О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 05.11.2019 N С01-948/2019 по делу N А27-26302/2018

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки.
Обстоятельства: Истец является правообладателем товарных знаков. В торговой точке ответчика предлагался к продаже и был реализован товар, на котором без разрешения правообладателя были использованы указанные результаты интеллектуальной деятельности.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку ответчиком не представлены доказательства необходимости снижения размера компенсации ниже минимального предела.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 ноября 2019 г. по делу N А27-26302/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 30 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Рогожина С.П.,

судей Лапшиной И.В., Четвертаковой Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Николаевой Оксаны Викторовны (г. Березовский, Кемеровская область, ОГРНИП 304425013300017) на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 22.03.2019 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2019 по делу N А27-26302/2018 по иску общества с ограниченной ответственностью “Студия анимационного кино “Мельница” (проспект Большевиков, д. 34, корп. 2, литера А, Санкт-Петербург, 193232, ОГРН 1037843046141) к индивидуальному предпринимателю Николаевой Оксане Викторовне о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки в размере 80 000 рублей,

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Студия анимационного кино “Мельница” (далее – общество), с учетом уточнения заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Николаевой Оксане Викторовне (далее – предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 485545, N 464535, N 472184, N 465517, N 472069, N 464536, N 472183, N 472182 в размере 80 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 22.03.2019, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2019, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и направить дело на новое рассмотрение.

Доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к несогласию с установленным судом размером компенсации, который по мнению предпринимателя носит карательный характер.

В отзыве на кассационную жалобу общество возражает против ее удовлетворения, считает оспариваемые судебные акты законными и обоснованными.

Заявитель кассационной жалобы и истец, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу предпринимателя, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, общество, являясь правообладателем товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 485545, N 464535, N 472184, N 465517, N 472069, N 464536, N 472183, N 472182, обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, указало, что 24.02.2018 в торговой точке, расположенной вблизи адресной таблички по адресу: Кемеровская область, город Березовский, пр. Ленина, 32, предлагался к продаже и был реализован товар (наклейка), стоимостью 30 руб., на котором без разрешения правообладателя, были использованы названные результаты интеллектуальной деятельности, в подтверждение чего был представлен товарный чек, товар, а также видеозапись процесса реализации товара.

Поскольку общество своего разрешения предпринимателю на использование указанных товарных знаков не давало, данное обстоятельство послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, исследовав приобретенный истцом у ответчика товар, пришел к выводу о том, что содержащиеся на нем изображения сходны до степени смешения с товарными знаками, исключительные права на которые принадлежат обществу. Установив факт нарушения предпринимателем исключительных прав истца, суд взыскал компенсацию в заявленном размере.

Суд апелляционной инстанции указанные выводы поддержал, оставив оспариваемое решение в силе.

Рассматривая ходатайство ответчика о снижении размера компенсации ниже низшего предела, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что оснований для применения к спорным правоотношениям правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П (далее – постановление от 13.12.2016 N 28-П) не имеется, так как установили, что ответчиком не было представлено доказательств, свидетельствующих о наличии фактических обстоятельств, соответствующих обозначенным в указанном постановлении критериям.

Суд по интеллектуальным правам признает выводы судов основанными на представленных в материалы дела доказательствах, и соответствующими нормам материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Как видно из оспариваемых судебных актов, суды, оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, основываясь на положениях статей 1229, 1252, 1259, и 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также разъяснениях, изложенных в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – постановление от 26.03.2009 N 5/29), действовавшего на момент рассмотрения дела судом первой инстанции, установив факт незаконного использования ответчиком исключительных прав истца на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 485545, N 464535, N 472184, N 465517, N 472069, N 464536, N 472183, N 472182 исходя из необходимости сохранения баланса прав и законных интересов сторон, пришли к выводу о том, что заявленный обществом размер компенсации в размере 80 000 рублей подлежит удовлетворению.

Подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ установлено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Следовательно, правообладатель при доказанности факта нарушения его исключительных прав освобождается от доказывания размера понесенных убытков и вправе требовать от нарушителя компенсацию в установленном законом размере, определяемой по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Из чего следует, что размер компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяется судом исходя из характера нарушения.

При этом в рассматриваемом случае истец требовал взыскать с ответчика компенсацию, размер которой составляет минимальный размер компенсации (10 000 рублей), установленной законом за каждое нарушение.

