О СООТНОШЕНИИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ СРОКОВ В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ И РАЗУМНОГО СРОКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Б.Гаврилов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации,
заслуженный юрист Российской Федерации

Исследуя содержание уголовно-процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве и их влияние на реализацию введенной Федеральным законом от 30.04.2010 № 69-ФЗ в УПК РФ нормы-принципа о разумном сроке уголовного судопроизводства (ст. 61), представляется необходимым рассмотреть их сущность, понятие и значение в реализации в целом назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ), обеспечения конституционного права потерпевшего на доступ к правосудию и возмещения причиненного ему ущерба (ст. 52 Конституции Российской Федерации), соблюдения требований Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части разбирательства уголовного дела в разумный срок.

Ключевые слова: уголовное дело, процессуальные сроки, доступ к правосудию, права и законные интересы участников уголовного процесса.

 

Процессуальные сроки уголовного судопроизводства сегодня рассматриваются как гарантия реализации прав участников уголовного процесса, а также в качестве элемента законности уголовного судопроизводства, являясь тем самым гарантиями правосудия, защиты прав и интересов личности [4]. Одновременно высказывается мнение, что процессуальные сроки являются не только гарантией соблюдения прав участников уголовного процесса, но и призваны обеспечивать быстроту уголовного судопроизводства. Так, по мнению Л.М. Мариупольского, процессуальные сроки ограждают обвиня
емого от стеснения его прав из-за волокиты органов, осуществляющих предварительное расследование [12]. Функцией быстроты процессуальные сроки наделяют А.П. Гуляев [5], И.В. Маслов [9], А.Б. Соловьев [18] и др.

В целом установление законодателем процессуальных сроков призвано сократить сроки предварительного расследования и судебного разбирательства, гарантировать соблюдение прав участников уголовного процесса. Однако анализ современной практики предварительного расследования, решений Европейского Суда по правам человека и российских судов по жалобам о нарушении разумного срока уголовного судопроизводства не позволяет говорить о гарантийной функции процессуальных сроков.

Объективно подтверждается данный факт и статистическими данными, согласно которым около 40% уголовных дел, расследованных в форме предварительного следствия, и третья часть дел, расследованных в форме дознания, оканчиваются с превышением установленного УПК РФ срока, что отражено в таблицах 1 и 2.

Таблица 1
Статистические данные о сроках предварительного расследования уголовных дел, оконченных следователями органов внутренних дел в форме предварительного следствия (форма отчета «1-Е» за 2015-2018 гг.)

Таблица 2
Статистические данные о сроках предварительного расследования уголовных дел, оконченных в форме дознания (форма отчета «1-Е» за 2015-2018 гг.)

Следует отметить, что УПК РФ не ограничивает срок досудебного производства, поэтому продление процессуального срока предварительного следствия может продолжаться фактически бесконечное количество раз, на недопустимость чего Конституционный Суд РФ указал еще в постановлении от 23.03.1999 № 5-П, указав, что положения статьи 133 УПК РСФСР не предполагают
произвольного и неограниченного продления срока предварительного расследования. Данный срок на протяжении более 50 лет действия УПК РСФСР был ограничен, по сути, лишь сроком давности привлечения к уголовной ответственности, а в настоящее время – разумным сроком уголовного преследования в 4 года, установленным статьей 7 Федерального закона от 10.04.2010 № 68- ФЗ, а также постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29.03.2016 № 11-П.

Тем самым возможно утверждать, что процессуальные сроки в настоящем виде не способны гарантировать соблюдение прав участников уголовного судопроизводства, в том числе на его разумный срок путем ускорения процедур предварительного расследования и судебного разбирательства, поскольку не все нормы УПК РФ, регламентирующие процессуальные сроки в уголовном производстве, и в первую очередь в досудебном производстве, обеспечивают реализацию принципа разумного срока уголовного судопроизводства. Следует также отметить, что в ст. 6.1 УПК РФ закреплены лишь обстоятельства, являющиеся критериями оценки деятельности органов предварительного расследования и суда как по реализации указанного принципа, так и тех обстоятельств, которые законодатель должен учитывать при создании или совершенствовании норм об уголовно-процессуальных сроках уголовного судопроизводства, позволяющих реализовать указанный принцип в правоприменительной деятельности.

