2.3. Тактика допроса подозреваемого, отрицающего причастность к совершению преступления

В случаях незначительных данных о причастности лица к совершению преступления ситуация допроса отличается сложностью. Применительно к ней надо использовать следующие научно-практические рекомендации.

Следователю необходимо помнить о психологических основах формирования показаний подозреваемого, в том числе о причинах лжи.

Отметим, что лицо, совершившее преступление, обладает наибольшим объемом информации об обстоятельствах его подготовки, совершения и сокрытия. В этом значение показаний подозреваемого. Ни один серьезный следователь не считает показания подозреваемого «царицей доказательств». Но ни один профессионал не относится к допросу подозреваемого как к рядовому следственному действию. В этом виде допроса проявляется профессиональное мастерство следователя. Надо помнить, что в случае незначительных данных показания подозреваемого нередко дают основу для поиска новых доказательств и способствует успеху расследования. Подозреваемый в силу своего процессуального положения и перспективы уголовной ответственности чаще стремится скрыть свое участие в преступлении, утаиванию, искажению правдивой информации, дачи заведомо ложных показаний. Влияние защитной доминанты побуждает подозреваемого совершать действия, помогающие, по его мнению, избежать ответственности. Действия эти в криминалистике носят название «улики поведения». Следователю необходимо знать их. Наиболее распространенные из них: создание ложного алиби; подготовка инсценировок;внезапный отъезд из местности, где было совершено преступление; попытка направить следствие по ложному пути; проявление повышенного интереса к процессу расследования преступления; распространение заведомо вымышленных слухов о личности преступника, мотивах преступного деяния; нарочитость, демонстративность поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности к преступлению, отрицание даже точно установленных фактов («ничего не слышал», «не знаком», «не видел» и т.п.); признание в причастности к преступлению родственникам, друзьям, сослуживцам, иногда малознакомым лицам; признание на первом же допросе в причастности к совершению какого-либо малозначительного правонарушения; попытки уговорить, подкупить потерпевших, свидетелей; поиски лиц, которые могли бы дать ложные показания; изменение привычных стереотипов поведения после совершения преступления; проявление осведомленности о таких деталях преступления, о которых мог знать только виновный; уклонение от явки к следователю; возвращение, порой неоднократное, на место совершения преступления.

Психофизиологическая сущность доминанты, помимо улик поведения, обусловливает и другое психологическое явление. Давно замечено, что лицо, совершившее преступление, испытывает в связи с этим сильное психологическое напряжение. Стремление скрыть от окружающих свою причастность к преступлению, необходимость маскироваться, чтобы внешне выглядеть спокойным, приводит к усилению торможения в клетках коры головного мозга. Однако в силу действия физиологических законов, затем начинает преобладать процесс возбуждения. Таким образом, возбуждение в клетках коры головного мозга виновного становится все более устойчивым, а потом и постоянно действующим. Естественно, что преступник испытывает острое желание снизить эту напряженность, снять с себя бремя тайны преступления, поделиться с кем-либо, посоветоваться, как быть дальше, какую линию поведения избрать, просто выговориться. Выявление таких состояний,«поддержание» указанных процессовна допросе, проведенном в рамках правовых и этических норм, способствуют получению правдивых показаний от подозреваемого (обвиняемого).

Наиболее распространенными мотивами дачи заведомо ложных показаний подозреваемых и обвиняемых являются следующие:

– уверенность допрашиваемого в невозможности раскрыть преступление;

– желание избежать ответственности за совершенное преступление или уменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление – действительное или мнимое;

– боязнь мести со стороны заинтересованных лиц;

– желание скрыть соучастников преступления или смягчить их вину в силу дружеских, семейных, родственных и иных связей; из корыстных побуждений;

– стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем;

– недоверие допрашиваемого к следователю, личная неприязнь следователя к допрашиваемому;

Как правило, у подозреваемого прослеживается защитная доминанта в виде отрицания и опровержения имеющихся в отношении него доказательств. Противодействие расследованию и установлению истины по делу, оказываемое подозреваемым (обвиняемым), выражается в виде активных и пассивных действий с его стороны, то есть допрашиваемый или сообщает заведомо недостоверную информацию, или вообще отказывается давать показания.

