О признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. Гражданское дело № 2-1731/2019

Гражданское дело. Споры, возникающие из трудовых отношений

Дело №2-1731/2019

Решение

Именем Российской Федерации

г.Глазов 09 октября 2019 года

Глазовский районный суд Удмуртской Республики в составе председательствующего судьи Чупиной Е.П.,

при секретаре Корепанове Д.О.,

с участием помощника прокурора Сунцова Д.С.,

истца Вовк С.Н., представителя истца Зоценко В.Н.,

представителя ответчика Рудаковой И.А., действующей на основании доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Вовк С.Н. к АО ЧМЗ о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе,

установил:

Вовк С.Н. обратился в суд с иском к АО ЧМЗ о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, мотивируя свои требования тем, что работал у ответчика трубопрокатчиком по седьмому разряду в цехе №. Приказом №/JIC от ДД.ММ.ГГГГ был уволен по пункту 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по соглашению сторон. Считает указанный приказ и увольнение незаконными и необоснованными по следующим причинам. Во-первых, увольнение было произведено под давлением со стороны администрации ответчика. Заявление об увольнении подписал и подал ДД.ММ.ГГГГ. Однако фактическим поводом для моего увольнения явился эпизод, произошедший ДД.ММ.ГГГГ: при прохождении проходной предприятия был остановлен дежурным, у которого возникли претензии к внешнему виду и так как был слегка растрепан, у него появились сомнения в состоянии, в связи с чем был направлен на прохождение проверки на состояние опьянения. Ему было предложено пройти соответствующее освидетельствование дежурным врачом-терапевтом. Он согласился, предупредив врача, что около суток назад употребил незначительное количество алкоголя, но на текущий момент совершенно трезв и полностью готов к работе. При его прохождении результаты всех исследований прямо свидетельствовали об отсутствии у меня опьянения, о чем мне по ходу самой процедуры сообщала сама врач, однако с учетом того, что прибор-анализатор выдыхаемого воздуха дважды показал превышение пределов объема алкоголя в выдыхаемом воздухе, врач сообщила, что вынуждена только на основании этого сделать заключение, что истец находится в состоянии опьянения. После произошедшего он был отстранен от работы. Руководством было сообщено, что у него теперь лишь два варианта — либо пишет заявление и увольняюсь по собственному желанию, или увольняют по соответствующей статье. В такой ситуации, истец вынужден был написать заявление по форме, предоставленной специалистом отдела кадров. Считает, что освидетельствование проведено с грубыми нарушениями. И как результат он был вынужден уволиться, хотя планов на увольнение у него не было. Подписывая заявление об увольнении ДД.ММ.ГГГГ, он был введен в заблуждение относительно характера и содержания данного заявления. Ему не была известна существенная разница между такими понятиями как увольнение по собственному желанию, которое он и имел в виду при подписании моего заявления, и увольнение по соглашению сторон. Подписывая ДД.ММ.ГГГГ заявление об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ, он был уверен, что подписываю заявление об увольнении по собственному желанию, которое можно отозвать. ДД.ММ.ГГГГ написал заявление об отзыве моего первоначального заявления. Кроме того, согласно приказу №/JIC от ДД.ММ.ГГГГ основанием моего увольнения явились мое личное заявление от ДД.ММ.ГГГГ, а также соглашение о расторжении трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ. При этом заявляю, что ни ДД.ММ.ГГГГ, ни в иной день никакое соглашение о расторжении трудового договора не подписывалось. Просит: 1) признать приказ №/ЛC от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении трудового договор с работником незаконным; 2) восстановить его в АО ЧМЗ в занимаемой должности; 3) взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по день восстановления на работе; 4) взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию причиненного мне незаконным увольнением морального вреда в размере 45 000 руб.