При этом необходимо учитывать, что российский законодатель, приняв европейские стандарты и закрепив в УПК РФ норму-принцип разумного срока уголовного судопроизводства, до настоящего времени фактически не реформировал процессуальное законодательство в соответствии с указанным принципом. Как следствие, в российском уголовном судопроизводстве сложилась ситуация одновременного присутствия двух видов сроков, фактически не зависящих друг от друга, – процессуального и разумного.

Именно поэтому введение в УПК РФ нормы-принципа о разумном сроке уголовного судопроизводства до настоящего времени не оказало должного влияния на скорость или качество досудебного производства, что достаточно подробно отражено в диссертационном исследовании В.И. Кушнерева [6].

Данное мнение разделяют и ряд авторов. Например, А.А. Тришева полагает, что введение в уголовный процесс нового принципа обязывало законодателя пересмотреть нормы и институты кодекса с целью приведения их в соответствие с новым принципом [20]. Это же утверждает и О.А. Снежко, которая отмечает, что если причина нарушения требований Европейской Конвенции заключается в несоответствии национального закона указанным требованиям, то конкретные положения национального законодательства необходимо привести в соответствие с положениями Конвенции [17].

При этом следует указать, что законодателем уже после введения в УПК РФ ст. 6.1 был предпринят ряд мер по сокращению общего срока уголовного судопроизводства путем внесения соответствующих изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство. К этим изменениям УПК РФ, призванным ускорить досудебное производство, необходимо отнести:

– положения Федерального закона от 04.03.2013 № 23-ФЗ, которым существенно расширен перечень отдельных следственных действий, осуществляемых на этапе проведения проверки сообщения о преступлении, в том числе включающий получение объяснений, назначение и проведение судебных экспертиз, осмотр документов и ряд других (всего более 10 следственных и иных процессуальных действий);

– дополнение этим же Федеральным законом УПК РФ главой 32.1 «Дознание в сокращенной форме», позволяющей производить предварительное расследование, а также и судебное разбирательство в более сжатые сроки.

Тем самым следует констатировать, что внесенные в УПК РФ изменения в определенной степени позволяют сегодня частично реализовать в российском уголовно-процессуальном законодательстве принцип разумного срока уголовного судопроизводства, поскольку эти изменения, с одной стороны, сократили общий срок судопроизводства, а с другой – позволяют снизить затраты сил и средств как на досудебное производство, так и на судебное разбирательство. Однако это лишь первоначальные шаги, призванные способствовать повышению эффективности работы следователя (дознавателя), сокращению сроков расследования и материальных затрат на расследование уголовных дел и надлежащей реализации рассматриваемого принципа, на что указано в ряде публикаций автора [3].

Исследуя понятие разумного срока как нормы-принципа российского уголовного судопроизводства, следует обратить внимание на то, что, несмотря на почти десятилетний период действия нормы-принципа ст. 6.1 УПК РФ, общепринятое понимание его сущности, включая ст. 5 УПК РФ, отсутствует, что порождает различные толкования в науке, законотворческом процессе и правоприменении. Отсутствие единого взгляда на сущность данного процессуального института влечет ряд проблем и в реализации его положений в правоприменительной деятельности, о чем свидетельствует и то обстоятельство, что Конституционный Суд РФ на сегодня принял уже четыре решения о несоответствии положений вновь введенной в уголовно-процессуальное законодательство ст. 6.1 УПК РФ, а также принятие законодателем четырех федеральных законов о внесении в данную норму соответствующих изменений.

В этой связи представляется необходимым проанализировать понятия, составляющие рассматриваемый принцип: «разумный» и «срок», исходя из того, что понятие «разумность» используется субъектом правоотношения для выбора целей и средств, а также оценки своих действий. Таким образом, «разумность» вообще и «разумный срок уголовного судопроизводства» в частности в правовом смысле являются оценочными понятиями, относящимися к деятельности субъекта правоотношения.