В теории криминалистики разработана классификация конфликтных ситуаций допроса. Так, Н.И. Кулагин и Н.И. Порубов, исследуя данную проблему, предложили разделить их на следующие виды:

– конфликты, выражающиеся в отказе допрашиваемого входить в общение со следователем и давать ему показания;

– конфликты, выражающиеся в сообщении следователю заведомо ложной информации или в укрытии от него части определенной информации;

– конфликты, проявляющиеся в уничтожении или повреждении допрашиваемым доказательств совершения преступления, подговора им свидетелей, шантаже и угрозах в их адрес с тем, чтобы они дали желательные для него показания;

– конфликты, проявляющиеся в попытках нанесения себе ранения при допросе или в совершении общественно опасных действий в отношении лиц, ведущих допрос, в попытках освободиться из-под стражи и в других действиях, направленных на воспрепятствование установлению истины по делу[1].

Существуют признаки, по которым можно выявить ложность в показаниях допрашиваемого:

– неопределенность, неконкретность сведений, содержащихся в показаниях;

– противоречие показаний другим собранным по делу доказательствам, а также противоречия внутри самих показаний;

– «проговорки», указывающие на отрицаемую допрашиваемым осведомленность об обстоятельствах события, по поводу которых он допрашивается;

– описание событий, фактов с чрезмерной точностью, что может быть вызвано заучиванием заранее подготовленных показаний;

– сокрытие фактов, которые, по сведениям следователя, хорошо известны допрашиваемому, или забывчивость относительно событий, значение которых существенно для допрашиваемого;

– различное объяснение одних и тех же событий на разных допросах;

– наличие в показаниях словесных конструкций, фраз, не соответствующих уровню интеллектуального развития допрашиваемого;

– совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких допрашиваемых;

– настойчивое, неоднократное повторение допрашиваемым по собственной инициативе каких-либо утверждений;

– упорное подчеркивание допрашиваемым своей добропорядочности и незаинтересованности в деле;

– уклонение допрашиваемого от ответов на прямые вопросы;

– психофизиологические реакции, свидетельствующие о проявлении внутреннего душевного волнения: замешательство, неожиданное смущение, суетливость, изменение цвета лица, тремор рук и др.[2]

Заведомо ложные показания могут также давать в форме оговора или самооговора. При этом под оговором понимается заведомо ложное показание подозреваемого (обвиняемого), связанное с обвинением другого лица в совершении одного или нескольких преступлений, а самооговор трактует как заведомо ложные показания подозреваемого (обвиняемого) по поводу своей мнимой причастности к совершенному либо несовершенному преступлению.

Мотивы заведомо ложных показаний, в которых допрашиваемый признает себя виновным или обвиняет других, являются более сложными и трудно определенными. Действительная или предполагаемая выгода от ложного признания, с позиции обвиняемого, может преобладать над вредом, который может повлечь такое признание, и он выбирает «наименьшее зло».

Типичными причинами самооговора могут быть:

– стремление уклониться от ответственности за более тяжкое преступление, признавшись в совершении менее тяжкого, доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих ответственность;

– желание помочь родственникам, иным лицам уклониться от ответственности за совершенное ими преступление;

– стремление приобрести авторитет в преступной среде, «угодить» следователю, признавшись в совершении других аналогичных и ранее не раскрытых преступлений;

– желание облегчить свое положение, получить какие-либо выгоды от лица, производящего расследование и рассмотрение уголовного дела, чему способствуют ложные и реальные обещания данных лиц (изменить меру пресечения на менее строгую, улучшить условия содержания под стражей, смягчить наказание и пр.);

– намерение добиться для себя каких-либо льгот, преимуществ по сравнению с другими лицами, попавшими в его положения (например, получить внеочередное свидание с родственниками, продуктовую передачу);

– боязнь расправы со стороны подлинных виновников преступления, либо желание получить от заинтересованных лиц материальную выгоду;

– намерение ввести следствие в заблуждение, запутать и затянуть его, в надежде в дальнейшем отказаться от своих показаний и избежать ответственности как за действительно совершенное, так и мнимое преступление;

– необъективность, предвзятость, неправильность ведения следствия, незаконное воздействие со стороны следователя и других лиц, оказывающих ему помощь в расследовании;

– болезненное расстройство психики;

– добросовестное заблуждение, когда обвиняемый не осведомлен о наличии и значении обстоятельств, исключающих его вину (необходимая оборона, крайняя необходимость);

– самооговор может иметь место и в тех случаях, когда допрашиваемый считает, что он не в силах доказать свою невиновность.

