ТЕНДЕНЦИИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

С.Д.Гринько

Аннотация. В статье рассматриваются состояние противодействия организованной преступности, тенденции ее развития, анализ статистических показателей, причины преступности и условия, ей способствующие, личность рядового участника преступного сообщества и предлагаются меры противодействия.

Проведенное исследование свидетельствует о том, что организованная преступность стала реальной угрозой безопасности личности, общества и государства.

Ключевые слова: преступления, преступные сообщества, тенденции, коррупция, латентность, противодействие, меры борьбы.

 

Анализ уголовных дел и судебной npaKrara по делaм о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ – оргaнизaция преступного сообществa (преступной органи- зaции) или yчaстие в нем (ней), позволяет сделaть вывод о том, что оргaнизовaнные преступные группы от единичных преступлений переходят к профессиомльной преступной деятельности и создaют преступные сообществa (преступные оргaнизaции).

Число зарегистрированных преступлений по ст. 210 УК РФ в 2012 г. составило 202, а в 2017 г. – 198, что свидетельствует об устойчивой тенденции организованной преступности. В 2012 г. было выявлено 482 лица, а в 2017 г. – 919 лиц, совершивших преступления.

Фактов организации и участия в преступных сообществах в 2017 г. уменьшилось до 198, по сравнению с 252 фактами, зарегистрированными в 2016 г.

В 2017 г. 60 % таких преступлений являлись особо тяжкими, около 20 % были совершены в экономической сфере и 18 % составили похищения человека. Организованными преступными группами и сообществами было совершено 79 % преступлений террористического характера (ст. 205 УК РФ) и 42,5 % преступных деяний против основ конституционного строя и безопасности государства [1, с. 296].

Организованная преступность от вымогательства перешла к рейдерским захватам предприятий и производственных комплексов и активно действовала в красноярском промышленном комплексе, имеющем для России стратегическое значение [2, с. 38].

В конце XX века деятельность преступных формирований распространялась на такие регионы, как республики Северного Кавказа, Кемеровскую область и Красноярский край, Северо-Западный и Центральный округа страны.

Кроме этого, организованная преступность распространила свое влияние на «теневые» производства в лесной и лесообрабатывающей промышленности, рыбодобыва- ющих и перерабатывающих отраслях [3, с. 2].

Наиболее активно организованная преступность действует в финансово- экономической, банковской, страховой сферах.

Деятельность преступных сообществ все более глобализируется и носит межгосударственный характер, с использованием современных технологий, многоходовых операций, реализацией преступного замысла и извлечения доходов за рубежом в ущерб российским интересам [4, с. 36].

Этому способствуют коррупционные связи государственных служащих с организованной преступностью. С их помощью представители криминальных структур становились акционерами и совладельцами производств, проникали на службу в органы государственной власти. Отсутствие надлежащего контроля способствовало проникновению криминальных структур в сферу приватизации государственной собственности, внешнеэкономическую и финансовую деятельность. Привлечение к уголовной ответственности и объявление в розыск беглых олигархов, предпринимателей, финансистов и банкиров, государственных и общественных деятелей является тому подтверждением.

Коррупционные связи помогают лидерам организованной преступности оставаться на свободе, а статистические данные по организованной преступности являются неполными в связи с ее высокой латентностью [5, с. 701 – 702].

Тенденции развития организованной преступности свидетельствуют о том, что до 2000-х г.г. были выявлены около восьмидесяти преступных сообществ, имевших межгосударственные связи, в 2002 г. уже в два раза больше – 174, а в 2003 г. уже почти в четыре раза больше и составило – 307.

По оперативным данным МВД России российская организованная преступность имела преступные связи в 40 странах, а по данным полиции и ФБР США – более чем в 50- ти [6, с. 5]. Другие источники подтверждают наличие таких связей с преступными формированиями Колумбии, Италии, Японии, США, Китая и других стран, как дальнего, так и ближнего зарубежья [7, с. 116].

Более 130 преступных сообществ объединяют полторы тысячи организованных групп с двенадцатью тысячами участников [8, с. 13]. Увеличивается количество преступлений и лиц, их совершающих. Реально совершаемое организованными преступными группами количество преступлений превышает официально регистрируемое в 10 раз [9, с. 113].

Состояние противодействия организованной преступности в России можно с большим трудом охарактеризовать удовлетворительным, так как половина преступлений не раскрывается, большой процент организованных преступных групп, террористических, экстремистских, незаконных вооруженных формирований не выявляется, а о их существовании правоохранительные органы узнают лишь после совершения взрывов, нападений и других громких преступлений, получающих общественный резонанс. Статистические показатели свидетельствуют об успехах борьбы с преступностью, экстремизмом, терроризмом, однако коренного перелома в тенденциях и характеристиках данных видов преступлений не наблюдается.

