Правовая природа корпоративного договора и тенденции судебной практики

А.Н.Семин, академик Российской академии наук, доктор экономических наук
Л.М.Чуркина

Статья посвящена исследованию корпоративного договора, введенного законодателем в Гражданский кодекс Российской Федерации в 2014 г. Особое внимание уделено порядку заключения и условиям корпоративного договора, включая права и обязанности сторон, формы ответственности. Анализируются особенности заключения и регулирования данного договора, одной из сторон которого является иностранное лицо. Авторы сосредоточивают внимание на практике рассмотрения споров относительно корпоративного договора в российских арбитражных судах.

Ключевые слова: корпоративный договор; акционерное общество; общество с ограниченной ответственностью; арбитражный суд.

 

Институт корпоративного договора появился сравнительно недавно, но уже приобрел популярность среди практиков-цивилистов. Концепция акционерного соглашения (применительно к акционерным обществам) и соглашения об осуществлении прав участников (в отношении компаний с ограниченной ответственностью) была впервые закреплена в российском законодательстве в середине 2009 г.

До внесения изменений в российское законодательство инвесторы и их зарубежные коллеги выбирали закон страны инкорпорации иностранного инвестора для регулирования их отношений в рамках совместных предприятий. Однако арбитражными судами Российской Федерации были приняты резонансные решения по соглашениям акционеров, регулируемым иностранным законодательством, поскольку их положения нарушили императивные правила российского гражданского и корпоративного права (например, по делам ОАО «Мегафон», ОАО «Русский Стандарт Страхование», ООО «Верный знак»). Негативная судебная практика продемонстрировала, что исполнение таких соглашений в России является неэффективным.

Первоначально в Федеральный закон «Об акционерных обществах»1 и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»2 были внесены положения об акционерном соглашении (ст. 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах») и соглашении об осуществлении прав участников (ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»3 были внесены изменения и дополнения в Гражданский кодекс РФ. В частности, Гражданский кодекс был дополнен ст. 67.2, которая предусматривает правовое регулирование корпоративного договора.

Сторонами корпоративного договора могут быть все или некоторые участники хозяйствующего общества (далее — «участники общества») компании. Законодательство не содержит явного запрета на заключение нескольких корпоративных договоров между различными группами участников общества, а также того же участника общества, являющегося участником нескольких корпоративных договоров.

Однако корпоративный договор между некоторыми из участников общества является обязательным для них только в том случае, если это предусмотрено п. 5 ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ.

Положения Гражданского кодекса РФ не регулируют вопрос о том, может ли сама компания быть участником корпоративного договора. Очевидно, что это невозможно, поскольку в момент заключения корпоративного договора компания еще не существует. Однако выполнение определенных обязательств участниками общества может быть сложным без помощи или сотрудничества представляемой компании его главным должностным лицом.

Согласно ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ корпоративный договор обязывает участников общества определенным образом осуществлять нижеуказанные права или отказаться от их осуществления:

— голосовать определенным образом на общем собрании участников;

— осуществлять согласованным образом другие виды деятельности, связанные с управлением компании;

— приобретать или отчуждать доли в уставном капитале общества (либо акции) по заранее определенной цене или при наступлении определенного события;

— воздерживаться от размещения акций до наступления определенного события .

Однако корпоративный договор не обязывает участников общества голосовать в соответствии с инструкциями органов управления компании и не определяет структуру органов общества и их компетенцию. В противном случае данные условия будут признаны ничтожными.

Пункт 7 ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ запрещает сторонам корпоративного договора ссылаться на недействительность договора в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества. В этом случае сторона корпоративного договора не утрачивает право на предъявление другой стороне требований, основанных на таком договоре . Это подтверждается п. 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» .

Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 11 декабря 2015 г. в поддержку корпоративного договора сделал ссылку на постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. № 16, указав, что, согласно п. 4 постановления «О свободе договора и ее пределах», «если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации» . Тем самым, Арбитражный суд Уральского округа установил, что принятие на себя участниками общества ограничений, указанных в корпоративном договоре и прямо допускаемых законом, не может служить основанием для признания такого соглашения недействительным (дело № А60-12804/2015) .