Многие из указанных мотивов часто являются и причинами оговора. Ложные показания, связанные с обвинением других лиц, могут быть даны из мести, зависти, вследствие вражды и личных счетов, желания переложить ответственность на других, скрыть подлинных преступников и других, причастных к преступлении лиц, скрыть похищенное имущество и т.п.

Выделяют субъективные и объективные факторы, содействующие возникновению мотивов ложных показаний подозреваемых и обвиняемых[3].

Отмечаются такие субъективные факторы, как: отрицательная социальная направленность личности, низкий моральный и культурный уровень, неизменные чувства и черты характера (эгоизм, зависть, корысть, безволие), правовая безграмотность и нигилизм и т.п. Особенно велико отрицательное действие чувства страха по отношению к органу следствия, которое могут испытывать при допросе и виновный, и невиновный, что создает наибольшие препятствия для получения правдивых показаний и для достижения цели расследования – установления истины.

К объективным факторам относятся: воздействие на обвиняемого со стороны заинтересованных лиц; неблагоприятная процессуальная обстановка, которая возникает в случае нарушения процессуальных норм, отступления от установленного законно порядка расследования, невыполнения следователем своих обязанностей, или некачественного, тактически неправильного их выполнения.

Таким образом, тактической задачей следователя является установление мотивов дачи заведомо ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, тактически грамотная их нейтрализация и стимулирование положительных с точки зрения задач расследования мотивов, способствующих даче правдивых показаний.

При подготовке к допросу и по ходу его производства надо помнить с кем имеешь дело. Профессиональные преступники знают средства и методы раскрытия преступления, многие из них научились держаться на допросе, редко дают правдивые показания. Тактика допроса в таких случаях должна быть гибкой. Если один способ предъявления доказательств не дает результатов, можно постараться использовать другой. Можно стремиться получить от допрашиваемого объяснения различных сторон предъявленного доказательства, выявляя противоречия. Важна настойчивость следователя, стремление использовать все законные возможности для получения правдивых показаний.

Таким образом, при подготовке к допросу подозреваемого и в ходе его производства следователь должен решать ряд организационно-тактических вопросов: а) выявление и анализ пред допросной ситуации, причин возникновения ложных показаний; б) планирование допроса; в) определение порядка предъявления доказательств в процессе допроса; корректировка намеченной тактики допроса, в т.ч. объема предъявленных на первом допросе доказательств.

От следователя требуется профессиональный анализ имеющийся информации и активной интеллектуальной деятельности по созданию умственной модели предстоящего допроса. Это предполагает высокую профессиональную подготовку следователя, обладание им большим объемом знаний в области криминалистики, общей, социальной и судебной психологии. Ранее отмечалось содержание интеллектуальной деятельности следователя и прогнозирования им возможной позиции подозреваемого. Анализ практики показывает, что подозреваемый в совершении преступления в ситуации ограниченной информации его причастности может занимать одну из следующих типовых позиций:

1. Отрицание вины с отказом от дачи показаний.

2. Полное отрицание причастности к совершению преступления:

а) голословное отрицание;

б) отрицание присутствия на месте преступления (алиби);

в) отрицание с изложением иного оправдательного обстоятельства;

г) не отрицает присутствия на месте преступления, но не признает участие в его совершении.

3. Признание своего участия в событии, но объяснение его правомерного характера (необходимая оборона, согласие потерпевшей на совершение полового акта и др.).

Рассмотрим основные особенности допроса подозреваемого, отрицающего причастности к совершению преступления.

Отметим, что они состоят в применении следующих общих тактических примеров допроса:

– метод косвенного допроса;

– детализация показаний подозреваемого;

– получение подробных объяснений по установленным фактам;

– выявление противоречий установленным фактам и пользование противоречий в показаниях подозреваемого;

– способы предъявления доказательств.

