Особенности организации расследования тяжких преступлений против личности на последующем этапе

П.В.Елфимов, доктор медицинских наук, член-корреспондент Академии медико-технических наук Российской Федерации, заслуженный врач Российской Федерации
О.П.Виноградова

Происходящие в нашей стране серьезные экономические и политические преобразования, а также значительное имущественное расслоение общества стали катализатором для количественных и качественных изменений в структуре преступности, что в полной мере касается тяжких преступлений против личности. Краткосрочность первоначального этапа досудебного производства, в ходе которого формируется доказательственная база, определяет эффективность всего производства по уголовному делу. Для этого требуется тщательное планирование, содержание которого в значительной степени определяется условиями следственных ситуаций, возникающих после возбуждения уголовного дела. В то время как проведение следственных действий на последующем этапе расследования тяжких преступлений обусловлено специфическими чертами криминалистической характеристики преступления и следственной ситуацией. Объективная следственная ситуация играет роль внешнего фактора по отношению к расследованию, а также характеризует его состояние. Задачами этого этапа являются привлечение в качестве обвиняемого определенного лица, проверка обоснованности предъявленного обвинения; установление всех участников преступления и определение степени их виновности в расследуемом событии; выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступления.

Ключевые слова: организация; личность; этапы расследования; следственные ситуации.

 

Проблемы расследования тяжких преступлений против личности всегда были предметом особого внимания ученых в области криминалистики и оперативно-разыскной деятельности. В результате многие концептуальные положения, касающиеся особенностей расследования тяжких преступлений против личности, получили глубокое научное обоснование1. С определенными корректировками, вытекающими из современных российских реалий, они могут и сейчас быть с успехом реализованы в целях совершенствования практики борьбы с наиболее опасными формами проявления таких преступлений. Следует отметить, что в структуре тяжких преступлений против личности доминируют убийства, сопряженные с разбоем, и похищения людей, которые чаще всего совершаются организованными преступными формированиями, чья деятельность носит характер криминального промысла. Во многих регионах нашей страны распространены факты совершения убийств в ходе вооруженных нападений на водителей большегрузных автомобилей, осуществляющих транзитные перевозки с целью хищения грузов и денежных средств2.

1 См.: Корецкий Д. А. Предупреждение тяжких преступлений против личности, совершаемых на почве бытовых конфликтов: автореф. дис… канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1980; Абельцев С. Н. Корысть и насилие тяжких преступлений против личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1997; Дворянский А. М. Тяжкие насильственные преступления против личности и пути их профилактики (социально-криминологический аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998; Татарников В. Г. Индивидуализация наказания по отдельным категориям дел о тяжких и особо тяжких преступлениях против личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 1998; Китаева В. Н. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании тяжких преступлений против личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2002; Телибеков В. А. Тяжкие преступления против личности по уголовному законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан // Актуальные проблемы права и правоприменения: сб. материалов VI Международ. науч.-практ. конф. 2012. С. 246252; Родионова Ю. В. О некоторых вопросах расследования тяжких преступлений против личности прошлых лет // Раскрытие и расследование преступлений серийных и прошлых лет: материалы Международ. науч.-практ. конф. / под ред. А. И. Бастрыкина. 2017. С. 372-375 и т. п.
2 См.: Варданян А. В. Современные проблемы раскрытия и расследования тяжких преступлений против личности, совершенных по корыстным мотивам // Юристъ-правоведъ. 2010. № 3. С. 5-8.

Все большее количество преступлений против личности приобретает корыстную мотивацию. Современные статистические показатели свидетельствуют, что тяжкие преступления против личности с каждым годом становятся все более жестокими, стабильно высокий удельный вес имеют убийства и похищения людей, отмечается массовое проявление насилия со стороны молодежи, в частности при стычках футбольных фанатов или при националистических побоищах скинхедов и т. п. Проявления терроризма и заказных убийств, похищений людей и разбойных нападений в большинстве случаев наблюдаются на фоне процессов, связанных с приобретением, разделом или переделом высоко оцениваемой собственности . Все большую долю в структуре тяжких преступлений против личности занимают убийства граждан, совершенные с целью последующего завладения их недвижимостью и иной дорогостоящей собственностью, а также используемые в качестве средства устранения разнообразных противоречий и решения конфликтов в сфере как теневого, так и легального бизнеса, оказания давления на представителей различных ветвей власти. Подобными преступлениями поражены в основном крупные города, где высокая стоимость недвижимости и низкая правовая грамотность населения являются факторами, способствующими совершению тяжких преступлений против личности, зачастую связанных с физическим устранением потерпевших .

