ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СВОБОДНОГО ОБОРОТА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ЦИФРОВОЙ СРЕДЕ

Т.В.Шатковская, О.В.Юрченко, А.В.Веденкова

Аннотация. Статья посвящена проблемам разработки правовых стандартов свободного использования интеллектуальной собственности в цифровой среде, возникающим в связи с развитием цифровой экономики.

Авторы предлагают разграничить правовой режим интеллектуальной собственности в зависимости от характера ее использования на коммерческий и некоммерческий. Сферу некоммерческого использования следует максимально освободить от законодательных барьеров. В коммерческом обороте предлагается расширение использования упрощённых регистрационных процедур на основе информационных технологий.

В качестве правовой основы института свободного использования интеллектуальной собственности должны стать принципы справедливости и добросовестности. Авторы считают, что отдельные стандарты существуют в виде концепций и нуждаются в практическом воплощении, другие получили правовое закрепление, к примеру, приоритет рыночных механизмов над государственным управлением в сети Интернет, принцип баланса интересов правообладателей и пользователей.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, цифровая экономика, свободные лицензии, коммерциализация интеллектуальной собственности, правовая интеграция, правовое регулирование, Creative Commons.

 

Введение

Современное информационное общество ставит перед юристами задачу пересмотра подходов к правовому регулированию оборота интеллектуальной собственности, совершения прорыва в обосновании правовой природы новых социально- экономических явлений, обусловленных широким применением информационно- коммуникационных технологий. Так, согласно Internet World Stats, занимающемуся сбором и анализом статистических данных, связанных с сетью «Интернет», по состоянию на 31 марта 2017 г. общее количество интернет-пользователей по всему миру составило 3 731 973 423 человека (49,6 процентов от всего населения планеты). Россия занимает седьмое место в списке двадцати самых активных стран в плане использования сети «Интернет» (количество пользователей в стране составляет 104 553 691 человек — 72,9 процентов от всего населения страны) [1]. По данным Правительства РФ в 2016 г. доля жителей, использующих широкополосный доступ к сети «Интернет», составляла 18,77 процента [2].

Новейшие очертания экономики появились в прошлом веке, а сегодня государства принимают программы развития цифровой сферы [2]. Формирование архитектуры цифровой экономики требует снятия ряда правовых ограничений в законодательстве, а также решения таких проблем, как: противоречие между сложившимися сетевыми правилами, действующими нормами международного права и национальным законодательством, различие доктринальных подходов к возможности использования общепринятого юридического инструментария в киберпространстве и другие.

Формат данного исследования не позволяет развернуть дискуссию по всем проблемам. Поэтому авторы обратились к разработке правовых стандартов свободного использования интеллектуальной собственности, которые, с одной стороны, обеспечат защиту прав авторов и иных правообладателей в цифровой среде, а с другой, — позволят перейти от понимания исключительных прав как монополии и привилегии с вытекающими ограничениями конкурентной среды, экономической и гражданской инициативы, к свободному обороту интеллектуальными продуктами, основанному на принципах незыблемости прав человека, договорной диспозитивно- сти, свободного информационного обмена и использования результатов творческой деятельности, баланса интересов общества, правообладателей и необходимостью государственного контроля над оборотом интеллектуальных ресурсов, рыночной конкуренции и свободного доступа к информации.

Методологическая и концептуальная основа исследования

Концептуальной основой исследования является теория свободной культуры, разработанная Л. Лессигом, и ставшая базой для перехода от юридической конструкции разрешительного использования к свободному обороту результатов интеллектуальной деятельности. Помимо прочего, Л. Лессиг предлагает расширить сферу свободного использования произведений и включить в неё сеть «Интернет» [3]. При этом «свободное» не означает бесплатное, некоммерческое или бесконтрольное. Речь идет о расширении естественных пределов действия права в результате появления Интернета, что привело к распространению действующих международных и национальных актов на сферу творчества, традиционно развивающуюся путём использования и интерпретации общественного культурного достояния.