При этом разумный срок уголовного судопроизводства, как и любой процессуальный срок, имеет начальную точку отсчета, определяемую в уголовно-процессуальной деятельности датой регистрации сообщения о преступлении. Однако момент окончания разумного срока законодателем конкретно определен быть не может, ибо процессуальный срок расследования и судебного разбирательства конкретного уголовного дела, в отличие от иных процессуальных сроков (например, задержания лица в качестве подозреваемого), не может иметь четких временных границ, и, соответственно, разумность указанного срока определяется в каждом конкретном случае исходя из критериев, закрепленных законодателем в ст. 6.1 УПК РФ. Следует также учитывать, что разумный срок уголовного судопроизводства оценивается, исходя, прежде всего, из общей продолжительности уголовного судопроизводства, включающего время, ограниченное процессуальными сроками, а также временные периоды, когда производство по уголовному делу приостановлено, прекращено или в возбуждении уголовного дела отказано.

Таким образом, возможно утверждать о несопоставимости таких явлений, как «процессуальный срок» и «разумный срок», и невозможности их сравнения в уголовном судопроизводстве. Вместе с тем следует указать, что нормы о процессуальных сроках при производстве по уголовному делу, в свою очередь, оказывают непосредственное влияние на разумный срок уголовного судопроизводства.

Исходя из этого возможно сделать вывод, что законодатель, устанавливая процессуальные сроки, искусственно ограничивает время деятельности лиц, осуществляющих досудебное производство. Но это ограничение является чисто формальным, поскольку, например, продление в установленном в УПК РФ порядке срока предварительного следствия до 5-ти лет по причине проведения значительного объема следственных и иных процессуальных действий (по внешне объективным обстоятельствам – выделено автором) может быть признано нарушением ст. 6.1 УПК РФ.

Таким образом, относительно требования о разумном сроке уголовного судопроизводства как в досудебных, так и в судебных стадиях уголовного процесса возможно утверждать, что принципу разумного срока уголовного судопроизводства должны отвечать не только действия следователя, дознавателя, осуществляющих досудебное производство, и судей, осуществляющих судебное разбирательство, но и нормы, прежде всего о процессуальных сроках, которые призваны ограничивать по времени действия лиц, осуществляющих уголовное преследование и непосредственно правосудие.

При рассмотрении понятия «разумный срок уголовного судопроизводства» следует обратиться к его сущности (внутреннему содержанию), в том числе и по причине того, что в науке рассматриваемое требование разумности срока уголовного судопроизводства нередко отождествляют с различными требованиями и принципами уголовного судопроизводства, такими как срочность, скорость, быстрота, процессуальная экономия, целесообразность, качество судопроизводства и др.

Принцип разумного срока уголовного судопроизводства с принципом быстроты в советской науке уголовного процесса сравнивают А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский [21], И.В. Маслов [10], К.В. Волынец [2]. Последняя утверждает, что требование быстроты уголовного судопроизводства превратилось в требование о его разумном сроке. Подобной точки зрения придерживаются В.А. Азаров и Д.Г. Рожков, которые ассоциируют принцип разумного срока уголовного судопроизводства с ускорением производства расследования [1]. Одновременно в науке имеет место и точка зрения, что быстрота предварительного расследования является принципом уголовного процесса [19]. Однако относить указанное требование к принципам уголовного судопроизводства сегодня не представляется обоснованным, в том числе и по причине того, что быстрота рассматривается лишь как условие стадии предварительного расследования [23].

В научной литературе принцип разумного срока уголовного судопроизводства также отождествляется с требованием процессуальной экономии. По этому поводу М.В. Махмутов утверждает, что «разумные сроки уголовного судопроизводства – частный случай проявления принципа процессуальной экономии» [11]. Аналогичную точку зрения высказывает и А.Ю. Смолин [15].