Несмотря на то что в 2017 г. по сравнению с 2016 г. произошло снижение количества преступлений против личности на 0,1 %, доля тяжких и особо тяжких преступлений в общей структуре преступности все еще остается существенной . Часто это связано с просчетами и ошибками в проведении первоначальных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, недостаточной адаптированностью существующих частных криминалистических методик к реалиям

В теории криминалистики существует четкое разграничение расследования на этапы (первоначальный, последующий и заключительный). Тем не менее в практической деятельности, как отмечает М. М. Миловано- ва, это происходит условно, а мероприятия, проводимые на первоначальном этапе, очень плавно, а иногда и незаметно трансформируются в дальнейшие действия, порой повторяясь не только на последующем, но и на заключительном этапе . Последующий этап при традиционной структуре расследования обычно характеризуется разрешением проблемных ситуаций в отношении основных обстоятельств, подлежащих доказыванию, и возникновением многочисленных конфликтных ситуаций не только между следователем и обвиняемым, но и между обвиняемым и уличающими его потерпевшими и свидетелями, и между виновными лицами. Эту группу конфликтных ситуаций следователь должен использовать с наибольшей эффективностью, поскольку информация, находящаяся в его распоряжении, по сравнению с первоначальным этапом, характеризуется не только более значительным объемом доказательств, но и лучшими качественными показателями (конкретностью, доказательственной надежностью, целенаправленностью). Если на первоначальном этапе ведущей чертой расследования является версионная (эвристическая) направленность, то последующий этап характеризуется необходимостью преодоления преимущественно конфликтных ситуаций путем производства разнообразных тактических приемов и тактических комплексов, основанных на рефлексивных рассуждениях.

Следует отметить, что проведение следственных действий на последующем этапе расследования тяжких преступлений против личности обусловлено его особенностями, следственной ситуацией и специфическими чертами криминалистической характеристики преступления . Поскольку последующий этап расследования начинается с момента предъявления обвинения, его основными задачами являются привлечение в качестве обвиняемого виновного лица; а также проверка обоснованности предъявленного обвинения; установление всех участников преступления и определение степени их виновности в расследуемом событии; выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступления.

Основанием для предъявления обвинения выступает наличие вещественных доказательств (прежде всего, документов, фиксирующих преступную деятельность виновных лиц, аудио-, видеозаписей и т. д.). Кроме того, важнейшее значение имеют показания свидетелей и потерпевших, а также протоколы осмотров мест происшествия и заключения экспертиз . К вышеуказанным основаниям следует отнести доказательства, которые определяют, что источником данного вида преступления является деятельность конкретного лица или группы лиц.

Поскольку должны быть собраны доказательства выполнения конкретных действий, в результате которых наступили тяжкие последствия, ими могут быть показания свидетелей из числа родственников, сослуживцев и иных свидетелей, видевших выполнение преступных действий лиц, знающих о совершении преступления со слов других субъектов; протоколы осмотра места происшествия, в которых зафиксированы вещественные доказательства, а также видимые последствия; заключения экспертиз. Остальные документы истребуются в том виде, в котором они изданы и используются. С них изготавливаются копии, заверяемые подписью следователя, в производстве которого находится уголовное дело. Подлинность и достоверность этих документов может быть установлена посредством допросов лиц, участвовавших в их подготовке, а также в осуществлении контроля за их исполнением. Доказательствами являются документы, содержащие распоряжения о производстве операций (приказы, распоряжения, наряды и т. д.), протоколы их выемки и осмотров, показания свидетелей-очевидцев, а также самих исполнителей преступных действий. Также к ним следует отнести показания свидетелей о выполнении обвиняемым инкриминируемых ему действий, документы, отражающие выполнение этих действий, в которых имеются записи, выполненные обвиняемым; протоколы осмотра места работы обвиняемого; заключения экспертиз о том, что именно его преступные действия повлекли тяжелые последствия и т. д. Несомненно, приведенный перечень не является исчерпывающим, весьма многообразны состав, содержание объективных и субъективных факторов, обуславливающих способы совершения и механизм следообразования тяжких преступлений против личности.

