Условие, влияющее на форму судебного разбирательства и назначение наказания в досудебном соглашении

Е.Л.Федосеева

В статье рассматривается проблема необходимости согласия обвиняемого с обвинением как одного из условий заключения с ним соглашения о сотрудничестве, выбора судом порядка судебного разбирательства и постановления обвинительного приговора. В результате исследования автор приходит к выводу о том, что согласие с обвинением не должно являться неотъемлемым условием для заключения с подозреваемым досудебного соглашения. Как элемент сотрудничества согласие с предъявленным обвинением может влиять только на выбор судом формы судебного разбирательства и назначение наказания.

Разрешение поставленной проблемы видится в рассмотрении судом уголовного дела, по которому подсудимым соблюдены условия досудебного соглашения, однако имеется необходимость переквалификации содеянного, в общем порядке судебного разбирательства. Назначение подсудимому наказания представляется возможным по правилам ч. 2, 4 ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: досудебное соглашение о сотрудничестве; согласие с предъявленным обвинением; обвиняемый; особый порядок судебного разбирательства.

 

Нормы гл. 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации , регулирующие содержание и порядок составления досудебного соглашения, не содержат положений, прямо обязывающих лицо, с которым будет заключено соглашение о сотрудничестве, соглашаться с предъявленным обвинением. На практике же такое согласие стало неотъемлемой частью сотрудничества, позволяющего в дальнейшем обвиняемому иметь привилегии при назначении наказания. Устранить данный пробел в законодательстве в 2012 г. попытался Верховный Суд Российской Федерации, указав в п. 15 постановления № 16 , что согласие с предъявленным обвинением по смыслу положений ст. 317.7 и 316 УПК РФ является условием, влияющим на вынесение в отношении подсудимого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, приговора. Если же подсудимый не согласен с предъявленным обвинением, суд прекращает особое производство и рассматривает уголовное дело в общем порядке. Это требование основывается на рассмотрении согласия с обвинением как одного из способов активного содействия следствию, без которого не может наступить позитивных последствий для обвиняемого.

Между тем данное разъяснение касается не всех проблем, часть из них остается на откуп правоприменителей. В частности, не разрешен вопрос возможности заключения соглашения с лицом, не согласным с той или иной частью предъявленного обвинения. Также за пределами разъяснения остались следственные ситуации, когда обвиняемый не согласен с квалификацией части фактических обстоятельств, инкриминируемых в обвинении, преступлений.

Рассматривая данный аспект, обратимся к практике, где встречаются случаи, когда суды возвращают уголовные дела прокурору по основаниям существенных нарушений закона, которые нельзя устранить в судебном заседании. Например, таким существенным нарушением одним из судов Саратовской области был признан тот факт, что после заключения досудебного соглашения с обвиняемым по ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации Б., ему было предъявлено новое обвинение, в соответствии с которым его действия были квалифицированы уже по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Суд посчитал, что органы следствия вышли за пределы форм и условий сотрудничества со следствием, указав, что стороной обвинения были нарушены условия заключенного с Б. досудебного соглашения о сотрудничестве, и вернул дело прокурору. По другому делу судом, напротив, было вынесено постановление о принятии предложенной квалификации и рассмотрении дела в объеме обвинения, поддержанном государственным обвинителем, в особом порядке .

В итоге каждое из судебных решений согласуется с позицией, выраженной Верховным Судом РФ в постановлении от 28 июня 2012 г. № 16 о том, что содеянное подсудимым в делах, рассматриваемых в особом порядке, нельзя переквалифицировать, поскольку у суда имеется необходимость в исследовании доказательств, если изменились фактические обстоятельства дела.

Казалось бы, Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 322-ФЗ гл. 40.1 УПК РФ была дополнена положением, обязывающим прокурора проверять наличие в материале поступившего к нему уголовного дела согласия обвиняемого, заключившего соглашение, с предъявленным ему обвинением. Однако данные новшества не разрешили спорных вопросов, возникающих у правоприменителей, касающихся ситуаций, когда обвиняемый согласен с обвинением и его классификацией, но при предъявлении нового обвинения его мнение изменилось. При соблюдении остальных условий досудебного соглашения в названных случаях прокуроры теперь не вправе выносить представления, предусмотренные ст. 317.5 УПК РФ, осложняя тем самым расследование по уголовным делам. При этом сотрудничающее со следствием лицо лишается возможности на смягчение наказания.

