Процессуальные особенности отказа в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

В.Ю.Стельмах

В статье анализируются некоторые аспекты отказа в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Рассматривается вопрос о законной силе постановления следователя, вынесенного без согласования с лицом, в отношении которого принято соответствующее решение. Аргументируется, что такое постановление изначально незаконно и подлежит отмене.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство; предварительное расследование; отказ в возбуждении уголовного дела; нереабилитирующие основания отказа в возбуждении уголовного дела.

 

Российский уголовный процесс характеризуется наличием самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела, призванной, прежде всего, выполнять роль фильтра, с помощью которого становится возможным разграничить сообщения о преступлениях и обо всех иных событиях, не носящих преступного характера. Соответственно, если деяние, о котором идет речь в сообщении, не является преступлением, принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела. По сути, именно отказ в возбуждении уголовного дела и выполняет роль того фильтра, ради которого существует вся рассматриваемая стадия.

Отказ в возбуждении уголовного дела возможен только по основаниям, исчерпывающий перечень которых приведен в ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Указанные основания подразделяются на две группы:

а) реабилитирующие, свидетельствующие о том, что лицо не совершало действий, о которых идет речь в сообщении, либо эти действия не носят преступного характера (п. 1-2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

б) нереабилитирующие, когда совершенное деяние носит преступный характер, однако уголовное дело не может быть возбуждено в силу предусмотренных законом процедурных особенностей (п. 3-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Следует учитывать, что отказ в возбуждении уголовного дела является итоговым процессуальным решением по результатам не только соответствующей стадии уголовного процесса, но и всей уголовно-процессуальной деятельности. Если возбуждение дела предполагает последующее проведение предварительного расследования и судебного разбирательства, то отказ в возбуждении дела, напротив, означает прекращение уголовно-процессуальной деятельности . Квалификация имевшего место события, приведенная в решении об отказе в возбуждении уголовного дела, становится окончательной. Соответственно, это обстоятельство обусловливает необходимость полного установления всех обстоятельств до вынесения постановления об отказе в возбуждении дела, поскольку только так можно обеспечить публично-правовые интересы общества и государства, а также гарантировать соблюдение конституционных прав граждан .

Отказ в возбуждении уголовного дела по нереа- билитирующим основаниям не означает признания лица виновным в том смысле, что данному лицу не назначается уголовное наказание, у него не возникает судимость и не наступают прочие последствия, вызванные вступлением в законную силу обвинительного приговора. Возникает специфическая правовая ситуация. С одной стороны, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела констатируется прямая причастность лица к соответствующему деянию, как правило, императивно утверждается, что деяние совершено конкретным лицом. С другой стороны, данное лицо официально не признается виновным в этом преступлении. На первый взгляд, такое положение противоречит принципу презумпции невиновности, поскольку факт совершения конкретным лицом преступления констатируется не судом, а органом предварительного расследования. Однако более детальный анализ соответствующих норм приводит к иным выводам.

Во-первых, вряд ли законно и целесообразно возбуждать уголовное дело в ситуации, когда лицо заведомо нельзя привлечь к уголовной ответственности. Суд будет вынужден принять единственное решение – о прекращении уголовного преследования, что означает нарушение базовых положений о независимости суда, его праве выносить собственные, не предрешенные изначально решения. По сути, направление дела в суд изменит лишь субъекта, принимающего решение по существу, – данные полномочия от следователя перейдут к суду. Однако в Российской Федерации следователь гораздо ближе по своему статусу и по порядку осуществления деятельности к судебным органам, чем, например, к сотрудникам органа дознания, проводящим непроцессуальные действия. Следственные подразделения лишь организационно входят в структуру административных органов, однако принимают процессуальные решения по тем же правилам, что и судьи.

Во-вторых, отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям возможен лишь с согласия лица, в отношении которого принимается соответствующее решение. Таким образом, отказ в возбуждении уголовного дела представляет собой не форму признания лица виновным, а своеобразную форму окончания уголовно-процессуальной деятельности, суть которой состоит в следующем. Государственные органы, усматривая одновременно причастность лица к совершению преступления и невозможность продолжения уголовного преследования по процедурным причинам, принимают решение о прекращении уголовно-процессуальной деятельности без возбуждения уголовного дела. Лицо, соглашаясь с такой оценкой своих действий, принимает указанное решение без спора. В результате ситуация разрешается без предварительного расследования и направления дела в суд. Если лицо не согласно с основанием отказа в возбуждении уголовного дела, оно заявляет об этом, и уголовно-процессуальная деятельность продолжается, а принятие итогового решения предоставляется суду.