Как известно, в ходе расследования обвинение может предъявляться одному и тому же субъекту не один раз. При предъявлении первоначального обвинения могут быть не установлены все обстоятельства инкриминируемого деяния в связи со сложностью расследуемого преступления, трудоемкостью и большими временными затратами на производство по делу в целом и проведение отдельных следственных действий, таких, например, как технические, почерковедческие и другие экспертизы. Еще сложнее дело обстоит с определением морального и материального ущерба. Динамичность связанных процессов не позволяет определить их масштабы в кратчайшие сроки, что также приводит к необходимости перепредъявления обвинения в связи с увеличением размера установленного морального и материального ущерба.

Подготовка к допросу, как известно, начинается с анализа сложившейся к этому моменту следственной ситуации, ситуации, формирующиеся к моменту допроса обвиняемого, более благоприятны для следователя, нежели при допросе подозреваемого. С одной стороны, существенно изменяется информационная база, являющаяся основным элементом следственной ситуации. К моменту предъявления обвинения следователь должен собрать достаточно доказательств, причем они должны быть достоверными. Кроме того, следователь имеет возможность для более глубокого изучения личности обвиняемого, а также не только для определения, но и опровержения занимаемой им позиции. Все это позволяет избрать эффективные приемы допроса обвиняемого в целях сохранения благоприятной для следствия ситуации и изменения в лучшую сторону неблагоприятной. В то же время ситуации могут и усложняться, особенно в тех условиях, когда следователю не удается преодолеть противодействие, оказываемое подозреваемым. В ряде ситуаций в противодействие вовлекаются руководители правоохранительных органов, представители средств массовой информации и даже потерпевшие и свидетели, которые под давлением меняют ранее данные ими объективные показания. Наконец, по мере расследования сторона защиты расширяет свои представления об объеме доказательств, приемах, методах и намерениях следователя. Такая осведомленность, несомненно, используется для определения слабых мест обвинения и усиления оказываемого противодействия. В связи с этим выбор времени предъявления обвинения по делам данной категории связан, прежде всего, со сбором необходимой совокупности доказательств, не только являющихся достаточными основаниями для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, но и для преодоления оказываемого противодействия защиты. Причем по делам о групповых преступлениях желательно предъявлять обвинение всем соучастникам одновременно: такой подход в сочетании с внезапностью позволяет предупредить возможное или пресечь продолжаемое противодей- ствие .

При подготовке к предъявлению обвинения следует хотя бы в наиболее общей форме составить план допроса, а кроме того, предусмотреть несколько вариантов его проведения. Необходимо отметить, что в сложных ситуациях обвиняемые из числа рядовых исполнителей чаще всего ссылаются на незнание законов, нарушение которых им инкриминируется. В ходе допроса для реализации целей уголовного преследования им могут быть предъявлены Уголовный и Уголовно-процессуальные кодексы, фрагменты показаний свидетелей и других участников уголовного судопроизводства, подтверждающие осведомленность допрашиваемого о названных нормативных документах, и т. д.

