Особенности доказывания потребления (распития) алкогольной продукции в общественных местах: проблемы правоприменительной практики

М.В.Давыдов

В статье рассматриваются актуальные вопросы организации и осуществления доказывания по делам об административных правонарушениях, связанных с потреблением (распитием) алкогольной продукции в общественных местах. Анализ правоприменительной практики по делам данной категории показывает, что способы получения доказательств, виды доказательств, а также сам порядок доказывания могут отличаться от субъекта к субъекту, из чего следует вывод, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Ключевые слова: алкогольная продукция; общественное место; распитие; потребление; доказательства; доказывание; проблемы.

 

Ни для кого не секрет, что эффективность производства по делам об административных правонарушениях определяется тем, насколько полно и всесторонне установлены все обстоятельства произошедшего события. Исследование доказательств, правового механизма их закрепления и использования необходимо для понимания комплекса вопросов, возникающих в процессе доказывания по той или иной категории дел, дальнейшего совершенствования нормативных положений Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ), исключения ошибок и нарушений со стороны должностных лиц.

Доказательства в производстве по делам об административных правонарушениях на протяжении длительного времени подвергаются исследованиям, однако практика их применения не всегда однозначна. Анализ отдельных норм, устанавливающих административную ответственность за совершение ряда правонарушений, связанных с посягательством на общественный порядок и общественную безопасность, показывает, что способы получения доказательств, виды доказательств, а также сам порядок доказывания могут отличаться.

Одним из наиболее распространенных деяний, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, выступает потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах (ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ). Данное правонарушение составляет существенную долю от общего количества всех правонарушений, совершаемых в общественных местах, о чем красноречиво свидетельствует статистика. Так, согласно официальным данным МВД России, количество выявленных в России сотрудниками полиции административных правонарушений, связанных с потреблением алкогольной продукции в общественных местах, ежегодно исчисляется миллионами: 3 083 210 — в 2015 г., 2 849 101 — в 2016 г., 1 977 382 — в 2017 г., 1 642 425 — в 2018 г.1 В свою очередь, эти цифры говорят о том, что сотрудники полиции, решая одну из важнейших задач — защита личности, общества и государства от противоправных посягательств, не в полной мере справляются с возложенными на них обязанностями. При этом не стоит забывать, что указанные составы являются не только одними из самых массовых нарушений, совершаемых в общественных местах, но и самыми замечаемыми гражданами.

Безусловно, обозначенные обстоятельства подрывают авторитет органов правопорядка, особенно на фоне того, что данные правонарушения в большинстве случаев способствуют совершению преступлений в состоянии алкогольного опьянения. В этом нетрудно убедиться. Несмотря на то что в последние годы наметилась тенденция к снижению совершенных в общественных местах преступлений в состоянии алкогольного опьянения, их доля по-прежнему очень высока. Так, количество зарегистрированных преступлений, совершенных на площадях, улицах, в парках и скверах, в 2014 г. составило 785,4 тыс., в 2015 г. — 869,4 тыс., в 2016 г. — 501,1 тыс., в 2017 г. — 446,4 тыс., в 2018 г. — 429,1 тыс. Количество зарегистрированных преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, в 2014 г. — 313,3 тыс., в 2015 г. — 354,4 тыс., в 2016 г. — 395,3 тыс., в 2017 г. — 352,1 тыс., в 2018 г. — 326,3 тыс.2 Получается, что большинство граждан, находящихся в общественных местах, не могут чувствовать себя защищенными от противоправных посягательств.

Не случайно Правительством Российской Федерации разработана Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года, реализация которой направлена на снижение объемов потребления населением алкогольной продукции, в том числе слабоалкогольных напитков, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, улучшение демографической ситуации в стране, увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, формирование стимулов к здоровому образу жизни . Аналогичные положения нашли отражение в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. и в Концепции общественной безопасности в Российской Федерации .

При этом ключевая роль в предупреждении административных правонарушений, связанных с потреблением (распитием) алкогольной продукции в общественных местах, принадлежит органам внутренних дел (полиции).

Между тем доказывание факта потребления (распития) алкогольной продукции в общественных местах на практике вызывает множество проблем. Так, согласно п. 7 ст. 2 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» алкогольная продукция — пищевая продукция, которая произведена с использованием или без использования этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции с содержанием этилового спирта более 0,5 процента объема готовой продукции, за исключением пищевой продукции, в соответствии с перечнем, установленным Правительством Российской Федерации .