22 ноября 2016 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», в котором Верховный Суд РФ также представил правовую позицию относительно возможности одностороннего отказа сторон корпоративного договора, указав, что по смыслу ст. 67.2 Гражданского кодекса Российской Федерации условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников (пункт 10) .

В практике арбитражных судов представлена правовая позиция относительно содержания корпоративного договора. Восьмой арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 12 мая 2016 г. рассмотрел нормы ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ и п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в их системном единстве, сделав вывод, что указанные нормы допускают включение в содержание соглашения лишь такие условия реализации корпоративных прав, которые затрагивают действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества, т. е. носят преимущественно организационно-управленческий характер. Отношения по поводу выплаты действительной стоимости доли корпоративным договором не регламентируются (дело № А46-16331/2015) .

Корпоративный договор должен быть составлен в письменной форме в виде единого документа, который должен быть подписан сторонами. Таким образом, невозможно заключить такой договор путем обмена документами по почте, телеграфу, телетайпу, телефону, электронным или другим средствам связи.

Стороны корпоративного договора обязаны уведомлять компанию при заключении такого договора. Если в результате отказа выполнить это обязательство участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, несут убытки (например, если заключенная в нарушение ограничений, установленных корпоративным договором, сделка впоследствии признается недействительной по требованию других участников общества), участники корпоративного договора обязаны возместить такие убытки.

Участники непубличной компании не обязаны раскрывать содержание корпоративного договора, и, если иное не предусмотрено законом, такая информация считается конфиденциальной.

Акционеры публичного акционерного общества вправе раскрывать информацию о заключенном корпоративном договоре только в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены Федеральным законом «Об акционерных обществах». В частности, п. 5 ст. 32.1 данного нормативного правового акта предусматривает, что лицо, которое приобрело по соглашению акционеров право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям компании, должно уведомить компанию о таком приобретении в течение 5 дней, если в результате приобретения это лицо индивидуально или с аффилированным лицом(ами) может распоряжаться более 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 процентами голосов по размещенным акциям компании.

Более того, если акционер по соглашению акционеров приобретает право (вместе с акциями других акционеров) распоряжаться более чем 25, 50, 75 процентами голосующих акций акционерного общества и право самостоятельно осуществлять права, принадлежащие по акциям, то перед приобретением соответствующих прав необходимо получить предварительное одобрение со стороны антимонопольного органа либо уведомить антимонопольный орган после совершения сделки .

Сторона корпоративного договора может подать исковое заявление в суд, чтобы признать недействительным решение органа управления компании в результате нарушения договора другой стороной. Для обеспечения соблюдения этого права необходимо, чтобы во время принятия соответствующего решения все акционеры компании были участниками корпоративного договора.

В случае если сторона корпоративного договора совершает сделки с нарушением (в частности, сделки, связанные с продажей акций третьим сторонам), такие операции могут быть признаны судом недействительными по требованию другой стороны корпоративного договора. Это возможно только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, установленных корпоративным договором .

В связи с нарушением корпоративного договора могут применяться следующие формы ответственности:

— возмещение убытков, вызванных несоблюдением или ненадлежащим исполнением обязательств, включая фактический ущерб и упущенную выгоду (если соглашение не предусматривает ограничений о размере и / или видах ущерба);

— присуждение штрафа (с учетом возможности уменьшения указанной суммы штрафа по соглашению суда, если оно явно непропорционально влиянию нарушения);

— выплата процентов на сумму, которая не была выплачена вовремя.

Корпоративное соглашение акционерного общества может также предусматривать обязательство виновной стороны оплатить компенсацию — фиксированную сумму или сумму, подлежащую определению в соответствии с процедурой, указанной в соглашении.

