О признании недействительными патентов РФ на изобретения в части указания в них ответчика в качестве патентообладателя. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 01.11.2019 по делу N СИП-598/2018

Требование: О признании недействительными патентов РФ на изобретения в части указания в них ответчика в качестве патентообладателя.
Обстоятельства: Истец указывает, что изобретения созданы его творческим трудом совместно с другими лицами, каких-либо договоров с ответчиком о передаче последнему права на получение спорных патентов истец не заключал.
Решение: Дело передано на новое рассмотрение, поскольку выводы суда первой инстанции сделаны без надлежащей оценки всей совокупности существенных обстоятельств дела.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 ноября 2019 г. по делу N СИП-598/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 28 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 1 ноября 2019 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего – председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Химичева В.А., Рассомагиной Н.Л. –

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Бушина Сергея Алексеевича (Москва) на решение Суда по интеллектуальным правам от 27.05.2019 по делу N СИП-598/2018

по исковому заявлению Бушина Сергея Алексеевича к обществу с ограниченной ответственностью “Астор Трейд” (ул. 16-я Парковая, д. 26, корп. 2, пом. 2801В, Москва, 105484, ОГРН 1037739841600) о признании недействительными патентов Российской Федерации на изобретения N 2567700, N 2591647.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200), Орлов Петр Анатольевич (Москва), Пунчев Димитр Емилов (Pravets, Bulgaria).

Для участия в судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам явились:

Бушин Сергей Алексеевич – лично (паспорт), представитель Бушина Сергея Алексеевича – Митюшенко А.Г. (по доверенности от 05.05.2018 N 50 АБ 1337347);

представитель общества с ограниченной ответственностью “Астор Трейд” – Кондратьева Т.Л. (по доверенности от 18.02.2019 N 2-ю).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

Бушин Сергей Алексеевич обратился в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью “Астор Трейд” (далее – общество “Астор Трейд”) о признании недействительными патентов Российской Федерации на изобретения “Тахограф цифровой электронный” N 2567700 и N 2591647 в части указания в них общества “Астор Трейд” в качестве патентообладателя.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент), Орлов Петр Анатольевич и Пунчев Димитр Емилов.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 27.05.2019 требования Бушина С.А. оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с принятым судебным актом, Бушин С.А. обратился в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, на неполное выяснение всех имеющих значение для дела обстоятельств, просит отменить решение суда от 27.05.2019, принять новый судебный акт об удовлетворении иска в полном объеме.

От Роспатента поступило ходатайство, в котором административный орган просит рассмотреть дело в отсутствие его представителей, а также поясняет, что его правовая позиция изложена в представленном в суд первой инстанции отзыве.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представитель общества “Астор Трейд” ходатайствовал о приобщении к материалам дела отзыва на кассационную жалобу, в котором оно не соглашается с изложенными в ней доводами и считает обжалуемое решение законным и обоснованным.

Представитель Бушина С.А. ходатайствовал о приобщении к материалам дела возражений в отношении доводов отзыва общества “Астор Трейд” на кассационную жалобу.

Президиум Суда по интеллектуальным правам удовлетворил заявленные ходатайства, определил приобщить к материалам дела отзыв общества “Астор Трейд” на кассационную жалобу, а также возражения на отзыв.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам Бушин С.А. и его представитель поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили ее удовлетворить.

Представитель общества “Астор Трейд” возражал против удовлетворения кассационной жалобы, полагая обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, патент Российской Федерации на изобретение “Тахограф цифровой электронный” N 2567700 (квалификационные рубрики B60K 28/02 (2006.01), G07C 5/08 (2006.01) Международной патентной классификации) был выдан по заявке от 15.07.2014 N 2014128915/11, с указанием в качестве авторов Бушина С.А., Орлова П.А. и Пунчева Д.Е., а в качестве патентообладателя – общества “Астор Трейд”, как и патент Российской Федерации на изобретение “Тахограф цифровой электронный” N 2591647 (заявка от 24.12.2014 N 2014152224/08).