Некоторые обвиняемые утверждают, что не могли не выполнить приказа руководителя преступной группы, поскольку опасались применения различных мер физического воздействия. При получении подобных заявлений рекомендуется использование приема детализации показаний обвиняемого, из которых подробно выясняется: кто, где, когда и при каких обстоятельствах отдавал распоряжение о производстве названных действий, было ли оно устным или письменным. Если указание отдавалось устно, желательно с максимальными подробностями установить, в каких выражениях это было сделано, пытался ли обвиняемый возражать или отказаться от выполнения незаконного приказания. Следует также выяснить, где отдавалось распоряжение, кто туда пригласил обвиняемого или как там оказался организатор, кто присутствовал при их разговоре. Все возможные свидетели должны быть допрошены, а документы – истребованы и осмотрены. При обнаружении названных обвиняемым документов они могут быть использованы при решении вопроса о привлечении организаторов к уголовной ответственности и их допросе.

Не следует забывать, что некоторые обвиняемые из числа рядовых исполнителей склонны, пытаясь уклониться от ответственности, преувеличить роль организатора в совершенном преступлении. В связи с этим все показания обвиняемых должны тщательно проверяться путем изучения вещественных доказательств, документов с целью выявления преступной деятельности, установления причин изменения операций, последовательности, интенсивности их выполнения и т. д.

В тех случаях, когда обвиняемый полностью признает свою вину и не дает никаких показаний о роли организатора, необходимо проверять версию о самооговоре. Признаками самооговора могут быть эмоциональная бледность (в случаях, когда отсутствует эмоциональное отношение допрашиваемого к произошедшему событию), противоречивость показаний, малообъяснимая краткость в той части, где сообщаются ложные сведения. В этих ситуациях полезно выяснить, имел ли обвиняемый возможность совершить описываемые действия без ведома и согласия руководителей преступной группы. Наконец, проведение определенных оперативно-разыскных мероприятий должно контролироваться конкретными сотрудниками, в том числе и разного рода руководителями, которые обязаны систематически появляться на рабочих местах подчиненных, следить за показаниями всех участников процесса и т. д. Организация контроля со стороны указанных лиц должна проверяться путем осмотра соответствующих документов, причем исполненных не только во время расследуемого происшествия, но и в предшествующие и последующие периоды. Эти действия должны осуществляться еще на стадии подготовки к предъявлению обвинения. При получении таких заявлений обвиняемых данной категории могут быть предъявлены документы, отражающие их преступную деятельность. Особый эффект производит предъявление документов с подписью допрашиваемого, также могут быть предъявлены протоколы показаний свидетелей и других обвиняемых.

У обвиняемых – руководителей преступной группы выясняется: как и каким образом осуществлялся подбор и инструктаж исполнителей, как определялся их уровень подготовленности. Такие обвиняемые нередко пытаются переложить ответственность на рядовых исполнителей. В указанных ситуациях обвиняемым предъявляют показания свидетелей, подтверждающих факт распоряжения допрашиваемого о выполнении преступных действий. Если имеются доказательства неоднократных исполнений преступных действий, они также предъявляются обвиняемым. В этих случаях рекомендуется использование приемов детализации показаний и косвенного допроса, при помощи которых подробно выясняется, кто и какие действия должен был выполнять, кто должен был поддерживать связь с родственниками потерпевших, сослуживцев и т. д. Таким образом, внешне внимание не акцентируется на причастности допрашиваемого к расследуемому преступлению, но тем не менее показания об этом оформляются. Эти показания должны быть также предельно детализированы. Если в распоряжении следствия имеются доказательства, опровергающие показания, возможно их предъявление обвиняемому. В ситуациях когда доказательства отсутствуют, принимаются меры к их получению. Прежде всего, необходимо получить информацию у соответствующих лиц, могут быть допрошены представители контролирующих органов, лица, проводящие экспертизы (техническую, почерко- ведческую), могут проводиться осмотры документов, содержащих сведения преступных деяний и т. п. Когда эти действия не позволяют прийти к однозначному выводу о достоверности показаний обвиняемого, назначаются дополнительные технические, почерковед- ческие и другие экспертизы. В некоторых ситуациях целесообразен повторный осмотр совершения данного вида преступления.