Как верно отмечает О. В. Климанова, «решение вопросов о том, каким образом в дальнейшем подтверждается содействие обвиняемого при его несогласии с обвинением и учитывается ли исполнение им соглашения при рассмотрении дела судом, закон оставляет без внимания» .

Примером тому является решение по одному из уголовных дел, где обвиняемый по ч. 3 ст. 30 и п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ К., при выполнении положений ст. 217 УПК РФ высказал своё несогласие с квалификацией его действий следствием. Суд при наличии в уголовном деле представления прокурора назначил уголовное дело в отношении К. к разбирательству в общем порядке судопроизводства . Подсудимый К., сотрудничающий со следствием, в данном случае остался «ни с чем».

Следственная практика нашла «временный выход» из указанной ситуации. Учитывая, что этот вопрос не регламентирован уголовно-процессуальным законом, в некоторых регионах России в ходатайстве о сотрудничестве, а затем и в самом соглашении следователи указывают, что подозреваемый (обвиняемый) «обязуется не возражать против обвинения, которое будет предъявлено в будущем, если оно основано на показаниях об обстоятельствах совершенных преступлений» .

С правовой позиции данный приём не бесспорен. Обвиняемый становится зависимым от усмотрения органов следствия в части квалификации его действий и изменения обвинения после сотрудничества. Приведенные выше примеры подтверждают высказанное суждение. Таким образом, необходимо разрешение проблемы, возникающей в случае изменения обвинения лицу, сотрудничающему со следствием, когда между сторонами обвинения и защиты возникают расхождения в вопросе квалификации.

Рассматривая проблему влияния согласия с предъявленным обвинением на право обвиняемого заключать досудебное соглашение, необходимо обратить внимание на то, что обязательное условие в виде согласия с обвинением для заключения соглашения с подозреваемым предполагает его заочное согласие со всем тем, что сторона обвинения предъявит ему в качестве окончательного обвинения в процессе дальнейшего расследования по делу. Представляется, что такой подход нарушает общепризнанные принципы международного права, закрепленные в ч. 2 (презумпция невиновности) и в подп «а» ч. 3 (право обвиняемого быть незамедлительно и подробно уведомленным о характере и основании предъявленного ему обвинения) ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также нормы ст. 14 УПК РФ. Кроме того, согласие с квалификацией обвинения – это усмотрение обвиняемого, которое не должно являться условием для отказа в заключении с ним досудебного соглашения, поскольку нельзя ставить в зависимость от этого обстоятельства назначение данного публичного института, иначе будет утрачена важная для политики безопасности государства возможность в раскрытии преступлений с помощью сотрудничества. Посему можно сделать вывод, что согласие с обвинением (его квалификацией) как процессуальная форма выражения вины не должно являться обязательным условием для заключения соглашения, как предлагают некоторые авторы в своих работах.

Т. В. Топчиева считает, что при необходимости изменения квалификации совершенного преступления на более тяжкое требуется заключение нового соглашения о сотрудничестве . Г. В. Абшилава в таком случае предлагает ввести запрет на изменение в худшую сторону обвинения по сравнению с тем, которое послужило правовой основой для заключения досудебного соглашения, если такое не было специально оговорено в самом соглашении .

Несмотря на введение в закон такого запрета, на практике уголовные дела с более тяжким обвинением, чем то, при котором было заключено соглашение, возвращаются судами прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Так, в обоснование своей позиции суды указывают, что процедура изменения ранее заключенного соглашения не предусмотрена законом.

В настоящей редакции закона изменение соглашения прокурором стало возможно только в контексте невыполнения обвиняемым его условий (см. ч. 5 ст. 317.4 УПК РФ). Между тем такая необходимость при расследовании многоэпизодных и сложных преступлений не вызывает сомнения , поскольку лицо, честно сотрудничающее со следствием, вынуждено претерпевать повторное предварительное расследование (даже в части предъявления нового обвинения) и возможное рассмотрение дела в общем порядке.

