Иски по делам лиц, пострадавших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Гражданское дело № 2-1563/2019

Гражданское дело о взыскании страхового возмещения, штрафа, компенсации морального вреда

Дело № 2-1563/2019

Решение

Именем Российской Федерации

18 октября 2019 года г. Глазов УР

Глазовский районный суд Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Виноградовой И. В.,

при помощнике судьи Бияновой О. Ю.,

с участием представителя истца Чувашова А. Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ившина Сергея Вячеславовича к Акционерному обществу «Страховое общество газовой промышленности» о взыскании страхового возмещения, штрафа, компенсации морального вреда,

установил:

Ившин С.В. обратился в суд с иском к Акционерному обществу «Страховое общество газовой промышленности» (далее АО «СОГАЗ») о взыскании страхового возмещения, штрафа, компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что в период действия договора страхования наступил страховой случай, а именно 26.07.2017 истец получил производственную травму. Ответчиком отказано в выплате истцу страхового возмещения в связи с тем, что инвалидность установлена истцу по истечении 1 года со дня несчастного случая, в связи с чем указанное событие страховым случаем не является. Истец считает незаконным отказ ответчика в выплате страхового возмещения, в связи с чем просил взыскать с ответчика страховое возмещение в размере 600 000,00 рублей, штраф в размере 50% от присужденной суммы, компенсацию морального вреда в размере 50 000,00 рублей.

В судебном заседании истец в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнил исковые требования, окончательно сформулировал требования следующим образом: просил взыскать с ответчика страховое возмещение в размере 500 000,00 рублей, штраф в размере 50% от присужденной суммы, компенсацию морального вреда в размере 50 000,00 рублей.

В судебное заседание истец Ившин С.В. будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения дела, не явился. Представил письменное заявление, в котором просил рассмотреть дело в его отсутствие.

В судебном заседании представитель истца Чувашов А.Б. исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в иске, просил иск удовлетворить в полном объеме.

Ответчик АО «СОГАЗ» в судебное заседание представителя не направил, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, об уважительных причинах неявки суду не сообщил. В соответствии со ст. 167 ч. 4 ГПК РФ суд рассмотрел дело в отсутствие представителя ответчика АО «СОГАЗ».

Третье лицо АО «Чепецкий механический завод» извещенное о месте и времени рассмотрения дела, своего представителя не направило, просило рассмотреть дело в отсутствие его представителя.

Суд, выслушав участников процесса, изучив и исследовав материалы гражданского дела, установил следующее.

23.01.2017 между АО «СОГАЗ» и АО «Чепецкий механический завод» заключен договор страхования от несчастных случаев и болезней № 4917LА0003 со сроком действия до 31.12.2018. Предметом указанного договора является страхование застрахованных лиц, то есть работников АО «Чепецкий механический завод».

Согласно записям в трудовой книжке № истец Ившин С.В. с 20.09.2016 по настоящее время работает <данные изъяты> в АО ««Чепецкий механический завод».

26.07.2017 в 8 часов 55 минут произошел несчастный случай на производстве, о чем составлен Акт № 2 о несчастном случае по форме Н-1. Согласно указанному акту пострадавшим от несчастного случая является Ившин Сергей Вячеславович ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

16.10.2018 истцу Ившину С.В. установлена <данные изъяты>, что подтверждается справкой Бюро № 10 – филиал ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» Минтруда России от 08.11.2018 № 07552774.

Согласно справке, выданной Бюро № 10 – филиал ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» Минтруда России 08.11.2018 за № 0572241 степень утраты профессиональной трудоспособности Ившина С.В. составляет <данные изъяты> в связи с несчастным случаем на производстве от 26.07.2017.

18.03.2019 истец обратился к ответчику с заявлением о пересмотре убытка с учетом установленной инвалидности.

Письмом от 11.04.2019 № СГ-42984 ответчиком отказано в выплате страхового возмещения со ссылкой на правила страхования. В соответствии с п. 3.2.2. Правил страховым случаем является постоянная утрата трудоспособности (инвалидность) в результате несчастного случая, под которой понимается установление инвалидности I, II и III группы, обусловленное несчастным случаем и произошедшее в течение 1 года со дня данного несчастного случая. Так как инвалидность установлена 16.10.2018, то есть по истечении 1 года со дня несчастного случая, произошедшего 26.07.2017, указанное событие страховым случаем не является.

