О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ТАЙНЫ СЛЕДСТВИЯ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЫ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ИХ СХОДСТВА, РАЗЛИЧИЯ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

В.А.Середнев

Аннотация. В статье рассматриваются, по мнению автора два из основных отечественных институтов в правоохранительной деятельности государства, — «тайна следствия» в уголовном судопроизводстве и «защита сведений об органах, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность», которые обеспечивают не только интересы государства в борьбе с преступностью, но и интересы граждан, организационно-правовым механизмом уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности, наделяя граждан правами и обязанностями, тем самым гарантируя им безопасность и полноценное существование.

Ключевые слова: тайна следствия, государственная тайна, оперативно-розыскная деятельность, уголовный процесс.

 

Рассматриваемый нами вопрос, связанный с обеспечением как тайны следствия в ходе предварительного расследования по уголовному делу, так и обеспечения государственной тайны в рамках оперативно- розыскной деятельности (далее — ОРД) , имеет не только теоретическое значение, но и важное практическое. Мы полностью солидарны с мнением О.Я. Баева, который в свое время указывал на то, что одним из основных принципов досудебного производства является строгое и неукоснительное соблюдение тайны предварительного расследования (следственной тайны). Соответственно цель следственной тайны, — предупреждение посягательств в различных формах на доказательственную информацию и доказательства . Считаем целесообразным конкретизировать определение содержания следственной тайны, которая на наш взгляд представляет собой информацию, интерпретированную в сведения, которые охраняются организационно-правовым механизмом как уголовно-процессуального, так и уголовного закона, в целях защиты интересов расследования уголовного дела. Сущность конфиденциальности, которая определяется властными субъектами доказывания по уголовному делу, в ходе защиты реальной или потенциальной опасности для полного, объективного и справедливого расследования уголовного дела, так и обеспечения безопасности иных носителей информации (свидетелей, потерпевших, их родственников, близких людей и т.д.) от противоправных действий искажающих, скрывающих доказательственную информацию со стороны лиц заинтересованных в исходе результатов расследования уголовного дела.

В уголовном законодательстве ответственность за разглашение тайны предварительного следствия регулируется ст. 310 УК РФ (Разглашение данных предварительного расследования), а также в определенной степени (мере) ст. 311 УК РФ (Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса). Кроме того, по нашему убеждению, к субъектам состава преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, следует так же относить лиц, представляющих средства массовой информации (журналистов, корреспондентов и т.д.).

На наш взгляд, в число лиц, которым следователь (дознаватель) имеет право разъяснять о недопустимости разглашения тайны следствия, формально подпадает и защитник. Хотя в ч. 3 ст. 53 УПК РФ указывается, что защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. Те сведения, которые имеют место на стадии предварительного расследования по уголовному делу, ставшие известны адвокату, не могут им скрываться от своего подзащитного, если их можно использовать в целях защиты доверителя . На наш взгляд, данное мнение не подлежит сомнению, соответственно, является очевидным и каких-либо дополнительных доводов и аргументов в подтверждении данного положения не требуется.

В связи с вышеуказанным мы предлагаем внести корректировку в редакцию ст. 161 УПК РФ, дополнив ч. 6 пунктом следующего содержания: «любые сведения, ставшие известные адвокату об обстоятельствах расследуемого уголовного дела и сообщенные им своему доверителю (подзащитному), если адвокат считает, что данные сведения могут использоваться в целях защиты своего доверителя».

Следует понимать, что по своей сути уголовный процесс на всех его стадиях является формой процессуального принуждения, независимо от того к кому оно применяется – к обвиняемому или к свидетелю, который приходит к следователю по вызову, при этом, естественно, вынужденно нарушая свой обычный ритм жизни . В связи с этим можно указать, что меры процессуального принуждения — правовые санкции, применяемые не только к лицам обвиняемым (подозреваемым) в совершении преступления, но и иным лицам, вовлеченным в сферу уголовно-процессуальных отношений, наделенными процессуальным статусом (свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперт, специалист, переводчик, понятой) в случае неисполнения ими уголовно-процессуальных норм, а также устранение помех на пути к верному разрешению уголовного дела и, в конечном счете, — оказания содействия в борьбе с преступностью. То, что касается ст. 311 УК РФ («Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса»), следует заметить, что согласно уголовно-процессуальному законодательству (ч. 9 ст. 166 УПК РФ) для обеспечения безопасности свидетеля, потерпевшего, его представителей и их близких родственников, родственников близких лиц следователь вправе (может) присвоить вышеуказанным лицам псевдонимы и подписи, которыми они в ходе производства по уголовному делу будут пользоваться. Соответственно, в протоколах следственных действий, в которых принимают участие данные лица, не указываются их личные данные.