Активное внедрение юридических ограничений и запретов «огораживает» сферу свободного использования научно-творческих, культурных достижений, лишая новое поколение авторов возможности опереться на предшествующее и современное творчество для преумножения и совершенствования результатов интеллектуальной деятельности людей.

Сетевые технологии позволят распространять эти результаты практически мгновенно среди огромного количества людей. Поэтому перед современными законодателями и правоприменителями во всех странах мира стоит задача обеспечения баланса между исключительными правами правообладателей и интересами пользователей, тем более, что среди последних находятся создатели новых технологий, нуждающиеся в поддержке со стороны общества и государства с момента окончания до внедрения и включения в сферу информационного обмена.

Данное исследование нацелено на выработку практических рекомендаций для преодоления противоречий между монопольной природой юридической конструкции интеллектуальной собственности и существованием единой информационной среды, переосмысление устоявшихся доктрин и формирование набора правовых стандартов, приемов и средств, способствующих развитию цифровой экономики, а также определению и упорядочению отношений, возникающих в цифровой среде. Для реализации данной цели используются следующие методы. Метод логического исключения из основополагающих принципов права использован в исследовании для осуществления правовой квалификации отношений, связанных с оборотом интеллектуальной собственности в цифровой среде.

Системный метод применяется для исследования отдельных элементов института открытых лицензий, уяснения их места и роли в системе права. При этом одни и те же элементы рассматриваются как объекты, обладающие множеством своиств, проявляющихся в зависимости от их места в иерархии и этапа развития системы в целом.

Сущность использованного нами метода теоретического моделирования состоит в замещении реального об екта социальной сферы теоретической моделью, что помогает предотвратить нарушение интересов граждан и причинение им вреда. Затем результаты исследования модели переносятся по аналогии на оригинал.

Практическая реализация концепции свободного использования интеллектуальной собственности в сфере цифровой экономики

Практическим инструментом реализации концепции свободного использования интеллектуальной собственности является институт лицензий, позволяющий любому создателю производного результата интеллектуальной деятельности получить от автора право использования интеллектуальной собственности в упрощённом порядке.

Широкое использование лицензий дает автору возможность реализовать право на вознаграждение вследствие наличия у исключительных прав свойства рыночной стоимости и оборотоспособности [4, с. 170 — 171]. Помимо этого, открытые лицензии расширяют зону свободной конкуренции и под влиянием рынка помогают определить реальную коммерческую ценность интеллектуального продукта.

Примечательно, что несмотря на глобальное распространение свободных лицензий и активное обсуждение особенностей их применения в академических кругах, среди законодателей и практиков единого подхода к пониманию сущности свободной лицензии не выработано.

Согласимся с О. А. Городовым, предлагающим подразделить по характеру оферты, направляемой для целей совершения лицензионной сделки, лицензионные соглашения — на открытые (открытые лицензии) и обычные. При этом открытые лицензии характеризуются отсутствием определенности адресата оферты, что выражается в готовности патентообладателя заключить соответствующее соглашение с любым, кто отзовется [5].

Поскольку в различных национальных правовых системах существуют значительные отличия юридического обеспечения лицензионных соглашений, Creative Commons (далее СС) предложила модель универсальных открытых лицензий, дающих возможность использования интеллектуальной продукции неограниченному кругу лиц во всем мире на определённых условиях (в зависимости от типа международных лицензий) на безвозмездной основе.

Условия открытых лицензий допускают коммерческое или некоммерческое использование объектов авторского и смежного права, доступного через Интернет. Предложенная универсальная модель лицензии адаптирована к законодательству 55 стран, что подтверждается зарубежной правоприменительной практикой [6]. Однако лицензии СС не рассчитаны на получение авторами коммерческой выгоды, т. е. применяются с целью популяризации творчества и развития инноваций в цифровой сфере. Для пользователей наиболее выгодными в смысле свободы использования объекта являются лицензии Attribution (by), позволяющие распространять и перерабатывать авторское произведение при условии указания автора произведения.