Истец Вовк С.Н. исковые требования поддержал в полном объеме. Пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ его задержали на проходной завода, направили на медицинское освидетельствование, которое он согласился пройти. При освидетельствовании на основании показания прибора установили состояние алкогольного опьянения. До работы не допустили, этот день был для него прогулом. ДД.ММ.ГГГГ он ушел на больничный и на работу вышел только ДД.ММ.ГГГГ. Когда он вышел на больничный ему стали звонить с работы, что необходимо подписать заявление об увольнении по собственному желанию. Он расстроился, у него случился сердечный приступ, потом операция и три месяца на больничном. ДД.ММ.ГГГГ он приходил на работу написать заявление на отпуск. Но ему заявление не подписали, т.к. надо было решить вопрос с увольнением. ДД.ММ.ГГГГ когда вышел на работу, мастер стал давить на него, либо подписывай заявление, либо уволят по статье. Ему дали заявление, он его подписал, так как думал, что увольняется по собственному желанию. Заявление на увольнение дали на бланке, руководства на месте уже тогда не было. ДД.ММ.ГГГГ его пригласили подписать соглашение, но он отказался. О том, что он оказался подписывать соглашение был составлен акт в его присутствии. Он написал, что отзывает свое заявление на увольнение. Его также отстранили от работы по медицинским показаниям и не допускали до работы до увольнения ДД.ММ.ГГГГ. От работы его отстранили ДД.ММ.ГГГГ на основании предоставленной им медицинской справки об ограничениях и отправили на медосмотр. Начальник цеха ФИО2 при разговоре один на один давил на него, грозил уволить по статье за прогул. Объяснительную писал по факту невыхода на работу ДД.ММ.ГГГГ, но когда точно писал, сказать не может. Также угрозы были со стороны исполняющего обязанности мастера ФИО3 и мастера ФИО7, которые предлагали уволиться, иначе уволят по статье. ДД.ММ.ГГГГ был последний день работы, выдали трудовую книжку и произвели полный расчет. Претензий по расчету не имеет.

Представитель истца Зоценко В.Н. в судебном заседании позицию истца поддержал по доводам изложенным в иске. Пояснил, что со стороны работника не было волеизъявления на увольнения по соглашению сторон. Он был вынужден был в такой ситуации уволиться, так как допустил выход на работу в состоянии алкогольного опьянения.

Представитель ответчика Рудакова И.А. с иском не согласилась. Представила письменные возражения, которые поддержала. Согласно письменным возражениям считает заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Как следует из имеющихся материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ истцом было подано заявление об увольнении по соглашению сторон, где указан последний день работы — ДД.ММ.ГГГГ. Со стороны работодателя заявление было согласовано ФИО1 в пределах полномочий представленных доверенностью от ДД.ММ.ГГГГ №-ДОВ (п.4.3) и в соответствии с приказом об исполнении обязанностей заместителя генерального директора по персоналу от ДД.ММ.ГГГГ №/ЛС-П. Как следует из докладной специалиста по персоналу ФИО4, Вовк С.Н. обратился с просьбой о помощи в оформлении заявления на увольнение по соглашению сторон, заявление было подписано лично Вовком С.Н., ему было разъяснено, что ДД.ММ.ГГГГ необходимо явиться в кабинет № для подписания соглашения о расторжении договора, со стороны работодателя соглашение было подписано. ДД.ММ.ГГГГ Вовок С.Н. для подписания соглашения не явился, позже представил заявление об отзыве заявления на увольнение по соглашению сторон. Работодателем отмена соглашения не была согласована, о чем свидетельствует виза и.о.генерального директора ФИО5 «Считаю заявление немотивированным. Не согласен». ДД.ММ.ГГГГ истцу было повторно предложено подписать соглашение о расторжении, от подписи истец отказался, что было оформлено актом от ДД.ММ.ГГГГ. Как следует из журнала учета трудовых книжек, трудовая книжка выдана своевременно, согласно справкам, предоставленным бухгалтерией — расчет произведен, с приказом истец ознакомлен. Давление со стороны работодателя, на которое указывает истец в исковом заявление не находит подтверждения. Эпизод с задержанием на проходной в состоянии алкогольного опьянения (за 4 месяца до фактического увольнения) может являться самостоятельным основанием для увольнения, а соблюдение процедуры освидетельствования не является предметом рассмотрения в настоящем судебном процессе. Так называемый «весомый аргумент» администрации ответчика в виде наличия акта о нахождении истца в состоянии алкогольного опьянения, который вынудил последнего написать заявление «под давлением», является ничем иным как документально подтвержденным фактом грубого нарушения работником своих трудовых обязанностей, за которое пп.б п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ предусмотрено дисциплинарное взыскание в виде увольнения. Квалификация намерения работодателя на реализацию права (на увольнение), предоставленного законом, в качестве давления на работника, идет в разрез с общими целями и задачами трудового законодательства (создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений), и принципами трудового законодательства (обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора, включая право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей). Кроме того, отсутствуют доказательства, подтверждающие, что на основании акта освидетельствования действительно был начата процедура привлечения к дисциплинарной ответственности в соответствии с требованиями ст. 193 ТК РФ. Таким образом, считаю увольнение законным в связи с тем, что основание — соглашение сторон, дата — ДД.ММ.ГГГГ были письменно согласованы сторонами, общий порядок прекращения трудового договора соблюден. Последующее изменение этого соглашения недопустимо в одностороннем порядке. Довод истца в доказательство незаконности увольнения, что соглашение им не подписывалось, не имеет нормативного обоснования. Форма соглашения трудовым законодательством не установлена (п. 1 ч. 1 ст. 77, ст. 78 ТК РФ). Заявление работника об увольнении по соглашению сторон в совокупности с соответствующим приказом подтверждает взаимное волеизъявление сторон на прекращение трудовых отношений. Просит отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Помощник Глазовского межрайонного прокурора Сунцов Д.С. в заключении по делу полагал, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

