отметить, что Конституционный Суд РФ в определении от 17 октября 2006 г. № 424-О указал, что «предоставляя обвиняемому возможность отказаться от защитника на любой стадии производства по делу, уголовно-процессуальный закон таким образом гарантирует право данного участника уголовного судопроизводства на квалифицированную юридическую помощь защитника, исключая возможность принуждения лица к реализации его субъективного права вопреки его воле»1.

Несмотря на указанные выше требования, в практической деятельности имеются случаи сознательного нарушения адвокатами законодательства, регулирующего оказание юридической помощи доверителю. Так, согласно материалам дисциплинарной практики, адвокат П. в нарушение установленного порядка, по инициативе следователя, принял участие в защите В. при проведении следственного действия — очной ставки со свидетелем. При этом он знал, что у В. имеется соглашение с другим адвокатом, который не был извещен надлежащим образом о проведении следственного действия. Кроме того, П. в другой день, не являясь уже защитником В., прибыл в следственный изолятор, где содержалась последняя, в ходе беседы убеждал ее признать вину, возместить ущерб под условием изменения меры пресечения, а также угрожал ей.

Между тем в обязанности адвоката не входит оказание помощи в разрешении проблем, возникших у следователя. Его задача — оказать квалифицированную помощь своему доверителю, а не склонять его к признательным показаниям, когда он свою вину не признает2.

Не случайно Конституционный Суд РФ указал в определении от 8 февраля 2007 г. № 251-О-П: «…реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника) на той или иной стадии уголовного судопроизводства не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, т. е. от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению. Манипулирование правом на защиту, чем бы оно ни мотивировалось, недопустимо» .
Очевидно, что ситуация с нарушением установленных гарантий адвокатской деятельности возникает в результате конфликта интересов, существующего в сфере защиты прав человека и гражданина между правоохранительной и судебной системами и представителями независимого института гражданского общества.

Однако, несмотря на закрепление в нормах национального законодательства международных правовых стандартов по осуществлению адвокатской деятельности , нередко встречаются случаи противоправного вмешательства и давления на адвокатов со стороны представителей правоохранительных органов, начиная от необоснованного уголовного преследования и заканчивая откровенным применением насилия. Например, за период 2017 г. отмечено вмешательство в адвокатскую деятельность либо воспрепятствование этой деятельности в 43 субъектах РФ: отказы следственных органов в допуске адвокатов к участию в процессуальных действиях выросли на 23,3 % (с 60 до 74), отказы адвокатам в выдаче запрашиваемых документов и сведений — на 40,5 % (с 116 до 163). В то же время количество нарушений, связанных с предоставлением адвокатам свиданий с подзащитными, сократилось почти в 2 раза — с 123 до 63 случаев .

Кроме того, практика Европейского Суда по правам человека требует обеспечения на национальном уровне прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности. Так, к примеру, 11 декабря 2018 г. ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Родионов против России», заявитель по которому был осужден за участие в нар — котрафике и жаловался на многочисленные нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные во время расследования уголовного дела и при содержании его под стражей. В частности, Европейский Суд по правам человека назначил более 16 тыс. евро компенсации осужденному за перевозку нар — котиков гражданину, автомобиль которого был досмотрен при задержании без участия защитника .

В условиях построения правового государства, совершенствования институтов гражданского общества к органам власти предъявляются справедливые требования обеспечения гарантий независимости адвокатов и мер по их защите. Специальные гарантии осуществления профессиональной деятельности адвоката включают в себя неприкосновенность адвокатской тайны и специальный порядок уголовного производства в отношении адвоката.

Рассмотрим нарушение конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи более детально на конкретном примере. Адвокат С. заключила с родственниками находящегося в розыске Х. соглашение на оказание юридических услуг. Х. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст. 1721 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, по факту фальсификации финансовых документов учета и отчетности банка и хищения путем обмана денежных средств банка в особо крупном размере.