В научной литературе встречаются и иные взгляды. «При изменении или дополнении обвинения не требуется заключать с обвиняемым повторное досудебное соглашение о сотрудничестве», – пишут К. Б. Гранкин и Е. В. Мильтова . С. Б. Погодин указывает на еще более кардинальные меры, предлагая закрепить в ст. 317.4 УПК РФ невозможность изменения обвинения после подписания соглашения о сотрудничестве. «При этом стороны окажутся в равном положении: прокурор не сможет изменить обвинение в сторону ухудшения, а обвиняемый, в свою очередь, будет защищен от произвола со стороны должностных лиц и сможет выполнять условия в рамках заключенного соглашения уже по предъявленному обвинению».

Необходимость дополнения обвинения имеет место в зависимости от выявленных в ходе расследования новых обстоятельств дела, соучастников преступления, дополнительных эпизодов и т. д. Если благодаря сотрудничеству с обвиняемым раскрыты новые преступления, совершенные им в соучастии, это обстоятельство, безусловно, ведет к появлению новых эпизодов обвинения, с которыми обвиняемый обязан согласиться. В органах предварительного расследования нередко изначально выдвигаются так называемые «первоначальные», «дежурные» обвинения, за которыми в дальнейшем, следуют «окончательные», предъявленные с учетом всех собранных доказательств. Помимо этого, позиция обвиняемого относительно предъявленного ему обвинения может изменяться в ходе расследования, на что влияет много «внешних» факторов. Данное утверждение основывается на личном опыте работы автора в следственных подразделениях. Здесь хочется отметить, что обвиняемые в процессе расследования меняли свое мнение по существу предъявленного обвинения в связи с различными обстоятельствами (позиция защиты, показания соучастников и других фигурантов дела, уровень доказанности преступления и т. п.). В этой связи важное значение для рассмотрения таких дел в особом порядке имеет согласие обвиняемого с предъявленным обвинением, выраженное и подтвержденное им именно в суде, которое законодатель все-таки предусмотрел через семь лет действия института досудебного соглашения, дополнив ст. 317.7 УПК РФ частью 3.1.

Таким образом, следует отметить, что согласие с обвинением как элемент сотрудничества может влиять только на выбор формы судебного разбирательства и назначение наказания и не должно являться препятствием к заключению досудебного соглашения. Отказ суда от исследования доказательств, по сути, возможен только по желанию сотрудничающего со следствием лица, поскольку его согласие с обвинением позволит прокурору, а потом и суду не оценивать и не исследовать доказательства по делу.

Выходов из сложившейся процессуальной ситуации (несогласия с квалификацией обвинения или его части) несколько.

В случае несогласия с обвинением (его сутью и квалификацией) такое уголовное дело должно рассматриваться судом в общем порядке судебного разбирательства.

При установлении судом (в общем порядке) соблюдения подсудимым всех условий и обязательств по досудебному соглашению и при необходимости переквалификации содеянного (в случае согласия с переквалифицированным судом обвинением) представляется возможным смягчать подсудимому наказание, руководствуясь ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ. Тогда в соглашении о сотрудничестве лицу необходимо разъяснять, что согласие с обвинением является условием, влияющим на форму судебного разбирательства и назначение наказания.

В случае постановления приговора по уголовному делу, рассмотренному в обычном порядке, суду следует разрешать вопросы, касающиеся оснований для изменения наказания подсудимому, заключившему досудебное соглашение, для чего необходимо внести соответствующие изменения в нормы ст. 299 УПК РФ.

Также на смягчение наказания может повлиять изменение судом обвинения, если оно не ухудшает положение подсудимого, заключившего соглашение.

Библиографический список

1. Абшилава Г. В. Согласительные процедуры в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: ав- тореф. дис. … д-ра юрид. наук / Г. В. Абшилава. – М., 2012.
2. Глухов Д. В. Совершенствование института особого порядка судебного разбирательства в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Д. В. Глухов. – СПб., 2010.
3. Гранкин К. Б. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве / К. Б. Гранкин, Е. В. Мильтова // Уголовное право. – 2010. – № 3. – С. 76-79.
4. Климанова О. В. Досудебное соглашение о сотрудничестве: правовая природа, договорные характеристики и проблемы квалификации преступлений: дис. … канд. юрид. наук / О. В. Климанова. – Самара, 2017.
5. Погодин С. Б. Некоторые актуальные проблемы применения особого порядка судебного разбирательства в состязательном уголовном процессе / С. Б. Погодин // Российская юстиция. – 2009. – № 9. – С. 61-65.
7. Топчиева Т. В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Т. В. Топчиева. – СПб., 2013.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 1, 2018

Просмотров: 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code