Перспективы дальнейшего развития сферы применения свободных и открытых лицензий обусловлены поддержкой государствами-лидерами инновационного развития [7, с. 24 — 32]. Так, 28 мая 2003 г. на 840-м заседании заместителей министров Комитетом Министров Совета Европы был принят нормативно-правовой акт, закрепляющий основные принципы защиты свободы в сети Интернет — «Декларация о свободе общения в Интернете» [8]. Для упрощения использования на территории Европейского Союза программного обеспечения разработана и введена в оборот публичная лицензия, совместимая с действующими известными аналогичными лицензиями типа GPL и CC.

Состояние и перспективы использования открытых (свободных) лицензий в Российской Федерации

В Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 гг. формирование цифровой экономики признаётся национальным интересом Российской Федерации наряду с развитием человеческого потенциала. Перспективы данной стратегии подкрепляются статистическими данными. Согласно проведённым исследованиям Рунет является активнейшим сегментом экономики Российской Федерации. Вклад экономики Рунета в валовой внутренний продукт страны в 2015 г. составил 2,4 % [9].

Однако обеспечение создания ключевых институтов, в рамках которых создаются условия для развития цифровой экономики, предполагается осуществить на основе разрешительного подхода к использованию интеллектуальной собственности в информационной среде. В предлагаемых Минкомсвязи РФ лицензиях с открытым кодом содержатся запретительные условия для пользователей, связанные с возможностью дальнейшей переработки и распространения предмета договора.

В российском гражданском законодательстве закреплен институт свободного использования результатов интеллектуальной деятельности (далее РИД) без согласия автора, с выплатой или без уплаты вознаграждения. Однако список способов свободного использования РИД закрыт, что исключает новые способы использования об ектов, связанные с развитием технологий из числа законных, не требующих согласия правообладателя.

Таким образом, законодательство становится препятствием на пути развития цифровой экономики. Впрочем, эта тенденция характерна для большинства стран, где фактическое поведение пользователей Интернет выходит за границы предоставляемых им государством юридических возможностей. Соответственно оценка действий Интернет-пользователей на данный момент полностью зависит от подхода суда к толкованию ограничений и исключений из законодательства об интеллектуальной собственности [10]. Исключение составляет Кодекс интеллектуальной собственности Франции и Закон об авторском праве Германии, предусматривающие передачу права использования произведения в форме, не существующей на дату заключения договора [11].

Что касается использования свободных лицензий в российском праве, то законодатель предусмотрел два механизма её реализации: публичное заявление правообладателя о предоставлении любым лицам возможности безвозмездного использования произведения (п. 5 ст. 1233 ГК РФ) и новый тип авторского лицензионного договора, названного законодателем «открытой лицензией» (ст. 1286.1 ГК РФ). Данные «варианты» свободной лицензии, несомненно, отличаются друг от друга с точки зрения их осуществления автором, и нужно сказать, что способ, закреплённый в ст. 1286.1 ГК РФ, наиболее удачный и привлекательный для пользователей и правообладателей. Дело в том, что юридическая конструкция публичного заявления, закреплённого в п. 5 ст. 1233 ГК РФ, еще не доработана.

Открытая лицензия, согласно п. 1 ст. 1286.1 ГК, является лицензионным договором о передаче исключительных прав на авторское произведение на условиях неисключительной лицензии в упрощенном порядке. В абз. 2 п. 1 ст. 1286.1 ГК сказано, что открытая лицензия — договор присоединения. П. 4 ст. 1286.1 ГК РФ закрепляет за лицензиаром право на отказ в одностороннем порядке от договора, в случае предоставления лицензиатом третьим лицам права на использование оригинального произведения либо на использование производного РИД, созданного лицензиатом на основе этого произведения, за пределами прав и (или) условий, предусмотренных открытой лицензией. Данное положение служит нормативным основанием для использования в России лицензий «Creative Сommons», обозначаемых аббревиатурой «SA».