Адвокат обратилась в соответствующее Следственное управление СК РФ по г. Москве с ходатайством, в котором указала, что является защитником Х., и попросила предоставить возможность получить копии документов и материалов по делу. Следователь по особо важным делам К. ответил адвокату отказом, указав, что в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

Адвокат подала жалобу соответственно руководителю Следственного управления, в которой указала, что своими действиями следователь грубейшим образом нарушил законодательство, право на защиту обвиняемого Х. Она отметила, что в соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные ч. 3 ст. 53 УПК РФ (полномочия защитника).

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности в Российской Федерации» никто не вправе требовать от защитника и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Однако заместитель руководителя Следственного управления Ш. отказал в удовлетворении жалобы. Тогда С. обратилась в Черемушкинский районный суд г. Москвы, указав, что действия Ш. и К. являются незаконными, нарушающими право на защиту и противоречат законодательству.

По мнению адвоката, положения ч. 1 ст. 50 УПК РФ следствием применены неправильно, поэтому не могут служить основанием для отказа в предоставлении ей права на вступление в уголовное дело в отношении Х. и ознакомление с его материалами. С. попросила суд признать незаконными решения К. и Ш. и обязать устранить допущенное нарушение — допустить в качестве защитника и предоставить возможность ознакомления с материалами уголовного дела в отношении Х.

В судебном заседании адвокат доводы жалобы поддержала. Прокурор же полагал, что решение должностных лиц является законным и обоснованным. Заслушав мнение сторон, суд отметил, что согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера на исполнение поручения, выдаваемого соответствующим адвокатским образованием. При этом закон не предусматривает представления адвокатом для подтверждения своих полномочий каких-либо иных документов, подтверждающих волеизъявление обвиняемого на осуществление его защиты конкретным адвокатом, в том числе и соглашения или поручения на осуществление защиты в уголовном деле. Поэтому, как отметил суд, действия следователей противоречат требованиям действующего законодательства, предусматривающим уведомительный, а не разрешительный порядок доступа адвоката к защите обвиняемого. Суд удовлетворил жалобу С., признал незаконными решения следователей и обязал устранить допущенные нарушения.

Не согласившись с постановлением районного суда, прокуратура обратилась в Мосгорсуд. Однако Мосгорсуд поддержал решение Черемушкинского суда г. Москвы. Суд указал, что положения ч. 1 ст. 50 УПК РФ регулируют порядок приглашения защитника, круг лиц, уполномоченных его пригласить. Положения ч. 4 ст. 49 УПК РФ определяют условия, при которых защитник вступает в дело, — предъявив удостоверение адвоката и ордер. Суд отметил, что при выполнении данных условий положения ч. 1 ст. 50 и ч. 4 ст. 49 УПК РФ реализованы и защитник вступил в дело. Положения ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ регулируют период до вступления защитника в дело, позволяя адвокату иметь одно свидание с обвиняемым для обсуждения возможности вступления защитника в дело. Мосгорсуд также отметил, что при отсутствии обстоятельств, исключающих участие в производстве по делу защитника, орган расследования не вправе препятствовать защитнику, предъявившему удостоверение и ордер на защиту по уголовному делу, в реализации прав, предоставленных ему законом, в том числе знакомиться с материалами дела. Суд указал, что, отказывая при таких обстоятельствах в удовлетворении ходатайства С., следователь и руководитель следственного органа ограничили права защитника и нарушили право обвиняемого на защиту. Мосгорсуд постановил оставить без изменения решение нижестоящего суда, а апелляционное представление — без удовлетворения.

По мнению адвоката, следователь, вероятно, не хотел, чтобы обвиняемый был в курсе хода предварительного следствия и смог построить свою защиту должным образом. В отсутствие защитника по соглашению для участия во всех следственных действиях приглашались адвокаты по назначению в порядке ст. 51 УПК РФ, которые не имели возможности отстаивать интересы обвиняемого в полной мере, так как им попросту не были известны все обстоятельства дела. А прокуратура, поддерживая позиции органов предварительного следствия в суде, не осуществляла контроль за соблюдением следствием норм действующего законодательства, не обеспечивала права граждан на защиту .

Как свидетельствует действующая практика, квалифицированная юридическая помощь особенно необходима лицам, заключенным под стражу, поскольку они ущемлены в реализации способов и характера защиты. В качестве примера приведем обращение председателя комиссии по защите прав адвокатов Совета адвокатской палаты г. Москвы Р. Зиновьева на заседании рабочей группы Уполномоченного по правам человека, посвященной правам граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи.