Требования истца были основаны на том, что каких-либо договоров с обществом “Астор Трейд” о передаче этому обществу права на получение названных патентов Бушин С.А. не заключал. Данным обстоятельством Бушин С.А. мотивировал свои доводы в отношении того, что в свидетельствах на спорные патенты патентообладателем указано лицо, которое таковым не является.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции счел доказанным факт создания спорных изобретений “Тахограф цифровой электронный” по патентам Российской Федерации на изобретение N 2567700 и N 2591647 на аффилированных с ответчиком предприятиях, в которых Бушин С.А. являлся генеральным директором.

Оснований для непризнания спорных технических решений неслужебными судом первой инстанции не установлено, поскольку факт их создания в рамках исполнения Бушиным С.А. своих трудовых обязанностей в пользу общества “Астор Трейд” суд первой инстанции счел подтвержденным представленными в материалы дела доказательствами.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что в представленных в материалы дела трудовых договорах, заключенных с Бушиным С.А., согласовано условие о том, что исключительные права на служебные изобретения работника принадлежат работодателю.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о нормах Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющих правообладателя служебных изобретений.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в указанной части президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Заявитель кассационной жалобы оспаривает выводы суда первой инстанции о наличии трудовых отношений между Бушиным С.А. и обществом “Астор Трейд”, а также то, что спорные изобретения являются служебными по отношению к указанному обществу. Данные выводы суда Бушин С.А. полагает не соответствующими фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам. Бушин С.А. отмечает, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих наличие у общества “Астор Трейд” права на обращение с заявкой на выдачу спорных патентов.

Аргументируя изложенные в кассационной жалобе доводы, Бушин С.А. считает, что суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению (положения статей 15, 20 Трудового кодекса Российской Федерации, статью 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)), применил закон, не подлежащий применению (статью 53.2 ГК РФ, статью 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции”) и допустил неправильное толкование закона (статьи 1370 ГК РФ).

Заявитель кассационной жалобы обращает внимание на то, что существенным для разрешения настоящего спора являлось установление факта заключения трудового договора Бушиным С.А. именно с обществом “Астор Трейд”.

В кассационной жалобе Бушин С.А. также указывает, что само по себе наличие связи между обществом “Индекс-М”, обществом “Инкотекс-Трейд”, обществом “Инкотекс-С” и обществом “Астор Трейд” не может автоматически означать, что работники этих обществ признаются работниками общества “Астор Трейд”.

Помимо этого, заявитель кассационной жалобы, отмечает, что факт аффилированности общества “Астор Трейд” с обществом “Индекс-М”, обществом “Инкотекс-Трейд”, обществом “Инкотекс-С”, входящими в группу компаний “Инкотекс”, установлен судом первой инстанции исключительно на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 28.03.2019 по делу N А40-307163/2018, которое при рассмотрении дела в суде первой инстанции в законную силу не вступило. В свою очередь, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2019 по названному делу удовлетворено ходатайство общества “Астор Трейд” об отказе от исковых требований, решение Арбитражного суда города Москвы от 28.03.2019 по этому делу отменено, производство по делу прекращено. Таким образом, заявитель кассационной жалобы полагает, что существование группы компаний “Инкотекс” и аффилированность группы с обществом “Астор Трейд” не доказаны.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в отзыве на нее, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда обстоятельствам дела и представленным доказательствам пришел к следующим выводам.

В исковом заявлении Бушин С.А. указывал, что спорные изобретения созданы его творческим трудом совместно с Орловым П.А. и Пунчевым Д.Е. Бушин С.А. обращал внимание на то, что договор с обществом “Астор Трейд” о передаче этому обществу права на получение названных патентов он не заключал. Данными обстоятельствами Бушин С.А. мотивировал свои доводы в отношении того, что в патентах Российской Федерации на изобретения по свидетельствам N 2567700 и N 2591647 указаны недостоверные сведения о патентообладателе спорных технических решений.

