О некоторых проблемах сбора и закрепления доказательств в производстве по делу об административном правонарушении в виде мелкого хищения

О.В.Корниенко

В статье анализируется практика применения статьи 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, проблемы, возникающие на стадии возбуждения дела при процессуальном оформлении административных правонарушений, в том числе когда лицо, в отношении которого ведется производство, не установлено. Кроме того, в статье рассматриваются вопросы сбора и закрепления доказательств по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ключевые слова: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях; административная ответственность; мелкое хищение чужого имущества; проверка заявлений, сообщений о правонарушениях; протокол изъятия; объяснение лица; сбор, закрепление доказательств.

 

Более чем двухлетняя практика применения новой редакции ст. 7.27 «Мелкое хищение» Кодекса Российской Федерации об административных право- нарушениях , выявленные в ходе производства по данному составу проблемы обусловили необходимость рассмотрения вопросов о порядке сбора доказательств, их процессуальном закреплении в ходе производства по данному декриминализированному составу общественно опасного деяния с целью совершенствования деятельности субъектов, обладающих юрисдикционными полномочиями. Вопросы эти касаются регламентации действий должностных лиц не только на стадии возбуждения дела об административном правонарушении, но и на этапе рассмотрения поступивших заявлений или сообщений.

Приказ МВД России от 29 августа 2014 г. № 7362 определяет, что поступившие заявления и сообщения о преступлении подлежат проверке в порядке, предусмотренном ст. 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации3, в то время как заявления и сообщения об административном правонарушении, в соответствии с п. 49, 59 указанного приказа, подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном КоАП РФ, невзирая на то, что, по сути, составы по ст. 158.1 УК РФ и 7.27 КоАП РФ идентичны, с той разницей, что общественно опасным мелкое хищение становится при совершении повторного противоправного деяния при наличии признака «под- вергнутости» административному наказанию.

Поддерживая точку зрения авторов, считающих, что по данному составу задача правоприменителя осложняется тем, что значительная часть хищений имущества совершается в условиях их фактической неочевидности4, хотелось бы уточнить, что в случае, если это уголовно наказуемое деяние, могут быть использованы средства, предусмотренные УПК РФ, значительно отличающиеся от достаточно скудных возможностей КоАП РФ. В результате дела о мелком хищении по административному законодательству, как правило, не возбуждаются, если лицо, совершившее деликт, не установлено, т. к. законных оснований ни для прекращения производства по делу при условии, что оно так и не будет установлено, ни для продления или приостановления такого производства по делу закон не предусматривает.

В целом вопросы, касающиеся порядка сбора и доказывания по делам об административных правонарушениях, в последнее время в научной литературе рассматриваются достаточно часто. Так, отдельные проблемы, возникающие на стадии возбуждения дела в части сбора и закрепления доказательств, находили

КоАП РФ определяет предмет доказывания. Это, прежде всего, наличие события административного правонарушения. Закон об административных правонарушениях не предусматривает ответственность за приготовление к совершению административного правонарушения или покушение на административное правонарушение — административное правонарушение должно быть оконченным. Кроме того, по делу об административном правонарушении устанавливается лицо, совершившее противоправное действие (бездействие), за которое федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, устанавливается его виновность. Согласно правовому подходу, сформулированному в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, к признакам хищения относятся противоправное изъятие или обращение в пользу виновного или других лиц имущества, совершенные с корыстной целью. Мелкое хищение путем кражи образует состав административного правонарушения с момента тайного изъятия чужого имущества и возможности им рас- порядиться . С субъективной стороны хищение предполагает наличие у виновного лица прямого умысла , цель которого — завладение чужим имуществом. Отсутствие умысла, как правило, исключает возможность осуществления производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.27 КоАП РФ. Установление данного признака субъективной стороны предполагает доказывание не только вины лица, но и его непосредственной причастности к совершению противоправного действия (бездействия), т. е. объективной стороны деяния .