Полученные в результате проведения перечисленных действий доказательства могут быть предъявлены обвиняемым при повторных допросах. Если собранные доказательства подтверждают доводы обвиняемого, это учитывается при решении вопроса о его ответственности. Обвиняемые, являющиеся руководителями преступных групп, как правило, пытаются переложить ответственность за происшедшее на своих подчиненных: отрицают свою причастность, заявляя, что никому никаких указаний не давали и к преступлению не имеют никакого отношения. Некоторые обвиняемые утверждают, что ими принимались все необходимые меры, чтобы не совершать преступление. В этих ситуациях целесообразно с использованием приема детализации выяснить обстоятельства, конкретизирующие, как допрашиваемый получал сведения о соблюдении установленных правил и как проверял их достоверность. Изобличающие обвиняемых показания дают и участники преступной группы, а также свидетели из числа рядовых исполнителей. Некоторые обвиняемые пытаются оспаривать правильность выводов экспертов, эти доводы обвиняемых проверяются посредством допроса специалистов, экспертов и производства дополнительных экспертиз .

Обобщение судебно-следственной практики по делам о тяжких преступлениях против личности показывает, что ситуации, когда одно и то же вещественное доказательство в различных процессуальных документах имеет разные названия, отнюдь нередки. Например, в ходе проведения осмотра места происшествия по делу об убийстве была изъята куртка потерпевшей. В разных процессуальных документах наименование данного предмета упоминалось в различных вариантах. Так, в протоколе осмотра места происшествия, постановлении о назначении криминалистической экспертизы данный предмет был назван курткой (фуфайкой), а в заключении эксперта – телогрейкой .

Следует отметить, что при выборе и реализации методов преодоления оказываемого обвиняемыми противодействия следует учитывать свойства их личности и состояние, в котором они находятся. Так, обвиняемым, способным правильно воспринимать сложившуюся ситуацию, значение предъявляемых доказательств, но отличающимся замедленным мышлением, упрямством, рекомендуется предъявлять доказательства с нарастающей силой. При этом начинать можно с предъявления доказательств того, что имеется достаточно доказательств об их преступной деятельности. Как правило, их финальная стадия связана с действиями рядовых исполнителей, поэтому обвиняемые-руководители как правило признают эти факты. Затем целесообразно продемонстрировать доказательства того, что именно эти действия повлекли тяжелые последствия, заключения технической и по- черковедческой экспертиз, показания свидетелей и т. д. Лишь после этого необходимо перейти к действиям самого обвиняемого, определив доказательства, которые позволяют сделать вывод о том, что именно инкриминируемые обвиняемому действия повлекли за собой инкриминируемые последствия. Некоторым обвиняемым, отличающимся особым упорством, целесообразно разъяснять, что предъявляемые данные однозначно доказывают их вину. В наиболее сложных ситуациях рекомендуется первоначально зафиксировать в протоколе показания, данные обвиняемым в форме свободного рассказа, а потом записывать вопросы следователя и ответы на них обвиняемого.

Отрицающим свою вину обвиняемым, не уверенным в занимаемой позиции и сомневающимся в успехе своих попыток, возможно предъявление сразу нескольких доказательств, чтобы продемонстрировать не только осведомленность следствия, но и его уверенность в обоснованности собственной версии. Обвиняемым, отличающимся быстрой реакцией на изменение обстановки, способностью незамедлительно придумывать объяснения предъявляемым данным, рекомендуется предъявлять доказательства вразброс. В подобных случаях обвиняемый не сможет уловить логической связи между предъявляемыми доказательствами и устанавливаемыми при их помощи обстоятельствами. Объяснения, даваемые каждому из них в отдельности могут противоречить друг другу, на что указывается в ходе допроса. Одновременно допрашиваемому разъясняется, что подобные противоречия свидетельствуют о необъективности показаний и что это не останется незаметным для следствия и суда.

Наиболее сильные доказательства (единичные или их совокупности) предъявляются обвиняемым, отличающимся быстрой сменой настроений, проявляющим неуверенность в ходе допроса. Сила предъявляемых доказательств может определяться как по их процессуальному значению, так и с позиции допрашиваемого. Иногда следствию становится известно, что обвиняемые опасаются осведомленности следователя об определенных обстоятельствах или наличия конкретных доказательств. Некоторые обвиняемые проявляют свою обеспокоенность при упоминании об этих доказательствах. В этих случаях предъявляются доказательства, наиболее значимые для допрашиваемого.

