Об участии прокурора в проверке доказательств на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

А.В.Спирин

Статья посвящена анализу статуса прокурора как субъекта доказывания в досудебном производстве. В ней подробно рассматривается участие прокурора в проверке доказательств, его взаимодействие в процессе доказывания с органами следствия и дознания. На основе анализа положений действующего законодательства, приказов Генерального прокурора РФ, различных точек зрения ученых в статье выдвигается и обосновывается вывод: прокурор должен реализовывать полномочия как субъект доказывания обвинения в полном объеме.

Ключевые слова: прокурор; следователь; руководитель следственного органа; дознание; дознаватель; доказывание; обвинение; суд; полномочия; материалы проверки сообщения о преступлении; проверка доказательств.

 

Осуществляя от имени государства уголовное преследование и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия в соответствии со ст. 21 и ч. 1 ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации , прокурор не может не принимать в досудебном производстве активного участия в процессе доказывания. Прокурор участвует в доказывании при проверке законности и обоснованности совершаемых органами предварительного расследования действий и принимаемых ими процессуальных решений, в том числе направленных на формирование по уголовному делу обвинения. В. М. Савицкий ярко и образно выразил суть познавательно-доказательственной деятельности: «От незнания — к знанию, от неполного знания — к более полному, от сомнения в подлинности определенных фактов — к убеждению в их достоверности, от согласия с одной версией — к согласию с другой, часто целиком исключающей первую, — таков в самой общей форме нелегкий путь познания истины в уголовном судопроизводстве, где все, что требует выяснения, — в прошлом, где нужно постоянно искать, сопоставлять, доказывать. Истина факта, составляющая предмет и цель процессуального исследования, никогда не лежит на поверхности, не дается в готовом виде. Следователь, прокурор, суд отыскивают эту истину подчас среди бесчисленного нагромождения случайных связей, пропуская сквозь призму своего восприятия массу фактов, явлений, событий, многие из которых впоследствии окажутся иррелевантными предмету исследования» . Участвуя в такой деятельности, прокурор сталкивается с необходимостью так или иначе вносить вклад во все элементы процесса доказывания: собирание доказательств, их проверку и оценку.

Рассмотрим проблемные вопросы, относящиеся ко второму элементу доказывания, — проверке доказательств, проанализируем существующее правовое регулирование полномочий прокурора и сформулируем ряд предложений по совершенствованию УПК РФ.

В соответствии с закрепленной в УПК РФ дефиницией, проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ). Сказанное, бесспорно, свидетельствует о том, что в досудебном производстве прокурор несет обязанность по проверке доказательств наряду со следователем и дознавателем.

П. А. Лупинская отмечала, что проверка доказательств может осуществляться как путем проведения следственных действий (очная ставка, следственный эксперимент, выход на место, предъявление для опознания, назначение экспертизы), так и логическим путем. В последнем случае проверка доказательств состоит как в исследовании конкретного доказательства (сопоставление отдельных данных в показаниях свидетеля, обвиняемого, потерпевшего, сопоставление описательной и резолютивной частей в заключении эксперта и т. п.), так и в сопоставлении данного доказательства с другими (например, сравнение двух показаний свидетелей об одном и том же факте или сравнение показаний свидетеля и заключения эксперта).

Цель проверки, как указывается в юридической литературе, — удостовериться в достоверности и других свойствах доказательства или их совокупности, получить в установленном законом порядке новые и дополнительные фактические данные3.

Необходимость проверять те или иные доказательства (или их совокупность) может возникнуть у прокурора еще в ходе расследования уголовного дела, до его поступления с итоговым процессуальным документом в порядке, предусмотренном ст. 221 (226, 226.8) УПК РФ. Поводом для такой проверки может, например, являться жалоба участника уголовного судопроизводства на действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя), поступившая в прокуратуру. Прокурору необходимо подвергнуть проверке доказательства и в случае необходимости принятия им определенных процессуальных решений по делу (при даче согласия дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и т. д.).

Для проверки доказательств прокурор должен, как это было указано выше, сопоставлять их друг с другом, устанавливать их источники. Но это возможно только в том случае, если он имеет реальную возможность ознакомиться с материалами уголовного дела при возникновении в этом объективной необходимости. Между тем именно эта возможность для прокурора осуществлять свои надзорные полномочия, участвовать в формировании доказательственной базы по делу сегодня существенным образом ограничена в силу несовершенства законодательного регулирования.

В настоящее время прокурор располагает возможностями:

— истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела (п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

— знакомиться по мотивированному письменному запросу с материалами находящегося в производстве уголовного дела (ч. 2. 1 ст. 37 УПК РФ).

Приведенные нормы закона стали предметом справедливой критики со стороны целого ряда ученых- процессуалистов.