Свидетель ФИО6 показал суду, что работает <данные изъяты> на АО ЧМЗ. ДД.ММ.ГГГГ исполнял обязанности мастера цеха №. Ему известно, что Вовк С.Н. был задержан на проходной с признаками алкогольного опьянения. Его до работы не допустили, отправили на медицинское освидетельствование, на котором он присутствовал тоже. Врачом было установлено состояние алкогольного опьянения у Вовк С.Н. На следующий день Вовк С.Н. также не вышел на работу, и он как непосредственный начальник позвонил ему узнать причины отсутствия на работе. Узнал, что Вовк С.Н. вышел на больничный. В последующем он созвонился с Вовк С.Н., встретился с ним на улице и сказал, что при условии, что он был остановлен на проходной в состоянии алкогольного опьянения, на работу не вышел, то его могут уволить по статье или он сам может уволиться по соглашению. Вовк С.Н. ответил ему, что он не готов сейчас ничего ответить. Никакого давления на Вовк С.Н. при разговоре не было, просто довел до сведения информацию. По ДД.ММ.ГГГГ года ничего сказать не может, так как работал с Вовк С.Н. в разных сменах. По событиям ДД.ММ.ГГГГ он как и.о.мастера писал докладную на имя начальника цеха.

Свидетель ФИО7 показал суду, что работает <данные изъяты> на участке №. По событиям апреля ничего сказать не может, был в отпуске. Когда в августе Вовк С.Н. вышел на работу после больничного, передал ему, что его вызывает начальник цеха. Свидетелем разговора не был, ничего показать не может. Но по опыту работы в течение почти 40 лет знает, что в такой ситуации всем предлагают варианты или уволиться по соглашению сторон, или уволят по статье. Он лично на него никакого давления не оказывал, он как мастер заинтересован в работниках, надо выполнять план.

Свидетель ФИО2показал суду, что работает начальником цеха № АО ЧМЗ. Ему, как начальнику цеха, известно, что Вовк С.Н. ДД.ММ.ГГГГ был задержан на проходной по акту употребления алкоголя, направлен на медицинское освидетельствование, установлено состояние опьянения. После чего Вовк С.Н. вышел на больничный. По выходу с больничного, при разговоре с Вовк С.Н. было предложено уволиться по соглашению сторон или уволят по статье. На тот момент никаких мер привлечения к дисциплинарной ответственности не принимались, в отдел кадров сведения не передавались. В таких случаях готовится пакет документов: докладная, объяснительная, листы ознакомления с правилами внутреннего трудового распорядка, так как совершено грубое нарушения трудовой дисциплины, и другие документы. В данном случае этого сделано не было. При разговоре сам Вовк С.Н. предложил вариант, что пусть его лишают всех премий и он продолжает работу. Он в свою очередь предложил увольнения по соглашению сторон или увольнение по статье. Из опыта работы именно так всегда поступают, дают право выбора работнику, действуя в его интересах.