Доводы искового заявления Бушина С.А. основывались на оспаривании того, что спорные изобретения были созданы в период действия трудового договора Бушина С.А. в качестве генерального директора общества “Астор Трейд”. Возражая против соответствующих доводов ответчика, Бушин С.А. указывал, что его трудовой договор начал свое действие в 2015 году, тогда как заявки на выдачу спорных патентов были поданы в 2014 году.

Рассматривая заявленные исковые требования, суд первой инстанции установил, что при подаче обществом “Астор Трейд” в Роспатент заявок на выдачу патентов Российской Федерации на изобретения N 2567700 и N 2591647 в качестве авторов указаны Бушин С.А., Орлов П.А. и Пунчев Д.Е., а в качестве патентообладателя – общество “Астор Трейд”.

Исследуя представленные обществом “Астор Трейд” доказательства, суд первой инстанции установил, что спорные технические решения были созданы в период выполнения авторами трудовых обязанностей в группе компаний “Инкотекс”, в которую входят общество “Индекс-М”, общество “Инкотекс-Трейд” и общество “Инкотекс-С”; последние являются аффилированными с обществом “Астор Трейд”, в которых Бушин С.А. работал в должности генерального директора. Это обстоятельство (на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции) было установлено судом на основании решения Арбитражного суда города Москвы по от 28.03.2019 делу N А40-307163/2018.

Исследование представленных в материалы дела доказательств позволило суду первой инстанции прийти к выводу о том, что обществом “Астор Трейд” доказан факт создания спорных изобретений на аффилированных с ответчиком предприятиях, где Бушин С.А. являлся генеральным директором. На основании данных обстоятельств суд первой инстанции констатировал, что спорные технические решения являются служебными.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в отношении данных выводов суда первой инстанции считает необходимым отметить следующее.

Пунктом 1 статьи 1370 ГК РФ предусмотрено, что изобретение, полезная модель или промышленный образец, созданные работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, признаются соответственно служебным изобретением, служебной полезной моделью или служебным промышленным образцом. Согласно пункту 2 статьи 1370 ГК РФ право авторства на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец принадлежит работнику (автору).

Исходя из положений пункта 3 статьи 1370 ГК РФ исключительное право на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец и право на получение патента принадлежат работодателю, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное.

С учетом изложенных норм в случае создания работником служебного изобретения не требуется заключения между ним и работодателем договора на отчуждение права на получение патента. Такое право возникает у работодателя на основании закона в силу создания работником соответствующего результата интеллектуальной деятельности в процессе выполнения трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя.

Существование таких обязанностей или задания возможно только в рамках трудовых отношений.

По смыслу статьи 1370 ГК РФ работодатель и работник на момент создания служебного технического решения должны состоять в трудовых отношениях, а служебное техническое решение должно являться следствием выполнения работником своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя. Только совокупность указанных обстоятельств является основанием для возникновения правового режима служебного изобретения.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 06.03.2017 по делу N СИП-423/2016.

В пункте 129 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 “О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Постановление N 10) содержится разъяснение, согласно которому для признания технического решения служебным не требуется того, чтобы в документе, определяющем трудовые обязанности работника (трудовой договор, должностная инструкция), содержалось конкретное указание на выполнение работ по созданию конкретных патентоспособных объектов либо по усовершенствованию известных технических решений.

Определяющим для признания технического решения служебным является факт его создания в рамках трудовых обязанностей, содержание которых может следовать из трудовой функции или может быть выражено в виде конкретного задания.

Во внимание могут быть приняты, в частности, акты работодателя, содержащие поручения работнику, соотношение деятельности, осуществляемой работодателем, со сферой, в которой создан патентоспособный объект, пределы трудовых обязанностей работника, место выполнения работ по созданию патентоспособных объектов, источник оборудования и средств, использованных для их создания, возможность осуществления работодателем контроля за работой, в рамках которой создан патентоспособный объект, цель создания патентоспособного объекта, последующее поведение работника и работодателя, составляемые ими в процессе трудовой деятельности работника документы, которые в совокупности могли бы свидетельствовать о разработке технических решений в связи с выполнением трудовых обязанностей, иные обстоятельства в совокупности.