В случае если хотя бы один из участников российской компании является иностранным лицом, участники компании могут выбирать иностранное законодательство в качестве применимого права для корпоративного договора. Но необходимо отметить, что некоторые вопросы в любом случае будут подчиняться императивному правилу российского права, в частности:

— регистрация, реорганизация и ликвидация компании, в том числе юридические вопросы правопреемства;

— правоспособность компании;

— порядок приобретения обществом прав и обязательств;

— ответственность учредителей (акционеров) общества за их обязательства;

— внутренние отношения, в том числе отношения между компанией и ее акционерами.

Во всех других отношениях закон, выбранный сторонами в корпоративном договоре, может регулировать права и обязанности сторон, а также вопросы, связанные с толкованием договора, его исполнением и прекращением, кроме того, определить последствия невыполнения или ненадлежащего исполнения договора и его недействительности.

В соответствии со ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд по месту нахождения юридического лица рассматривает корпоративные споры (споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице), в том числе связанные:

— c правом собственности на акции, установлением обременений по ним и осуществлением прав (за исключением споров, связанных с деятельностью депозитариев в связи с учетом прав на акции и другие ценные бумаги и споры, возникающие в отношении распределения унаследованного имущества или совместного имущества супругов);

— назначением или избранием, прекращением или приостановлением полномочий и обязательств членов органов управления и надзорных органов юридического лица;

— оспариванием решений органов управления юридического лица .

В решении от 23 ноября 2015 г. Арбитражный суд Новосибирской области подтвердил, что в соответствии с п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по смыслу ст. 67.2 ГК РФ споры, возникшие между участниками корпоративного договора, в том числе указанными в п. 9 ст. 67.2 ГК РФ, в связи с его недействительностью, заключением, исполнением, изменением или расторжением, рассматриваются арбитражным судом (ст. 225.1 АПК РФ) (№ А45-9733/2015) .

Остановимся на судебной практике по спорам между участниками корпоративного соглашения.

Ряд арбитражных споров касается нарушений, связанных с требованиями договора к голосованию. Например, Седьмой арбитражный апелляционный суд взыскал с нарушителей компенсацию в размере 5 миллионов рублей, ссылаясь на условия корпоративного договора (№ А45-12277/2015) . Арбитражный суд г. Москвы за нарушение условий корпоративного договора о голосовании взыскал 100 % рыночной стоимости актива общества (№ А40-65834/2011) .

19 апреля 2017 г. Арбитражный суд Белгородской области вынес решение по исковому заявлению одного акционера к другому о признании недействительным договора купли-продажи акций, применении последствий недействительности сделки (№ А-08-1190/2017) . Оба акционера являются участниками корпоративного договора. В соответствии с данным договором стороны взяли на себя обязательства по взаимодействию при осуществлении корпоративных прав по управлению группой компаний при определенных условиях. Однако в нарушение условий корпоративного договора один из участников корпоративного договора при осуществлении сделки по покупке акций согласие на сделку у другого участника не получал.

Арбитражный суд Белгородской области признал сделку недействительной и применил последствия недействительности сделки, сославшись на ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ.

В настоящее время продолжаются споры относительно положительных и негативных последствий данной новой юридической конструкции в гражданском праве. Практика российских арбитражных судов по спорам между участниками общества, являющимися сторонами корпоративного договора, недостаточно наработана. Как показывает опыт зарубежных государств, проблемы применения корпоративного договора в основном решаются в судебной практике и доктрине, а не посредством изменения законодательных норм. Представляется, что дальнейшее развитие российского судебного опыта применения корпоративного договора позволит устранить недоработки, выявленные в законодательной базе, регулирующей корпоративные отношения, а участникам хозяйствующих обществ более широко и эффективно использовать корпоративные договоры в своей деятельности.

Библиографический список

Соотношение императивных и диспозитивных начал в корпоративном праве: сборник статей / под ред. д.ю.н., проф. И. С. Шиткиной. — Москва: Статут, 2017. — 192 с.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 3, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code