Анализ содержания пред допросной ситуации позволяет следователю предполагать о том, что подозреваемый не будет признавать своего причастия к совершению преступления. Выявляя одну из изложенных позиций, следователь определяет основные элементы тактики допроса.

Допрос подозреваемого – это психологическая борьба с лицом, возможно совершившим преступление. В этой борьбе допустимы все приемы и методы, не противоречащие нормам прогрессивной морали и нравственности. Следователь должен проанализировать имеющуюся информацию, предположить о возможных ответах подозреваемого, определить вопросы, которые необходимо выяснить, их последовательность и способы выявления. Как отмечалось, сложность состоит не только в трудности организационно-аналитической работы в условиях дефицита информации. Психологическую напряженность для следователя создает и дефицит времени для подготовки к допросу. Нейтрализовать ее могут только профессиональные знания следователя, его умение быстро, в ограниченное время осмыслить все имеющиеся и принять решение и построить модель предстоящего допроса. Дается это годами учебы, самоподготовки следователя в ходе работы и личной практикой расследования преступлений. Следователь должен прогнозировать реакцию подозреваемого на предъявленные доказательства, строить в связи с этим линию своего поведения. Основное в ходе допроса – умение быстро реагировать на слова и поведение подозреваемого, находить выход из затруднительных ситуаций, задавать необходимые вопросы. Цель всех вопросов следователя – получить правдивые показания подозреваемого. Для ее достижения необходимо детально выяснить сущность его объяснений; при ложности (по мнению следователя) обосновать несостоятельность этих объяснений, показать это допрашиваемому и, преодолевая его сопротивление, получить от него правдивые показания. Изложенная тактика может применяться и в условиях незначительных сведений о виновности лица. В таких случаях у него выясняется сущность оправдательных обстоятельств. В ситуациях явной ложности показаний подозреваемого применяется изложенная активная наступательная тактика допроса.

В случае отказа подозреваемого от дачи показаний следователь может использовать различные приемы побуждения подозреваемого к общению и даче показаний. Допрос в этом случае может походить на беседу, лишенную официальности. Следователь пытается познакомиться с основными чертами личности подозреваемого, побуждая его к общению.

Основным тактическим приемом побуждения подозреваемого к даче показаний, является, на наш взгляд, разъяснения ему значения его показаний для установления истины. Подозреваемому необходимо объяснить, что если он невиновен, то это можно установить в его участием. Участие это способствует объективности проверки его оправдательных обстоятельств. Обстоятельства могут быть и будут установлены без его показаний. Но в этом случае он согласен с тем, что его судьба будет решаться без его участия. Такие доводы, как правило, оказывают влияние на подозреваемого. Он начинает понимать необходимость дачи показаний и дает их.

Могут использоваться и иные доводы о необходимости объяснения подозреваемого по поводу подозрения.

Голословное отрицание вины подозреваемого редко. Во всяком случае оно возможно на первоначальном этапе допроса. Затем допрашиваемый, отвечая на вопросы следователя, как правило, начинает обосновывать свои утверждения о невиновности.

В случае полного отрицания причастности к совершению преступления основной тактический прием допроса – использование косвенного метода, т.е. выяснение обстоятельств, связанных с интересующими, но не напрямую, а посредством косвенных вопросов. По преступлениям, где присутствие преступника на месте совершения преступления имеет большой доказательственное значение, рекомендуется последовательное выяснение мест пребывания подозреваемого до, в момент и после совершения преступления.

Вторым рекомендуемым общим методом является детализация показаний подозреваемого. Детализировать необходимо показания, касающиеся обстоятельства, имеющих значение для дела. Детализация является способом проверки показаний подозреваемого уже в ходе допроса.

Алиби (лат.) «где-либо в другом месте[4]» – оправдательное обстоятельство, суть которого состоит с том, что подозреваемый в установленное следователем время совершения преступления отсутствовал на месте преступления, находился в ином месте. Следовательно, он не мог совершить преступление.

В случае получения сведений об алиби особенность допроса состоит в детальном выявлении сущности этого оправдательного обстоятельства. Даже лицо, заранее подготовившее свое ложное алиби, не может с точностью предусмотреть все обстоятельства, их детали. Лицо либо будет показывать, что не помнит определенные детали, что не всегда убедительно даже для него самого. Либо подозреваемый будет говорить их наугад, что впоследствии может выявить их противоречивость. Подробность допроса необходима вообще, но основное внимание должно уделяться выяснению элементов алиби: времени нахождения обвиняемого в момент совершения преступления, время этого преступления, не утверждающих сведений и др.