Суд, выслушав участников процесса, исследовав представленные письменные доказательства, приходит к следующим выводам.

Согласно Уставу, свидетельству о государственной регистрации юридического лица, выписки из единого государственного реестра юридических лиц ответчик акционерное общество «Чепецкий механический завод», АО ЧМЗ (далее по тексту Работодатель) является юридическим лицом, ОГРН №.

Из пояснений сторон, копии трудовой книжки Вовк С.Н., приказа о прекращении трудового договора с работником №/ЛС от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.7-11) в судебном заседании установлено, что истец Вовк С.Н. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ состоял в трудовых отношениях с ответчиком по специальности трубопрокатчика 7 разряда цеха № участок №. Следовательно, правоотношения сторон регулируются нормами трудового законодательства.

В силу части 1 статьи 37 Конституции РФ труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ работник вправе расторгнуть трудовой договор в порядке и на условиях, установленных ТК РФ, иными федеральными законами.

Общие основания прекращения трудового договора перечислены в ст. 77 ТК РФ, которая предусматривает, в частности, прекращение трудового договора по соглашению сторон.

Согласно ст. 78 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут в любое время по соглашению сторон трудового договора.

Верховный Суд РФ в пункте 20 Постановления Пленума от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» обращает внимание судов на то, что при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 78 Кодекса при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Мотивы, по которым каждая из сторон решает выступить с инициативой о расторжении трудового договора по соглашению сторон, равно как и последствия, наступившие по факту увольнения, в данном случае не имеют правового значения, поскольку значимым обстоятельством является наличие свободного волеизъявления для совершения подобного действия.

Исходя из приведенных выше правовых норм следует, что при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут по соглашению сторон в любое время в срок, определенный сторонами. В соответствии со ст.67 ТК РФ договоренность должна быть оформлена в письменной форме. Достижение договоренности о прекращении трудового договора на основе добровольного соглашения его сторон допускает возможность аннулирования такой договоренности исключительно посредством согласованного волеизъявления работника и работодателя, что исключает совершение как работником, так и работодателем произвольных односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения. Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса интересов сторон трудового договора.

Поскольку увольнение произведено не по инициативе работодателя, а по соглашению сторон, незаконность увольнения должен доказать истец.

Как установлено судом, ДД.ММ.ГГГГ истцом Вовк С.Н. Работодателю было подано заявление об увольнении по соглашению сторон. Данное заявление завизировано: непосредственным начальником — начальником цеха ФИО2 (согласен на расторжение договора по соглашению сторон с ДД.ММ.ГГГГ), специалистом по кадрам ФИО8, и.о. заместителя генерального директора — директора по управлению персоналом ФИО1 (согласна на расторжение договора по соглашению сторон ДД.ММ.ГГГГ).

ДД.ММ.ГГГГ работодателем было оформлено соглашение о расторжении трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ с Вовк С.Н. по соглашению сторон, п.1 ч.1 ст. 77 ТК РФ. Согласно условиям соглашения днем прекращения трудового договора и соответственно днем увольнения является ДД.ММ.ГГГГ. Работник и работодатель взаимных претензий не имеют. Данное соглашение подписано представителем работодателя. Подпись работника отсутствует.

Согласно акту об отказе подписания соглашения о расторжении трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ составленному ДД.ММ.ГГГГ, в присутствии сотрудников Вовк С.Н. с соглашением о расторжении трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ ознакомлен, от подписи отказался. Свой отказ от подписи ничем не мотивировал. Вовк С.Н. с актом ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается его подписью.

Приказом №/ЛС от ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор № от ДД.ММ.ГГГГ с Вовк С.Н. расторгнут ДД.ММ.ГГГГ по соглашению сторон п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Основанием издания данного приказа явилось личное заявление работника от ДД.ММ.ГГГГ и соглашение от ДД.ММ.ГГГГ. С данным приказом истец ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается его подписью, возражений при этом не высказывал.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что заявление об увольнении по соглашению сторон от ДД.ММ.ГГГГ, соглашение о расторжении трудового договора, приказ об увольнении №/ЛС от ДД.ММ.ГГГГ, завизировано и подписаны уполномоченным на то лицом исполняющей на основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ обязанности заместителя генерального директора – директора по управлению персоналом, в полномочия которого согласно п.4 доверенности, входило, в том числе, подписание соглашений и приказов по всем категориям работников, кроме: заместителей генерального директора, руководителей и главных специалистов непосредственно подчиняющихся генеральному директору: — по приему, увольнению. Нарушений Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении Вовк С.Н. в данной части со стороны ответчика судом не установлено.

