Современный взгляд на институт досудебного соглашения о сотрудничестве

С.М.Куценко

Статья посвящена актуальным проблемам совершенствования правового института заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Определены дискуссионные вопросы, выделены основные пробелы законодательных норм, обоснованы сформулированные предложения по внесению изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Обсуждается идея заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при расследовании преступлений в форме дознания. Уделено внимание отдельным аспектам процессуального статуса нового участника уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: досудебное соглашение; сотрудничество; выделение в отдельное производство; доказательства; ходатайство; предварительное следствие; дознание.

 

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве на протяжении десятилетия совершенствуется и «набирает обороты» в правоприменительной практике. Нормы, регламентирующие основания, процессуальную процедуру, порядок и правовые последствия заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, содержатся в гл. 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ).

Начальным моментом развития данного института явилось то, что в 2009 г. законодатель принял решение о возможности использования в качестве дополнительного средства борьбы с организованной преступностью своего рода «сделки с правосудием». Суть заключается в том, что подозреваемый (обвиняемый) берет на себя обязательства содействовать следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении других соучастников, а также в розыске имущества, добытого преступным путем. При соблюдении указанных условий ему гарантируется особый порядок судебного разбирательства, назначение более мягкого наказания, рассмотрение вопроса об условном осуждении или освобождении от наказания. Также данному лицу и при необходимости его близким родственникам, родственникам, близким лицам гарантируется государственная защита, предусмотренная нормами национального законодательства. От имени государства обеспечивает выполнение указанных обязательств прокурор. Инициатива этого сотрудничества полностью предоставлена стороне защиты, и не может быть навязана лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство.

Несмотря на существование множества прогрессивных идей и внесение соответствующих изменений в отдельные правовые нормы, недостатки и пробелы в правовом регулировании института досудебного соглашения о сотрудничестве все же имеются.

Одним из недостатков отдельные ученые считают отсутствие возможности обжалования решения следователя и прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в судебном порядке. Исходя из норм уголовно-процессуального законодательства, усматривается лишь ведомственная процедура обжалования начального этапа — рассмотрение ходатайства подозреваемого (обвиняемого), изъявившего желание на «сделку». Считаем обоснованной рекомендацией внесение в ст. 317.1 и 317.2 УПК РФ дополнений о возможности обжалования процессуальных решений следователя и прокурора в судебном порядке. Реализация данного предложения позволит соответствовать предусмотренной в УПК РФ процедуре обжалования действий (бездействия) должностных лиц в судебном порядке. Кроме этого, «возможность обжаловать в судебном порядке любые процессуальные решения в рамках досудебного производства по уголовному делу» продиктована сложившейся правоприменительной практикой.

Нуждается в устранении и законодательный пробел, выраженный в отсутствии регламентированных оснований отказа в удовлетворении ходатайства подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Сказанное вытекает из содержания ст. 317.1 и 317.2 УПК РФ.

Такая ситуация создает условия для субъективной оценки следователем или прокурором поступившего ходатайства и принятия решения относительно возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Следовательно, подозреваемому (обвиняемому) может быть необоснованно отказано в реализации его права на рассмотрение уголовного дела в особом порядке в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

Данный отказ может поступить от следователя, в производстве которого находится уголовное дело, либо от прокурора, в ходе рассмотрения постановления следователя, в котором он с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед прокурором ходатайство о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Постановление следователя поступает к прокурору вместе с ходатайством самого подозреваемого (обвиняемого).

Исследуя данный вопрос, М. М. Головинский предложил две ситуации, которые могут выступать в качестве оснований отказа следователем или прокурором в удовлетворении заявленного подозреваемым (обвиняемым) ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: 1) ходатайство подозреваемым (обвиняемым) подано без подписи защитника; 2) сведения, о которых подозреваемый или обвиняемый обязуется сообщить следователю, уже известны либо касаются исключительно деяния, совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо являются заведомо ложными.

Думается, что в предложенный перечень следует добавить третью ситуацию, когда руководитель следственного органа не дал своего согласия следователю на возбуждение соответствующего ходатайства перед прокурором в порядке ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ. Следует также предусмотреть возможность обжалования отказа руководителя следственного органа вышестоящему руководству.