При наличии спора между работником и работодателем о том, является ли конкретное изобретение, полезная модель или промышленный образец служебным (пункт 1 статьи 1370 ГК РФ), следует учитывать то, что содержание трудовых обязанностей работника, наличие или отсутствие конкретного задания работодателя и факт создания изобретения, полезной модели или промышленного образца в связи с выполнением этих обязанностей или задания доказываются работодателем.

Исходя из характера заявленных требований необходимо прежде всего квалифицировать спорные отношения, на основании которых заявлены исковые требования.

Между тем суд первой инстанции, признав спорные изобретения служебными по отношению к обществу “Астор Трейд”, не учел то, что для применения правил статьи 1373 ГК РФ он на основании представленных доказательств должен был установить факт наличия трудовых отношений между Бушиным С.А. и именно обществом “Астор Трейд” на момент создания соответствующих технических решений и круг соответствующих трудовых обязанностей Бушина С.А. как работника данного общества.

Судом первой инстанции установлено и сторонами не оспаривается, что как на дату подачи заявок на выдачу спорных патентов, так и до указанного времени Бушин С.А. не являлся работником общества “Астор Трейд”, а являлся работником обществ “Инкотекс-С”, “Инкотекс-Трейд” и “Индекс-М”.

Вместе с тем в судебном акте не указаны обстоятельства, на основании которых суд первой инстанции пришел к выводу о том, что запатентованные технические решения носят служебный характер по отношению к ответчику по делу, с которым у Бушина С.А. отсутствовали трудовые отношения, а не по отношению к одному из указанных юридических лиц с учетом установленных судом обстоятельств “служебного характера спорных изобретений… поскольку являются результатом трудовой деятельности на предприятиях, аффилированных с ответчиком… созданы с использованием их технической базы в соответствии с деятельностью данных обществ”.

В судебном акте также не приведены ссылки на какие-либо доказательства, подтверждающие факт наличия трудовых отношений до даты подачи заявок на выдачу спорных патентов между обществом “Астор Трейд” и другими авторами названных изобретений.

Само по себе отсутствие трудовых отношений между Бушиным С.А. и обществом “Астор Трейд” на момент создания спорных технических решений не означает безусловно, что общество “Астор Трейд” в качестве патентообладателя указано неправомерно.

Общество “Астор Трейд” указывало, что именно оно должно быть указано в качестве патентообладателя, поскольку оно является аффилированным с обществами “Инкотекс С”, “Инкотекс-Трейд” и “Индекс-М”, работником которых являлся Бушин С.А.

Это может означать, по сути, что если спорные технические решения носят служебный характер по отношению к одному из аффилированных лиц, работодатель передал право на получение патента (статья 1357 ГК РФ) обществу “Астор Трейд”.

Вместе с тем суд первой инстанции не устанавливал совокупность обстоятельств, требуемых для применения статей 1373 и 1357 ГК РФ в их последовательной взаимосвязи.

Не установлено, могут ли быть признаны спорные изобретения служебными по отношению к одному из указанных обществом “Астор Трейд” лиц с учетом круга необходимых в силу статьи 1373 ГК РФ и пункта 129 Постановления N 10 обстоятельств, передавалось ли право на получение патента.

Судебный акт также не содержит правовой оценки доводов истца о том, что само по себе наличие между обществами “Индекс-М”, “Инкотекс-Трейд” и “Инкотекс-С” связи с обществом “Астор Трейд” не может означать, что работники этих обществ признаются работниками общества “Астор Трейд” и последнее имеет права по отношению к этим работникам и несет соответствующее обязанности. Из содержания оспариваемого решения суда не следует, какие именно доказательства позволили суду первой инстанции прийти к соответствующим выводам. Ссылки на конкретные доказательства, которые подлежат исследованию в силу закона для установления правового режима спорных изобретений как служебных по отношению к обществу “Астор Трейд”, в решении суда отсутствуют.