Проанализировав заявление Вовк С.Н. от ДД.ММ.ГГГГ на увольнение по соглашению сторон и подписанное работодателем соглашение о расторжении трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ с Вовк С.Н. по соглашению сторон, по п.1 ч.1 ст. 77 ТК РФ, суд приходит к выводу, что их содержание тождественно – стороны пришли к соглашению об увольнении (расторжении трудового договора) Вовк С.Н. по соглашению сторон по п.1 ч.1 ст. 77 ТК РФ. При этом суд исходит из того, что форма соглашения сторон при расторжении трудового договора, трудовым законодательством не установлена, в связи с чем заявление работника об увольнении по соглашению сторон с согласительной резолюцией руководителя на нем в совокупности с соответствующим приказом работодателя подтверждает взаимное волеизъявление сторон на прекращение трудовых отношений. Не подписание истцом соглашения в виде отдельного документа правового значения для разрешения настоящего спора не имеет.

Истец, ссылаясь на незаконность увольнения, в обоснование своих требований указывает на то, что заявление об увольнении по соглашению сторон было написано им под давлением со стороны мастера ФИО6, мастера ФИО7 и начальника цеха ФИО2

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что оперативным дежурным «<данные изъяты>» ФИО9 ДД.ММ.ГГГГ Вовк С.Н. был направлен на медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя или его отсутствия. Медосвидетельствование вызвано с решением вопроса о допуске на территорию предприятия и рабочее место. Вовк С.Н. прошел медицинское освидетельствование и согласно акту № от ДД.ММ.ГГГГ у него установлено состояние опьянения. Из объяснений Вовк С.Н., показаний свидетеля ФИО6 следует, что Вовка С.Н. на основании данного заключения до работы ДД.ММ.ГГГГ не допустили. Совершение данного проступка ДД.ММ.ГГГГ Вовком С.Н. не оспаривается.

Из показаний свидетеля ФИО6 следует, что он действительно звонил Вовк С.Н. после ДД.ММ.ГГГГ, но для выяснения причин его отсутствия на рабочем месте, так как после ДД.ММ.ГГГГ Вовк С.Н. на работу не выходил. А также при разговоре довел информацию о возможности его увольнение по статье. В ДД.ММ.ГГГГ года работал с Вовк С.Н. в разные смены, возможности общаться с ним не имел.

Свидетель ФИО7 только пригласил Вовк С.Н. на разговор к начальнику цеха ФИО2, сам свидетелем разговора не был, в ДД.ММ.ГГГГ года находился в отпуске, очевидцем событий ДД.ММ.ГГГГ не был.

Из содержания ст. 78 ТК РФ следует, что инициатором расторжения договора по данному основанию может являться как работник, так и работодатель. Как пояснил сам истец в судебном заседании, его непосредственный руководитель начальник цеха 85 ФИО2 беседовал с ним относительно появления Вовк С.Н. ДД.ММ.ГГГГ на работе в состоянии опьянения и предложил ему до возбуждения процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, уволиться по соглашению сторон.

При этом свидетели ФИО2 и ФИО7 показали суду, что такое предложение является стандартным и в интересах работника.

Таким образом суд приходит к выводу, что в данном случае предложение расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон исходило от работодателя. Вместе с тем, суд исход из того, что само по себе данное обстоятельство о вынужденном характере написания заявления об увольнении не свидетельствует, и причины, побудившие истца принять решение о расторжении трудового договора по соглашению сторон, правового значения для рассмотрения настоящего спора не имеют. Попытка избежать увольнения по порочащим основаниям путем использования права на подачу заявления об увольнении по соглашению сторон и последующее расторжение трудового договора, само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя.

