Принципы гражданско-правового контроля

О.В.Грабко

Автором рассмотрены основополагающие начала гражданско-правового контроля, критерии и границы его реализации. Дана характеристика основных принципов гражданско-правового контроля, рассмотрены его особенности, признаки и виды.

Ключевые слова: принципы; гражданско-правовой контроль; легальность; эффективность; соразмерность.

 

Созданию теоретической модели гражданско- правового контроля и ее последующему развитию в рамках концепции экономической независимости участников гражданско-правовых отношений способны послужить принципы. Как известно, принципы, приписываемые тому или иному правовому явлению, это всегда идеи, выражающие его смысл и назначение в праве. Стремление к их вычленению в качестве базовых основ выражает исследовательское намерение идти в глубь сущностных характеристик этого вида социального и правового контроля, отражая естественную закономерность процесса познания контроля в качестве реально существующего гражданско-правового явления.

Принципы в общенаучном смысле — это своего рода идеальное начало чего-либо, исходная точка, первичное правило и руководящая идея научной теории (концепции). Излагая взгляд на проблему принципов гражданско-правового контроля, мы будем придерживаться этого обобщенного взгляда на сущность принципов, следуя правилу о том, что теория принципов выполняет методологическую роль в исследовании проблем гражданско-правового контроля.

Традиции научного исследования принципов гражданско-правового контроля пока не сложились, т. к. проблематика ни принципов, ни функций граждан- ско-правового контроля в качестве самостоятельной в цивилистике еще не затрагивалась. Теоретическая юриспруденция по вопросам гражданско-правового контроля пока очень ограничена. Законодательная же история контроля как такового, берущая свое начало от встречной проверки учетных записей (XVIII в.) с последующим приданием контролю сугубо управленческих признаков (вторая половина XIX в.), выросших в современном доктринальном понимании до уровня «четвертой ветви государственной власти» , а впоследствии контроля народного, рабоче-крестьянского, затем общественного или гражданского контроля, не формирует надлежащую основу для исследования контроля и его принципов в гражданско-правовом ракурсе.

Попытка провести классификацию принципов контрольной деятельности вне зависимости от сферы ее реализации был предпринята в юридической науке в разные периоды российской истории. Высказан взгляд на принципы контроля как научно разработанные и апробированные практикой политические, организационные и правовые основы организации контроля, которые обеспечивают его эффективность . Согласно другой точке зрения, принципы контроля — это «прямо закрепленные в нормативных правовых актах или вытекающие из них положения, которые определяют важнейшие свойства этой деятельности» .

Как видно из приведенных подходов, речь в определении принципов контроля в большей степени идет об источниках закрепления той предметной группы принципов, которые касаются контрольной деятельности. Нацеленность усилий советской и ранней постсоветской науки на источники принципов, относящихся к тому или иному правовому явлению, в основном ушла в прошлое. В настоящее время практически равным авторитетом пользуются как принципы-нормы , сформулированные в качестве таковых, так и теоретически смоделированные принципы-идеи , создаваемые в качестве доктринальных выводов по результатам исследования правовой сущности соответствующего явления.

Следует обратить внимание, что в настоящей статье не ставится цель исследования множества взглядов, относящихся к теории правовых принципов, мы затронем некоторые нормативные и доктринальные принципы гражданско-правового контроля. Однако сделаем оговорку о том, что на данном этапе исследования «принципы гражданско-правового контроля» носят характер собирательной научной категории.

Базовая идея правовой регламентации контрольных отношений в нормах гражданского законодательства основана на необходимости формирования контрольных возможностей самими субъектами экономической деятельности в рамках существующих между ними правоотношений.

Все принципы гражданско-правового контроля можно сгруппировать по видам: общеправовые, отраслевые и специальные. Первые берут начало от общего назначения права и базируются на принципах законности (кроме общего правила о соответствии нормам закона, это еще и соответствие форм и способов контроля его предмету), компетентности (в смысле осведомленности контролирующего лица в подконтрольных вопросах), уважения личных прав и их неприкосновенности, системности, гласности. Отраслевые принципы контроля исходят из особенностей гражданско-правового регулирования, найдя свое нормативное закрепление в основных началах гражданского законодательства, закрепленных в ст. 1 ГК РФ и признанных в качестве единой системы, обеспечивающей стабильность и предсказуемость регулируемых нормами ГК РФ отношений. Привязка контрольных отношений к двум указанным группам правовых принципов нам представляется обоснованной в силу того, что она основана на универсальных посылках, а значит и всех наличных фундаментальных достижениях циви- листической теории.

С учетом цели проводимого исследования, состоящей в интеграции контрольных отношений между юридически равными субъектами в число других уже признанных гражданско-правовых явлений, суждения о принципах гражданско-правового контроля можно было бы завершить указанием на две вышеназванные группы принципов. Поскольку справедливо предположить, что такое явление, как гражданско-правовой контроль, неотделимо от права в целом и права гражданского в частности с его основополагающими принципами.