Забвение или нежелание выполнить указанную рекомендацию может поставить следователь в затруднительное положение при последующей проверке показаний подозреваемого. Последний может со временем сориентируется в ситуации, в сведениях, известных ему из допроса и дает более точные показания.

В ходе допроса необходимо выяснить, что может подтвердить лицо (лица), на которых ссылается подозреваемый. В дальнейшем необходимо немедленно допросить этих лиц, подробно выяснив детали события, сопоставив их с показаниями подозреваемого.

К моменту допроса подозреваемого у следователя могут быть доказательства, опровергающие его алиби. Можно предъявить их допрашиваемому сразу. Но с тактической стороны предпочтительней выяснить у него детали алиби. Затем предъявить ему имеющиеся доказательства и предложить дать показания по существу, демонстрируя свое отношение к заявленному алиби, как ложному. Надо акцентировать внимание подозреваемого на доказательствах его виновность и предлагать ему виновности и предлагать ему объяснить имеющиеся противоречия.

Помимо алиби, встречаются заявления и о других обстоятельствах, исключающих вину: необходимая оборона; крайняя необходимость; отсутствие специальных знаний для совершения преступления; невозможность физического совершения действий вследствие болезни и др. в ходе допроса детально выясняется сущность оправдательного обстоятельства. Отметим, что заявление лица относится либо к действиям, которые он совершил, либо отрицание таких действий. Поэтому подробно выясняется содержание этих действий (необходимая оборона и др.). При отрицании действий необходимо выяснить причины невозможности их совершения (невозможность совершить половой акт при подозрении на изнасилование, невозможность пролезть в отверстие при краже и т.д.). Во всех случаях выясняются подробности оправдательного обстоятельства. Если допрашиваемый не дает детальных объяснений, то следует указать ему, что детализация необходима для установления оправдательного обстоятельства. В противном случае, его объяснение придется считать голословным, в чем он не заинтересован.

В ходе допроса важно выяснить факты, подтверждающие заявление подозреваемого (документы, свидетели и др.), что необходимо для возможной дальнейшей проверке.

Подозреваемый может не отрицать своего присутствия на месте происшествия, но не признает участия в совершении преступления. В таких случаях следователь должен детально выяснить обстоятельства его присутствия на месте преступления: когда и как туда попал, кто еще находился в этом месте, снова и поведение этих лиц; воспринимал ли событие преступления, кто и как его совершил. Подозреваемый чаще указывает на событие преступления. В этих случаях необходимо выяснить содержание поведения подозреваемого во время совершения преступления и его действия после совершения преступления.

Близким по содержанию к предыдущему является заявление потерпевшего правомерности события, в котором он участвовал. Можно выделить три вида таких заявлений. В первом случае речь идет о необходимой обороне, крайней необходимости и выполнении приказа. Во втором случае согласие лица на определенные действия (добровольный половой акт). Третья группа событий включает различные действия, которые могут быть правомерными, но следствие оценивает их как преступление (не целевое расходование средств, не являющихся государственными, законное расходование бюджетных средств и др.).

В любом случае у подозреваемого подробно выясняется содержание действий, правомерность их производства и факты, обосновывающие его доводы.

В любом случае отрицания подозреваемым причастности к совершению преступления следователю необходимо преодолевать противодействия допрашиваемого. Существует обоснованное мнение, что тактика есть там, где имеется необходимость преодолевать такое противодействие[5]. Тактика заключается в использовании специфических способов действий для получения доказательственной информации[6].