Следует особо подчеркнуть, что при конкуренции реабилитирующего и нереабилитирующего оснований выбирается реабилитирующее. Например, если в действиях лица отсутствует состав преступления и одновременно истекли сроки давности уголовного преследования, отказывать в возбуждении уголовного дела необходимо за отсутствием состава преступления.

Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела является единым, в частности, он не имеет особенностей и применительно к лицам, указанным в гл. 52 УПК РФ . Иными словами, не требуется согласия компетентных органов на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, названных в ст. 447 УПК РФ.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела оформляется постановлением. Оно выносится следователем, руководителем следственного органа, дознавателем, как правило, самостоятельно и не требует какого-либо утверждения (ч. 1 ст. 148 УПК РФ). Вместе с тем решение об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам, направленным прокурором, принимается только с согласия руководителя следственного органа (ч. 2 ст. 148 УПК РФ). Кроме того, в правоприменительной практике зачастую решения, вынесенные дознавателями, согласовываются с начальником органа дознания.

Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям допускается только с согласия лица, в отношении которого принимается такое решение. Такое правило непосредственно в нормах, регламентирующих отказ в возбуждении уголовного дела, не закреплено. Однако в данной ситуации необходимо руководствоваться правилами процессуальной аналогии. Часть 2 ст. 27 УПК РФ гласит, что прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Эта норма не имеет прямого отношения к отказу в возбуждении уголовного дела по всем нереабилитирующим основаниям. Во-первых, речь в ней идет только о прекращении уголовного преследования по результатам предварительного следствия или дознания, но не об отказе в возбуждении дела. Во-вторых, предмет данной нормы ограничен только двумя основаниями из четырех. Однако нет сомнений, что фактически правоотношения, урегулированные ч. 2 ст. 27 УПК РФ, идентичны с теми, которые возникают при реализации п. 3-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Данное правило применяется независимо от того, что соответствующее лицо не обладает статусом подозреваемого или обвиняемого . В случае отказа в возбуждении уголовного дела в связи со смертью лица, причастного к совершению преступления, согласие должно быть получено от его близких родственников (п. 1.12 приказа Генерального прокурора РФ от 28 декабря 2016 г. № 826).

Согласие лица выясняется двумя основными способами. Первый способ состоит в том, что лицо делает запись о согласии с отказом в возбуждении уголовного дела непосредственно на постановлении, фиксирующем данное решение. Второй способ заключается в получении от лица отдельного письменного заявления, в котором содержится согласие с отказом в возбуждении уголовного дела по соответствующему основанию. По общему правилу, решение об отказе в возбуждении уголовного дела считается принятым только после получения согласия соответствующих лиц.

При этом существенную теоретическую и практическую сложность вызывает вопрос о правовых последствиях несогласования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с лицами, в отношении которых принимается данное решение. Для решений следователя, в отличие от судебных решений, закон не устанавливает какого-либо срока, в течение которого они не вступают в силу. Тем самым презюмируется, что решения следователя вступают в силу в день вынесения. Обжалование вынесенных следователем постановлений и их отмена допускаются независимо от периода времени, миновавшего с момента их составления (исключением выступают постановления о прекращении уголовного дела, которые в соответствии со ст. 2141 УПК РФ по истечении года с момента их вынесения могут отменяться только с разрешения суда). Вместе с тем очевидно, что решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, не согласованное с лицом, в отношении которого оно принято, изначально считается необоснованным и подлежит отмене. Такая отмена может состояться как по инициативе руководителя следственного органа, так и по жалобе невластного участника уголовного судопроизводства. Представляется, что решение об отмене постановления следователя должно производиться автоматически, только по факту установления его несогласования с заинтересованным лицом. Поскольку это обстоятельство существенным образом нарушает права такого лица, оно носит не формальный, а содержательный характер и само по себе свидетельствует о нарушении норм уголовно-процессуального закона.

Библиографический список

1. Васильев Ф. Ю. Институт отказа в возбуждении уголовного дела: дис. … канд. юрид. наук / Ф. Ю. Васильев. – Санкт-Петербург, 2016. – 220 с.
2. Сергеев Б. М. Процессуальные и организационные вопросы отказа в возбуждении уголовного дела в уголовном процессе России: дис. … канд. юрид. наук / Б. М. Сергеев. – Челябинск, 2003. – 276 c.
3. Гордеев А. Ю. Отказ в возбуждении уголовного дела: дис. … канд. юрид. наук / А. Ю. Гордеев. – Москва, 2006. – 222 с.
4. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 9. – С. 28.

Научно-практический журнал “Вестник Уральского юридического института МВД России” № 1, 2019

Просмотров: 217

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code