В статье 1286.1 ГК РФ не оговариваются случаи, когда открытая лицензия выдана при действующих исключительных лицензиях. В соответствии со ст. 1236 ГК РФ лицензиар не вправе использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в тех пределах, в которых право использования такого результата или такого средства индивидуализации предоставлено лицензиату по договору на условиях исключительной лицензии. Следовательно, открытая лицензия не может быть выдана при действующих исключительных лицензиях. Однако в связи с анонимностью отношений в сети «Интернет», пользователи, принимающие и присоединяющиеся к открытой лицензии, могут не знать о заключенных лицензиаром исключительных лицензиях, что актуализирует внесение поправок в действующее законодательство.

Отметим, что остаётся нерешённым вопрос об ответственности пoльзoвателей в случае недействительности открытой лицензии и ocвoбoждении oт ответственности за нарушение интеллектуальных прав (по аналoгии c дoбрocoвеcтными приобретателями в вещном праве). По общим правилам лицензиат будет нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав, при наличии вины (если он знал или должен был знать о недействительности открытой лицензии), а в отношении индивидуальных предпринимателей наличие вины не будет иметь значения (п. 3 ст. 1250 ГК РФ).

Таким образом, в связи с тем, что ст. 1286.1 ГК РФ не содержит упоминания об ином, считаем, что под открытой лицензией следует понимать любую свободную лицензию (Creative Commons, GNU и другие), соответствующую требованиям ст. 1286.1. Это даёт основания рассчитывать на повсеместное распространение открытых лицензий, предметом которых будут выступать право использования произведений науки, литературы или искусства в виде цифрового контента в сети «Интернет».

В целом практическая реализация института свободного лицензирования имеет значительный коммерческий потенциал, поскольку он обеспечивает эффективное функционирование информационного общества в цифровую эпоху в двух направлениях: расширение свободы усмотрения правообладателя в определении об ёма правовой охраны РИД и реализация социального назначения интеллектуальной собственности.

Тенденция к тотальной коммерциализации интеллектуальной собственности, подтверждаемая ростом цифровой экономики, подчёркивает перспективу широкого применения свободного лицензирования в сети «Интернет». Объём цифрового контента в Рунете за 2015 г. составил: электронные книги — 1,61 млрд руб. (рост 67 % по сравнению с 2014 г.), игры — 46,7 млрд руб. (рост 14 % по сравнению с 2014 г.), он- лайн-музыка — 2,33 млрд руб. (рост 6 % по сравнению с 2014 г.), онлайн-видео — 3,8 млрд руб. (рост 9 % по сравнению с 2014 г.) [9].

Дискуссия

Исходя из вышеизложенного, считаем, что идея Л. Лессига о необходимости разграничения интеллектуальной собственности на коммерческую и некоммерческую заслуживает стандартизации. Именно создатель творческого продукта должен решить вопрос о характере его использования [12, с. 625 — 630]. Сферу некоммерческого использования следует освободить от законодательных барьеров, обеспечив право авторства создателя об екта. Данные цели успешно реализуются посредством активного внедрения лицензий Creative Commons.

Коммерческое использование предполагает регистрацию об екта, которая может осуществляться различными способами, включая государственную регистрацию. Последнюю следует максимально упростить и ускорить за счет широкого использования новейших электронных технологий. Кроме того, считаем целесообразным дальнейшее развитие региональных баз данных результатов интеллектуальной деятельности, а также создание централизованных Интернет-порталов, содержащих единую базу данных по аналогии с Centralised Portal. в рамках Европейского Союза.

