О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, произведения изобразительного искусства. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31.10.2019 N С01-1147/2019 по делу N А47-15875/2018

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, произведения изобразительного искусства.
Обстоятельства: Истцу стало известно, что ответчиком в магазине предлагался к продаже и был реализован товар, содержащий обозначения, сходные до степени смешения с товарными знаками истца и воспроизводящие изображения персонажей одноименного аудиовизуального произведения.
Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку доказан факт нарушения прав действиями ответчика, размер компенсации установлен с учетом принципов разумности и справедливости.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 31 октября 2019 г. по делу N А47-15875/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 30 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 октября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Васильевой Т.В., Мындря Д.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную индивидуального предпринимателя Соловьевой Ольги Николаевны (г. Гай, Оренбургская область, ОГРНИП 312565805500382) на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 16.05.2019 по делу N А47-15875/2018 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2019 по тому же делу

по исковому заявлению акционерного общества “Аэроплан” (ул. Марксистская, д. 20, стр. 5, эт. 2, пом. I, оф. 203, Москва, 109147, ОГРН 1057746600559)

к индивидуальному предпринимателю Соловьевой Ольге Николаевне

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и произведения изобразительного искусства.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, явку представителей не обеспечили.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

акционерное общество “Аэроплан” (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Соловьевой Ольге Николаевне (далее – предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 314615, N 475236, N 489244, N 489246, N 495105, N 502205, N 502206, N 525023, N 525959, N 530684, N 536394, N 539928, и на произведения изобразительного искусства – рисунков “Папус”, “Мася” “Нолик”, “Симка”, “Дедус”, “Файер”, “Игрек”, “Шпуля”, “Верта”, “ДимДимыч”, “Кусачка” в общей сумме 230 000 рублей (по 10 000 рублей за каждый объект интеллектуальной собственности), а также судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 2000 рублей, за приобретение контрафактного товара в размере 600 рублей, за получение сведений из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в размере 200 рублей, по оплате почтовых услуг в размере 140 рублей (с учетом принятого судом первой инстанции размера исковых требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Оренбургской области от 16.05.2019 исковые требования удовлетворены частично: с предпринимателя взыскана компенсация за нарушение исключительных прав на упомянутые товарные знаки и произведения изобразительного искусства в размере 69 000 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2019 решение Арбитражного суда Оренбургской области от 16.05.2019 оставлено без изменения.

Предприниматель, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и на нарушения норм процессуального права, просит отменить обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований частично, взыскав компенсацию за нарушение исключительных прав на товарные знаки и произведения изобразительного искусства в размере 7 800 рублей.

В обоснование кассационной жалобы предприниматель указывает на то, что судами первой и апелляционной инстанций применена чрезмерная санкция, поскольку она не соответствует требованию справедливого судебного разбирательства (часть 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а также установленному пунктом 1 статьи 1 и пунктом 1 статьи 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) принципу компенсаторности и соразмерности гражданско-правовой ответственности и, тем самым, приводит к осуществлению прав истца с нарушением права и свобод ответчика сверх меры, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя.

Как полагает предприниматель, в нарушение части 2 статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции не запросил у общества дополнительных доказательств, необходимых для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела и принятия законного и обоснованного судебного акта, что привело к незаконному и необоснованному решению, поскольку вывод суда первой инстанции о достаточности компенсации в размере 69 000 рублей основан не на доказательствах, а на “вероятности”.

Возражая против размера взысканной компенсации, предприниматель ссылается на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, отраженную в пункте 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 “О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – постановление от 23.10.2019 N 10), из смысла которой, по мнению предпринимателя, следует, что совместное использование персонажей одного произведения образует один факт нарушения, а не несколько нарушений за каждый персонаж.

Кроме того, предприниматель обращает внимание на то, что суд апелляционной инстанции фактически не рассмотрел данные доводы, а лишь ограничился ссылками на нормы права.

При этом, как полагает предприниматель, суды первой и апелляционной инстанций допустили существенное нарушение норм процессуального права, уклонившись от рассмотрения его довода о возможном злоупотреблении правом со стороны предпринимателя, направленном на получение неосновательного обогащения, а не на восстановление нарушенного права.

Обществом отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Стороны, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, явку представителей не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации”, при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество является правообладателем товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 314615, N 475236, N 489244, N 489246, N 495105, N 502205, N 502206, N 525023, N 525959, N 530684, N 536394, N 539928 и обладателем исключительных авторских прав на рисунки персонажей анимационного сериала “Фиксики” на основании авторских договоров от 01.09.2009 N А0906 (дополнительное соглашение от 21.01.2015), от 26.03.2012 N А1203, договора авторского заказа от 09.09.2011 N 1120, актов приема-передачи от 25.11.2009, от 25.04.2012 N 1, от 25.05.2012 N 2, от 24.09.2012 N 3, от 10.10.2012 N 4, от 25.11.2011 и приложения N 1 к последнему.

