Преобразование структуры и повышение эффективности процесса раскрытия и расследования преступлений

Л.Я.Драпкин, доктор юридических наук, профессор

В статье рассматривается возможность совместного производства невербальных следственных, проверочно-поисковых действий и оперативно-разыскных мероприятий до возбуждения уголовных дел, в том числе таких, как выемка предметов и документов, назначение судебной экспертизы, проведение осмотров места происшествия, документов, предметов и трупов, проведение освидетельствования, а также право давать органу дознания поручения, обязательные для исполнения. Создание значительных поисково-проверочных, а главное, доказательственной (процессуальной) баз позволяет рассматривать проверку сообщения о преступлении как самостоятельный этап процесса расследования преступлений, назвав этот первый по порядку этап предварительным этапом.

Ключевые слова: невербальные следственные действия; оперативно-разыскные мероприятия; предварительный этап расследования.

 

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации , принятый 18 декабря 2007 г., в неизменном виде просуществовал лишь до 29 мая 2002 г., после чего начался процесс сотен изменений, дополнений и исключений, которые, к счастью, улучшали условия и порядок уголовного судопроизводства в стране. Надеемся, что данный процесс будет продолжен нашим законодателем. Следует особо отметить, что эти серьезные и долгожданные процессуальные новеллы внесли значительные изменения в криминалистическую теорию, следственную и даже оперативно-разыскную практику.

Представляется, что особое значение среди многочисленных процессуальных новелл принадлежит Федеральному закону от 4 апреля 2013 г. № 23-ФЭ, который внес кардинальные изменения в содержание и структуру ст. 144 УПК РФ, регламентирующую порядок рассмотрения сообщения о преступлении .

Если ранее, в соответствии со старой редакцией этой процессуальной нормы, следователи (и другие указанные в законе лица) имели право лишь требовать производство документальных проверок и ревизий, привлекая к их проведению специалистов, то в новой редакции этой нормы дополнительно предусмотрено не только проведение таких поисково-проверочных мер, как получение объяснений, образцов для сравнительного исследования, истребование документов и предметов, но и производство некоторых невербальных следственных действий, таких как выемка предметов и документов (ст. 183 УПК РФ), назначение судебной экспертизы (ст. 195 УПК РФ) и участие в ее производстве (ст. 197 УПК РФ), проведение осмотров места происшествия , документов, предметов и трупов, проведение освидетельствования (ст. 179 УПК РФ), а также право давать органу дознания поручения, обязательные для исполнения, письменные поручения о проведении до возбуждения уголовного дела, оперативно-разыскных мероприятий. Что касается п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ о полномочиях следователя поручить органу дознания проведение оперативно- разыскных мероприятий, то в этой процессуальной норме было не ясно, имел ли следователь право поручать органу дознания производство оперативно- разыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела. В новой редакции ст. 144 УПК РФ законодатель устранил эту неясность.

Возможность совместного производства невербальных следственных, проверочно-поисковых действий и оперативно-разыскных мероприятий радикально преобразует ранее неэффективную проверку сообщения о преступлении в чрезвычайно оптимальный и самостоятельный этап доказывания обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Эта позиция основана не только на существенном расширении доказательственных и поисково-проверочных возможностей реализации функций действующей процессуальной нормы — ст. 144 УПК РФ. Хочется особо отметить поистине революционные положения, содержащиеся в ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, о том, что полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств.

Тем самым уже в процессе проверки сообщения о преступлении следователь не только получает поисковые данные, но и процессуальные доказательства, значительно повышающие обоснованность решений, принимаемых в соответствии со ст. 145 УПК РФ, и уменьшающие число ошибок, допускаемых при этом. Существующий ранее малоэффективный порядок проверки сообщений о преступлении не мог обеспечить полного выполнения возложенных на нее функций. Анализ уголовных дел различных категорий полностью подтвердил этот вывод.

Приведем лишь один пример. По уголовному делу по обвинению Л. и Д. в совершении разбойного нападения на пенсионера С. оба подозреваемых были задержаны в кафе, вблизи от места преступления. При этом один из нападавших был опознан потерпевшим, а в кармане другого был обнаружен раскрытый перочинный нож. Однако оба подозреваемых были через 48 часов освобождены из под стражи, якобы в связи с нарушением требований ст. 91 УПК РФ, которые не были указаны в постановлении следователя. Спустя 6 суток оба необоснованно освобожденных лица были вновь задержаны за совершение аналогичного преступления. В ходе расследования было установлено совершение Л. и Д. еще нескольких разбойных нападений и грабежей в течение 4 месяцев. В совершении двух из них участвовал также их приятель К.