Получается, что административная ответственность по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ наступает в случае потребления (распития) любой алкогольной продукции с содержанием этилового спирта более 0,5 процента объема готовой продукции. К таким напиткам преимущественно относятся безалкогольное пиво, вино, в которых содержание этилового спирта не более 0,5 процента объема готовой продукции и даже меньше.

На практике не вызывает сложности определения, какая продукция относится к этой категории: вся информация имеется на этикетке (название, разновидность алкогольной продукции, крепость, объем и т. д.). Следуя букве закона, по сути, употребление таких напитков не говорит о наличии административного правонарушения. Между тем, несмотря на кажущуюся очевидность отсутствия состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ, на практике определенные вопросы возникают при доказывании факта распития.

Так, показателен следующий случай. 11 августа 2017 г. должностным лицом отдела полиции № 1 УМВД России по г. Брянску было вынесено постановление по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ в отношении А. Согласно материалам дела, в 9 часов 30 минут 11 августа 2017 г. А. в общественном месте — во дворе дома по ул. Коммунальной в г. Брянске — распивал алкогольную продукцию — пиво «Колос» крепостью 4,7 %, чем нарушил требования п. 3 ст. 16 ФЗ-171 от 22 ноября 1995 г. и был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ.

Жалобы, поданные должному лицу и в суд первой инстанции на несогласие с вменяемым правонарушением, оставлены без изменений. На основании чего гражданин А. подал жалобу в суд второй инстанции, где указал, что считает себя невиновным, поскольку распивал безалкогольное пиво, при этом в материалах дела это не нашло отражения, а сам напиток не подвергался исследованию на предмет соответствия алкогольной продукции.

Проверив материалы дела и исследовав доводы жалобы, суд второй инстанции отметил, что в нарушение требований ст. 24.1 26.1, 26.2 КоАП РФ должностным лицом при производстве по делу и судом первой инстанции при рассмотрении жалобы по делу обстоятельства произошедшего события в полной мере не были исследованы. При этом вина А. подтверждается только протоколом об административном правонарушении, никаких иных процессуальных действий не проводилось, в том числе и получения объяснения от предполагаемого правонарушителя.

Кроме того, в протоколе и постановлении сотрудника полиции указано об употреблении А. алкогольной продукции — пива «Колос» крепостью 4,7 %. Однако из справки, предоставленной в суд, АО «Брянскпиво» осуществляет производство безалкогольного пива «Колос» с содержанием алкоголя не более 0,5 % и пива с содержанием алкоголя 8,0 % и 4,0 %. Между тем из содержания протокола и постановления об административном правонарушении следует несоответствие распиваемой продукции заявленной должностным лицом полиции, что опровергает его изначальные выводы.

Также по итогам рассмотрения жалобы было установлено, что в протоколе об административном правонарушении отсутствовала информация об употребляемом напитке. С целью подтверждения вины сотрудники полиции не произвели изъятие и исследование бутылки пива, само лицо не направили на медицинское освидетельствование, что также свидетельствует о фальсификации представленных доказательств .

Как видим, сотрудники полиции не всегда вдаются в подробности, считая, что употребление пива, независимо от процента этилового спирта, подпадает под действие ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ, либо, что еще хуже, описывают в протоколе не соответствующие действительности сведения.

Несколько сложнее определить факт распития алкогольной продукции в общественных местах с использованием непрозрачной упаковки либо перелитой в тару, идентификационные данные которой не позволяют ее отнести к алкогольной продукции (пластиковый стакан из-под кофе, бутылка кока-колы и т. д.). Практика показывает, что в данном случае факт потребления алкогольной продукции в общественном месте отсутствует в связи с тем, что своими действиями по сокрытию противоправного деликта лицо не нарушает общественные отношения, предусмотренные гл. 20 КоАП РФ. Подобной точки зрения придерживается О. А. Дизер, отмечая, что в указанных ситуациях отсутствует такой признак объективной стороны как распитие алкогольной продукции, что исключает наказание . В частности, граждане, находящиеся в общественном месте в присутствии потенциального правонарушителя, не воспринимают внешне факт распития. Не случайно при документировании административных правонарушений по гл. 20 КоАП РФ (ст. 20.1, 20.20, 20.21 КоАП РФ) в качестве одного из доказательств в материалах дела должны быть объяснения свидетелей.