Эффективность допроса значительно повышается, если используются различные сочетания приемов, меняются темп и форма их применения. Например, при допросе обвиняемого – руководителя преступной группы может использоваться прием обращения к лучшим качествам допрашиваемого или при предъявлении доказательств ему говорят, что он достаточно квалифицированный и эрудированный специалист, чтобы не понять значения предъявляемых фактических данных.

Обвиняемым из этой же категории, привлекающим к противодействию представителей органов местной власти, правоохранительных учреждений и потому проявляющим самоуверенность, есть смысл внезапно сообщить, что их усилия бесполезны. Следователь может разъяснить допрашиваемому, что его опасения о реальности привлечения к ответственности обоснованны, что принимаемые им меры противодействия известны и желаемого результата не принесут. Довольно результативным может быть предъявление доказательств совершения обвиняемым действий по уклонению от ответственности. Нередко обвиняемые после такого развития событий теряют уверенность в успехе своих попыток, здесь разумно использовать замешательство допрашиваемого, разъяснив ему, что содействие следствию может облегчить его участь. В ходе преодоления противодействия обвиняемых целесообразны попытки логического воздействия и разъяснения, что при осуществлении положенного контроля исполнители просто не могли бы допустить нарушение. Иногда полезно напомнить обвиняемому о том, что в случае его осуждения так или иначе пострадает его семья, члены которой переживают за него.

Одной из основных задач последующего этапа расследования выступает выявление всех участников и четкое определение степени участия и роли каждого из них. Более сложной выглядит задача определения степени виновности организатора – лидера, в особенности высшего звена. В этом направлении необходимо изучать обязанности названных субъектов. Следует выяснить, кто из руководителей должен осуществлять контроль за соблюдением выполнения операции, а также за отдельными сотрудниками; безопасности и ее обеспечения на определенных стадиях. После определения круга субъектов, предположительно причастных к совершению расследуемого преступления, устанавливается причинная связь между их действиями и наступившими последствиями. При доказывании вины руководителей, давших прямое указание о выполнении операций, повлекших тяжелые последствия, эта задача несколько упрощается. Сложности нередко возникают при доказывании преступного бездействия, повлекшего вредные последствия. В этих ситуациях нужно установить, что поведение обвиняемого не только создало условия для преступных действий подчиненных, а возможно, и повлекло их выполнение. Большое значение в этом направлении расследования имеют производство технических и почерковедческих экспертиз, допросы специалистов и свидетелей. Следует подчеркнуть, что проверка версии о невиновности обвиняемых обязательна, независимо от того, признают они себя виновными или нет.

К задачам последующего этапа расследования относится и установление реального морального и материального ущерба от расследуемого преступления. Большинство следователей ограничиваются выводами экспертиз по указанному вопросу. Здесь необходимо заметить, что заключения экспертиз по ущербу, не связанному с причинением вреда здоровью людей, оформляются в определенное время. Основаниями для их проведения могут быть сообщения органов (прокуратуры, лечебных, общественных организаций), а также публикации в прессе. Следователь, анализируя заключения эксперта, должен оценить правильность используемых при этом методов и средств. Хотя следует отметить, что в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт самостоятельно выбирает методику и способы исследования, конечно, если применяемые методы не предполагают видоизменение, частичное или полное разрушение объектов исследования . Перечисленные обстоятельства являются основанием для назначения повторной экспертизы, на разрешение которой наряду с ранее указанными могут быть поставлены вопросы о полноте первоначального экспертного исследования, использовавшихся во время его производства методах и средствах.