С учетом изложенного вывод суда первой инстанции о доказанности обществом “Астор Трейд” факта служебного характера изобретений по патентам Российской Федерации N 2567700 и N 2591647 является преждевременным.

Кроме того, президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с доводом кассационной жалобы о неправомерности вывода суда первой инстанции об афиллированности ответчика по делу с обществом “Инкотекс-С”, обществом “Инкотекс-Трейд” и обществом “Индекс-М”, работником которых являлся Бушин С.А.

Из текста решения следует, что данный вывод сделан судом первой инстанции со ссылкой на часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 28.03.2019 по делу N А40-307163/2018.

Вместе с тем согласно общедоступным сведениям системы “КАД Арбитр” указанное решение не только не вступило в законную силу на дату вынесения судом первой инстанции решения по настоящему делу, но и было отменено постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2019 с прекращением производства по делу.

Иным документам, представлявшимся обществом “Астор Трейд” в обоснование обстоятельств аффилированности указанных хозяйствующих субъектов, в обжалуемом решении оценка не дана.

Равным образом не оценено, могут ли эти документы свидетельствовать о передаче права на получение патента.

Как видится, суд первой инстанции рассуждал о возможности применения статьи 1357 ГК РФ, говоря об обстоятельствах подачи заявок на спорные изобретения и утверждая, что заявки поданы патентными поверенными Рыковым М.В. и Азнауровым М.А., которым Бушиным С.А. предоставлены полномочия на совершение всех юридических и фактических действий, направленных на получение спорных патентов обществом “Астор Трейд”

Вместе с тем ссылка суда первой инстанции на предоставление патентным поверенным Рыкову М.В. и Азнаурову М.А. полномочий на совершение всех юридических и фактических действий не подтверждена ссылками на какие-либо доказательства. Как указано судом первой инстанции, Рыков М.В. и Азнауров М.А. являлись работниками НП Холдинговая компания “Инкотекс”, но какие-либо сведения о наличии взаимоотношений между Бушиным С.А. и НП Холдинговая компания “Инкотекс” либо между указанной холдинговой компанией и обществом “Астор Трейд” в решении суда отсутствуют.

Исходя из положений части 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Из указанных выше положений материального и процессуального права, их официального толкования высшей судебной инстанции следует, что при рассмотрении настоящего спора о патентообладателе изобретений в целях правильного его разрешения суду необходимо было определить предмет спора, круг лиц, подлежащих привлечению к участию в деле, исследовать и оценить обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, и с учетом этого рассмотреть спор о надлежащем патентообладателе.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что судом первой инстанции не дана оценка всем представленным в материалы дела доказательствам в их совокупности и взаимосвязи, не исследованы доводы лиц, участвующих в деле, не дана оценка доводам истца в отношении того, что признать технические решения, изложенные в спорных патентах, разработанными в порядке исполнения трудовых обязанностей и констатировать их служебный характер представляется возможным исключительно на основании конкретных доказательств, подтверждающих соответствующие обстоятельства. Между тем все эти обстоятельства являются существенными, способными повлиять на выводы суда при принятии судебного акта по настоящему делу.

При таких обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам признает, что выводы суда первой инстанции основаны на неполном выяснении обстоятельств дела, без надлежащей оценки всей совокупности существенных обстоятельств дела.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что допущенные судом первой инстанции при рассмотрении данного дела несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам в силу части 1 статьи 288, пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием для отмены судебного акта с направлением дела на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо устранить указанные недостатки, установить и исследовать все существенные для правильного разрешения настоящего дела обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду первой инстанции также надлежит разрешить вопрос о распределении судебных расходов по делу, в том числе за подачу кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 27.05.2019 по делу N СИП-598/2018 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А.НОВОСЕЛОВА
Члены президиума: Г.Ю.ДАНИЛОВ, В.А.КОРНЕЕВ, В.А.ХИМИЧЕВ, Н.Л.РАССОМАГИНА

Просмотров: 1304

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code