03.07.2019 истцом в адрес ответчика направлена претензия, которая ответчиком оставлена без удовлетворения со ссылкой на ранее названные обстоятельства.

Исследовав материалы дела, суд находит незаконным отказ ответчика в выплате страхового возмещения.

Статья 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к числу существенных условий договора страхования относит условия о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

Пунктом 2 статьи 4 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» установлено, что объектами страхования от несчастных случаев и болезней могут быть имущественные интересы, связанные с причинением вреда здоровью граждан, а также с их смертью в результате несчастного случая или болезни (страхование от несчастных случаев и болезней).

Пунктами 1, 2 статьи 9 указанного выше закона определено, что страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления. Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Таким образом, данной статьей, при страховании жизни или здоровья прямо предусмотрено, что страховой случай состоит в причинении вреда жизни и здоровью застрахованного лица.

Пунктом 1 статьи 943 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

По смыслу приведенных выше норм права в их взаимосвязи договор личного страхования для физических лиц не должен содержать положения, противоречащие гражданскому законодательству и ухудшающие положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Следовательно, возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая может быть предусмотрена исключительно законом. По общему правилу обстоятельства, позволяющие страховщику отказать в страховой выплате, носят чрезвычайный характер или зависят от действий страхователя, способствовавших наступлению страхового случая.

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963, 964 Гражданского кодекса РФ.

При установлении отсутствия предусмотренных указанными нормами права оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в удовлетворении соответствующих требований страхователя не может быть отказано.

Как следует из материалов дела 23.01.2017 между АО «СОГАЗ» и АО «Чепецкий механический завод» заключен договор страхования от несчастных случаев и болезней № 4917LА0003 со сроком действия до 31.12.2018. (далее Договор страхования). Предметом указанного договора является страхование застрахованных лиц, то есть работников АО «Чепецкий механический завод».

Согласно справке, предоставленной АО «Чепецкий механический завод», в соответствии с Приложением 3 Договора добровольного страхования от несчастных случаев и болезней № 4917LА0003 от 23.01.2017 <данные изъяты> Ившин С.В. относится к категории застрахованных – В.

Согласно п. 2.1.2 Договора страхования, страховым случаем для застрахованных категории В является временная утрата трудоспособности в результате несчастного случая на производстве, в пути до места работы и обратно или впервые диагностированного в период действия договора страхования профессионального заболевания продолжительностью более 60 календарных дней; постоянная утрата трудоспособности (инвалидность) в результате несчастного случая на производстве и в пути до места работы и обратно.

В соответствии с п. 3.2.2 Правил страхования от несчастных случаев и болезней ОАО «СОГАЗ» страховым случаем является постоянная утрата трудоспособности (инвалидность) в результате несчастного случая, под которой понимается установление инвалидности I, II и III группы, обусловленное несчастным случаем и произошедшее в течение 1 года со дня данного несчастного случая.

Таким образом названными правилами установлено, что страховой случай имеет более сложный состав, включая в себя не только причиненный вред, но и дополнительное обстоятельство – установление инвалидности, то есть выдачу застрахованному лицу справки медико-социальной экспертизы, тем самым предусматривая, что страховой случай наступает не в момент причинения вреда, а в момент, когда будет осуществлено дополнительное договорное обстоятельство — выдача соответствующей справки медико-социальной экспертизы.

Несчастный случай, повлекший установление истцу <данные изъяты> инвалидности, произошел 26.07.2017, то есть в пределах срока договора страхования истца.

Справка медико-социальной экспертизы об установлении истцу <данные изъяты> инвалидности выдана 16.10.2018, то есть за пределами годичного срока.

Между тем, учитывая, что такое дополнительное обстоятельство как выдача справки медико-социальной экспертизы может осуществляться по прошествии годичного срока, установленного Правилами, в то время как страховой случай наступил, вред здоровью истца причинен, страхователь в результате заключения Договора страхования на основании Правил, которые содержит не только явно несправедливое условие но и условие, противоречащее норме статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть лишен не только страховой выплаты, но и судебной защиты.

При заключении договора личного страхования наличие в соглашении сторон указания на дополнительные обстоятельства (в данном случае — выдача справки медико-социальной экспертизы в течение 1 года) можно рассматривать лишь в качестве обстоятельства, подтверждающего факт причинения вреда здоровью, а действия компетентного учреждения по установлению инвалидности как направленные на документальное удостоверение факта наличия у лица повреждений здоровья того или иного характера.