Как следует из обращения адвоката, право его доверителя Ш. на защиту регулярно нарушалось. В частности, его адвокаты не имели возможности посещать подзащитного и давать ему необходимые консультации в связи с переполненностью следственного изолятора большим количеством посещающих адвокатов. По словам адвоката, в «Лефортово» работает всего 6 кабинетов для встреч с обвиняемым, при этом они постоянно заняты следователями, которым со стороны администрации предоставляется приоритет для прохода (администрация предоставляет следователям безусловный приоритет перед адвокатами, хотя ничто не мешает следователям вывозить «своих» арестантов к себе и не занимать кабинеты для адвокатов) .

Кроме всего прочего, приоритетной особенностью верховенства права в исследуемых правоотношениях является сохранение системы сдержек и противовесов в целях гарантии равноправия сторон, исключая возможности доминирования в судебном производстве, включая судей и представителей правоохранительных органов. Адвокату должны быть предоставлены все возможности подвергать сомнению и проверять доказательства, собранные стороной обвинения. Равенство процессуальных возможностей является обязательным элементом справедливого судебного разбирательства.

Интересен следующий приговор суда с точки зрения предотвращения насильственных и неуважительных действий по отношению к адвокатам, а также по воспрепятствованию защите прав доверителей. 4 декабря 2018 г. Лефортовский районный суд г. Москвы в особом порядке рассмотрел уголовное дело в отношении двух сотрудников отдела полиции по району Лефортово, которые в июне 2017 г. применили физическое насилие к адвокату П. и ее подзащитному. В июле 2017 г. в отношении полицейских было возбуждено уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а 15 марта 2018 г. предъявлено обвинение в злоупотреблении полномочиями с применением насилия. Тогда полицейские себя виновными не признавали. Однако впоследствии обвиняемые полностью признали свою вину, выплатили потерпевшим компенсацию морального вреда и ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке.

В итоге суд признал С. и Ш. виновными и приговорил к лишению свободы условно. Представитель П. отметил, что в приговоре прямо зафиксировано, что одним из существенных нарушений конституционных прав гражданина является именно воспрепятствование должностными лицами правоохранительных органов реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, защиту своих прав и свобод всеми способами, в том числе и с участием адвоката .

все международные акты по правам человека одним из важнейших признают право каждого человека на получение профессиональной правовой помощи. Показателем уровня правового государства и соблюдения прав человека в России является в том числе деятельность независимого института адвокатуры и эффективное выполнение возложенных на него функций.
Общественные отношения по поводу оказания юридической помощи находятся во взаимосвязи с реализацией соответствующими субъектами конституционной обязанности государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа каждого к правовым услугам и возможности привлечения каждым лицом, заинтересованным в совершении юридически значимых действий, квалифицированных специалистов в области права — именно поэтому они воплощают публичный интерес, а оказание юридических услуг имеет публично-правовое значение. Изложенный вывод Конституционный Суд РФ неоднократно подтверждал в своих решениях .

Важный правозащитный ресурс исследуемого права граждан на защиту необходимо рассматривать в качестве конституционной основы адвокатской деятельности. Это одно из ключевых прав, определяющих конституционно-правовой статус личности, поскольку оно обеспечивает беспрепятственную реализацию каждым человеком любых других прав и свобод, а также любого законного интереса .

В заключение подчеркнем, что проблема обеспечения права защитника беспрепятственно встречаться с доверителем в местах изоляции от общества может быть решена путем закрепления в ведомственных приказах органов правопорядка процедуры, позволяющей встречаться с защитником без ограничения времени и числа визитов.

Кроме того, по аналогии с уголовной ответственностью за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов целесообразно предусмотреть в уголовном законе ответственность за вмешательство в адвокатскую деятельность.