Обобщенно сущность критических замечаний по поводу нормы, содержащейся в п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, состоит в следующем:

1. Данная норма не предоставляет прокурору каких-либо дополнительных прав, поскольку ч. 4 ст. 148, ч. 1 ст. 213 и ч. 2 ст. 208 УПК РФ уже обязывают органы следствия и дознания направлять прокурору копии соответствующих постановлений.

2. Обязанность проверять законность и обоснованность решений, перечисленных в п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, содержится, соответственно, в п. 1 ч. 2 ст. 37, ч. 1.1 ст. 211, ч. 1 ст. 214 УПК РФ, поэтому дополнительная правовая регламентация является излишней.

3. В принципе, право (и обязанность) прокурора проверять законность и обоснованность указанных постановлений должностных лиц органов предварительного следствия и без того неоспоримо непосредственно в силу самой функции прокурора как органа надзора за законностью всей процессуальной деятельности всех органов предварительного расследования.

4. Полномочий по истребованию материалов прекращенных и приостановленных уголовных дел (не решений, а именно самих уголовных дел. — А. С.), находившихся в производстве следователей, УПК РФ прокурору не предоставляет1.

Норма, содержащаяся в ч. 2.1 ст. 37 УПК РФ, также не свободна от недостатков:

1. Явственны недочеты в ее формулировании с позиции юридической техники. Исходя из ее смысла, непонятно: какому должностному лицу должен быть направлен запрос, кто и в какой срок его должен рассмотреть, оценить мотивированность и дать на него ответ.

2. Подход, требующий мотивировки (обоснования) со стороны надзирающего субъекта для того, чтобы субъект поднадзорный согласился «допустить» прокурора к исполнению обязанностей, является «ущербным», противоречащим самой сути прокурорского надзора.

3. Ученые констатируют невозможность без предварительного изучения уголовного дела мотивировать запрос о его предоставлении, что придает ситуации характер «замкнутого круга», если (выскажемся откровенно) не неприкрытой издевки над прокурором как субъектом, отвечающим за законность действий и решений органов предварительного расследования2.

1 См.: Лазарева В. А. Долгожданные изменения в статусе прокурора (Закон от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ) // Уголовное судопроизводство. 2011. № 3. С. 2; Семенов В. Г. Совершенствование деятельности органов следствия: критический анализ новелл УПК // Уголовный процесс. 2011. № 3. С. 54-55; Ряполова Я. П. Процессуальные действия прокурора по надзору за законностью и обоснованностью действий и решений на стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2012. № 14. С. 8-11; Харебава Г. Д. Эффективность прокурорского надзора за органами предварительного следствия: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2012. С. 22.
2 См.: Лазарева В. А. Указ. соч.; Харебава Г. Д. Указ. соч.; Божьев В. П. О властных субъектах уголовного процесса в досудебном производстве // Российский следователь. 2009. № 15. С. 30; Колоколов Н. А. Баланс обвинительной власти // Уголовный процесс. 2009. № 3. С. 5; Кругликов А. П. Проблемы уголовно-процессуальных отношений прокурора со следователем и руководителем следственного органа // Российская юстиция. 2011. № 10. С. 30; Ястребов В. Б. Процессуальный статус прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства (нормативное правовое регулирование и перспективы развития) // Российский следователь. 2012. № 6. С. 12; Буглаева Е. А. Участие прокурора в ходе предварительного следствия: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. С. 21.

Резюмируем. По факту изучить материалы уголовного дела беспрепятственно и в полном объеме для прокурора возможно лишь при получении этого дела с обвинительным заключением (обвинительным актом, обвинительным постановлением). Нужно ли лишний раз объяснять и обосновывать, почему проверка уголовного дела в целом и каждого из собранных доказательств по нему в отдельности может быть в таком случае запоздалой?

Вспомним в этой связи прекрасную формулировку классика отечественной уголовно-процессуальной науки Н. А. Буцковского, полагавшего: «Если предоставить следователю каждый раз, когда он признает, что требование прокурора не имеет надлежащего основания, оставлять его без исполнения. то в существе предоставленный прокурорам надзор за производством следствия превратится в надзор следователей за действиями обвинительной власти» . Сложно и в настоящее время ярче и точнее выразить нелепость сложившейся ситуации.

Неудивительно, что практике известны примеры непредоставления прокурору возможности ознакомления с материалами уголовных дел как находящихся в производстве следователей, так и тех, следствие по которым приостановлено. Неординарным решением обозначенной проблемы является обращение прокурора с заявлением в суд в порядке гражданского судопроизводства о признании незаконными действий руководителя следственного органа, выразившихся в непредоставлении прокурору уголовных дел, и об обязании устранить допущенные нарушения и не допускать их в дальнейшем . С вступлением в силу Кодекса административного судопроизводства РФ сформировалась практика предъявления прокурорами административных исковых заявлений о нарушении органами предварительного расследования права на реализацию надзорных полномочий прокуроров. Ответчиками по таким заявлениям являются соответствующие руководители следственных органов. В юридической периодике данная практика расценивается как «порочная» .