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.27 КоАП РФ, к доказательствам также относят письменные объяснения лица, совершившего хищение, потерпевшего, свидетелей; справку о стоимости похищенного, оформленную в соответствии с требованиями, предусмотренными законом. При этом для доказывания виновности лица, совершившего деликт, объяснения свидетелей по делу должны быть оформлены надлежащим образом. Так, не могут быть использованы объяснения свидетелей в качестве доказательств, например, если в протоколе отсутствуют сведения о разъяснении прав (ст. 25.6 КоАП РФ) и предупреждении об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ .

Требования к протоколу определены в ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, среди которых: дата, место, данные о должностном лице, составившем процессуальный документ, о свидетелях, потерпевших, о лице, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, норма закона, предусматривающая ответственность за данное правонарушение, и т. д. Отсутствие реквизитов, прямо перечисленных в ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, относят к существенным недостаткам протокола , например, если отсутствуют сведения о том, кому мелким хищением причинен материальный ущерб, когда потерпевший не установлен .

Доказательствами по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.27 КоАП РФ, также являются фактические данные, установленные протоколом личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице. При проведении процедуры досмотра необходимо присутствие понятых (ч. 3 ст. 27.7 КоАП РФ), а при досмотре вещей может быть применена видеосъемка (абз. 2 ч. 3 ст. 27.7, ч. 2 ст. 27.9 КоАП РФ) . В случае применения видеосъемки в ее материалах должно быть зафиксировано разъяснение лицу его процессуальных прав, весь ход процессуального действия, согласие либо несогласие лица с его результатами, подписание либо отказ от подписания соответствующего процессуального документа . В то же время неподчинение законным требованиям о досмотре может образовывать самостоятельные составы по ст. 17.7 или 19.3 КоАП РФ .

Характерно, что на момент процедуры личного досмотра права на получение юридической помощи лицу, совершившему противоправное деяние, закон не предусматривает. Однако после составления процессуального документа дело считается возбужденным, лицо, подвергнутое досмотру, приобретает статус участника производства (ст. 25.1 КоАП РФ) и может реализовать свое право на защиту (ч. 4 ст. 25.5 КоАП РФ). Привлекая к участию в производстве понятых, необходимо соблюдать требования к ним, предъявляемые законом. Если понятые заинтересованы в исходе дела, то протокол, который был составлен в их присутствии, не может признаваться доказательством по делу .

Анализ проблем, возникающих на стадии возбуждения дела об административном правонарушении о мелком хищении, позволяет сделать вывод о том, что процессуальную процедуру закрепления доказательств по делу, добытых в ходе применения процессуального досмотра, необходимо усовершенствовать. На сегодняшний день информация о вещах, обнаруженных при физическом лице при осуществлении личного досмотра, может быть отражена в протоколах о личном досмотре, досмотре вещей, находящихся при физическом лице. Однако в указанном протоколе не фиксируются сведения о предметах, изъятых в процессе осуществления личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице. Если обнаруженные в ходе досмотра вещи, предметы являются орудиями совершения или предметами административного правонарушения либо документами, имеющими значение доказательств по делу, об изъятии составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об административном задержании, которые могут быть и не применены.

На наш взгляд, в случаях осуществления производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.27 КоАП РФ, целесообразнее включать в протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, сведения не только об обнаруженных, но и об изъятых в ходе данной процедуры предметах административного правонарушения. Для этого необходимо внести соответствующие дополнения в ч. 5 ст. 27.10 КоАП РФ, изложив ее в следующей редакции: «Об изъятии вещей и документов составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении, в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения, в протоколе о личном досмотре, досмотре вещей, находящихся при физическом лице…» (курсив наш. — О. К.).

Для правильной квалификации правонарушения и назначения административного наказания по рассматриваемому составу значение имеет оценка стоимости изъятых вещей и других ценностей. Определение стоимости похищенного необходимо для установления размера административного наказания в виде административного штрафа, поскольку санкция предусматривает административный штраф до пятикратной стоимости похищенного имущества. При этом закон не указывает перечень субъектов, имеющих право оценивать стоимость изъятых вещей, поэтому должностное лицо, в производстве которого находится дело, привлекает лицо, обладающее специальными познаниями в данном вопросе. В случае необходимости стоимость определяется на основании заключений экспертов, в качестве которых могут выступать специалисты торгово-промышленных палат, ломбардов, автотехнических мастерских, имеющих право на производство экспертиз1.

