Некоторые особенности подачи заявления мировому судье по делам частного обвинения

П.М.Титов

Статья посвящена особенностям обращения с заявлением потерпевшего к мировому судье. Значительное внимание уделено обстоятельствам, при которых мировой судья возвращает заявление потерпевшему. Анализ норм уголовно-процессуального закона позволяет сделать вывод о том, что в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации не содержится однозначного решения выявленных проблем. Автором сформулированы выводы по пробелам нормативной регламентации рассматриваемого вопроса.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство; уголовное дело; частное обвинение; суд; мировой судья; потерпевший; заявление.

 

По общему правилу, уголовное судопроизводство в Российской Федерации носит публичный характер. Из данного правила есть исключение — дела частного обвинения. Именно эта категория дел имеет существенные особенности процессуального характера рассмотрения и разрешения, которые касаются полномочий и функций суда. Причем указанные дела отнесены к подсудности мировых судей, которые входят в судебную систему Российской Федерации, однако их статус несколько отличается от статуса федеральных судей.

По делам частного обвинения лицо, которому преступлением причинен вред, может быть официально признано потерпевшим только в том случае, если им подано заявление о привлечении виновного к уголовной ответственности . Это правило вытекает из сущности дел частного обвинения, возможности осуществления уголовного преследования исключительно по инициативе потерпевшего. Таким образом, если факт причинения вреда преступлением, относящимся к делу частного обвинения, установлен из иных источников (сообщений очевидцев, в результате оперативно-разыскных мероприятий), однако пострадавший не обратился с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, у правоприменительного органа не имеется оснований для признания лица потерпевшим.

По делам частного обвинения с первого этапа возникновения уголовно-процессуальных правоотношений — подачи заявления — начинается деятельность мирового судьи. Заявление о преступлении в отношении конкретного лица должно быть подано потерпевшим или его законным представителем в суд, то есть мировому судье.

По общему правилу, возбуждение уголовного дела, в том числе частного обвинения, означает начало осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Правом ее реализации наделены исключительно государственные органы. Данная конструкция обусловлена публичным характером уголовного процесса. Вместе с тем она актуальна и для дел частного обвинения, которые, несмотря на существенное расширение пределов диспозитивности, остаются в пределах публичности.

По делам рассматриваемой категории законодатель оставляет на усмотрение потерпевшего решение вопроса о судьбе дела (привлечение виновного к уголовной ответственности, отказ от осуществления уголовного преследования), однако принятие в ходе уголовного преследования обязательных, обеспеченных принудительной силой государства решений может производиться только государственными органами, но не потерпевшим . То обстоятельство, что уголовное преследование по делам частного обвинения отнесено к полномочиям потерпевшего, оставляет эти дела в государственно-публичном правовом и организационном пространстве.

Уголовное преследование осуществляется потерпевшим не автономно, без участия государственных органов, а исключительно в рамках судебного разбирательства, проводимого мировым судьей. За пределами этого судебного процесса потерпевший не может выполнять какие-либо действия по уголовному преследованию лица и установлению меры его ответственности.

Возбуждение дела производится мировым судьей. В юридической науке высказана позиция, согласно которой уголовные дела частного обвинения возбуждаются самим потерпевшим. Однако такая точка зрения не своем корректна. Конституционный Суд РФ отметил, что возбуждение дела происходит путем подачи потерпевшим заявления в суд, то есть подтвердил исключительность заявления потерпевшего как повода для возбуждения дела рассматриваемой категории, однако не назвал потерпевшего субъектом принятия решения о возбуждении уголовного дела. Более того, в ряде решений Конституционного Суда РФ принимаемое мировым судьей решение прямо названо «возбуждением уголовного дела» и при этом указано, что соответствующее полномочие суда «означает лишь его право принять к своему рассмотрению жалобу потерпевшего. Реализация судом такого правомочия сама по себе не связана с обвинительной функцией, которую по делам частного обвинения осуществляет потерпевший» .

По делам частного обвинения предмет и пределы судебного разбирательства определяются заявлением потерпевшего. В частности, судебное рассмотрение может проводиться только при условии, что в заявлении указаны лица, совершившие противоправные уголовно наказуемые действия. При этом обстоятельства совершения этих деяний устанавливаются позже, непосредственно в судебном разбирательстве. В правоприменительной практике имеют место необоснованные решения мировых судей об отказе в принятии заявления и о возврате заявления потерпевшему, которые затем отменяются вышестоящими судебными инстанциями. Президиум Липецкого областного суда, отменяя постановление мирового судьи о возврате заявления потерпевшему, указал, что «требование мирового судьи о необходимости указания в заявлении на обстоятельства, свидетельствующие об умысле и мотиве обвиняемого на причинение телесных повреждений заявителю, не основано на законе и не предусмотрено ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ» .