Обществу стало известно, что предпринимателем 28.06.2018 в магазине “Игрушки”, расположенном по адресу: ул. Орская, д. 119, г. Гай, Оренбургская область, предлагался к продаже и был реализован товар – набор игрушек “Фиксики”, содержащий обозначения, сходные до степени смешения с указанными товарными знаками и воспроизводящие изображения персонажей одноименного аудиовизуального произведения.

Факт реализация спорного товара подтверждается представленными в материалы дела товарным, терминальным и кассовым чеками от 28.06.2018, видеозаписью процесса приобретения данного товара, а также приобщенным к материалам дела в качестве вещественного доказательства проданным товаром, а именно набором игрушек “Фиксики”.

При этом общество не предоставляло предпринимателю разрешение на использование спорных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Полагая, что предприниматель своими действиями по реализации спорного товара нарушил исключительные права общества на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 314615, N 475236, N 489244, N 489246, N 495105, N 502205, N 502206, N 525023, N 525959, N 530684, N 536394, N 539928 и на рисунки персонажей анимационного сериала “Фиксики”, общество направило в адрес предпринимателя претензию с требованием о выплате компенсации.

Поскольку предприниматель добровольно не уплатил компенсацию за нарушение исключительных прав на принадлежащие обществу результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также не устранил нарушение, общество обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с настоящим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявленные исковые требования, установил наличие у истца исключительных прав на упомянутые товарные знаки и объекты авторского права, а также факт их нарушения действиями ответчика по предложению к продаже и реализации спорного товара.

Определяя размер компенсации за допущенное предпринимателем нарушение исключительных прав общества на принадлежащие ему товарные знаки и объекты авторского права, с учетом заявленного предпринимателем ходатайства о снижении заявленного размера компенсации, суд первой инстанции установил наличие правовых оснований, указанных в постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П “По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края” (далее – постановление от 13.12.2016 N 28), для снижения заявленного размера компенсации ниже низшего предела, установленного действующим законодательством, поскольку имело место однократное нарушение негрубого характера, совершение которого не является существенной частью предпринимательской деятельности ответчика.

Так, снижая заявленный размер компенсации, суд первой инстанции, исходя из стоимости спорного товара, предназначенного для личного пользования без его дальнейшего распространения, осуществления ответчиком деятельности в сегменте малого бизнеса, тяжести содеянного, степени вины, руководствуясь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям допущенного нарушения, пришел к выводу о том, что компенсация в общей сумме 69 000 рублей является обоснованной (3 000 рублей компенсации за каждое нарушение исключительных права на товарные знаки и рисунки персонажей, принадлежащих обществу) и отвечает упомянутым критериям ее определения.

Распределяя судебные расходы, понесенные обществом в рамках рассмотрения настоящего дела, суд первой инстанции, принимая во внимание принцип пропорционального распределения судебных расходов фактически удовлетворенным требованиям, пришел к выводу о наличии оснований для возмещения обществу за счет средств предпринимателя судебных расходов на уплату государственной пошлины в размере 600 рублей, на приобретение вещественного доказательства – в размере 180 рублей, на получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей – в размере 60 рублей, на почтовые услуги – в размере 42 рублей.

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции законными и обоснованными, при этом со ссылкой на разъяснения Верховного Суда Российской Федерации отклонил возражение предпринимателя о том, что в рассматриваемом споре было одно нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности в результате незаконного использования нескольких частей и (или) персонажей одного произведения.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для отмены (изменения) обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено этим кодексом.

С учетом того, что предпринимателем не оспаривается принадлежность истцу исключительных прав на товарные знаки и прав на защиту исключительных прав на произведения изобразительного искусства, а также факт реализации предпринимателем спорного товара, соответствующие выводы судов первой и апелляционной инстанций в порядке кассационного производства проверке в этой части не подлежат.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если указанным кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим кодексом.

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи.

Согласно пункту 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо о достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;

В силу пункта 3 этой статьи авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака, в том числе, на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации (пункт 2 данной статьи).

Пунктом 3 той же статьи предусмотрено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных названным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных этим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В силу подпункта 1 статьи 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных этим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена статьей 1515 ГК РФ, при этом истец вправе выбрать способ защиты своего нарушенного права по своему усмотрению. В силу пункта 4 указанной статьи правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Обществом при обращении с иском был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании подпункта 1 статьи 1301 (в отношении защиты исключительных прав на изображения, являющиеся объектами авторского права), подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в отношении защиты исключительных прав на товарные знаки).

Разрешая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

После установления размера компенсации, рассчитанного на основании подпункта 1 статьи 1301 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, снижение размера компенсации ниже установленных законом пределов возможно лишь в исключительных случаях и лишь при мотивированном заявлении об этом ответчика.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что в данном случае одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальной собственности, в связи с чем при разрешении спора применимы правовые подходы, изложенные в постановлении от 13.12.2016 N 28-П.