Организованная преступность является серьезной угрозой национальной безопасности. Однако за последние годы число преступлений, предварительное следствие по которым приостанавлено, лишь возросло, а число расскрытых преступлений уменьшилось. Большинство организаторов и участников преступных формирований не выявляется, а тем более не осуждается.

Необходимо отметить и отсутствие научной разработанности данной проблемы. Большинство научных исследований было посвящено «ворам в законе» и другим лидерам преступных иерархий, в то время как личности рядового участника преступных сообществ уделялось недостаточно внимания. Но рядовые участники составляют в преступной организации большинство и являются фундаментом пирамиды преступного сообщества.
Данные по возрастному составу организованных преступных групп выглядят следующим образом: от 14 – 16 до 35 лет составляют 45 %, от 35 до 50 лет – 40 % и от 50 и старше – 15 %, что говорит о молодеющей организованной преступности и недостаточной профилактике в молодежной среде [9, с. 113].

На резкий рост организованной преступности оказали влияние зарождавшиеся не всегда законными способами рыночные отношения и особенности формирования таких отношений при переходе страны от одной социально-экономической формации к другой.
Поэтому организованная преступность периода становления рыночных отношений испытывала влияние явлений рыночного типа. Она была порождена новой системой отношений собственности, но незамедлительно и активно посягала на их нормальное функционирование [5, с. 704].

Значительные слои населения и, в первую очередь, молодежь были вовлечены в сферу организованной преступности в связи с ростом безработицы, остановкой предприятий, длительными задержками заработной платы и имущественным расслоением общества.

Развитию организованной преступности способствовали зарождавшаяся конкуренция, часто использовавшая методы обмана и насилия, всевластие денег, пропаганду наживы и агрессии, пренебрежение к тем, кто не смог приспособиться к новым условиям, распространение продажности на сферу культуры, средства массовой информации и нравственные ценности.

В конце XX века обострились и политические конфликты, объявлялись суверенитеты субъектов Российской Федерации, в которых играла свою роль и организованная преступность. Долгое время не принималось никаких мер противодействия организованной преступности, и даже принимались меры противоположного характера. Так, например, МВД СССР запретило сотрудникам органов внутренних дел вмешиваться в деятельность кооперативов, даже противоправную [10, с. 31].

Организованная преступность, распространяясь на различные сферы деятельности, создавала и свою иерархию управления, проникнув к концу девяностых годов в различные сферы деятельности во всех регионах [11, с. 28].

По мнению сотрудников органов внутренних дел, для успешного выявления, предупреждения и пресечения преступлений, совершаемых организованными преступными группами, необходимы специальные законы о борьбе с организованной преступностью, защите потерпевших и свидетелей, совершенствование уголовного и уголовно- процессуального законодательства, более эффективное взаимодействие правоохранительных органов, устранение коррупции в органах власти и правоохранительных органах, а также решение социально-экономических проблем населения [12, с. 41].

Меры борьбы должны постоянно совершенствоваться и носить характер, упреждающий развитие организованной преступности. Они не должны носить «кампанейский» характер, а быть последовательными и систематическими. Противодействие преступности должно осуществляться целенаправленно в различных сферах жизни общества. Государственные и общественные интересы должны быть выше интересов ведомств или материальной выгоды.

Как отметил Тони Блэр, бывший руководитель кабинета министров Англии, с преступностью XXI века не борются методами XIX века [13]. Организованные преступники особенно активно используют высокие технологии.

Необходимо взаимоувязывать противодействие организованной преступности и коррупции. При этом следует учитывать ряд особенностей. Нельзя не отметить, что организованная преступность нередко поддерживается и используется властями предержащими, «олигархами» и частично интеллигенцией, которая оказывает организованной преступности юридические, экономические и иные услуги, пользуясь при этом силами, связями и финансовыми возможностями преступных групп. Нельзя также не учитывать возросший уровень знаний в преступной среде, в том числе отечественного и зарубежного законодательства [5, с. 707].

Необходимо учитывать характеристику лидеров преступных сообществ, которые прошли серьезную жизненную школу, имеют судимости и авторитет в преступной среде, организаторские способности, опыт совершения преступлений и противодействия сотрудникам правоохранительных органов. Они считают свою преступную профессию и «должность» также заслуженными, а может, даже больше, чем обычные граждане – свои профессии и должности. В отличие от обычных граждан, меняющих профессию и образ жизни, лидеры преступной среды это делают лишь в редчайших случаях.