В научной литературе ряд ученых указывают на отсутствие необходимости возвращения мировым судьей заявления потерпевшему или его законному представителю по основаниям, не названным в законе, а являющимся видением ситуации конкретным судьей. В. Н. Курченко, анализируя случай, когда возврат заявлений производится для того, чтобы потерпевший дополнил заявление сведениями, свидетельствующими об умысле и мотиве обвиняемого, указывает, что «нет необходимости требовать от потерпевшего определять вид умысла совершенного субъектом преступления. Потерпевший, однако, должен привести мотив нанесения побоев: в процессе ссоры, на почве личных неприязненных отношений. В противном случае может оказаться, что деяние совершено, в частности, из хулиганских побуждений, а тогда преследование должно осуществляться в порядке публичного обвинения» . Такое мнение обоснованно, поскольку к потерпевшему не должны предъявляться не предусмотренные законом и нереалистичные в практическом плане требования.

Также имеются расхождения между позициями отдельных специалистов по поводу необходимости указания потерпевшим в заявлении квалификации действий обвиняемого. В научной сфере высказано мнение, что закон не требует обязательного указания в заявлении потерпевшего квалификации деяния .
Некоторые мировые судьи также полагают, что «юридическая квалификация деяния является факультативной для жалобы потерпевшего, и отсутствие в заявлении потерпевшего указания на квалификацию преступления не лишает этот документ юридической силы «обвинительного акта» частного обвинителя» . Данный подход в определенных случаях используется в судебной практике. Примером может служить решение президиума Свердловского областного суда, который, отменяя приговор мирового судьи судебного участка № 1 Артемовского района Свердловской области, указал, что «частным обвинителем не заявлена просьба о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 115 УК РФ. Однако в соответствии с ч. 5 ст. 318 УПК РФ закон не требует от частного обвинителя указания нормы закона, по которой он желает привлечь лицо к уголовной ответственности. Правильная юридическая квалификация действий виновного лица является обязанностью суда, а не частного обвинителя» . С таким подходом согласиться в полной мере нельзя, т. к. этот тезис справедлив только к окончательной квалификации, даваемой по результатам судебного разбирательства, когда правильная квалификация содеянного является обязанностью судьи, рассматривающего уголовное дело. Первичная, или, как ее называют ученые, «начальная» квалификация, с которой начинается процесс рассмотрения уголовного дела, должна даваться субъектом, инициирующим судебное производство. По делам частного обвинения таковым выступает заявитель .

Подводя итог сказанному, следует обратить внимание на то, что обозначенные проблемы имеют не только теоретическую, но и практическую значимость. Для их решения необходимо четкое понимание пределов и последовательности прохождения различных процедур по делам частного обвинения.

Биографический список

1. Александрова Л. А. Публичность как основание уголовно-процессуального права / Л. А. Александрова. — Москва: Юрлитинформ, 2007.
2. Балакшин В. С. Как обеспечить свободный доступ потерпевших к правосудию по делам частного обвинения / В. С. Балакшин // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве: материалы Международной научно-практической конференции, посвященной памяти П. А. Лупинской: сборник научных трудов. — Москва: Элит, 2011.
3. Карпенко В. М. К вопросу об особенностях производства у мирового судьи по делам частного обвинения / В. М. Карпенко // Российский следователь. — 2015. — № 6.
4. Колосовский В. В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: монография / В. В. Колосовский. — Москва: Статут, 2011.
5. Курченко В. Н. Юридические аспекты подготовки к судебному разбирательству дел частного обвинения / В. Н. Курченко // Уголовное право. — 2015. — № 6.
6. Лазарева В. А. О некоторых проблемах, возникающих в судебной практике по делам частного обвинения / В. А. Лазарева, М. Ю. Жирова // Мировой судья. — 2010. — № 10.
7. Мельников В. Ю. Права потерпевшего в мировом суде и меры по их защите / В. Ю. Мельников // Мировой судья. — 2014. — № 5.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 1, 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code