Следственные ошибки при допросе и способы их преодоления

Н.А.Андроник
О.П.Виноградова

Статья посвящена определению возможностей оптимального использования тактико-психологических факторов в деятельности органов предварительного расследования в целях устранения следственных ошибок и повышения эффективности процесса расследования преступлений, а также противодействия преступности. Авторами рассматриваются особенности преодоления ошибок в ходе проведения допроса.

Ключевые слова: ошибки; преодоление; допрос; тактический прием; расследование; противодействие.

 

Производство допроса требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания психологии личности и мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса. Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев противостоит человек, отказывающийся или неохотно дающий показания, но и в том, что в показаниях человека, искренне желающего сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть искажения и заблуждения, неумышленные ошибки или откровенные выдумки, которые следует своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний. Тактика допроса любого участника уголовного судопроизводства во многом зависит от занятой им позиции, которая и обуславливает складывающуюся следственную ситуацию. Так, подозреваемый (обвиняемый) при допросе может придерживаться одной из следующих линий поведения: бесконфликтной либо конфликтной со строгим или нестрогим соперничеством. В каждой из данных ситуаций следователем должна быть выбрана тактически обоснованная линия поведения, направленная на закрепление получаемых сведений или преодоление противодействия со стороны преступника .

Следует отметить, что в криминалистической тактике разработаны приемы и способы допроса в различных следственных ситуациях, а также уделено особое внимание его планированию. Несмотря на это, комплекс ошибок, совершаемых при его проведении, достаточно многогранен. Эффективность производства допроса зависит от информации, которой располагает следователь, и психологических навыков, которыми он владеет. Основное правило допроса: «Твердость – без грубости, внимание – без заигрывания». Вектор допроса реализуется уполномоченным лицом, которое имеет свою манеру его ведения. Индивидуальный стиль формируется исходя из темперамента и характера допрашивающего лица. Исследования в области психологии правоохранительной деятельности показали, что стиль допроса вырабатывается и совершенствуется в процессе активного поиска приемов и способов действия с целью достижения наилучших результатов применительно к своему темпераменту .

Первоначально следователь разрабатывает сценарий ведения допроса, оценивает возможные отрицательные варианты развития событий. К каждой конкретной ситуации необходим определенный подход, что требует от допрашивающего творческого отношения к созданию плана допроса. Условия обстановки должны полностью соответствовать стилю допроса, при этом следует предусмотреть мельчайшие детали, вплоть до расположения стола и стульев, а также направления падения света. Иногда полезно копировать движения и позы допрашиваемого, что создает иллюзию похожести и близости двух противоборствующих сторон. Беседа должна проходить только на языке допрашиваемого, с использованием понятных ему слов, жаргона. Если же познания следователя в этом ограничены, то лучше проявить интерес к новым словам, показать, что вы учитесь, чем оказаться в роли «всезнающего незнайки» .

Соответствовать плану должен и выбор дистанции. Для усиления напряжения, оказания воздействия на допрашиваемого необходимо сократить дистанцию до 30-40 см – «войти» в интимную зону человека. Еще больший эффект достигается, когда следователь возвышается над допрашиваемым, заняв позицию сбоку или сзади, но применение такого приема должно быть тщательно продумано, т. к. результат может быть неоднозначным. Лучше использовать обходные маневры для преодоления обороны. Кабинет следователя, если использовать «театральную терминологию», должен представлять собой сцену, на которой появление посторонних лиц будет выглядеть абсурдно, поэтому необходимо принять все меры к созданию условий камерности. Во время производства следственного действия требуется внимательно следить за невербальными сигналами, которые должны подтверждать слова человека, а не идти вразрез с ними. Вышеперечисленные приемы входят в подготовительную стадию следственного действия, закладывая основу для успешного его осуществления.

Основной ошибкой при проведении допросов является фактическое отсутствие подготовительного этапа или его сужение до формальных рамок, когда допрос сводится к фиксации свободного рассказа лиц, имеющих отношение к делу. В результате остаются невыясненными обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Отсутствие надлежащей подготовки приводит к тому, что перед допросом следователь не имеет ясного представления о вопросах, которые следует задать допрашиваемому, и информации, которую у него можно получить. В результате допросы проводятся без заранее намеченного плана, тактически неправильно и неумело.

Весьма скудно применяются тактические приемы проведения допросов, в основном в ходе них используются лишь уточняющие и конкретизирующие вопросы. Кратко изложенные показания допрашиваемых также являются разновидностью следственных ошибок. Уточнение таких показаний в суде может существенно отличаться от сути зафиксированных в протоколе допроса. Если при допросе не были выяснены какие-либо важные для дела обстоятельства, его можно считать поверхностным, тогда повторный допрос лица необходим так же, как и в случае, если бы лицо вообще не было допрошено. По протоколам таких допросов трудно судить о произошедшем деянии. Таким образом, поспешность, непродуманность, поверхностность при проведении допроса создают дополнительные препятствия для установления истины по делу. Это приводит к дополнительным затратам рабочего времени для производства повторных и дополнительных допросов, несвоевременному выявлению имеющейся у допрашиваемых информации.