Однако согласиться с этим вряд ли возможно, поскольку процессуальная экономия, как и быстрота судопроизводства, представляет собой самостоятельную правовую категорию, на что обращает внимание и Л.И. Лавдаренко [7]. В связи с этим следует указать, что идея «процессуальной экономии» была озвучена еще в XIX веке профессором И.Я. Фойницким, который писал о необходимости учета при предварительном следствии интересов «быстроты, полноты и экономии производства» [22]. В последующем данная идея нашла отражение в работах Н.И. Порубова [14], П.Ф. Пашкевича [13], А.Ю. Смолина [16] и др., однако в УПК РФ она в качестве принципа не была закреплена, поскольку принцип процессуальной экономии является лишь одним из способов обеспечения разумного срока при осуществлении правосудия [8].

Следует также разделять требование своевременности рассмотрения уголовных дел и требование их рассмотрения в разумные сроки, исходя из того, что принцип разумного срока уголовного судопроизводства является более общим понятием по отношению к своевременности предварительного расследования и последующего судебного рассмотрения уголовных дел.

Невозможность отождествления требования о разумном сроке уголовного судопроизводства с требованиями быстроты, процессуальной экономии и своевременности обусловлена также и тем, что реализация права на судопроизводство в разумный срок подразумевает не только указанные требования, но и его качество, законность и обоснованность принимаемых решений, что не менее значимо для обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса. Подтверждение данного тезиса нашло отражение в позиции Европейского Суда по правам человека, который в своих решениях обращает внимание на необходимость соблюдения не только быстроты, но и качества уголовного судопроизводства: «особая быстрота, на которую находящийся в заключении обвиняемый имеет право рассчитывать при рассмотрении его дела, не должна мешать тщательным усилиям судей по исполнению их обязанностей с должной тщательностью» (дело «Томази против Франции»: постановление ЕСПЧ от 27.08.1992).

Таким образом, отождествлять принцип «разумный срок уголовного судопроизводства» с каждым из приведенных выше требований по отдельности также не представляется обоснованным по причине их значительного различия. И в этой связи вполне обоснованной является позиция, согласно которой принцип разумного срока уголовного судопроизводства по своему содержанию гораздо шире указанных выше правовых категорий и включает в себя требования о скорости расследования, процессуальной экономии, целесообразности, своевременности, качестве и иных, но не тождественен каждому из них в отдельности.

Исследуя соотношение процессуальных сроков расследования с принципом разумного срока уголовного судопроизводства, следует также указать на отсутствие системности в действиях законодателя, что основывается на анализе внесенных за период после 2010 г. дополнений в ст. 6.1 УПК РФ, обусловленных рассмотрением Конституционным Судом РФ отдельных положений данной правовой нормы, и в частности:

– частью 3.1 (введена Федеральным законом от 21.07.2014 № 273-ФЗ) по результатам вынесения Конституционным Судом РФ решения от 25.07.2013 № 14-П в связи с рассмотрением жалобы гражданки А.Е. Поповой на невозможность получения компенсации за неразумный срок уголовного судопроизводства в случаях, когда обвиняемый или подозреваемый не установлен;

– частью 3.2 (введена Федеральным законом от 29.06.2015 № 190-ФЗ) по результатам вынесенного Конституционным Судом РФ постановления от 31.01.2011 № 1-П по жалобе гражданки Л.И. Костаревой и др. на ограничение прав собственности в связи с наложением ареста на имущество, находящееся у лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым или несущим по закону материальную ответственность за их действия, на неопределенное время из-за приостановления производства по уголовному делу;

– частью 3.3 (введена Федеральным законом от 03.07.2016 № 331-ФЗ), что было обусловлено принятием Конституционным Судом РФ постановления от 11.11.2014 № 28-П в связи с рассмотрением жалобы граждан В.В. Курочкина, А.Б. Михайлова и А.С. Русинова на невозможность получения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, в том числе при истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности;

– и, наконец, 13 июня 2019 г. постановлением Конституционного Суда РФ от 13.06.2019 № 23-П была признана несоответствующей Конституции РФ и ч. 3 ст. 6 УПК РФ в части исчисления понятия разумного срока лишь с момента начала уголовного преследования.

