Об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, включении в специальный стаж периодов работы. Апелляционное определение Саратовского областного суда от 03.10.2019 по делу N 33-8337/2019

Требование: Об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, включении в специальный стаж периодов работы, назначении досрочной страховой пенсии по старости.
Обстоятельства: Решением пенсионного органа истцу было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости ввиду отсутствия требуемой продолжительности стажа на соответствующих видах работ.
Решение: Требование удовлетворено.

 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 3 октября 2019 г. по делу N 33-8337

Судья Зотова Ю.Ш.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Бартенева Ю.И.,

судей Негласона А.А., Перовой Т.А.,

при ведении протокола помощником судьи Дмитриевой К.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Нестеровой ФИО11 к Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Заводском районе города Саратова (межрайонное) об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости и включении в специальный стаж периодов работы

по апелляционной жалобе Нестеровой ФИО12 на решение Заводского районного суда города Саратова от 26 июня 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Бартенева Ю.И., объяснения представителя истца С., поддержавшей доводы жалобы, объяснения представителя ответчика ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) – А., возражавшей против доводов жалобы, изучив доводы жалобы, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

Н. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Заводском районе города Саратова (межрайонное) об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости и включении в специальный стаж периодов работы.

Требования мотивировала тем, что обратилась в ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях”, однако решением от 05 марта 2019 года истцу отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по причине отсутствия требуемой продолжительности стажа на соответствующих видах работ, при этом ответчиком из ее льготного стажа исключены следующие периоды:

– работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года;

– нахождения на курсах повышения квалификации с 13 сентября 1999 года по 12 ноября 1999 года, с 22 ноября 2004 года по 23 декабря 2004 года, с 01 февраля 2010 года по 03 марта 2010 года.

Не согласившись с отказом, Н. обратилась в суд за защитой своих нарушенных прав, который с учетом уточнения исковых требований просила:

– решение ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) от 05 марта 2019 года N об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости отменить в части;

– обязать ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) включить в стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” в льготном исчислении 1 год работы за 1 год 6 месяцев периоды работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года; периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 13 сентября 1999 года по 12 ноября 1999 года, с 22 ноября 2004 года по 23 декабря 2004 года, в календарном исчислении – периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 01 февраля 2010 года по 03 марта 2010 года;

– обязать ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) назначить истцу досрочную страховую пенсию по старости в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” со дня обращения с заявлением о назначении пенсии – с 22 ноября 2018 года.

Рассмотрев спор, Заводской районный суд города Саратова решением от 26 июня 2019 года исковые требования удовлетворил частично. Постановлено:

– решение от 05 марта 2019 года об отказе в установлении досрочной страховой пенсии по старости ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) отменить в части не включения в стаж работы Н., дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, периодов нахождения на курсах повышения квалификации с 13 сентября 1999 года по 12 ноября 1999 года, с 22 ноября 2004 года по 23 декабря 2004 года, с 01 февраля 2010 года по 03 марта 2010 года;

– обязать ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) включить данные периоды в стаж работы Н., дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости;

– в удовлетворении остальной части исковых требований к ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) об оспаривании решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости и включении в специальный стаж периодов работы отказать.

В апелляционной жалобе истец ставит вопрос об изменении решения суда в части отказа в удовлетворении исковых требований об обязании ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) включить в стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, следующих периодов:

– работы операционной медицинской сестрой (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 6 месяцев.

Просит принять в данной части решение об удовлетворении указанных требований и назначить досрочную страховую пенсию по старости в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” со дня обращения с заявлением о назначении пенсии – с 22 ноября 2018 года.

Считает решение суда первой инстанции в указанной части постановленным с неправильным применением норм материального права, выражает несогласие с произведенной судом оценкой доказательств, приводя в обоснование доводы, аналогичные доводам, на которые ссылалась истец в суде первой инстанции в обоснование своих требований.

Истец, будучи извещенной о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда не явилась, не просила не рассматривать дело в свое отсутствие, об отложении судебного заседания не ходатайствовала, в связи с чем на основании ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в отсутствие истца.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального права или процессуального права.

В силу ч. 2 ст. 328 ГПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к следующему.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” (далее – Федеральный закон от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ), вступившим в силу с 01 января 2015 года.