Криминалистические следственные ошибки при проведении допроса возникают вследствие того, что часто не учитываются психологические особенности, процессуальное положение, возраст допрашиваемого лица. Например, допросы потерпевших и свидетелей имеют особенности, предусмотренные криминалистической тактикой. Нередко такая важная часть допроса, как установление психологического контакта с допрашиваемым лицом, проводится формально. Перед допросом не выясняется характер взаимоотношений с обвиняемым, что не позволяет найти причины, которые могут повлиять на объективность показаний свидетеля, установить ход их формирования. Противоречия, возникающие в свидетельских показаниях, необходимо устранять. Большое количество уголовных дел возвращается для производства дополнительного расследования по причине существенных противоречий в показаниях лиц. Выяснение причин противоречий позволяет следователю получить тактически важную для него информацию.

Тактически сложными являются допросы свидетелей, заинтересованных в исходе дела и заведомо дающих ложные показания. К допросам такого вида необходима более тщательная подготовка. При анализе доказательств нужно учитывать способность свидетеля правильно воспринимать и воспроизводить события. Если у него появляются сомнения, то в отношении свидетеля необходимо назначить психолого-психиатрическую экспертизу.

Бесплановость и сумбурность допроса рассмотрим на следующем примере: в ходе предварительного расследования законный представитель несовершеннолетней потерпевшей К. (ее мать) была дважды повторно допрошена по обстоятельствам дела. В отношении несовершеннолетней К. были совершены развратные действия и покушение на убийство. При производстве первого повторного допроса выяснялось, в чем была одета К. в день покушения, в ходе второго повторного допроса вновь были описаны обстоятельства происшедшего. В результате в ходе предварительного расследования так и не было установлено психическое и физическое состояние потерпевшей после совершения в отношении нее преступления, не выяснено, могла ли потерпевшая осознавать значение совершаемых с ней действий. Данные обстоятельства были установлены при производстве дополнительного расследования уголовного дела .

Особенности допросов несовершеннолетних лиц достаточно подробно рассмотрены в работах по криминалистике и юридической психологии, тем не менее при их проведении все же допускаются ошибки. Допросы несовершеннолетних либо малолетних свидетелей даже при незначительном нарушении положений криминалистической тактики ведут к искажению уголовно-релевантной информации. Например, по делу об убийстве при тактически безграмотно проведенном допросе малолетнего свидетеля А. были допущены ошибки. А., 13 лет, возвращаясь из школы, видела обвиняемых Ш. и Я. возле дома жертвы в день убийства. Она вышла из школы в 18 часов 30 минут (такое время, по ее утверждению, было на часах в холле учебного заведения). После этого, примерно через полчаса, она увидела обвиняемых возле дома потерпевшего. На самом деле, убийство было совершено около 16 часов. Таким образом, время убийства и свидетельские показания не совпадали. Без устранения противоречий дело было направлено в суд. В ходе судебного заседания подсудимые отрицали свою вину, ссылаясь на показания А. В суде девочке было предложено назвать по часам время на момент допроса, А. назвала время – 11 часов 30 минут, фактически было 11 часов 58 минут. Воспитатель малолетней девочки, допрошенная в суде, показала, что в день убийства занятия в школе закончились в 15 часов 30 минут. К тому же А. плохо ориентируется во времени, но она наблюдательна и у нее хорошая зрительная память. По совокупности доказательств, имеющихся в уголовном деле, подсудимые Ш. и Я. были признаны виновными в совершении убийства .

Выбор тактики допроса представляет большую трудность и во многом зависит от позиции, занятой допрашиваемым лицом, а также от практического опыта следователя. От последнего требуется умение подмечать противоречия и неточности в показаниях, чтобы устранять их постановкой соответствующих вопросов. Применяемый при допросе тактический прием не может быть успешным, если следователь не предвидит его воздействие на допрашиваемое лицо и не установит мотивы, препятствующие даче правдивых показаний.