Изложенное позволяет обозначить необходимость реформирования законодателем в настоящее время нормы-принципа ст. 6.1 УПК РФ с учетом её влияния на формирование института процессуальных сроков в досудебном производстве, для чего содержание данной нормы должно определять разумный срок всего периода уголовного судопроизводства, начиная с момента получения заявления, сообщения о преступлении до момента прекращения уголовного дела, уголовного преследования или вынесения приговора.

Библиографический список

1. Азаров, В.А. Обеспечение разумного срока уголовного производства в суде первой инстанции : монография / В.А. Азаров, Д.Г. Рожков. – Омск, 2013.
2. Волынец, К.В. Гарантии реализации принципа «разумный срок уголовного судопроизводства» при производстве в суде первой инстанции : дис. … канд. юрид. наук / К.В. Волынец. – Томск, 2013.
3. Гаврилов, Б.Я. Концепция совершенствования досудебного производства в XXI веке: мнение науки и практика / Б.Я. Гаврилов, В.П. Божьев // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2017. – № 2 (38).
4. Григорьев, В.Н. Уголовный процесс / В.Н. Григорьев, А.В. Победкин, В.Н. Яшин. – М., 2005.
5. Гуляев, А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования / А.П. Гуляев. – М., 1976.
6. Кушнерев, В.И. Реализация принципа разумного срока уголовного судопроизводства в нормах, регулирующих процессуальные сроки в досудебном производстве : дис. … канд. юрид. наук / В.И. Кушнерев. – М., 2019.
7. Лавдаренко, Л.И. Категория «разумный срок» в уголовном судопроизводстве / Л.И. Лавдаренко // Российский следователь. – 2014. – № 1.
8. Малофеев, И.В. Разумный срок как принцип уголовного судопроизводства : дис. … канд. юрид. наук / И.В. Малафеев. – М., 2014.
9. Маслов, И.В. Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовным делам : дис. … канд. юрид. наук / И.В. Маслов. – М., 2003.
10. Маслов, И.В. Уголовно-процессуальные сроки в досудебном производстве : монография / И.В. Маслов. – М., 2013.
11. Махмутов, М.В. Принцип процессуальной экономии – начало положено / М.В. Махмутов // Законность. – 2010. – № 12.
12. Настольная книга следователя / под ред. Г.Н. Сафонова. – М., 1949.
13. Пашкевич, П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства / П.Ф. Пашкевич. – М., 1984.
14. Порубов, Н.И. Научная организация труда следователя / Н.И. Порубов. – Минск, 1970.
15. Смолин, А.Ю. Разумный срок уголовного судопроизводства – проявление принципа процессуальной экономии / А.Ю. Смолин // Российский следователь. – 2010. – № 19.
16. Смолин, А.Ю. Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве России : автореф. дис. … канд. юрид. наук / А.Ю. Смолин. – Н. Новгород, 2010.
17. Снежко, О.А. Дефекты российского правосудия в решениях Европейского Суда по правам человека / О.А. Снежко // Конституционное и муниципальное право. – 2007. – № 19.
18. Соловьев, А.Б. Как организовать расследование / А.Б. Соловьев. – М., 2000.
19. Строгович, М.С. Курс советского уголовного процесса / М.С. Строгович. – М., 1970.
20. Тришева, А.А. Возращение уголовного дела прокурору и разумный срок уголовного судопроизводства / А.А. Тришева // Законность. – 2011. – № 5.
21. Уголовный процесс / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский ; под ред. А.В. Смирнова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2008.
22. Фойницкий, И.Я. Курс уголовного судопроизводства / И.Я. Фойницкий. – Спб., 1899.
23. Чельцов, М.А. Советский уголовный процесс / М.А. Чельцов. – 4-е изд. испр. и перераб. – М., 1962.

Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 3 (36) 2019

Просмотров: 525

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code