Важное место в системе доказательственной базы занимает проведение медицинского освидетельствования, направленное на установление алкогольного опьянения. До появления в КоАП РФ ст. 27.12.1 практика привлечения лиц к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ не отличалась единообразием. Несмотря на то, что в судебных решениях не раз отмечалось, что по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ проведение медицинского освидетельствования на состояние опьянения не установлено в качестве обязательного доказательства по данному делу об административном правонарушении , в большинстве случаев наличие в материалах дела акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения было обязательным. До введения меры обеспечения по делам об административных правонарушениях, предусмотренной ст. 27.12.1 КоАП РФ, действующее законодательство не содержало конкретных требований по освидетельствованию лиц, задержанных за потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах, поскольку внешне схожая мера обеспечения по делам об административных правонарушениях по ст. 27.12 КоАП РФ осуществляется только в отношении водителей транспортных средств. В результате, введение ст. 27.12.1 КоАП РФ позволило устранить указанный пробел в отношении освидетельствования иных лиц, не подпадающих под ч. 1 и 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ. Одновременно с этим был принят приказ Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н «О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, нар — котического или иного токсического)» , устанавливающий общий порядок проведения медицинского освидетельствования.

В то же время следует отметить, что ст. 27.12.1 КоАП РФ не относит порядок освидетельствования к обязательной процедуре по данной норме, поскольку в отличие от ч. 4.1 ст. 20.8 и ст. 20.21 КоАП РФ алкогольное опьянение не является квалифицирующим признаком. По ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ достаточно самого факта потребления алкогольной продукции.

Действительно, факт потребления (распития) алкогольной продукции в общественных местах законодательно не требует подтверждения медицинскими документами. Объективная сторона анализируемого правонарушения выражается не только в конкретных действиях, связанных с употреблением (распитием) алкогольной продукции, но и в подготовке (потреблении) к распитию (открыть бутылку, разлить ее содержимое по стаканам и т. д.).

С учетом приведенных доводов при выявлении сотрудниками полиции факта распития (например, бутылка с этикеткой, где указана вся информация о продукте, при условии, что она открыта) составляется соответствующий протокол. При этом направление на медицинское освидетельствование не требуется, если лицо не оспаривает факт употребления, свою вину в совершении административного правонарушения признает и раскаивается в содеянном, не уклоняется от подписания процессуальных документов. В этих случаях в материалах дела обязательно должно быть объяснение гражданина.

Между тем проведенный опрос сотрудников патрульно-постовой службы показал, что не всегда привлечение лиц к административной ответственности за потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах ограничивается согласием правонарушителя с вменяемым деликтом. Так, 15 % (12 человек из 86) опрошенных респондентов отметили, что наряду с составлением рапорта о выявленном правонарушении, объяснениями очевидцев и составлением протокола об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ в обязательном порядке руководство подразделения требует подтверждения состояния опьянения. Подобное решение на фоне истребования акта, подтверждающего алкогольное опьянение, объясняется желанием исключить все возможные манипуляции по уходу лица от административной ответственности.

Не случайно в последнее время можно наблюдать, как сотрудники полиции с целью недопущения ухода от административной ответственности правонарушителя фиксируют факт потребления (распития) на мобильный телефон. Подобная практика направлена на то, чтобы лицо, совершившее административное правонарушение, не вылило содержимое стакана, не выкинуло бутылку или не отказалось от содеянного. Деятельность по фиксации данного правонарушения является необязательной, но, учитывая факт возможного оспаривания данного правонарушения, сотрудники полиции подстраховываются в подобных случаях. Более того, практика фото-, видеофиксации совершения административного правонарушения соответствует требованиям ч. 2 ст. 26.7 КоАП РФ и может использоваться в качестве доказательства при несогласии лица с совершенным правонарушением и в случаях отказа в прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Стоит все-таки заметить, что подобные факты единичны, практика показывает, что направление на медицинское освидетельствование по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ — крайняя мера. Так, в 2018 г. из 1 642 425 выявленных правонарушений в порядке ст. 27.12.1 КоАП РФ на медицинское освидетельствование было направлено 54 623 человека, что составляет 3,3 % от общего массива. Аналогичная ситуация наблюдалась и в предыдущие годы.