Тактические приемы получения информации от допрашиваемого многочисленны. Можно выделить основные группы приемов:

– умение получать информацию за счет создания впечатления о собственной широкой осведомленности;

– маскировка своих целей и средств;

– способность получать информацию о главном через беседу о второстепенном;

– способность вовлечения допрашиваемого в дискуссию, в спор;

– способность демонстрации внимательности к допрашиваемому, его проблемам;

– умение выбора разнообразных способов достижения результатов;

– умение организовать оговорку допрашиваемого;

– использование «психологических ловушек» для получения интересующей информации и др.[7]. В содержание следственной тактики допроса подозреваемого входят умение выбрать наиболее оптимальные способы, способность вовлечь человека в беседу, направить его мысль в нужном направлении, выбрать момент для важного вопроса, побудить допрашиваемого к определенным действиям и др. При этом необходимо помнить об основных требования к допустимости тактических приемов: законности, научности, этичности и реализовать эти требования в обстановке конкретного допроса.

Первый допрос подозреваемого важен для получения правдивых показаний. По данным Н.И. Порубова 67 % допрашиваемых, т.е. более половины в конечном итоге дают правдивые показания именно на первом допросе[8]. В то же время по нашим данным, около 2/3 подозреваемых в начале первого допроса не дают правдивых показаний. И только в ходе допроса почти половина из них признают причастность к совершению преступления. Из этого факта можно сделать вывод о необходимости активного предъявления доказательств уже на первом допросе с целью получения правдивых показаний. Вопрос этот сложный и решать его надо следователю на основе анализа ситуации допроса: ограничиться предъявлением части доказательств или предъявить их на первом допросе все.

Известно, что на практике используется три основных способа предъявления доказательств. В первом случае доказательства применяются по их нарастающей силе: сначала предъявляются менее значимые доказательства,затем все более и более веские. По каждому из них следует пытаться получить подробные объяснения подозреваемого.Второй способ состоит в предъявлении наиболее сильного доказательства (например, показаний свидетеля-очевидца) в начале допроса и разъяснение допрашиваемым значения этого доказательства с получением объяснений подозреваемого. Затем предъявляются другие доказательства. Третий прием – предъявление всей совокупности доказательств сразу – применяется редко, т.к. при первом допросе подозреваемого такой совокупностью следователь располагает редко.

Во всех пред допросных ситуациях подозреваемого может быть задержан до допроса. Задержание – кратковременное лишение свободы человека, поэтому, вполне естественно, что до применения этой жесткой процессуальной меры необходимо выслушать его по основаниям ее принятия. Полагаем, что во всех случаях, когда вопрос о задержании решает следователь, он должен допросить лицо до его задержания.

Исследование изложенных тактических реализаций позволяет следователю криминалистически грамотно провести допрос подозреваемого и получить правдивые показания.

Поэтому большинство допросов подозреваемых следователь производит наедине, с использованием изложенных научно-практических рекомендаций.

Участие защитника в допросе подозреваемого осуществляется в соответствии с действующим законодательством. Защитник имеет право задавать подозреваемому вопросы с разрешения следователя (обычно, после ответа подозреваемого на вопрос следователя). Прерывание допроса, как правило, недопустимо.

_____________

[1] Кулагин Н. И., Порубов Н. И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. М., 1977.

[2] Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984; Криминалистика / под ред. В. А. Образцова. М., 1997. С. 504–505.

[3] Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 2001. С. 241–243.

[4] Краткая российская энциклопедия. М., 2004. Т. 1. С. 73.

[5] Баев О. Я. Криминалистическая тактика: понятие и система // Актуальные вопросы правоведения. Екатеринбург, 1992. С. 80–85.

[6] Бахин В. П. Тактика – профессионализм и мастерство при общении. Уч. пособие. Киев, 2006. С. 22.

[7] Бахин В. П. Указ. работа. С. 35-36.

[8] Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном процессе, Минск, 1973. С. 210-211.

Содержание (учебное пособие)

ГЛАВА 1. Допрос свидетелей и потерпевших
1.1. Особенности формирования показаний свидетелей
1.2. Тактика допроса свидетелей и потерпевших

ГЛАВА 2. Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого
2.1. Характеристика преддопросных ситуаций и подготовка к допросу
2.2. Тактика допроса подозреваемого в простых следственных ситуациях
2.3. Тактика допроса подозреваемого, отрицающего причастность к совершению преступления
2.4. Тактика допроса обвиняемого

ГЛАВА 3. Тактика иных видов допроса и очной ставки
3.1 Тактика иных видов допроса
3.2. Тактика очной ставки
3.3. Особенности допроса с участием переводчика

Просмотров: 1832

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code