Все потерпевшие, здоровью которых причинен вред, направляются на судебно-медицинскую экспертизу, производство которой желательно поручить комиссии специалистов. В распоряжение экспертов направляются истории болезни потерпевших. Думается, что в данном случае отбор должен производиться по правилам ст. 202 УПК РФ, регламентирующей порядок получения образцов для сравнительного исследования. Достаточно важен ставящийся перед экспертами вопрос о том, не вызвана ли утрата нетрудоспособности потерпевшими. При выяснении причин и условий, способствовавших совершению преступления, оцениваются все собранные по делу доказательства и установленные факты. Как известно, причинами любого преступления являются установки, взгляды, мотивы субъекта, его совершившего. В практике раскрытия и расследования тяжких преступлений против личности широко востребованным направлением работы является изучение личности потерпевшего. Помимо сбора сведений, характеризующих личность жертвы, устанавливается и ее окружение, особенности межличностных взаимоотношений, осуществляется проверка граждан, с которыми конфликтовал потерпевший. Для их выявления необходимо пристальное изучение личности обвиняемого, что невозможно сделать только путем допроса самого обвиняемого и сбора характеризующих его данных . Следует исследовать доминирующие свойства личности обвиняемого, его отношения с окружающими и т. д.

В судебно-следственной практике, к сожалению, встречаются случаи, когда население, зная о лицах, причастных к совершению преступлений, никуда об этом не сообщает, неправильно оценивая ситуацию, не предполагая возможности наступления вредных последствий или не доверяя правоохранительным органам в целом. В этих ситуациях рекомендуется организовать выступления в средствах массовой информации и проведение собраний по месту жительства с разъяснением последствий и того факта, что их можно было бы избежать в случае своевременного информирования сотрудников правоохранительных органов, поскольку безотлагательное включение всех необходимых сил и средств (в том числе общественности) в работу по раскрытию преступлений позволяет организовать качественное и своевременное расследование тяжких преступлений против личности. Кроме того, высокая интенсивность, оперативность и наступатель- ность следственных действий, широкое использование научно-технических средств для установления лиц, причастных к преступлению, и достижение максимальной полноты фиксации информации при минимальных затратах времени позволяет охарактеризовать весь процесс расследования в тактическом аспекте как поисковый и носящий эвристический характер . В связи с этим не теряет актуальности вопрос о подготовке высококвалифицированных специалистов, хорошо владеющих новейшими методами организации расследования преступлений. С учетом подследственности основная нагрузка по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений против личности ложится на следователей Следственного комитета России. Представляется, что повышению эффективности деятельности правоохранительных органов по предварительному расследованию тяжких и особо тяжких преступлений будет способствовать непосредственное участие прокурора в формировании следственных групп .

Таким образом, тяжкие преступления против личности представляют собой одну из наиболее сложных категорий преступлений с точки зрения их раскрытия и расследования. Во всех этих случаях механизм преступного поведения связан с агрессивно-пренебрежительным отношением к личности, ее жизни, здоровью и неприкосновенности. Поскольку современное законодательство России провозгласило защиту жизни, здоровья и неприкосновенности человека, то качественное и количественное состояние насильственной преступности и эффективной борьбы с ней приобретают качества индикатора нравственной и социальной зрелости общества, способности государства и его структур выполнять продекларированные обязательства. Вместе с тем приходится констатировать распространенность в России криминального насилия в отношении личности человека, о чем свидетельствуют как динамика количественных преступлений, так и негативные качественные изменения в структуре насильственной преступности.