Следует заметить, что в случае обжалования суды по данной статье требуют наличие акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения только в случае несогласия лица с вменяемым правонарушением. Поэтому при несогласии лица с вменяемым правонарушением сотрудники полиции обязаны направить указанное лицо на медицинское освидетельствование в соответствии со ст. 27.12.1 КоАП РФ, разъяснив ему порядок проведения и последствия за отказ от прохождения освидетельствования (ст. 19.3 КоАП РФ). Однако и здесь могут возникнуть сложности с доказыванием факта распития. Учитывая, что лицо может употребить незначительное количество алкогольной продукции и при этом отказаться признать данный факт, направление на освидетельствование фактически не даст никаких результатов. В этой связи подтверждение совершения административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ будет зависеть от грамотных действий сотрудников полиции при документировании обстоятельств совершенного правонарушения, в частности, это могут быть фото-, видеофиксация потребления (распития), получение объяснений от очевидцев, изъятие алкогольной продукции с последующим исследованием, подробное изложение в протоколе об административном правонарушении противоправного события.

Не меньшей проблемой выступает в случае необходимости проведения медицинского освидетельствования отсутствие на территории территориального органа МВД России медицинской организации либо медицинских работников, имеющих право проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Не всегда у сотрудников полиции, с учетом транспортной инфраструктуры, удаленности от городской среды, климатических особенностей местности, есть возможность доставить правонарушителя в медицинскую организацию для проведения медицинского освидетельствования. Особенно данная ситуация характерна для отдаленных территорий или сельских местностей .

Указанные обстоятельства приводят к тому, что сотрудники полиции с целью привлечения лиц к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ при невозможности, а где-то и нежелании проведения медицинского освидетельствования ограничиваются составлением протокола об административном правонарушении, получением объяснений у свидетелей, написанием рапортов о выявленном правонарушении, что в последующем не исключает обращения граждан в суд с жалобой на неправомерные действия сотрудников полиции.

Получается, что отсутствие единого подхода относительно процедуры доказывания состояния опьянения лица не позволяет сотрудникам полиции эффективно выполнять свои обязанности. В результате вопросы доказывания административных правонарушений, связанных с потреблением (распитием) алкогольной продукции в общественных местах, диктуют необходимость систематизации правоприменительной практики и разработки на этой основе рекомендаций по недопущению нарушений со стороны должностных лиц полиции.

При обнаружении признаков состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ сотрудник полиции составляет протокол об административном правонарушении. Несмотря на то что протокол об административном правонарушении выступает одним из доказательств по делу об административном правонарушении, нередко именно при его составлении сотрудниками полиции допускаются существенные ошибки.

Анализ содержания протоколов об административных правонарушениях показывает, что наиболее типичным нарушением при доказывании подобных категорий дел выступает недостаточное отражение обстоятельств противоправного деяния (описываемое событие повторяет содержание диспозиции статьи без указания конкретных характеристик). Объяснение правонарушителя в протоколе порой ограничивается фразой «Пил пиво». В материалах дела об административном правонарушении отсутствуют объяснения свидетелей, при несогласии правонарушителя с вменяемым деянием отсутствуют подписи понятых, подтверждающие отказ, в материалах дела отсутствует отметка о разъяснении ему прав и обязанностей.

Таким образом, анализ отдельных норм, устанавливающих административную ответственность за совершение ряда правонарушений, связанных с посягательством на общественный порядок и общественную безопасность, показывает, что способы получения доказательств, виды доказательств, а также сам порядок доказывания могут отличаться. Яркое тому подтверждение — судебная практика. В этой связи грамотные и умелые действия сотрудников полиции при пресечении и документировании обстоятельств административного правонарушения по фактам потребления (распития) алкогольной продукции в общественных местах, знания действующего законодательства и правоприменительной практики не позволяют лицу уйти от ответственности.

Библиографический список

1. Волженин В. В. К проблеме доказывания вины по делам об административных правонарушениях, предусматривающих ответственность за нарушения антиалкогольного законодательства (ст. 20.20, 20.21 КоАП РФ) / В. В. Волженин, Т. Г. Кулакова // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. — 2018. — № 3 (44). — С. 91-95.
2. Дизер О. А. Некоторые проблемы применения полицией норм, предусматривающих административную ответственность за совершение правонарушений, связанных с пьянством / О. А. Дизер // Актуальные проблемы административной ответственности: Международная научно-практическая конференция. — Омск: Омская юридическая академия, 2014. — С. 137-143.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code