Правовым инструментом охраны коммерческих об ектов интеллектуальной собственности может быть копирайт. Считаем целесообразным сохранение системы копирайта для обеспечения интересов авторов и иных правообладателей интеллектуальной собственности. Однако срок максимального действия исключительных прав следует ограничить, с возможностью продления по инициативе собственников в связи с дальнейшим коммерческим использованием об екта, но на срок, не превышающий пределов, установленных в законе. В этом смысле считаем целесообразными изменения, касающиеся сроков охраны исключительных прав на промышленные образцы в Российской Федерации (5 лет с возможностью их продления, но не свыше 25 лет). Об екты, более не нуждающиеся в охране, переходят в общественное достояние.

Экономический эффект использования открытых и свободных лицензий связан со значительным сокращением бюджетных средств на разработку инновационных продуктов в связи с упрощением процедуры создания инициативных результатов интеллектуальной деятельности и снижением затрат на приобретение лицензий субъектами хозяйственной деятельности; демонополизацией и повышением конкурентоспособности в сфере цифровой экономики, увеличением интеллектуального потенциала государства.

Важным условием действенности свободных (открытых) лицензий считаем совместимость вновь разрабатываемых на национальном уровне конструкций с действующими аналогами таких договоров. Кроме того, необходимо обеспечить получение авторами коммерческой выгоды от использования результата их интеллектуальной деятельности. Для этого следует расширить использование свободных лицензий на платной основе.

Экстерриториальный характер сферы лицензирования исключительных прав в сети Интернет и активное использование рыночных механизмов для привлечения правообладателей и пользователей расширяет возможности коммерческих организаций в сфере управления исключительными правами и, соответственно, способствует привлечению инвестиций и совершенствованию правовых стандартов деятельности подобных организаций. К примеру, для организаций, предоставляющих лицензии на территории Европейского Союза, установлены требования получения европейского лицензионного паспорта, учитывающего, в том числе, и особенности оборота прав интеллектуальной собственности в сети Интернет.

Постоянный оборот, запись и хранение в Интернет-пространстве информации, по форме и содержанию являющейся интеллектуальной собственностью, делает необходимым юридическое закрепление свободы некоторых видов воспроизведения авторских произведений в виде краткосрочной, случайной или временной записи, а также передаче, являющейся частью технологического процесса. Примером подобного воспроизведения может быть кэширование, под которым в соответствии с Директивой ЕС № 2000/31/ЕС понимается запись данных в быстродействующую память перед их обработкой процессором.

Ориентиром для решения этой проблемы может стать опыт Великобритании. Закон «О регулировании авторских и смежных прав» от 31 октября 2003 г. (Copyright and Related Rights Regulations 2003) [13] был принят с целью приведения законодательных актов в части регулирования авторских и смежных прав в соответствие с нормами Европейского Союза, в частности, с положениями Директивы Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О гармонизации некоторых аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе» от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС (Directive 2001/29/EC of the European Parliament and of the Council of 22 May 2001 on the harmonisation of certain aspects of copyright and related rights in the information society) [14]. Ч 2 ст. 8 п. 28А Закона 2003 устанавливает, что авторское право на тексты (кроме компьютерных программ и баз данных) или источники в оригинальном виде: художественной литературы, живописи; музыки или фильмов, — не нарушается посредством создания временной копии, которая является переходной или непредвиденной, не являющейся основной, единственная цель которой состоит в том, чтобы позволить законное использование без коммерческого контекста.

Рекомендации и выводы

Таким образом, опыт коммуникативного взаимодействия субъектов Интернет-пространства позволяет выделить наиболее социально-значимые подходы к достижению общности, при сохранении индивидуальности каждого участника и согласованности между ними. Наиболее общие правила коммуникации, сложившиеся в сети Интернет, должны быть юридически оформлены.

Часть стандартов существует в виде концепций и нуждается в последовательном практическом воплощении. Другие стандарты, получили правовое выражение.
Например, в Директиве ЕС «О коллективном управлении авторскими и смежными правами» закреплён приоритет рыночных механизмов над государственным управлением в сети Интернет.