Библиографический список

1. Абельцев С. Н. Корысть и насилие тяжких преступлений против личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1997.
2. Буланова Н. В. Создание межведомственных следственных групп как способ повышения эффективности деятельности правоохранительных органов по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений против личности / Н. В. Буланова, А. Л. Аристархов // Законность. – 2016. – № 5 (979). – С. 60-64.
3. Варданян А. В. Мотивация тяжких насильственных преступлений против личности как основание для их криминалистической классификации. Типичные места совершения насильственных преступлений против личности / А. В. Варданян, Е. В. Говорухина // Юристъ- правоведъ. – 2015. – № 3 (70). С. 34-38.
4. Варданян А. В. О креативных психолого-криминалистических технологиях раскрытия и расследования тяжких насильственных преступлений против личности / А. В. Варданян // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: сб. трудов участников XIII Всерос. науч.-практ. конф. – Ростов н/Д, 2016. – С. 3-8.
5. Варданян А. В. Раскрытие и расследование тяжких насильственных преступлений против жизни и здоровья личности: криминалистические и оперативно-разыскные аспекты: моногр. / А. В. Варданян. – Ростов н/Д, 2016.
6. Дворянский А. М. Тяжкие насильственные преступления против личности и пути их профилактики (социально-криминологический аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. М. Дворянский. – СПб, 1998.
7. Китаева В. Н. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании тяжких преступлений против
личности: автореф. дис канд. юрид. наук / В. Н. Кита-
ева. – Иркутск, 2002.
8. Корецкий Д. А. Предупреждение тяжких преступлений против личности, совершаемых на почве бытовых конфликтов: автореф. дис. канд. юрид. наук / Д. А. Корецкий. – Ростов н/Д, 1980.
9. Лавров В. П. Проблемы расследования преступлений по горячим следам в современных российских условиях / В. П. Лавров // Белгородские криминалистические чтения: сб. науч. трудов. – Белгород: БелЮИ МВД России имени И. Д. Путилина, 2017. – Вып. 3.
10. Милованова М. М. Методика расследования сексуальных преступлений, совершаемых в отношении малолетних детей: автореф. дис. … канд. юрид. наук / М. М. Милованова. – М., 2003.
11. Панфилов П. Б. Использование запаховых следов человека в расследовании тяжких и особо тяжких преступлений против личности / П. Б. Панфилов, А. В. Саламатин, З. Ю. Панфилова // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. – 2015. – № 2 (8). – С. 135-143.
12. Расследование тяжких и особо тяжких преступлений против личности: учебно-методическое пособие для старших следователей, следователей городских, районных следственных отделов следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, специализирующихся на расследовании тяжких и особо тяжких преступлений против личности / под ред. А. Е. Михальчука. – Саратов, 2010.
13. Ржанникова С. С. Экспертная инициатива как возможность установления обстоятельств, имеющих значение для раскрытия и расследования преступлений / С. С. Ржанникова // Правоохранительные органы: теория и практика. – 2016. – № 2.
14. Родионова Ю. В. О некоторых вопросах расследования тяжких преступлений против личности прошлых лет / Ю. В. Родионова // Раскрытие и расследование преступлений серийных и прошлых лет: материалы Международ. науч.-практ. конф. / под ред. А. И. Бастрыкина. – М., 2017. – С. 372-375.
15. Состояние преступности (архивные данные) МВД РФ [Электронный ресурс]. – URL: httpy/мвд.рф/ Deljatelnost/statistics (дата обращения: 15 февраля 2018 г.).
16. Стешич Е. С. Проблемы раскрываемости тяжких преступлений против личности / Е. С. Стешич // Юристъ-правоведъ. – 2012. – № 6 (55). – С. 56-58.
17. Татарников В. Г. Индивидуализация наказания по отдельным категориям дел о тяжких и особо тяжких преступлениях против личности: автореф. дис. … канд. юрид. наук / В. Г. Татарников. – Иркутск, 1998.
18. Телибеков Б. А. Тяжкие преступления против личности по уголовному законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан / Б. А. Телибеков / Актуальные проблемы права и правоприменения: сб. материалов VI Международ. науч.-практ. конф. – Караганда, 2012. – С. 246-252.
19. Федотченко А. В. Привлечение лица в качестве обвиняемого: автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. В. Федотченко. – М., 2006.
20. Фефелов В. Н. Особенности взаимодействия органов предварительного следствия с оперативными подразделениями в процессе расследования преступлений, совершенных ОПГ / В. Н. Фефелов// Криминалистика и судебно-экспертная деятельность: теория и практика: материалы V Всерос. науч.-практ. конф. (19 мая 2017 г.) / ред. кол.: С. В. Пахомов, А. В. Гусев, А. С. Данильян, В. И. Еремченко. – Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2017.
21. Хорошева А. Е. Криминалистические ошибки, допускаемые в ходе доказывания по делам об особо тяжких преступлениях против личности / А. Е. Хорошева // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – 2017. – № 15-1.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 1, 2018

Просмотров: 25

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code