Противодействие организованной преступности должно осуществляться в межгосударственном масштабе, а для этого необходимы аналогичные законы [5, с. 708 – 709].

Такие законы, например, приняты в Казахстане, Беларуси и Украине, несмотря на то, что они не в полной мере отвечают требованиям, предъявляемым к таким актам международным законодательством. Имеется и проект закона стран СНГ о борьбе с организованной преступностью, созданный на основе одноименного российского закона, отклоненного Президентом Российской Федерации. Важно определиться с самим фактом борьбы, а не «контроля» или даже «примирения» с организованными преступниками.

Эти меры должны основываться на знании состояния противодействия организованной преступности и отвечать реальному положению, быть направленными на выявление и пресечение преступной деятельности структур организованной преступности и их лидеров, коррупционных связей, подрыв материальной базы и индивидуальный подход к рядовым участникам, защищать потерпевших, свидетелей, судей и сотрудников правоохранительных органов.

Повышению эффективности противодействия способствовало бы введение освобождения от наказания и защиты лиц за информацию о преступной деятельности организаторов и активных участников преступных групп, в связи с деятельным раскаянием. Такой институт свидетеля уже имеет правовую основу и используется за рубежом [14, с. 104].

В нашей стране, еще с девяностых годов прошлого века неоднократно ставились задачи по подрыву материальной базы преступности и устранению коррупционных связей, но результатов не наблюдалось.

Важно принять концепцию противодействия организованной преступности, предусматривающую и профилактические меры, а не только направления противодействия. Существенна криминологическая обусловленность уголовного, уголовно- процессуального и оперативно-розыскного законодательства, регламентирующего противодействие организованной преступности [5, с. 710].

Профилактика должна служить разъяснению опасности организованной преступности для общества и государства, а также защите прав и интересов физических и юридических лиц. Криминологические исследования должны совершенствоваться с целью изучения изменений организованной преступности и ее причин. Сотрудничество оперативно-розыскных подразделений и предварительного следствия должно начинаться не с момента возбуждения уголовного дела, а в процессе сбора оперативной информации о преступных организациях.

Важно вытеснение организованной преступности из легальной экономики и общественной сферы, вытеснение «воровских», преступно нажитых капиталов, а также преступных элементов.

Ограничения к выборным должностям и государственной службе, имеющим судимости, должны быть закреплены в статье 32 Конституции Российской Федерации [5, с. 712].

Кроме присоединения к международным конвенциям о противодействии преступности, Россия вправе принимать и односторонние акты, например, о регулировании миграции.

Литература

1. Единый отчет о преступности по России за 2012 – 2017 г.г. ГИАЦ МВД России // Криминальные реалии, реагирование на них и закон / Под ред. А. И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2018, 316 с.
2. Васильев В. А. Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом: Материалы всероссийской межведомственной научно- практической конференции 16 – 17 декабря 2014. М., 2014. С. 38 – 43.
3. Выступления на итоговой коллегии МВД России 21 января 2000 г. // Проблемы борьбы с терроризмом, оргпреступностью и коррупцией: междунар. информ. бюл. М., 2000.
4. Логинов В. Борьба с российской организованной преступностью: международный аспект // Законность. 2014. № 7. С. 36 – 39.
5. Ванюшкин С. В. Организованная преступность // Криминология / Под общ. ред. А. И. Долговой. М., 2012, 715 с.
6. Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом: материалы всерос. межведомственной науч.-практ. конф. М., 2009.
7. Воронин Ю. А. «Русская мафия» за рубежом: мифы и реальность // Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. М., 2009. С. 116 – 119.
8. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск: аналит. материалы. М., 2006. С. 13.
9. Шатохин Е. Ю. Личность участника преступного сообщества: постановка проблемы // Преступность как она есть и направления антикриминальной политики / Под ред. А. И. Долговой. М., 2014. С. 113 – 122.
10. Овчинский С., Овчинский В. Борьба с мафией в России. М., 1993, 237 с.
11. Коррупция и борьба с ней / Под ред. А. И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000, 286 с.
12. Ларичев В.Д., Покаместов А.В., Щербаков В.Ф. Понятие и особенности организованной преступной деятельности в сфере экономики // Гос-во и право. 2013. № 12. С. 41 – 46.
13. Блер Т. В Бирмингеме мы готовы решать глобальные проблемы XXI века // Известия. 1998. 15 мая.
14. Торопыгин О. Ю. Проблемы незаконного организованного оборота оружия // Преступность как она есть и направления антикриминальной политики / Под ред. А. И. Долговой. М., 2014. С. 104 – 110.

Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2019, № 1

Просмотров: 1534

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code