Принцип баланса интересов реализован в Соглашении ТРИПС. В нем указано, что обеспечение соблюдения интеллектуальных прав должно способствовать распространению технологий с позиций взаимовыгодных отношений правообладателей и пользователей, способствуя социальному и экономическому благосостоянию [15]. Вслед за ТРИПС баланс интересов закреплен в договорах Всемирной организации интеллектуальной собственности 1996 года. В них подчёркнута необходимость поддерживать баланс интересов авторов и общества, выражающийся в гармоничном развитии сферы образования, научных исследований, доступа к информации и цифровой экономики.

В целом фундаментом свободного использования интеллектуальной собственности должны стать принципы справедливости и добросовестности. Их современное обоснование осуществлено в теории добросовестного использования результатов интеллектуальной деятельности. Наличие юридических границ добросовестного использования интеллектуальной собственности ограничивает свободу научного и иных видов творчества и сдерживает развитие интернет-предпринимательства в связи с предоставлением автору не только права использования созданного им об екта, но и контроля за оборотом всех производных об ектов, появившихся на основе данного РИД.

Осуществление концепции добросовестного использования стимулирует возникновение инноваций. Однако ее практическая реализация должна быть сбалансирована гибкой системой ограничений исключительных прав, нацеленной на предотвращение злоупотреблений правами и нарушений прав человека, обеспечение национальной безопасности и вместе с тем предоставляющей возможности развития потенциально успешных бизнес-моделей, основанных на пользовательском контенте.

Литература

1. Статистика использования сети «Интернет» //URL: http://www.internetworldstats.com/top20.htm (Дата обращения: 26.06.2017 г.).
2. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. № 1632-р об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации».
3. Lessig L. Free Culture How Big Media Uses Technology and the Law to Lock Down Culture and Control Creativity. New York: The Penguin Press, 2004. — 348 p.
4. Samuelson P. Mapping the Digital Public Domain: Threats and Opportunities // Law&Contemp. Probs.
5. Городов О. А. Право промышленной собственности. М.: Статут, 2011.
6. http://gpl-violations.org/news/20050414-fortinet-injunction.html.
7. Шатковская Т. В. Правовое обеспечение индивидуализации субъектов права как условие инновационного развития российской экономики // СевероКавказский юридический вестник. 2016. № 3.
8. Декларация о свободе общения в Интернете от 20 мая 2003 г. //URL: http://www.osce.org/fom/31507?download=true (Дата обращения: 17.05.2017 г.).
9. Исследование «Экономика Рунета: итоги 2016 г.» //URL: http://files.runet- id.com/2016/presentation-research/presentations/EconomicaRunetaItogy2016.pdf (Дата обращения: 27.05.2017 г.)
10. Lynette Holloway. Despite a Marketing Blitz, CD Sale Continue to Slide. New York Times. 23.12.2002.
11. Art. L.131-6 Code de la propriete intellectuelle; § 31a Gesetz uber Urheberrecht und verwandte Schutzrechte.
12. Shatkovskaya T. V., Epifanova T. V. Correlation of private and public legal interests as theoretical and scientific and practical problem of modern law // Journal of Advanced Research in Law and Economics. 2016. Т.7. № 3.
13. Официальный сайт Правительства Великобритании http://www.legislation.gov.uk/uksi/2003/2498/pdfs/uksi_20032498_en.pdf (Дата обращения: 03.05.2017 г.).
14. Официальный сайт Собрания законодательства Европейского Союза http://eur-
lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32001L0029:EN:HTML (Дата обращения: 03.05.2017 г.).
15. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности //URL: http://www.wipo.int/wipolex/ru/treaties/text.jsp?file_id=329636 (Дата обращения: 28.04.2017 г.).

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2018, № 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code