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Порядок и условия реализации права на досрочное назначение страховой пенсии по старости определены ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ.

Устанавливая правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда (в данном случае речь идет о лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения). При этом также учитываются различия в характере работы и функциональных обязанностях работающих лиц.

В соответствии со ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ основанием для досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определенной продолжительности в опасных, вредных, тяжелых и иных неблагоприятных условиях труда.

Согласно указанной норме закона одним из условий установления страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста является наличие стажа, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, установленной законом продолжительности.

Пунктом 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ предусмотрено, что страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, определенного ст. 8 названного закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Частью 2 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ определено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с ч. 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу этого федерального закона, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы (деятельности), дающей право на досрочное назначение пенсии (ч. 3 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу названного федерального закона, могут исчисляться с применением правил, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности) (ч. 4 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

В целях реализации положений ст. ст. 30 и 31 указанного закона Правительством Российской Федерации 16 июля 2014 года принято постановление N 665 “О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение”.

Так, в подп. “н” п. 1 названного постановления указано, что при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного пенсионного обеспечения в соответствии со ст. 30 Федерального закона “О страховых пенсиях” применяются при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения:

– список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 “О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, и об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”;

– список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1066 “Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения (далее также – Список должностей от 22 сентября 1999 года N 1066), и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения”, – для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 01 ноября 1999 года по 31 декабря 2001 года включительно;

– список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 года N 464 “Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет” (далее также – Список профессий и должностей от 06 сентября 1991 года N 464), с применением положений абзацев четвертого и пятого пункта 2 указанного постановления – для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 01 января 1992 года по 31 октября 1999 года включительно;

– перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет (приложение к постановлению Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 “О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства”), – для учета периодов соответствующей деятельности, имевшей место до 01 января 1992 года.

Судом первой инстанции установлено, что 22 ноября 2018 года Н. обратилась в ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пп. 20 ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ в связи с осуществлением лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, полагая, что она имеет право на назначение ей вышеуказанного вида пенсии.

Решением ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) от 05 марта 2019 года N ей было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости в связи с отсутствием требуемой продолжительности стажа работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости (л.д. 7-9).

При этом пенсионным органом из ее стажа в льготном исчислении 1 год работы за 1 год и 6 месяцев исключены, в том числе, следующие периоды:

– период работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, поскольку должность операционной медицинской сестры (перевязочной) не поименована в Списке должностей от 22 сентября 1999 года N 1066;

– период работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года, поскольку должность операционной медицинской сестры (перевязочной) не поименована в Списке должностей от 29 октября 2002 года N 781;

– период нахождения на курсах повышения квалификации с 13 сентября 1999 года по 31 октября 1999 года, поскольку включение указанных периодов не предусмотрено ни Постановлением от 06 сентября 1991 года N 464, ни разъяснением от 22 мая 1996 года N 5;

– период нахождения на курсах повышения квалификации с 01 ноября 1999 года по 12 ноября 1999 года, поскольку включение указанных периодов не предусмотрено ни Постановлением от 22 сентября 1999 года N 1066, ни разъяснением от 22 мая 1996 года N 5;

– период нахождения на курсах повышения квалификации с 22 ноября 2004 года по 23 декабря 2004 года, с 01 февраля 2010 года по 03 марта 2010 года, поскольку включение указанных периодов не предусмотрено ни Правилами от 29 октября 2002 года N 781, ни Правилами от 11 июля 2002 года N 516.

В решении ответчика указано, что истец имеет:

– 22 года 08 месяцев 15 дней стажа работы, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости по нормам пп. 20 ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях”, исчисленного по постановлению Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781;

– 25 лет 10 месяцев 23 дня стажа работы, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, исчисленного с учетом ранее действовавшего законодательства;

– 24 года 10 месяцев 07 дней стажа работы, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, исчисленного с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года N 2-П.

Согласно записям трудовой книжки истца, Н. 16 августа 1999 года принята на должность операционной медсестры (перевязочной) гинекологического отделения в Саратовский военно-медицинский институт, 30 ноября 2009 года переведена на должность медицинской сестры перевязочной гинекологического отделения клиники (военно-полевой хирургии) кафедры военно-полевой хирургии, 18 ноября 2010 года уволена в связи с ликвидацией организации по п. 1 ст. 84 ТК РФ (л.д. 10-15).