Такая правовая позиция изложена в Обзоре практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному, личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019.

Факт установления истцу <данные изъяты> инвалидности в результате несчастного случая на производстве, произошедшего 26.07.2017, в период действия договора страхования, ответчиком не оспаривается.

Кроме того, в силу п. 11.1. Договора страхования, при решении спорных вопросов положения Договора имеют преимущественную силу по отношению к положениям Правил страховщика.

Разрешая требования истца, суд также учитывает факт освобождения истца от работы по 15.10.2018, что подтверждается листками нетрудоспособности. Согласно листку нетрудоспособности №, истец направлен в бюро МСЭ лишь 15.10.2018 по окончании лечения.

Страховая сумма по категории застрахованных лиц – В устанавливается в размере 1 000 000,00 рублей за один календарный год действия договора (п. 3.1. Договора страхования).

Сумма страховой выплаты по каждому из страховых случаев рассчитывается исходя из размеров соответствующей индивидуальной страховой суммы, установленной для застрахованного лица, с которым произошел это страховой случай.

В соответствии с п. 10.3.5 Правил страхования в случае постоянной утраты трудоспособности (инвалидности) в результате несчастного случая, размер страховой выплаты исчисляется в процентах от индивидуальной страховой суммы данного застрахованного лица следующим образом: при <данные изъяты> инвалидности в результате несчастного случая или заболевания – 60%.

Учитывая изложенное, страховая выплата истцу составит 600 000,00 рублей (1 000 000,00 х 60%).

Согласно п. 7.7. Договора страхования, если по факту одного и того же страхового случая застрахованное лицо было временно нетрудоспособно, а затем установлена инвалидность, выплата производится по риску, предусматривающему наибольший размер выплаты.

Из заявления истца следует, что истцом получена страховая выплата в размере 100 000,00 рублей, в связи с чем истец просит взыскать соответчика 500 000,00 рублей.

Доказательства выплаты истцу иной суммы в связи с временной нетрудоспособностью сторонами не представлено.

В части требований истца о взыскании компенсации морального вреда и штрафа суд приходит к следующему.

Из абзаца первого преамбулы Закона о защите прав потребителей следует, что данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав. Потребителем согласно абзацу третьему преамбулы признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 — 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 2 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что на отношения между истцом и ответчиком распространяется Закон о защите прав потребителей, в том числе и в части взыскания штрафа и компенсации морального вреда (пункт 6 статьи 13 и статья 15 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее Закон о защите прав потребителей).

В соответствии со ст. 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Поскольку ответчик требования истца о выплате страхового возмещения в добровольном порядке не удовлетворил, суд усматривает основания для взыскания с ответчика штрафа, размер которого в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» составляет 250 000,00 рублей.

В силу абз. 1 ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законом и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Установив факт нарушения ответчиком прав истца как потребителя, суд приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, требований разумности и справедливости в размере 40 000 рублей.

Поскольку при подаче иска истец от уплаты государственной пошлины освобожден по правилам ст. 333.36 Налогового Кодекса РФ в связи с подачей иска, связанного с нарушением прав потребителей, то в соответствии со ст. 103 ГПК РФ, с ответчика АО «СОГАЗ», не освобожденного от уплаты судебных расходов, в соответствующий местный бюджет подлежит взысканию государственная пошлина в размере 8 200,00 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198, 199 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Ившина Сергея Вячеславовича к Акционерному обществу «Страховое общество газовой промышленности» о взыскании страхового возмещения, штрафа, компенсации морального вреда удовлетворить.

Взыскать с Акционерного общества «Страховое общество газовой промышленности» в пользу Ившина Сергея Вячеславовича страховое возмещение в размере 500 000,00 рублей, компенсацию морального вреда в размере 40 000,00 рублей, штраф в размере 250 000,00 рублей.

Взыскать с Акционерного общества «Страховое общество газовой промышленности» в доход Муниципального образования «Город Глазов» государственную пошлину в размере 8 200,00 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд УР в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме через Глазовский районный суд УР.

Мотивированное решение составлено 23 октября 2019 года.

Судья И. В. Виноградова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code