Опора на такие исходные принципы, как равенство, свобода договора, диспозитивность, дозволительная направленность правового регулирования, в гражданском праве предполагает, что стороны всякого гражданско-правового отношения вправе согласовать его условия или по своей воле присоединиться к уже существующим на началах гражданско-правовой координации отношениям. Согласно «волевой теории» построения абсолютного большинства гражданско- правовых норм это означает, что пределы собственной «частноправовой компетенции» в сфере необходимости установления гражданско-правового контроля стороны определяют сами.

Однако на данном этапе научного вхождения в проблему гражданско-правового контроля, с учетом не только исследовательских задач, но и теоретических оснований проводимого исследования, нельзя не назвать те немногочисленные специальные принципы, которые наиболее явно отделяют контроль в публичном праве от частноправового контроля, корректируя и адаптируя основные положения и принципы гражданского права непосредственно к осуществлению контроля.

Принцип легальности гражданско-правового контроля. Публичный контроль нередко опирается на незаконные (нелегальные) основания для проведения контрольных мероприятий; контролирующими субъектами произвольно выбираются методы, средства, объекты контроля, порядок, периодичность, сроки проведения контроля. Следствием подобных издержек является снижение уровня авторитета государственного управления в целом, вне зависимости от сферы проведения мероприятий публичного контроля.

Применительно к случаям гражданско-правового контроля термин «легальность» также связан с основаниями его проведения, перечнем и сроками осуществления контрольных действий со стороны контролирующего субъекта. Это связано с недопустимостью смешения фактических контрольных полномочий с полномочиями гражданско-правовыми.

Как фактическая, так и правовая легальность по общему правилу связаны с фактом прозрачности — той степени реальной видимости оснований, которые дают право на совершение тех или иных действий, и алгоритма их совершения.

Легальность в гражданском праве проистекает как из непосредственно норм закона, так и из актов согласительной направленности самих участников гражданских правоотношений. Поэтому правовая легальность в сфере гражданско-правовых отношений — понятие более широкое, чем в отраслях публичного права. Речь идет об известности и определенности юридических фактов, вызывающих к жизни контрольные отношения гражданско-правовой принадлежности. Неофициальность и локальность данного вида контроля не отменяют его формальность, в основе которой лежат требования правовых норм и предусмотренные ими основания для возникновения контрольных отношений.

Широкое по своей сути диспозитивное гражданско-правовое пространство с его формулой «все, что не запрещено, разрешено» не должно создавать особые, «неписанные» в гражданском праве факты, порождающие возникновение контрольных отношений. Подобные ситуации ударяют по саморегулирующей идее гражданско-правового контроля и его, по общему правилу, согласительной природе. Немаловажен и вопрос о правовых последствиях юридического контроля. Только легальный гражданско-правовой контроль способен фиксировать правонарушения в сфере имущественных и личных неимущественных отношений юридически равных участников. Будучи выявленными, эти правонарушения становятся основанием для привлечения к имущественной ответственности по нормам гражданского законодательства.

Принцип эффективности гражданско-правового контроля. Данный принцип можно отнести к числу наиболее «эластичных» в теоретическом обосновании гражданско-правового контроля. И это связано не только с тем, что формирование любого нового института возможно лишь при условии признания его эффективным, но и с интегральностью самого понятия «эффективность», которая может быть экономической, социальной, организационной , охватывая в своем содержании такие критерии, как оптимальность, целесообразность, обоснованность. В более узком смысле, с опорой на экономическую теорию, об эффективности принято говорить тогда, когда достигнуто лучшее состояние соотношения затрат и полученных результатов.

В общепринятом значении понятие «эффективный» контроль ассоциируется с такими качествами, как действенный, реальный, результативный, экономичный. Подобные сущности в содержании эффективного контроля ориентированы на соответствующие критерии (показатели), связанные с запросами, ожиданиями участников конкретных видов общественных отношений.

Установление мер и способов контроля не может снижать уровень имущественной и личной неимущественной защищенности участников гражданских правоотношений. Применительно к имущественной составляющей речь идет о недопущении убытков и недопустимости необоснованных расходов у контролируемого лица.

В своей ценностной составляющей гражданско- правовой контроль неизбежно отражает сущность гражданских прав, принадлежащих участникам имущественных и личных неимущественных отношений. Отсюда реализация названного принципа основана на разумности поведенческой стратегии со стороны контролирующего лица, которое, действуя в рамках гражданских правоотношений, должно быть осмотрительным, не иметь намерения извлечь имущественную выгоду в процессе осуществления контрольных действий или по их результатам.

Идее разумности как таковой в гражданском праве отводится значительно меньше места, нежели идеям справедливости и добросовестности, снискавшим значительно больше доктринального внимания. В нашем случае разумность предполагает сопоставление ожидаемых результатов контроля и всех ресурсных затрат на его осуществление, учитываемых не только в части имущественных потерь, но и репутационных убытков, а также необоснованных или неоправданных имущественных рисков при проведении контроля.

Наличие у одной из сторон контрольных полномочий, вне зависимости от актов, их породивших, не должно поражать сферу имущественной и личной экономической безопасности контролируемого лица. Напротив, контрольные меры как меры самоорганизации действий участников гражданских правоотношений должны служить средством их экономической стабильности.