В ОРД существует схожий институт — «Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» (ст. 12 Федерального закона об оперативно-розыскной деятельности, далее ФЗ «Об ОРД»), где речь идет о защите сведений, составляющих государственную тайну. Согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О государственной тайне» , к ней относятся «защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно- розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации». Соответственно, что следует конкретно (без раскрытия содержания) считать исходя из ФЗ «Об ОРД» защищаемыми сведениями в области оперативно- розыскной деятельности, которые составляют государственную тайну? В ч. 1 ст. 12 ФЗ «Об ОРД» — указаны все сведения, составляющие государственную тайну в контексте ОРД. Кроме того, в ч. 2 ст. 12 ФЗ «Об ОРД» идет речь о том, что для рассекречивания сведений, составляющих государственную тайну, а именно: о лицах, которые внедрены в организованные преступные группы, а также о штатных негласных сотрудниках, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, о лицах, оказывающих (оказывавших) содействие на конфиденциальной основе субъектам осуществляющим ОРД, — допускается только с согласия вышеуказанных лиц, которое должно быть выражено в письменной форме и только в случаях предусмотренных законодательством (к такому случаю можно отнести привлечение данных лиц к уголовной ответственности). Кроме того, рассекречивание в основном возможно, когда, например, после проведения ОРМ получены положительные результаты ОРД, а об обстоятельствах, характере и факте его проведения стало известно лицу, в отношении которого оно проводилось. Наше отношение к рассекречиванию сведений, составляющих государственную тайну в ОРД, — крайне негативное, поскольку, это связано с безопасностью лиц, которые участвовали в проведении ОРМ. Более того, лицо (лица) гипотетически, после рассекречивания, в дальнейшим вряд ли можно будет использовать в сложных комбинированных ОРМ, а агентуру, как ранее мы писали, — нужно ценить, беречь и уважать . Более того рассекречивание данных о лице, которое является конфидентом (агентом) субъекта осуществляющего ОРД имеет под собой морально-нравственный аспект, в контексте отношения обществ к организации и тактики ОРД, в данном случае отношения к лицам, оказывающим конфиденциальное содействие правоохранительным органам, не только со стороны криминального мира будет крайне отрицательным, но и со стороны законопослушных граждан, мягко говоря, недоброжелательным. Необходимо знать и понимать, что нравственность как природное качество человека имеет другое содержание (представление о долге, чести, совести, верности) в отличие от морали, которая порождена определенной идеологией, в нашем случае, — идеологией ОРД, в том смысле, что морально для лиц осуществляющих ОРД, будет аморально и безнравственно для рядовых (обывателей) граждан . Поэтому в данном аспекте мы солидарны с мнением авторов комментариев к ФЗ «Об ОРД», где указывается, что информация о лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, в любом случае не может быть рассекречена без их письменного согласия .

На основании вышеизложенного можно констатировать, что основным практическим значением обеспечения тайны следствия является деятельность, направленная на защиту прав и свобод граждан, являющихся участниками уголовного процесса по конкретным уголовным делам . Но необходимо особо подчеркнуть: при расследовании уголовных дел в них могут содержаться такие сведения, которые не могут быть тайной следствия, а более того – подлежат огласке. В данном случае можно вести речь о разглашении сведений, содержащихся в материалах уголовного дела в целях профилактических мер. То есть предупреждения граждан о возможном совершении в отношении них преступлений определенным способом (например, мошенничества, краж, грабежей и т.д.). Кроме того, распространения данных предварительного следствия может проводиться в целях опровержения недостоверных слухов и дезинформации, имеющих место среди населения. Существуют различные тактические «соображения» ввиду которых могут распространяться сведения материалов уголовного де- ла . Соответственно, только следователь, по своему внутреннему убеждению и субъективному мнению, должен решать, что является тайной следствия, а что нет. Поэтому «тайна следствия – это, по сути, всего лишь право следователя сообщать исключительно то, что он считает возможным, и предупреждать участников процесса о недопустимости разглашения этих сведений. Какого-либо перечня таких сведений или дополнительных механизмов их защиты от иных лиц (не участников процесса) закон не содержит».