Судом установлено, что основанием для расторжения трудового договора послужило заявление Вовк С.Н. от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому Вовк С.Н. просил уволить его по соглашению сторон ДД.ММ.ГГГГ. Исполняющей обязанности заместителя генерального директора — директора по управлению персоналом ФИО1 произведена запись об увольнении его с указанной даты по данному основанию — согласна на расторжение договора по соглашению сторон ДД.ММ.ГГГГ. В судебном заседании истец не оспаривал, что данное заявление написано им хоть и на бланке предоставленным работником отдела кадров, но собственноручно. Данных об оказании на истца какого-либо психического либо физического воздействия при написании данного заявлении об увольнении, в деле не имеется. Напротив, из пояснений Вовк С.Н. судом установлено, что заявление было написано им после рабочего дня, т.е. после 17.00 часов. Истец, подавая заявление об увольнении по соглашению сторон при наличии опасений с его стороны о реальной возможности работодателя уволить его по иным основаниям, самостоятельно, то есть, по собственному волеизъявлению, сделал выбор быть уволенным по соглашению сторон. Данные обстоятельства подтверждают добровольный характер действий Вовк С.Н. и наличие с его стороны волеизъявления на увольнение по соглашению сторон.

Доводы истца о том, что он ДД.ММ.ГГГГ подал заявление об отзыве своего заявления об увольнении судом не принимаются, так как написание данного заявления не имеет значения для разрешения данного спора, поскольку первоначально между сторонами было достигнуто соглашение о расторжении трудового договора по п.1 ч1 ст. 77 ТК РФ, при этом соглашение о его отмене не было достигнуто. Об этом свидетельствуют визы начальника цеха ФИО2 и исполняющего обязанности генерального директора ФИО5 (считаю заявление немотивированным, не согласен).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 13 октября 2009 года N 101-О-О, свобода договора, закрепленная в ч. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации, предполагает возможность прекращения трудового договора по соглашению сторон, то есть на основании добровольного и согласованного волеизъявления работника и работодателя. Достижение договоренности о прекращении трудового договора на основе добровольного соглашения сторон допускает возможность аннулирования такой договоренности исключительно посредством согласованного волеизъявления работника и работодателя, что исключает совершение как работником, так и работодателем произвольных односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что все действия истца были направлены на расторжение трудового договора по соглашению сторон, оснований считать, что между сторонами не было достигнуто такого соглашения, не имеется, истцом не представлено в соответствии со ст. 56 ГПК РФ бесспорных доказательств, свидетельствующих об оказании на него давления со стороны работодателя, направленных на понуждение его к написанию заявления об увольнении по соглашению сторон, а также подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора при отсутствии его волеизъявления. Доказательств того, что истец не осознавал правовых последствий подачи заявления об увольнении по соглашению сторон суду также не представлено. При этом суд руководствуются презумпцией «знания закона», согласно которой граждане и юридические лица должны знать действующее законодательство. Трудовой кодекс РФ является официально опубликованным нормативным актом, препятствий для ознакомления с которым у истца не имелось.

В соответствии с ч. 4, ч. 6 ст. 84.1 ТК РФ в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

Согласно книге учета движения трудовых книжек и вкладышей к ним, ДД.ММ.ГГГГ Вовку С.Н. выдана трудовая книжка, что подтверждается его собственноручной подписью.

Как установлено в судебном заседании с истцом был произведен расчет, выплачена заработная плата. Данное обстоятельство истцом не оспаривается и подтверждается справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, копией расчетного листа. Данный факт истцом не оспаривается, претензий к работодателю истец по расчету не имеет.

В силу ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В связи с тем, что доказательств, подтверждающих вынужденный характер увольнения по соглашению сторон, истец не представил, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания незаконным приказа об увольнения истца. Требования о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе в должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула удовлетворению не подлежат.

В связи с тем, что действиями ответчика трудовые права истца и иные нематериальные блага нарушены не были, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании компенсации морального вреда в размере 45000,00 руб.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

    В удовлетворении исковых требований Вовк С.Н. к АО ЧМЗ о признании приказа (распоряжения) № от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) незаконным, восстановлении в АО ЧМЗ в занимаемой должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по день восстановления на работе, взыскании компенсации морального вреда в размере 45000,00 руб. отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи жалобы через Глазовский районный суд УР.

Мотивированное решение составлено 10.10.2019.

Судья Чупина Е.П.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code