Принцип соразмерности устанавливаемых контрольных мер экономически значимым интересам участников гражданских правоотношений. Понятие соразмерности обычно употребляется вместе с такими понятиями, как пропорциональность и соответствие цели. Если цель правовая, то ее достижение должно быть обеспечено не любыми фактическими действиями, а пригодными для достижения этой цели правовыми средствами.

Гражданское правоотношение — это форма экономического общения, взаимодействия контрагентов по поводу экономических благ, имущественных выгод, к которым участники легально стремятся. Отсюда цель гражданско-правового контроля в обеспечении баланса имущественных и личных неимущественных частных интересов участников отношений. В силу своей правовой природы гражданско-правовой контроль основан на доверии. Как справедливо отмечено в литературе, «контроль доверяющих и недоверяющих — явления, схожие лишь формой, но не содержанием, не сутью. Контроль, основанный на доверии, дозирован, устремлен к максимальной исходной формализации своих форм, критериев» .

Как показывает сравнительный и исторический опыт, в континентальном праве обеспечению баланса интересов содействует наличие общего требования к участникам оборота действовать добросовестно. Зародившись изначально в области исполнения обязательств, требование добросовестности со временем абсолютизировалось, распространившись на все гражданское право в целом (п. 3, 4 ст. 1; ст. 10 ГК РФ). Неизбежно оно распространяется и на контрольные отношения.

Любой контроль, вне зависимости от сферы реализации контрольных полномочий, целей его введения, — это известное установление поведенческих границ (пределов) контролируемого лица. Независимо от юридического оттенка контрольных возможностей (право или обязанность), наличие контрольных отношений между юридически равными контрагентами формирует для каждого из них некие частные пределы в реализации гражданских прав. Суть этих ограничений должна быть понятна на этапе формирования соответствующего гражданского правоотношения. Иное влечет за собой неопределенность имущественных последствий.

Для гражданского права, основанного на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, вопрос об обоснованности методов и средств контроля, их самодостаточности — это одновременно и вопрос о возможном создании препятствий экономической независимости участникам рынка и их экономической инициативе. Обратной стороной реализации контрольных действий не должно стать то положение, при котором экономический контроль влечет за собой установление ситуации экономических преимуществ для носителя контрольных возможностей, его юридического лидерства по отношению к контролируемому лицу.

По понятным причинам вычленение названных здесь принципов не может претендовать на закрепление их в принципах-нормах гражданского права. В литературе подобные базовые положения поименованы в качестве квазипринципов как принципов, которые «не будучи изначально закреплены в ч. 1 ст. 1 ГК РФ в качестве основных начал гражданского законодательства, функционально соответствуют основным началам гражданского законодательства по сфере своего действия» .

Можно предвидеть трудности внедрения перечисленных принципов в гражданско-правовую сферу. Это связано как с неоднозначностью в определении их содержания, так и с многозначностью самого термина «контроль» в гражданском праве. В этом заключается одна из причин, по которой расширение приведенного здесь специального перечня принципов гражданского-правового контроля на данном этапе доктри- нальных исследований является нежелательным. Как минимум, такому расширению должна предшествовать не одна доктринальная попытка, направленная на исключение многозначности конструкции контроля в гражданском праве.

Расширяя в последующем этот специальный перечень принципов контроля, необходимо помнить о методологической границе такого расширения, избегая в наименовании и содержании вновь сконструированных принципов всего того, что несвойственно гражданско-правовому регулированию, в частности любых приемов администрирования, сопутствующих публичному правовому контролю.

Библиографический список

1. Андрийко О. Ф. Контроль в демократическом государстве. Проблемы и тенденции / О. Ф. Андрийко. — Киев: Наукова думка, 1994.
2. Денисов С. А. Контрольная ветвь государственной власти / С. А. Денисов // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: материалы республ. науч. конф. — Барнаул, 2001. С. 90-92.
3. Кокотов А. Н. Доверие. Недоверие. Право / А. Н. Кокотов. — М.: Юрист, 2004.
4. Комиссарова Е. Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства: автореф. дис. … д-ра юрид. наук / Е. Г. Комиссарова. — Екатеринбург, 2002.
5. Контролирующие органы и организации. Компетенция и полномочия: учеб. / под ред. А. П. Гуляева. — М.: МАЭП, 2000.
6. Кузнецова О. А. Специализированные нормы российского гражданского права: теоретические проблемы: автореф. дис. … д-ра юрид. наук / О. А. Кузнецова. — Екатеринбург, 2007.
7. Маштакова Е. А. Теоретико-право вые вопросы государственного контроля в Российской Федерации:
дис канд. юрид. наук / Е. А. Маштакова. — Ростов н/Д, 2000.
8. Рыженков А. Я. Основные начала (принципы) российского гражданского законодательства и смежных отраслей права / А. Я. Рыженков. — М.: Юрлитинформ, 2015.
9. Сухарев О. С. Теория эффективности экономики / О. С. Сухарев. — М.: Финансы и статистика, 2009.
10. Шорина Е. В. Контроль за деятельностью органов государственного управления в СССР / Е. В. Шорина. — М., 1981.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 1, 2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code