Установив указанные выше обстоятельства, дав оценку собранным по делу доказательствам, в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отказывая в удовлетворении исковых требований Н. во включении в стаж периодов работы операционной медицинской сестрой (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 6 месяцев, суд исходил из того, что истцом не представлены доказательства, подтверждающие выполнение в указанные периоды работы в должностях и отделениях, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев. Кроме того, работодатель при предоставлении в пенсионный орган сведений для индивидуального (персонифицированного) учета в отношении Н. документально не подтвердил ее право на включение спорных периодов в льготном исчислении как один год работы за один год и шесть месяцев.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда об отказе в удовлетворении исковых требований о включении в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии в связи с осуществлением лечебной деятельности, периодов работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года, поскольку решение в указанной части вынесено с нарушением и неправильным применением норм материального права.

Согласно справке, уточняющей особый характер работ или условия труда, необходимые для назначения льготных пенсий, от 03 декабря 2010 года N, выданной Саратовским военно-медицинским институтом, Н. работала на полную ставку, выполняла свои обязанности в течение всего рабочего времени, полного рабочего дня со 100% занятостью, к режиму неполного рабочего дня, неполной рабочей недели и к работе по совмещению не привлекалась, за исключением периодов нахождения на курсах повышения квалификации и в отпуске по уходу за ребенком. Отпуск без сохранения заработной платы не предоставлялся.

Согласно представленной в материалы дела копии штатного расписания военно-медицинского института от 04.06.1999 г. в гинекологическом отделении кроме заведующей отделением – врача акушера гинеколога и врача акушера гинеколога значились 5 палатных медицинских сестер, 4 младших медицинских сестры по уходу за больными, старшая медицинская сестра, процедурная медицинская сестра и 1 операционная медицинская сестра (перевязочной), при этом в гинекологическом отделении не предусмотрено перевязочной.

Приказом Минздравсоцразвития России от 23.07.2010 N 541н утвержден Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих, в разделе которого “Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения” предусмотрены должности “медицинская сестра перевязочной” и “операционная медицинская сестра”, должности “операционная медицинская сестра (перевязочной)” не предусмотрено.

В должностные обязанности медицинской сестры перевязочной входит выполнение назначенных лечащим врачом манипуляций, разрешенных к выполнению средним медицинским персоналом, сопровождение тяжелобольных после проведенных манипуляций в палату, подготовка к стерилизации инструментарий, шприцы, капельницы, осуществление систематического санитарно-гигиенического контроля за помещением перевязочной. Требования к квалификации: среднее профессиональное образование по специальности “Лечебное дело”, “Акушерское дело”, “Сестринское дело” и сертификат специалиста по специальности “Сестринское дело”, “Общая практика”, “Сестринское дело в педиатрии” без предъявления требований к стажу работы.

В должностные обязанности операционной медицинской сестры входит осуществление подготовки операционной, участников хирургической бригады, хирургических инструментов, белья, шовного и перевязочного материалов, аппаратуры к проведению операции, участие в хирургических операциях, обеспечение членов хирургической бригады необходимым инструментарием, материалами, аппаратурой. Требования к квалификации: среднее профессиональное образование по специальности “Лечебное дело”, “Акушерское дело”, “Сестринское дело” и сертификат специалиста по специальности “Операционное дело” без предъявления требований к стажу работы.

Таким образом, в должностные обязанности медицинской сестры перевязочной, в отличие от операционной медицинской сестры, не входит участие в хирургических операциях, и требования к квалификации медицинской сестры перевязочной, в отличие от операционной медицинской сестры, не содержат наличия сертификата специалиста по специальности “Операционное дело”

Из материалов дела следует, что Н. в спорные периоды работала операционной медицинской сестрой (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института. Истец в качестве операционной медицинской сестры участвовала в проводимых операциях в гинекологическом отделении, что подтверждается копией книги учета хирургических операций (л.д. 21-41), а также копией операционного журнала (л.д. 42-48).

Н. имеет сертификат о присвоении специальности “Операционное дело” (л.д. 19), удостоверения о присвоении первой и высшей квалификационной категории по специальности “Операционное дело” (л.д. 20).