Фактические данные, на основании которых уполномоченный на то субъект определяет наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ. Между тем анализ судебных решений2 по делам об административных правонарушениях позволяет констатировать, что к доказательствам факта совершения административного правонарушения правоприменитель зачастую относит процессуальные документы, не предусмотренные КоАП РФ, в частности протокол осмотра места происшествия. Пункт 49 приказа МВД России № 736 определяет, что заявления и сообщения о преступлениях подлежат проверке в порядке, предусмотренном УПК РФ. При проверке сообщения о преступлении уполномоченный субъект вправе производить осмотр места происшествия. Однако данная норма закрепляет порядок проверки информации о преступлении, а не об административном правонарушении.

Объяснение лица, совершившего мелкое хищение, а также показания потерпевшего и свидетелей должны быть отражены в протоколах об административном правонарушении, о применении меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, рассмотрения дела об административном правонарушении, а в случае необходимости — записаны и приобщены к делу. Они должны быть отобраны и оформлены в соответствии с предусмотренным законом процессуальным порядком, то есть после факта выявления правонарушения.

Если производство по делу об административном правонарушении осуществлялось в форме административного расследования, то возбуждается оно путем вынесения определения (постановления), в котором отражаются данные, предусмотренные ст. 28.7 КоАП РФ, в том числе информация о разъяснении участникам производства их прав и обязанностей, предусмотренных гл. 25 КоАП РФ, ст. 25 Конституции Российской Федерации . Отсутствие ее может стать нарушением, влекущим невозможность использования указанных доказательств .

Также закон не предусматривает отражения в определении объяснения лица, в отношении которого ведется производство, показаний потерпевшего и свидетеля, которые оцениваются как доказательства по делу об административном правонарушении, поэтому по окончании административного расследования все они должны быть отражены в протоколе об административном правонарушении.

Подводя итог, необходимо отметить следующее. Ошибки, допускаемые должностными лицами, наделенными административно-юрисдикционными полномочиями, на этапе сбора доказательств зачастую приводят к отмене принятых по делу решений, возвращению на доработку процессуальных документов и в конечном итоге — невозможности привлечения виновных лиц к административной ответственности, как правило, в связи с истечением срока давности, который по данному составу составляет три месяца. Как показывает практика применения нормы, наибольшей проблемой на стадии возбуждения подобных дел является то, что большая часть мелких хищений, как уже отмечалось, совершается тайно и порой личность лица, его совершившего, не установлена. В то же время, поддерживая мнение некоторых исследователей , полагаем, что осуществление производства в форме административного расследования по данному составу административного правонарушения не решает проблемы поиска лица. Поэтому вопросы, возникающие на стадии возбуждения дела об административном правонарушении, сбора доказательств по делу в условиях, когда лицо, совершившее противоправное действие, не установлено, требуют дальнейшего осмысления и законодательного урегулирования.

Библиографический список

1. Жеребцов А. Н. Комментарий к главе 27 «Применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (2-е изд., доп.) [Электронный ресурс] / А. Н. Жеребцов, С. Н. Махина, Ю. В. Помогалова // СПС «Гарант». — 2017. — URL: http://www.garant.ru.
2. Жерновой М. В. К вопросу об ответственности за фальсификацию доказательств по делам об административных правонарушениях / М. В. Жерновой // Российская юстиция. — 2018. — № 2. — С. 18-19.
3. Кабанова Ж. Ю. О некоторых проблемах процесса доказывания административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.12 КоАП РФ / Ж. Ю. Кабанова // Административное право и процесс. — 2018. — № 5. — С. 47-50.
4. Шевцов А. В. К вопросу о проблемах привлечения к административной ответственности за хищение имущества / А. В. Шевцов // Административное право и процесс. — 2018. — № 1. — С. 34-37.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 4, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code