Нужно полно и всесторонне допросить лицо по всем обстоятельствам дела. Если лицо не признает себя виновным и предлагает свою версию преступления или выдвигает алиби, то задача следователя – объективно проверить и при возможности опровергнуть доводы обвиняемого. Игнорирование проверки алиби приводит к тому, что при судебном рассмотрении дела оно может подтвердиться. Так, факт, связанный с установлением алиби, требует тщательной проверки и глубокого анализа всех имеющихся по делу доказательств. Отказ в ходатайстве обвиняемого и его защитника о проверке алиби недопустим. Он приводит к нарушению конституционных прав человека на защиту. При расследовании различных категорий преступлений следователи также сталкиваются с множеством неблагоприятно складывающихся следственных ситуаций, в которых допрашиваемое лицо (чаще подозреваемый и обвиняемый) всячески оказывает противодействие установлению истины. Это противодействие в основном выражается в даче ложных показаний. Тактические особенности допроса любого участника уголовного судопроизводства должны отвечать требованиям уголовно-процессуального законодательства, определяться в зависимости от конкретного состава преступления и личности самого допрашиваемого, а также от имеющихся в деле доказательств, подтверждающих либо оправдывающих его вину.

В ходе допроса должен применяться весь комплекс тактических приемов, основанных на психологии отношений следователя с участниками следственного действия. Такие тактические приемы, как формирование психологического контакта и анализ показаний, применяются в каждом случае, поскольку без установления контакта нельзя рассчитывать на получение правдивых показаний, а без анализа показаний невозможно определить позицию лица, дающего показания, правдивость и достоверность последних. Очевидно, что результаты рассмотрения уголовного дела в суде в значительной степени зависят не только от установления вины подсудимого в инкриминируемом деянии, но и от того, подтверждены ли все обстоятельства деяния достаточной совокупностью доказательств. Столь же очевидно, что признание недопустимым доказательством, например, протокола следственного действия влечет наступление «эффекта домино» – признание недопустимыми всех доказательств, как полученных в ходе производства следственного действия (материальных объектов, признанных впоследствии вещественными доказательствами), так и сформированных на его основе: протоколов осмотра предметов и документов, заключений экспертов, протоколов опознания предметов и иных. Основанием признания протокола следственного действия недопустимым доказательством может служить любое нарушение. Еще более абсурдными и нелогичными представляются нарушения, допускаемые вследствие небрежности, а возможно, хотя это и представляется невероятным, непонимания сущности и цели различных следственных действий. Для демонстрации убедительности реальности одновременного производства следственных действий приведем фрагмент постановления прокурора о признании доказательства недопустимым. При изучении прокурором уголовного дела было установлено, что 16 апреля 2012 г. с 11 часов 50 минут до 12 часов 40 минут старшим дознавателем В. проведено следственное действие – допрос свидетеля Г., которое положено в основу доказательств по уголовному делу, показания, данные свидетелем, отражены в качестве доказательств обвинения в обвинительном акте. Вместе с тем 16 апреля 2012 г. с 11 часов 50 минут до 12 часов 25 минут старшим дознавателем В. в присутствии понятых проведено следственное действие – осмотр предметов – кухонных ножей, изъятых в ходе осмотра места происшествия, которые на основании постановления о признании вещественных доказательств от 16 апреля 2012 г. признаны вещественными доказательствами. Таким образом, дознавателем в одно и то же время проведены два следственных действия, что является недопустимым, поскольку совпадение времени производства следственных действий одним лицом указывает на недостоверность их проведения. В связи с чем протокол допроса свидетеля Г. от 16 апреля 2012 г. и протокол осмотра предметов от 16 апреля 2012 г. признаны прокурором недопустимыми доказательствами .

Знание всех тактических приемов и особенностей проведения допроса различных категорий участников уголовного процесса, а также их грамотное применение непосредственно в ходе проведения данного следственного действия способствуют получению достоверных сведений, которые, в свою очередь, приведут к успешному завершению расследования уголовного дела.

Библиографический список

1. Кокорин Д. Л. О некоторых особенностях тактики допроса по делам о мошенничестве в сфере кредитования / Д. Л. Кокорин, Р. А. Дерюгин // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях: сборник материалов XXIII Международной научно-практической конференции: в 2 т. – Иркутск: ВСИ МВД России, 2018.
2. Бердникова О. П. Тактические приемы первоначального допроса активного участника организованной группы специализирующейся на совершении разбойных нападений / О. П. Бердникова // Полицейская и следственная деятельность. – 2017. – № 3.
3. Карагодин В. Н. Криминалистические проблемы обнаружения и устранения следственных ошибок: учебно-практическое пособие / В. Н. Карагодин, Е. В. Морозова. – Екатеринбург, 2013.
4. Бурданова В. С. Следственные (криминалистические) ошибки / В. С. Бурданова // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности. – Санкт-Петербург, 2014.
5. Данилова Н. А. Некоторые основания признания прокурором доказательств недопустимыми: досадные ошибки или безграмотность следователей [Электронный ресурс] / Н. А. Данилова, Е. В. Елагина // Криминалистика – наука без границ: традиции и новации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2019. – С. 73.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 2(22), 2019

Просмотров: 210

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code