Не вдаваясь в оценку «паллиативных средств» решения означенной проблемы, констатируем ее существование, значимость для практической деятельности правоохранительных органов и предложим для исправления ситуации ряд требований, которым, по нашему мнению, должен отвечать запрос прокурора о предоставлении ему доступа к уголовному делу. Эти требования должны найти отражение в соответствующих нормах УПК РФ. Их сущность выражается в следующем:

1) запрос адресуется руководителю соответствующего органа следствия (либо начальнику подразделения дознания) и является обязательным для исполнения в силу прямого указания в законе;

2) запрос может содержать требования о предоставлении прокурору уголовных дел, предварительное расследование по которым приостановлено, а также прекращенных производством, и дел, которые находятся в производстве следователя или дознавателя;

3) какой-либо мотивировки (обоснования), кроме ссылки на необходимость проверки законности проводимых следственных действий и принятых процессуальных решений, прокурор приводить не должен;

4) срок исполнения запроса прокурора и срок его ознакомления с материалами неоконченного уголовного дела должны отвечать не узковедомственным интересам, а в первую очередь назначению уголовного судопроизводства, быть разумными (ч. 4 ст. 6.1 УПК РФ); данные сроки должны быть указаны в запросе прокурора ;

5) ознакомление прокурора с неоконченными уголовными делами, находящимися в производстве следователей (дознавателей), по усмотрению руководителя соответствующего органа предварительного расследования может производиться в их служебных помещениях. Приостановленные уголовные дела, а также прекращенные уголовные дела должны представляться прокурору в указанное им место (например, в помещение, занимаемое прокуратурой).

Возможность проверять доказательства путем производства следственных действий, в том числе путем получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, для прокурора очевидным образом если не исключена, то ограничена. Прокурор, усомнившись в достоверности или в иных свойствах доказательства, может лишь инициировать проведение соответствующих следственных действий (очная ставка, следственный эксперимент и т. п.) следователем или дознавателем. Пути проявления такой инициативы — дача указания дознавателю, направление требования в орган дознания или следственный орган.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий. Данное полномочие позволяет прокурору полноценно руководить деятельностью дознавателя, в частности, по собиранию и проверке доказательств. В отношении процессуальной деятельности следователя прокурор таким правом не наделен.

Для устранения нарушений закона, допущенных по уголовному делу, расследование по которому еще продолжается, прокурору предоставлено законодателем еще одно правовое средство — требовать устранения нарушений федерального законодательства (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Требование может быть адресовано как органу дознания, так и органу предварительного следствия. Но право внесения требования в адрес органа предварительного следствия не является полноценной заменой изъятому из арсенала прокурора праву давать письменные указания следователю по уголовному делу, находящемуся в производстве.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства, нормативных правовых актов Генерального прокурора Российской Федерации, взглядов ученых и мнений практических работников настоятельно требует возвращения в ст. 37 УПК РФ права прокурора давать следователю обязательные для исполнения письменные указания о производстве следственных и иных процессуальных действий. Бесспорно, такие указания должны носить для следователя (как и для дознавателя) обязательный характер, но не должны становиться «планом расследования», прокурор не должен брать на себя обязанности руководителя следственного органа по управлению следователями. Прокурорский надзор в таком случае должен быть ограничен определенными пределами: данные указания не должны лишать следователя процессуальной самостоятельности. Предоставление прокурору права давать письменные указания следователю обеспечит ему возможность участия (пусть и опосредованного) в проверке показаний.

Не противоречит закону использование прокурором для проверки отдельных доказательств полномочий, предоставленных ему ст. 22 и 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и ч. 4 ст. 21 УПК РФ. Истребование прокурором различного рода справок, иных документов (о стоимости похищенного или поврежденного имущества, нахождении лица на стационарном лечении, погодных условиях во время совершения дорожно-транспортного происшествия и т. п.) поможет ему удостовериться (или усомниться) в достоверности таких доказательств, как показания обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, заключение эксперта и т. д. Правда, полученные прокурором материалы, справки и прочие документы останутся «за пределами» уголовного дела до их приобщения в установленном законом порядке. Они лишь поспособствуют принятию прокурором того или иного решения по оценке доказательств. Н. В. Кулик в своем диссертационном исследовании приводит характерный пример использования прокурором полномочий, предоставленных ему Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». Для проверки наличия у обвиняемого временного тяжелого заболевания, препятствующего его участию в следственных и иных процессуальных действиях, прокурору целесообразно заблаговременно обратиться с соответствующим запросом в органы системы здравоохранения с целью проведения теми проверки наличия заболевшего в стационаре лечебного учреждения, оформления в отношении него медицинских документов, наличия анализов и результатов осмотра. Результаты данной проверки и соответствующие выводы органов системы здравоохранения могут быть использованы прокурором для доказывания своей позиции в ходе разрешения вопроса о приостановлении уголовного дела на предварительном слушании. Участвующие в проведении проверки специалисты могут быть допрошены по ходатайству прокурора на предварительном слушании для уточнения полученных результатов и сделанных выводов .

