Об изъятии и уничтожении контрафактных товаров, маркированных товарными знаками. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 05.11.2019 N С01-805/2018 по делу N А40-123175/2018

Требование: Об изъятии и уничтожении контрафактных товаров, маркированных товарными знаками, охраняемыми на территории Российской Федерации в силу международных регистраций.
Обстоятельства: Истец является правообладателем товарных знаков по международным регистрациям. Ответчик без согласия истца осуществляет хранение запасных частей для автомобилей, маркированных указанными товарными знаками.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку спорный товар был ввезен на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя, однако он является оригинальной продукцией.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 ноября 2019 г. по делу N А40-123175/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 29 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Лапшиной И.В., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу иностранного лица – Volkswagen Aktiengesellschaft (38436 Wolfsburg, Germany) на решение Арбитражного суда города Москвы от 21.06.2019 по делу N А40-123175/2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019 по тому же делу

по исковому заявлению иностранного лица – Volkswagen Aktiengesellschaft к обществу с ограниченной ответственностью “Ренессанс” (ул. Новый Арбат, д. 21, пом. 1, комн. 1638, Москва, 119019, ОГРН 5167746265924) о защите исключительных прав на товарные знаки,

при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Московской таможни ЦТУ ФТС России (Профсоюзная, д. 125, Москва, 117647, ОГРН 5087746672800) и общества с ограниченной ответственностью “Глобалкастом” (ул. Немига, д. 40, пом. 302, 220004, Республика Беларусь, г. Минск).

В судебном заседании приняли участие представители:

от иностранного лица – Volkswagen Aktiengesellschaft – Волкова М.А. и Гревцова А.А. (по доверенности от 18.09.2019);

от общества с ограниченной ответственностью “Ренессанс” – Гарбузова А.В. (по доверенности от 27.06.2018).

Суд по интеллектуальным правам

установил:

иностранное лицо Volkswagen Aktiengesellschaft (далее – истец, компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью “Ренессанс” (далее – ответчик, общество “Ренессанс”), в котором просило изъять у ответчика и уничтожить контрафактные товары, маркированные товарными знаками, “VOLKSWAGEN”, “VW”, и “VAG”, охраняемыми на территории Российской Федерации в силу международных регистраций N 708041, N 702679, N 728196, N 807803 и N 439449 (согласно приведенному истцом перечню).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Московская таможня ЦТУ ФТС России (далее – таможенный орган) и общество с ограниченной ответственностью “Глобалкастом” (далее – общество “Глобалкастом”).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 21.06.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, компания обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Заявитель кассационной жалобы считает, что ответчиком в материалы дела не было представлено доказательств, подтверждающих легальное происхождение спорного товара, а следовательно, по мнению истца, суды неправомерно отказали в удовлетворении исковых требований, в том числе потому, что они не указали мотивы, по которым они отвергли доказательства, представленные истцом в подтверждение контрафактности спорного товара, реализуемого обществом, и в связи с этим необоснованно применили к спорным правоотношениям правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.02.2018 N 8-П “По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью “ПАГ” (далее – Постановление от 13.02.2018 N 8-П).

Кроме того, заявитель кассационной жалобы полагает, что судами нижестоящих инстанций при рассмотрении дела было неверно распределено бремя доказывания, поскольку истец должен лишь доказать факты принадлежности ему исключительных прав на спорные товарные знаки и использование их ответчиком, тогда как последний должен представить доказательства соблюдения им требований законодательства и отсутствие вины в его действиях. По мнению заявителя кассационной жалобы, вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), в обжалуемых судебных актах судами в качестве основания для отказа в удовлетворении иска указано на недоказанность истцом того, что спорный товар не был произведен правообладателем и является товаром ненадлежащего качества.

Как полагает компания, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам выражается в том, что судами не установлена связь между представленным ответчиком в материалы дела сертификатом соответствия спорного товара и контрагентом общества “Ренессанс”, у которого этот товар был приобретен.