Рассмотренные выше подсистемы следственных, проверочно-поисковых действий и оперативно-разыскных мероприятий образуют открытую (не замкнутую) криминалистическую систему получения разнообразных и во многих случаях достаточных сведений, позволяющих успешно преодолевать проблемные ситуации и раскрывать преступления на более ранних стадиях уголовного дела. Представляется, что эта система действовала бы еще более эффективно, если бы в ее структуру было бы включено такое невербальное следственное действие, как «получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами» (ст. 186.1 УПК РФ)6.

Подобная процессуальная новелла ввела бы в структуру проверки сообщений о преступлении целую систему эффективных следственных действий невербального характера, имеющих не только значительное доказательственное значение, но и не меньшее, по нашему мнению, информационно-поисковое значение. Эта очень ценная для процессуальных следственных действий функция вполне возможна путем установления владельцев (собственников), а также пользователей, причастных в той или иной степени к совершению преступлений и ведущих переговоры с абонентами, а еще лучше, если оба абонента находятся вблизи места совершения преступления. Более того, это же следственное действие позволяет успешно выявлять свидетелей, находящихся вблизи места происшествия в интересующее следователя время. Установление свидетелей во многих ситуациях позволяет выявить важные сведения о преступниках и других обстоятельствах криминального деяния. Хочется еще раз подчеркнуть, что если преступники используют похищенные, найденные, не принадлежащие им телефоны, отчаиваться ни в коем случае нельзя. Преступник может быть выявлен позднее, в связи с его переговорами в другое время с совершенно непричастными к преступлению лицами. Так, один из участников убийства предпринимателя Ф. был установлен спустя два месяца после совершения преступления в связи с использованием этого же телефона в разговоре со своей школьной приятельницей, после чего по номеру этой девушки преступник и был выявлен и убийство было раскрыто .

Главное технико-технологическое условие использования рассматриваемого следственного действия состоит в нахождении абонентов (пользователей сотовых телефонов) в зоне их обслуживания базовыми станциями (зональными вышками) во время совершения преступления, перед его совершением или же после его совершения. В результате обработки оператором соответствующих данных выявляется местоположение установленных абонентов и абонентских устройства на момент соединения.

Таким образом, технические средства оператора связи зафиксируют сведения о соединениях конкретного абонентского устройства, а также отследят все абонентские устройства, находящиеся в зоне действия конкретной базовой станции. Следует отметить, что под абонентскими устройствами подразумевается любая сотовая, планшетная, компьютерная связь.

Все изложенное выше дает возможность прийти к еще одному важному выводу: радикальное преобразование содержания проверки сообщения не только существенно повысило ее эффективность, но и оказало значительное влияние на структуру и функции всего процесса расследования. Серьезнейшее расширение поисково-проверочных, а главное, доказательственных возможностей ст. 144 УПК РФ дало возможность полностью решать целый ряд задач, которые ранее разрешались лишь на первоначальном этапе расследования преступлений. Создание значительных поисково-проверочных, а главное, доказательственной (процессуальной) баз позволяет рассматривать проверку сообщения о преступлении как самостоятельный этап процесса расследования преступлений, назвав этот первый по порядку этап предварительным этапом.

В течение многих лет процесс расследования преступлений подавляющее число криминалистов делили на три этапа — первоначальный, последующий и заключительный, поскольку такой порядок соответствовал успешному разрешению стоящих перед каждым из этих этапов сложных задач расследования уголовных дел в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Однако все изложенное выше о радикальном преобразовании содержания и функций ст. 144 УПК РФ обуславливало необходимость отказаться от такой привычной и удобной, но устаревшей трехэтап- ной структуры и перейти к новой четырехэтапной структуре процесса расследования: предварительный, первоначальный, последующий и заключительный этапы. При этом необходимо отметить, что включение нового предварительного этапа изменит содержание и функции первоначального и последующего этапов процесса раскрытия и расследования преступлений. Во всяком случае, новая структура позволяет максимально использовать тактические факторы неожиданности предъявления доказательств, производства разведывательных и наступательных следственных действий и тактических приемов, а также тактических комбинаций и операций и значительно оптимизировать получение так называемых решающих и иных доказательств. Кроме того, следует иметь ввиду, что рассмотренные процессуальные новеллы позволят уменьшить нарушение процессуальных сроков расследования уголовных дел и приведут к другим позитивным результатам.

Библиографический список

1. Осмотр места происшествия: практическое пособие / под ред. В. М. Логвина. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва: Юрлитинформ, 2013.
2. Порядок назначения судебных экспертиз, исследований и использования экспертно-криминали- стических учетов в ОВД РФ: справочное пособие / под ред. П. Л. Гришина. — Москва: ЭКЦ МВД России, 2016.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 4, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code