Из оспариваемых судебных актов усматривается, что при определении размера компенсации суды руководствовались положениями изложенных норм права и разъяснениями к ним, учли характер допущенного нарушения, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных предпринимателем нарушений исключительных прав, установив также отсутствие обстоятельств, определенных в постановлении от 13.12.2016 N 28-П.

Суд по интеллектуальным правам считает, что суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что в данном случае правоотношения сторон подпадают под действие указанных правовых норм, в связи с чем пришли к правомерному выводу, что заявленный истцом размер компенсации (по 10 000 рублей за каждый факт нарушения) подлежит удовлетворению в размере 80 000 рублей.

Довод заявителя кассационной жалобы о необоснованности размера удовлетворенных исковых требований, не может быть принят во внимание, поскольку определение размера подлежащей взысканию компенсации осуществлено судом первой инстанции исходя из разъяснений, изложенных в пункте 43.3 постановления от 26.03.2009 N 5/29, в рамках своих полномочий на основании исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств в совокупности, а взысканная с ответчика сумма компенсации мотивирована надлежащим образом, признана соразмерной допущенному нарушению и разумной с учетом представленных доказательств. Нарушений судами норм материального права при установлении размера компенсации судом кассационной инстанции не установлено.

Также Суд по интеллектуальным правам считает, что судами первой и апелляционной инстанций на основании представленных в материалы дела доказательств, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы об обратном, правильно применены нормы статей 1252 и 1515 ГК РФ.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что оспаривая размер компенсации, заявителем кассационной жалобы фактически указывается не на неправильное применение судами норм права и правовых позиций суда высшей судебной инстанции, а на неснижение судами суммы компенсации, которая, как он полагает, должна быть определена ниже низшего предела.

Однако снижение размера компенсации ниже низшего предела возможно только в случае предоставления ответчиком в материалы дела доказательств, свидетельствующих о наличии совокупности фактических обстоятельств, соответствующих обозначенным в постановлении от 13.12.2016 N 28-П критериям, которых, как установили суды первой и апелляционной инстанций, предпринимателем представлено не было.

В связи с этим суды первой и апелляционной инстанций, рассматривая ходатайство ответчика о снижении размера компенсации ниже низшего предела, основываясь на вышеизложенных нормах права, проверяя взысканный размер компенсации, обоснованно учли фактические обстоятельства дела, а также что указанные в ходатайстве предпринимателя обстоятельства не являются основанием для применения к спорным правоотношениям правовой позиции, изложенной в постановлении от 13.12.2016 N 28-П. При это судами принято во внимание то, что предприниматель ранее уже привлекался к ответственности за аналогичное правонарушение (решением Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-26243/2018 с ответчика в пользу CARTE BLANCHE GREETINGS LIMITED взыскано 20 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки).

Следовательно, возражения заявителя кассационной жалобы в данной части сводятся к изложению его субъективного мнению о наличии оснований для снижения размера компенсации ниже низшего предела.

В свою очередь, занятая им правовая позиция не находит своего подтверждения в исследуемых нормах права, а также опровергается представленными в материалы дела доказательствами и установленными судами обстоятельствами.

Также Суд по интеллектуальным правам не может согласиться с доводами ответчика о злоупотреблении правом со стороны истца.

Из положений статьи 10.bis “Парижской конвенции по охране промышленной собственности” от 20.03.1883, корреспондирующей статье 10 ГК РФ, следует, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

При этом для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей), злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Суд по интеллектуальным правам не усматривает правовых оснований для квалификации как злоупотребления правом действий истца как правообладателя спорных товарных знаков и произведений, в том числе в связи с обращением в арбитражный суд с заявленными требованиями, так как право обращения в суд за защитой нарушенных прав прямо предусмотрено действующим законодательством, а данных о том, что такое обращение связано с целью причинить вред предпринимателю, материалы дела не содержат.

Исходя из изложенного, коллегия судей приходит к выводу, что фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Несогласие же заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, и не опровергают установленные ими обстоятельства.

Безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, коллегией судей кассационной инстанции не усматривается.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба предпринимателя – без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителя кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Кемеровской области от 22.03.2019 по делу N А27-26302/2018 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья С.П.РОГОЖИН

Судьи И.В.ЛАПШИНА, Е.С.ЧЕТВЕРТАКОВА

Просмотров: 1306

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code