Согласно соответствующим разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в пределах, установленных подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ во взаимосвязи с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 данного Кодекса, за нарушение одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации может иметь место, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при том, что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Руководствуясь указанными разъяснениями высшей судебной инстанции и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всю совокупность представленных в материалы дела доказательств, суды первой и апелляционной инстанций с учетом незначительной стоимости спорного товара, степени его вины и характера допущенного нарушение, принимая во внимание принципы разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям допущенного нарушения, пришли к выводу о том, что компенсация в общей сумме 69 000 рублей является обоснованной и отвечает упомянутым критериям ее определения.

При этом судебная коллегия отклоняет довод предпринимателя о том, что размер определенной компенсации за допущенное нарушение должен был судом обоснован представленными со стороны истца доказательствами с указанием сведений о стоимости исключительных прав при различных видах использования или иной информации о цене использования объектов интеллектуальной собственности, поскольку в нормах пункта 3 статьи 1252 ГК РФ прямо указано о том, что правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Как разъяснено в пункте 59 постановления от 23.04.2019 N 10, правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер. При заявлении требований о взыскании компенсации правообладатель вправе выбрать один из способов расчета суммы компенсации, указанных в подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1301, подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1311, подпунктах 1 и 2 статьи 1406.1, подпунктах 1 и 2 пункта 4 статьи 1515, подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ, а также до вынесения судом решения изменить выбранный им способ расчета суммы компенсации, поскольку предмет и основания заявленного иска не изменяются.

Следовательно, доказанность факта нарушения ответчиком принадлежащего истцу исключительного права является достаточным основанием для присуждения ему компенсации, которая была снижена судами первой и апелляционной инстанций по правилам, установленным постановлением от 13.12.2016 N 28.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что компенсация была заявлена на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, а не на основании подпункта 2 пункта 4 этой статьи.

Таким образом, вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, суды первой и апелляционной инстанций, дав полную и всестороннюю оценку всей совокупности представленных в материалы дела доказательств, исходя из юридической природы компенсации как способа восстановления нарушенного права, пришли к верному выводу о том, что компенсация в общей сумме 69 000 рублей является разумной и соразмерной допущенному ответчиком нарушению.

При этом судебная коллегия не может признать обоснованным содержащийся в кассационной жалобе довод предпринимателя о совершении им одного нарушения исключительного права на объект интеллектуальной собственности, принадлежащий истцу, а также о неисследовании судом апелляционной инстанции данного довода.

Как следует из обжалуемого постановления, суд апелляционной инстанции указал, что согласно пункту 32 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.

Судом кассационной инстанции данный вывод признается не противоречащим нормам материального права, поскольку в пункте 3 статьи 1252 ГК РФ прямо установлено, что в случае нарушения одним действием несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемые результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Аналогичная позиция также разъяснена в пункте 60 постановления от 23.04.2019 N 10, согласно которому нарушение прав на каждый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации является самостоятельным основанием применения мер защиты интеллектуальных прав (статьи 1225, 1227, 1252 ГК РФ).

Следовательно, вопреки содержащимся в кассационной жалобе доводам предпринимателя, выводы судов первой и апелляционной инстанций в достаточной степени мотивированы и обоснованы, что свидетельствует об их соответствии части 4 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом суд кассационной инстанции отмечает, что истцом заявлялись требования о взыскании компенсации не за нарушение исключительных прав на персонажи аудиовизуального произведения, как ошибочно полагает заявитель кассационной жалобы, а за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства (рисунки), каждый из которых является самостоятельным произведением.

Судебная коллегия соглашается с доводом предпринимателя о том, что суды первой и апелляционной инстанций не дали оценки его доводу о наличиях в действиях общества по обращению с настоящим исковым заявлением признаков злоупотребления правом.

Вместе с тем, как следует из отзыва на исковое заявление, данный довод предпринимателем был указан при оспаривании заявленного размера компенсации с целью уменьшения ее размера до 12 000 рублей.

Поскольку суды первой и апелляционной инстанций с учетом доводов предпринимателя снизили заявленный размер компенсации, суд кассационной инстанции считает, что данное возражение направлено на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанций и выражает несогласие с определенным размером компенсации, а не с обращением с настоящим иском в целом.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки выводов судов нижестоящих инстанций в части определения размера компенсации, которые в достаточной степени мотивированы.

При этом определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции в силу компетенции, установленной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Оснований для переоценки данных выводов судов первой и апелляционной инстанций у суда кассационной инстанции в силу его особой компетенции, установленной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Поскольку в кассационной жалобе не содержится доводов, связанных с несогласием ее заявителя с выводами судов первой и апелляционной инстанций в части распределения судебных расходов, понесенных предпринимателем в рамках рассмотрения настоящего дела, то в силу положений части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данные выводы судов не подлежат проверке в кассационном порядке.

С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 16.05.2019 по делу N А47-15875/2018 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Соловьевой Ольги Николаевны – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья А.А.СНЕГУР
Судьи Т.В.ВАСИЛЬЕВА, Д.И.МЫНДРЯ

Просмотров: 1298

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code