Совокупность изложенного указывает на то, что Н. в спорные периоды работала операционной медицинской сестрой гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института.

Подпунктом “б” п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 N 781, предусмотрено, что лицам, работавшим в структурных подразделениях учреждений здравоохранения в должностях по перечню согласно приложению, год работы засчитывается в указанный стаж работы как год и 6 месяцев.

В Перечне структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев, в разделе “Наименования структурных подразделений” предусмотрены отделения хирургического профиля стационаров учреждений, предусмотренных пунктами 1 – 6, 8, 12, 15, 16, 20, 21, 27 – 30 Списка, в том числе – гинекологическое.

В разделе “Наименование должностей” предусмотрены операционные медицинские сестры.

При таких данных, с учетом того, что в соответствии со Списком должностей от 29 октября 2002 N 781 должность истца отнесена к среднему медицинскому персоналу отделений хирургического профиля стационаров, вывод суда о том, что спорные периоды не подлежат включению в специальный стаж как один год работы за один год и 6 месяцев, судебная коллегия находит необоснованными, а доводы апелляционной жалобы в указанной части – подлежащими удовлетворению.

Страховой стаж – это учитываемая при определении права на страховую пенсию и ее размера суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, за которые начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж (п. 2 ст. 3 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Условия и порядок подтверждения страхового стажа, в том числе для назначения досрочной страховой пенсии по старости, определены ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ.

При подсчете страхового стажа периоды, которые предусмотрены ст. ст. 11 и 12 указанного закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”, подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета за указанный период и (или) документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

При подсчете страхового стажа периоды работы, которые предусмотрены ст.ст. 11 и 12 настоящего федерального закона, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”, подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета (ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

При подсчете страхового стажа периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные ст. 11 настоящего федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”, могут устанавливаться на основании показаний двух и более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух и более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается (ч. 3 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Согласно ч. 4 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ правила подсчета и подтверждения страхового стажа, в том числе с использованием электронных документов или на основании свидетельских показаний, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 02 октября 2014 года N 1015 утверждены Правила подсчета и подтверждения страхового стажа для установления страховых пенсий.

Пунктом 43 названных правил определено, что периоды работы и (или) иной деятельности после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются документами об уплате соответствующих обязательных платежей, выдаваемыми в установленном порядке территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Аналогичные положения содержатся и в п. 3 Порядка подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, утвержденного приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 31 марта 2011 года N 258н.

Из ст. 3 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования” следует, что целями индивидуального (персонифицированного) учета являются в том числе создание условий для назначения страховых и накопительных пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица; обеспечение достоверности сведений о стаже и заработке (доходе), определяющих размер страховой и накопительной пенсий при их назначении (абз. 1 – 3 ст. 3 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”).

Органом, осуществляющим индивидуальный (персонифицированный) учет в системе обязательного пенсионного страхования, является Пенсионный фонд Российской Федерации (ст. 5 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”).

На территории Российской Федерации на каждое застрахованное лицо Пенсионный фонд Российской Федерации открывает индивидуальный лицевой счет с постоянным страховым номером, содержащим контрольные разряды, которые позволяют выявлять ошибки, допущенные при использовании этого страхового номера в процессе учета (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования” в редакции, действовавшей на дату обращения Н. в пенсионный орган).

Исходя из положений пп 10.1 п. 2 ст. 6 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования” в общей части индивидуального лицевого счета застрахованного лица указываются в том числе периоды работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии с п. п. 1 – 18 ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ, за которые уплачены страховые взносы в соответствии с дополнительными тарифами, предусмотренными ст. 33.2 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”.

В силу п. п. 1, 2 ст. 11 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования” страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже – на основании приказов и других документов по учету кадров. Страхователь представляет о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ.

Пенсионный фонд Российской Федерации осуществляет прием и учет сведений о застрахованных лицах в системе индивидуального (персонифицированного) учета, а также внесение указанных сведений в индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц в порядке и сроки, которые определяются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (ст. 8.1 Федерального закона от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования”).

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” работодатели несут ответственность за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования. Перед сдачей отчетности предприятия, имеющие льготные профессии, представляют в орган Пенсионного фонда Российской Федерации документы, подтверждающие льготу, персонально по каждому работающему у него по льготной профессии человеку.