Данный пример относится к проверке законности приостановления производства по делу в рамках предварительного слушания, но реализовывать полномочия по истребованию документов и материалов прокурор может в аналогичной ситуации в ходе предварительного расследования, проверяя законность принятого следователем (дознавателем) решения о приостановлении расследования.

Сказанное позволяет сделать вывод: для успешного решения задач, стоящих перед прокурором в досудебном производстве, настоятельно необходимо расширить его правомочия по проверке собираемых следователем (дознавателем) доказательств. В частности, следует упростить доступ прокурору к материалам уголовных дел, находящихся в производстве, а также дел, производство по которым приостановлено либо прекращено. Кроме того, прокурор должен быть наделен правом давать по уголовному делу письменные указания, обязательные для исполнения не только дознавателю, но и следователю. Использование прокурором для проверки доказательств возможностей, предоставленных Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», допустимо, но получаемые документы и материалы приобретут статус доказательств только после введения их в установленном порядке в уголовное дело.

Библиографический список

1. Балакшин В. С. Допустимость доказательств: понятие, правовая природа, значение, алгоритм оценки: научно-практическое пособие / В. С. Балакшин. — Екатеринбург, 2013. — 316 с.
2. Божьев В. П. О властных субъектах уголовного процесса в досудебном производстве / В. П. Божьев. // Российский следователь. — 2009. — № 15. — С. 29-31.
3. Буглаева Е. А. Участие прокурора в ходе предварительного следствия: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Е. А. Буглаева. — Челябинск, 2011. — 24 с.
4. Буцковский Н. А. О деятельности прокурорского надзора вследствие отделения обвинительной власти от судебной / Н. А. Буцковский. — Санкт-Петербург: Типография II отделения собственной Е. И. В. Канцелярии, 1867. — 83 с.
5. Ковтун Н. И. Порочная практика обжалования прокурором действия следствия в рамках КАС РФ / Н. И. Ковтун // Уголовный процесс. — 2017. — № 7. — С. 68-73.
6. Колоколов Н. А. Баланс обвинительной власти / Н. А. Колоколов // Уголовный процесс. — 2009. — № 3. — С. 3-8.
7. Колоколов Н. А. Эффективность прокурорского надзора за следствием / Н. А. Колоколов // Уголовный процесс. — 2015. — № 5. — С. 65-69.
8. Кругликов А. П. Проблемы уголовно-процессуальных отношений прокурора со следователем и руководителем следственного органа / А. П. Кругликов // Российская юстиция. — 2011. — № 10. — С. 28-31.
9. Кулик Н. В. Осуществление прокурором доказывания на предварительном слушании: дис. … канд. юрид. наук / Н. В. Кулик. — СПб., 2006. — 196 с.
10. Лазарева В. А. Долгожданные изменения в статусе прокурора (Закон от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ) / В. А. Лазарева // Уголовное судопроизводство. — 2011. — № 3. — С. 2-5.
11. Лупинская П. А. Доказывание в советском уголовном процессе: учебное пособие для студентов, изучающих спецкурс «Доказательства в уголовном процессе» / П. А. Лупинская. — Москва, 1966. — 102 с.
12. Ряполова Я. П. Процессуальные действия прокурора по надзору за законностью и обоснованностью действий и решений на стадии возбуждения уголовного дела / Я. П. Ряполова // Российский следователь. — 2012. — № 14. — С. 8-11.
13. Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде / В. М. Савицкий. — Москва, 1971. — 342 с.
14. Семенов В. Г. Совершенствование деятельности органов следствия: критический анализ новелл УПК / B. Г. Семенов // Уголовный процесс. — 2011. — № 3. — C. 52-61.
15. Харебава Г. Д. Эффективность прокурорского надзора за органами предварительного следствия: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Г. Д. Харебава. — Ростов-на-Дону, 2012. — 25 с.
16. Ястребов В. Б. Процессуальный статус прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства (нормативное правовое регулирование и перспективы развития) / В. Б. Ястребов // Российский следователь. — 2012. — № 6. — С. 11-13.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 3, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code