Ответчик направил в материалы дела отзыв на кассационную жалобу, в котором настаивал на законности и обоснованности решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и просил оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

По мнению ответчика, в спорной ситуации отсутствуют основания для применения такой меры ответственности как изъятие и уничтожение товаров, введенных им в гражданский оборот, поскольку следует различать “юридическую контрафактность” и “материальную контрафактность” товаров.

Кроме того, вывод о контрафактности товара может быть сделан только судом на основе тех доказательств, которые представил в материалы дела истец. Как полагает ответчик, в рассматриваемом случае истец не доказал, что спорные товары являются контрафактными, ненадлежащего качества и (или) небезопасными и могут нанести вред жизни и здоровью людей, тогда как обществом “Ренессанс” представлен в материалы дела сертификат соответствия, выданный уполномоченным органом и подтверждающий качество этого товара.

Вместе с тем ответчик обращает внимание на то, что по факту обращения истца в таможенный орган была проведена выездная таможенная проверка, в ходе которой у общества “Ренессанс” было изъято, а затем возвращено ему 2825 единиц товара, в том числе маркированной спорными товарными знаками. Из представленных в материалы дела доказательств следует, что факт помещения товаров под таможенную процедуру был подтвержден, а признаки контрафактности таможенными органами не установлены.

Ответчик также указал на то, что в ходе судебного разбирательства сам истец не раскрыл, каким образом происходит маркировка товаров самим правообладателем и не представил техническую документацию, на основании которой товары маркируются уполномоченными им лицами. В свою очередь, общество “Ренессанс” раскрыло источник происхождения ввезенного на территорию Российской Федерации товара и представило в материалы дела соответствующие письменные доказательства.

В судебном заседании представители компании поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Представитель общества выступил по доводам, изложенным в отзыве, просил отказать в удовлетворении кассационной жалобы и оставить без изменения обжалуемые судебные акты.

Третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу компании, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, компания, являясь правообладателем товарных знаков по международным регистрациям N 708041, N 702679, N 728196, N 807803 и N 439449, обращаясь в суд с настоящим иском, указала, что общество без его согласия осуществляет хранение запасных частей для автомобилей, маркированных указанными товарными знаками.

В опровержение доводов истца, общество указало на то, что спорный товар им был ввезен на территорию Российской Федерации из Республики Беларусь и он является оригинальной продукцией компании.

Суд первой инстанции, установив, что спорный товар был ввезен на территорию Российской Федерации без согласия истца, однако ранее введен в гражданский оборот самим правообладателем на территории другого государства, руководствуясь разъяснениями, изложенными в Постановлении от 13.02.2018 N 8-П, отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку пришел к выводу о том, что отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения такой меры ответственности за нарушение исключительного права на товарные знаки истца как изъятие из оборота и уничтожение спорных товаров.

Суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции поддержал, оставив оспариваемое решение без изменения.

Вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, Суд по интеллектуальным правам признает выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на представленных в материалы дела доказательствах и соответствующими нормам материального и процессуального права.

Согласно пункту 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Из названной нормы права следует, что обозначение, сходное до степени смешения или тождественное товарному знаку (статья 1477 ГК РФ), зарегистрированному в отношении определенных товаров и услуг (статья 1480 ГК РФ), перечень которых изложен в свидетельстве на товарный знак (статья 1481 ГК РФ), не может быть использовано в отношении указанных товаров и услуг, или однородных с ними, без разрешения правообладателя (статья 1229 ГК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