По смыслу приведенных нормативных положений, индивидуальный (персонифицированный) учет используется в целях назначения страховой и накопительной пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица на основе страхового стажа конкретного застрахованного лица и его страховых взносов, обязанность по уплате которых законом возложена на страхователей (работодателей). Страхователь (работодатель) представляет в Пенсионный фонд Российской Федерации о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ, после получения которых Пенсионный фонд Российской Федерации вносит эти сведения в индивидуальный лицевой счет застрахованного лица. При этом страхователи (работодатели) несут ответственность за достоверность сведений, представляемых ими для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

По общему правилу периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счета застрахованного лица, сформированной на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета. В случае отсутствия в сведениях индивидуального (персонифицированного) учета данных о периодах работы и (или) иной деятельности, с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, либо оспаривания достоверности таких сведений факт выполнения гражданином работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, может быть подтвержден путем представления письменных доказательств, отвечающих требованиям ст. ст. 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Именно из такой правовой позиции исходит судебная коллегия, не соглашаясь с выводом суда об отказе в удовлетворении требований Н. о включении периодов ее работы операционной медицинской сестрой (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года в специальный стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости по пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ “О страховых пенсиях” (в связи с осуществлением лечебной деятельности) и об отказе в признании за ней права на досрочную страховую пенсию по старости по указанному основанию.

В силу Федерального закона “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования” обязанность по предоставлению сведений в Пенсионный фонд РФ лежит на работодателе. Таким образом, право истца на назначение пенсии не может быть поставлено в зависимость от того обстоятельства, что при отчислении необходимых взносов, работодатель не поставил код льготы и не сообщил иные сведения в Пенсионный Фонд.

Вывод суда о том, что доказательства, свидетельствующие о выполнении истцом работы условиях, соответствующих специфике, нагрузке операционной медицинской сестры в должностях, которые предусмотрены соответствующими Списками, полный рабочий день в отделениях хирургического профиля, не представлены, основан на ошибочном толковании норм материального права и сделан без учета положений нормативных правовых актов, определяющих порядок подтверждения страхового стажа, в том числе при досрочном назначении страховой пенсии по старости.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение в части отказа во включении в специальный стаж истца периодов работы операционной медицинской сестрой (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года и назначении истцу досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ с 22 ноября 2018 года подлежит отмене как постановленное с нарушением норм материального права, регулирующих спорные отношения, с принятием в этой части нового решения об удовлетворении данных исковых требований.

Так как с учетом включения спорных периодов (в том числе в льготном исчислении) в льготный стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением медицинской деятельности, на день обращения в УПФР с заявлением о назначении пенсии у истца имелся необходимый стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, установленной законом продолжительности, исковые требования Н. о понуждении ответчика назначить досрочную страховую пенсию по старости с 22 ноября 2018 года подлежат удовлетворению.

В остальной части указанное решение сторонами не обжаловано, в связи с чем судебной коллегией не проверяется.

Руководствуясь ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Заводского районного суда города Саратова от 26 июня 2019 года в части отказа в удовлетворении исковых требований об обязании ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) включить в стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости в льготном исчислении 1 год работы за 1 год 6 месяцев периоды работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года, а также в части отказа в назначении Н. досрочной страховой пенсии по старости с 22 ноября 2018 года – отменить, принять в указанной части новое решение.

Решение ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) от 05 марта 2019 года об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости в части не включения в стаж работы Н., дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, периодов работы в должности операционной медицинской сестры (перевязочной) гинекологического отделения клиники хирургии кафедры хирургии военно-медицинского института с 13 ноября 1999 года по 17 февраля 2002 года, с 16 июня 2003 года по 21 ноября 2004 года, с 24 декабря 2004 года по 29 ноября 2009 года, а также в части отказа в назначении Н. досрочной страховой пенсии по старости с 22 ноября 2018 года отменить

Обязать ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) включить указанные периоды в стаж работы Н., дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Обязать ГУ – УПФР в Заводском районе города Саратова (межрайонное) назначить Н. досрочную страховую пенсию по старости с 22 ноября 2018 года.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Просмотров: 1666

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code