В отличие от обеспечения тайны следствия в уголовном процессе, защита сведений об органах, осуществляющих ОРД, более регламентирована и конкретизирована, хотя значение и цель данной «защиты», — обеспечение безопасности и прав граждан, к которым относятся как властные субъекты, осуществляющие ОРД, так и лиц, оказывающих им конфиденциальное содействие. Статья 5 ФЗ «Об ОРД» («Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности») регламентирует предпосылки осуществления гарантий обеспечения субъектами, осуществляющими ОРД, при проведении ОРМ соблюдение прав человека и гражданина (например, ст. 23 Конституции РФ). Мы все-таки считаем, что необходимо вести речь о соблюдении прав гражданина, поскольку статус гражданина обеспечивается связью его с государством, которое дарует ему определенные права и обязанности, в том числе в контексте существующего национального права. Статус человека рассматривается всегда в отрыве от национального законодательства . В связи с чем подчеркнем, что Конституция РФ в ч. 3 ст. 55 указывает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Поэтому в данном аспекте напомним, что обычно под «правом» понимается предоставление возможности совершать определенные действия (положительный элемент) либо не совершать никаких действий (отрицательный элемент), которые допускаются законодательством либо «неписанными» нормами поведения (обычаем, традициями). Более того связь, во взаимодействии между правами и обязанностями, образует правоотношения, в любых отраслях как права, так и человеческих обществ . В ст. 12 ФЗ «Об ОРД» конкретно указываются, через какие действия осуществляется обеспечение безопасности и прав граждан (субъектов ОРД), а именно: через запрет рассекречивать силы, средства, источники, методы, планы и результаты ОРД, а также сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках, осуществляющих ОРД, и о лицах оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения ОРМ. Более того, кроме указаний, содержащихся в ст. 12 ФЗ «Об ОРД», обеспечение государственной тайны осуществляется с помощью организационно-правового механизма отраслевых принципов конспирации и сочетания гласных и негласных средств и методов в ОРД. Следует особо подчеркнуть, именно в целях сохранения государственной тайны, на законодательном уровне все оперативные материалы, которые являлись основанием для проведения ОРМ судебного санкционирования, хранятся в подразделениях осуществляющих ОРД. Соответственно, суды не имеют права оставлять в своем распоряжении различные материалы и копии судебных решений о проведении вышеуказанных ОРМ.

В заключение отметим, что институт «обеспечения тайны следствия» (следственной тайны), — в уголовном процессе и «защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность», — в ОРД, является организационно-правовым механизмом достижения целей не только защиты интересов государства при решении задач, стоящих перед уголовным процессом и ОРД, но и механизмом обеспечения безопасности и проявления заботы о гражданах своего государства.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) «О государственной тайне» // Собрание законодательства РФ. 13.10.1997. № 41.
2. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства РФ. 14.08.1995. № 33.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63- ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
4. Баев О.Я. Защита доказательств в уголовном судопроизводстве: Монография. – М.: Проспект, 2016.
5. Власова Н.А. Обеспечение тайны предварительного расследования // Вестник Московского университета МВД России. 2016. № 3.
6. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С приложением решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека / Отв. ред. В.С. Овчинский; вступ. ст. В.Д. Зорькина. 4-е изд., доп. и перераб. – М.: Норма, 2018.
7. Маслов А.Е. Тайна предварительного расследования. Правовые и криминалистические средства обеспечения. – Воронеж, 2003.
8. Онопко О.А. Проблемы обеспечения тайны предварительного расследования в уголовном процессе // Гуманитарные и юридические исследования. 2016. № 2.
9. Осокин Р.Б. Правоохранительные органы в системе безопасности: лекция. – Тамбов: Изд-во Тамбовский филиал Московского университета МВД России, 2006.
10. Середнев В.А. Тактика приобретения агентурного аппарата субъектами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. // Научный аспект № 1-2013. – Самара: ООО «Аспект», 2013.
11. Середнев В.А. К вопросу понятия «права» и «обязанности»: сравнительный анализ в либеральном западном и традиционном русском сознании (рассмотрение через систему уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности) // Отечественная юриспруденция. № 7 (9), 2016.
12. Середнев В.А. Идея дифференциации морально-этических принципов в оперативно-розыскной деятельности // Журнал «Оперативник (сыщик)» / Общероссийское периодическое вневедомственное научно-практическое издание. № 2(47). 2016.
13. Середнев В.А. Конфиденциальное содействие граждан субъектам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность / Учебно-методическое пособие. – Арзамас, 2017.
14. Середнев В.А. К вопросу противостояния: идеология «прав человека» против идеологии «прав гражданина» // Философия права, 2017, № 4 (83).
15. Середнев В.А. К вопросу психологического портрета лиц, оказывающих конфиденциальное содействие субъектам, осуществляющим оперативно-розыскную, разведывательную и контрразведывательную деятельность // Юрист- ПравоведЪ-2018. № 4 (87).
16. Уголовно-процессуальное право: Учебник для бакалавриата и магистратуры / под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2018.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (69) 2019

Просмотров: 1404

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code