В то же время лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из приведенных норм права в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 13.02.2018 N 8-П дал разъяснение, согласно которому легально приобретенные на территории другого государства товары, ввезенные на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя, могут быть изъяты и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Следовательно, с учетом изложенной правовой позиции для того, чтобы признать обоснованными исковые требования, заявленные компанией на основании подпункта 4 пункта 1 и пункта 4 статьи 1252 ГК РФ, в настоящем споре необходимо было установить, являлись ли товары, хранящиеся ответчиком с целью их реализации, товарами надлежащего или ненадлежащего качества.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Из оспариваемых судебных актов усматривается, что суды первой инстанции и апелляционной инстанций, оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, основываясь на положениях статей 1229, 1252, 1484, 1515 ГК РФ, и учитывая правовые позиции суда высшей судебной инстанции, установив принадлежность истцу исключительных прав на товарные знаки по международным регистрациям N 708041, N 702679, N 728196, N 807803 и N 439449, проведя анализ представленных в материалы дела доказательств (письма Московской таможни от 28.04.2018 N 05-11/12987, акта экспертного исследования от 08.02.2018, письма от 29.05.2018, договора от 27.12.2016 N 27/12 Z со спецификациями и счетами-фактурами к нему, акта выездной таможенной проверки от 07.06.2018 N 10129000/210/070618/А000015, письма от 28.04.2018 N 05-11/12987, акта экспертного исследования от 08.02.2018), пришли к выводу о том, что спорный товар был ввезен на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя, однако он является оригинальной продукцией. На основании чего суды посчитали, что отсутствует материально правовые основания для удовлетворения исковых требований.

Таким образом, из установленных судами обстоятельств дела усматривается, что истцом был доказан факт принадлежности ему указанного права на товарный знак, а также факт его незаконного использования ответчиком, однако не доказан факт нелегального происхождения товара, хранящегося у ответчика для его реализации.

При этом в кассационной жалобе компании отсутствуют ссылки на доказательства, имеющиеся в материалах дела, которые не были оценены судами или которыми опровергаются указанные выводы судов.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности только истец определяет, защищать ему или нет свое нарушенное или оспариваемое право (часть 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), какое исковое требование и в связи с чем предъявлять в суд (пункты 4 и 5 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), к кому предъявлять иск (пункт 3 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) и в каком объеме требовать от суда защиты (пункт 4 статьи 1252 ГК РФ).

Соответственно, суд обязан разрешить дело по иску, который предъявлен истцом.

Как следует из материалов дела, суд первой инстанции рассмотрел исковое заявление компании в рамках заявленных ей требований, в котором истец просил изъять у ответчика и уничтожить контрафактные товары, маркированные товарными знаками.

Судебная коллегия учитывает, что в рассматриваемом споре применение мер ответственности в виде изъятия из оборота и уничтожения товара, возможно лишь в случае установления ненадлежащего качества такого товара и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, что в настоящем случае на основании осуществленной оценки представленных в материалы дела доказательств судами установлено не было, а заявителем кассационной жалобы не опровергнуто. При этом указанные выводы судов в достаточной степени мотивированны, а доказательств, опровергающих данные обстоятельства в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации компанией в материалы дела представлено не было.

Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований не согласиться с мнением судов о том, что данные обстоятельства исключают возможность для удовлетворения исковых требований, так как отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286 – 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Верховный Суд Российской Федерации также неоднократно отмечал (определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 по делу N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224 по делу N А40-26249/2015), что вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Следовательно, доводы ответчика о неправильной оценке, данной судами представленным в материалы дела доказательствам, заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки выводов суда в части определения факта легального (нелегального) происхождения спорного товара, находящегося на хранении у общества для его реализации, и маркированного товарными знаками компании, так как установление данных обстоятельств относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу, а суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных судами на основании собранных по делу доказательств.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что суды не указали мотивы, по которым они отвергли доказательства, представленные истцом в подтверждение контрафактности спорного товара, не соответствует действительности, поскольку представленные в материалы дела доказательства были всесторонне и объективно оценены судами нижестоящих инстанций, где и получили свою надлежащую правовую оценку.

Ссылки компании на то, что в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих легальное происхождение спорного товара, признается коллегией судей несостоятельным, поскольку основанные на иной оценке представленных в материалы дела доказательств доводы, не означают судебной ошибки, а значит занятая истцом правовая позиция противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в их подтверждение доказательствам, а также не находит своего подтверждения в исследуемых нормах права.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что, как указывалось выше, не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права и не опровергают установленные ими обстоятельства.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Суд кассационной инстанции считает, что вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба компании – без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 21.06.2019 по делу N А40-123175/2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу иностранного лица – Volkswagen Aktiengesellschaft – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Е.С.ЧЕТВЕРТАКОВА

Судьи И.В.ЛАПШИНА, С.П.РОГОЖИН

Просмотров: 1290

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code