Следует отметить, что размер вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, с 2019 г. вырос . Речь идет об оплате труда адвоката, производимой за счет федерального бюджета, в случаях предоставления гражданам бесплатной юридической помощи адвокатами, назначаемыми в порядке, предусмотренном ст. 50 УПК РФ, при этом гонорар адвоката за участие в гражданском или административном судопроизводстве по назначению не индексировался с 2008 г. Вызывает беспокойство обоснованность материального вознаграждения адвоката, которое ниже, чем размер оплаты труда неквалифицированного рабочего.

Вместе с тем если адвокатура признается институтом гражданского общества, ее отношения с государственной властью (исполнительной властью в частности) должны носить равноправный, партнерский характер. Это значит, что государство не должно по своему усмотрению назначать адвокатам повинности с символической оплатой труда при обеспечении защиты в иных видах судопроизводства .

Таким образом, целесообразно принять соответствующее постановление об индексации вознаграждения адвоката, связанного с рассмотрением гражданского, административного дела. Разумная реализация конституционных норм за счет финансовых средств государства обеспечит получение бесплатной квалифицированной юридической помощи, поскольку речь идет о построении правового государства и благополучии граждан.

Библиографический список

1. Кузнецова Т. Полицейские, избившие адвоката и ее подзащитного, признали вину и осуждены условно [Электронный ресурс] / Т. Кузнецова // Адвокатская газета. — 2018. — 5 декабря. — URL: https://www. advgazeta.ru/novosti/politseyskie-izbivshie-advokata- i-ee-podzashchitnogo-priznali-vinu-i-osuzhdeny- uslovno/?fbcl id=IwAR00F_LjlLd8xNG90TUMyym383gp sP66ogdIaxv5BJ67X-PhveuwDMaEz ZU (дата обращения: 19 декабря 2018 г.).
2. Нагорная М. Суд: недопуск адвоката к защите находящегося в розыске обвиняемого незаконен [Электронный ресурс] / М. Нагорная // Адвокатская газета. — 2018. — 21 дек. — URL: https://www.advgazeta. ru/novosti/sud-nedopusk-advokata-k-zashchite- nakhodyashchegosya-v-rozyske-obvinyaemogo- nezakonen (дата обращения: 23 декабря 2018 г.).
3. Павлова З. Генпрокуратуре указали на невозможность посещения адвокатами доверителей в СИЗО [Электронный ресурс] / З. Павлова // Адвокатская газета. — 2018. — 17 дек. — URL: https://www.advgaze ta.ru/ novosti/genprokurature-ukazali-na-nevozmozhnost- poseshcheniya-advoka tami-doveriteley-v-sizo/?fbclid= IwAR30Gu DLu rWUOJ7L7KJRGm KEt6q P0Am4 (дата обращения: 19 декабря 2018 г.).
4. Официальный сайт Федеральной палаты адвокатов РФ. Справка о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г. — URL: https://fparf.ru/ news/all_news/news/49763/ (дата обращения: 26 марта 2019 г.).
5. Павлова З. ЕСПЧ: бедственные действия без адвоката при задержании с поличным — нарушение Конвенции [Электронный ресурс] / З. Павлова // Адвокатская газета. — 2018. — 24 декабря. — URL: https://www. advgazeta.ru/novosti/espch-sledstvennye-deystviya- bez-advokata-pri-zaderzhanii-s-polichnym-narushenie- konventsii/ (дата обращения: 25 декабря 2018 г.).
6. Пилипенко Ю. С. Научно-практический комментарий к Кодексу профессиональной этики адвоката [Электронный ресурс] / Ю. С. Пилипенко. — 3-е изд., перераб. и доп. — Норма, 2016. — СПС «Гарант».
7. Решение Совета Ассоциации «Адвокатская палата Республики Крым» от 12 апреля 2016 г. // ВестникЪ
4 См.: Бойков А. Д. Адвокатура и государственная власть: взаимоотношения [Электронный ресурс] // Законы России: опыт, анализ, практика». 2006. № 7. СПС «Гарант».
Адвокатской палаты Республики Крым. — 2016. — № 03 (005). — С. 16-18.
8. Бойков А. Д. Адвокатура и государственная власть: взаимоотношения [Электронный ресурс] / А. Д. Бойков // Законы России: опыт, анализ, практика». — 2006. — № 7. — СПС «Гарант».

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code