В связи с этим представляется целесообразным в ст. 317.1 и 317.2 УПК РФ внести соответствующие дополнения, обеспечивающие ясность законодательных положений, касающихся процессуального алгоритма заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

В качестве еще одного правового пробела в гл. 40.1 УПК РФ, влияющего на своевременность и быстроту предварительного расследования, выделяют отсутствие законодательного урегулирования процессуальных сроков составления прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве. Если в ч. 1 ст. 317.2 срок рассмотрения поступившего постановления следователя совместно с ходатайством подозреваемого (обвиняемого) предельно ясен — 3 суток с момента поступления данных материалов, то, в какой временной промежуток прокурору необходимо обеспечить явку участников «сделки» (следователя, подозреваемого (обвиняемого) и его защитника), в ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ не оговорено.

По нашему мнению, необходимо четко обозначить процессуальные сроки, в течение которых прокурор обязан составить в присутствии вышеуказанных участников уголовного судопроизводства досудебное соглашение о сотрудничестве. С учетом организационных моментов целесообразно в ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ закрепить срок составления соглашения — в течение 2 суток с момента принятия прокурором решения об удовлетворении ходатайства. Законодательное определение временного промежутка является гарантом предупреждения необоснованного затягивания прокурором срока составления досудебного соглашения о сотрудничестве.

В литературе обоснованно обсуждается вопрос о форме предварительного расследования при заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. В УПК РФ не указано, по каким признакам преступлений применяются положения гл. 40.1 УПК РФ. В данной главе не упоминается о дознании как форме предварительного расследования. Представляются требующими совершенствования положения, связанные с возможностью заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве предварительного расследования и в форме дознания. Однако для этого необходимо предусмотреть дополнительные условия, дающие возможность подозреваемому (обвиняемому) заявить ходатайство на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу, расследуемому в форме дознания. Такими условиями могут выступать: добровольное желание подозреваемого дать изобличающие показания против лиц, занимающихся организованной преступной деятельностью, совершивших тяжкое, особо тяжкое преступление; подозреваемый располагает сведениями о разыскиваемых лицах, имуществе и желает сообщить их органу дознания; информированность подозреваемого о лицах, совершивших террористический акт или осуществляющих его подготовку, и добровольное предоставление данных сведений. Считаем, что предоставление указанных сведений является не менее значимым, чем содействие следствию по мотивам, указанным в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ.

Так, например, в ходе расследования уголовного дела по факту незаконного приобретения и хранения без целей сбыта нар — котического средства (ч. 1 ст. 228 УК РФ) подозреваемый изъявляет желание представить органам предварительного расследования информацию о лицах, занимающихся незаконным сбытом нар — котических средств. В случае заключения «сделки с правосудием» и выполнения взятых на себя обязательств, указанных в соглашении, лицо, согласно ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ, может рассчитывать на условное осуждение или освобождение от наказания. Будучи в настоящее время лишенным данного права, т. к. институт досудебного соглашения по буквальному толкованию норм вышеуказанной главы не распространяется на дознание как форму предварительного расследования, обвиняемый имеет право только на рассмотрение в отношении него уголовного дела в особом порядке в связи с согласием с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ). В результате этого получает «снисхождение» — две трети максимального срока или размера наказания (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Считаем совершенно справедливым положения гл. 40.1 УПК РФ распространить и на предварительное расследование, осуществляемое в форме дознания (общий порядок).

Следует согласиться и с мнением о том, что разъяснять право на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подозреваемому (обвиняемому) следует в момент приобретения соответствующего процессуального статуса. Поддерживая позицию Е. А. Артамоновой, А. В. Боярской1, предлагаем законодательно закрепить разъяснение данного права перед первым допросом в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Еще один аспект, на который хотим обратить внимание. В 2018 г. Федеральным законом от 30 октября 2018 г. № 376-ФЭ в УПК РФ была введена новая ст. 56.1

1 См.: Боярская А. В. Проблемы юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве // Вестник ОмГУ. Серия. Право. 2013. № 1 (34). С. 193-195; Артамонова Е. А. Кто должен разъяснять обвиняемому право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве? // Российский следователь. 2011. № 2. С. 9.
2 См.: Федеральный закон Российской Федерации от 21 декабря 2013 г. № 376-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ.

«Лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве». В гл. 8 УПК РФ в качестве иного участника уголовного судопроизводства закреплен процессуальный статус лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

Введение нового участника породило массу дополнительных вопросов. Так, совершенно верно обсуждается вопрос о возможности применения «условий анонимности, предусмотренных ч. 9 ст. 166 УПК РФ относительно сотрудничающего лица» . Расширение перечня иных участников, значение их участия в уголовном судопроизводстве, название самой гл. 8 УПК РФ, процессуальный статус нового участника, а также его именование вызывают определенные дискуссии в научных кругах.

По мнению сотрудников органов предварительного следствия, принявших участие в интервьюировании, законодатель предусмотрел слишком длинное название иного участника (ст. 56.1 УПК РФ) — лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Они полагают, что данного участника следует наделить более кратким и лаконичным названием. Исходя из предназначения получаемых от него показаний, мы позволим предложить именовать его «изобличитель».

Объем процессуальных прав и обязанностей, исходя из позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 20 июля 2016 г. № 17-П , не включает предупреждение лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ. Данное решение основано на реализации конституционного права не свидетельствовать против самого себя (ст. 51) и вытекает из буквального толкования указанных статей УК РФ. Неблагоприятным последствием для данного участника, в случае сообщения им ложных сведений или утаивания каких-либо существенных сведений, на стадии предварительного расследования является, в силу ч. 5 ст. 317.4 УПК РФ, лишь принятие прокурором решения о прекращении или изменении соглашения о сотрудничестве. Думается, что данные меры не совсем действенны для того, чтобы лицо, дающее изобличающие сведения о соучастниках преступления и иных лицах, а также предоставляющее иные существенные сведения, задумывалось о неблагоприятных последствиях за предоставление ложной информации. Одним из вариантов компенсирования непредупреждения об уголовной ответственности за дачу ложных показаний (ст. 307 УК РФ) может стать включение в перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ), — сообщение лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, заведомо ложных сведений, изобличающих соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления, а также иных существенных сведений. Данная мера ответственности подлежит разъяснению прокурором, о чем прописывается в самом соглашении о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Необходимые поправки следует внести в ч. 2.1 ст. 317.3 УПК РФ.

Показания лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, образуют самостоятельный и специфичный вид доказательств, который в ст. 74 УПК РФ не указан. В силу ч. 2.1 ст. 317.3 УПК РФ прокурор предупреждает подозреваемого (обвиняемого), заявившего ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что в случае отказа от дачи показаний в суде в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления, его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Показания лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, как на это обращает внимание Конституционный Суд РФ , подлежат проверке и оценке с точки зрения относимо- сти, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона. Тем самым продиктована необходимость включить в перечень доказательств «показания лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве» (п. 1.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

Считаем также необходимым отметить, что в целях реализации уголовно-процессуального принципа презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) и в силу ст. 90 УПК РФ показания лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, не подтвержденные им в суде, являются недопустимым доказательством. Данная норма должна найти свое закрепление в ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

Таким образом, вопросы совершенствования института досудебного соглашения о сотрудничестве на сегодняшний день находятся в центре пристального внимания ученых и правоприменителей.

Библиографический список

1. Артамонова Е. А. Кто должен разъяснять обвиняемому право на заключение досудебного соглашения
0 сотрудничестве? / Е. А. Артамонова // Российский следователь. — 2011. — № 2. — С. 9.
2. Боярская А. В. Проблемы юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве / А. В. Боярская // Вестник ОмГУ. — Серия «Право». — 2013. — № 1 (34). — С. 193-195.
3. Головинский М. М. Досудебное соглашение о сотрудничестве: нормативно-правовое регулирование и практика применения: дис. … канд. юрид. наук / М. М. Головинский. — Владимир, 2011. — С. 245-251.
4. Каац М. Э. Безопасность лица, заключившего досудебного соглашение о сотрудничестве, в уголовном процессе: теоретический и нормативный аспект / М. Э. Каац, К. М. Ахтямова // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2018. — № 4 (54). — С. 30.
5. Эдилова П. В. Соглашение о сотрудничестве с обвинением в уголовном процессе: дис. . канд. юрид. наук / П. В. Эдилова. — Москва, 2017. — С. 76.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code