ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В XXI ВЕКЕ: К СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЮ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ ВСЕОБЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИИ ООН

Л.В.Акопов, доктор юридических наук, профессор

Аннотация. В статье обосновывается знаковое и важное значение семидесятой годовщины принятия Всеобщей декларации прав человека ООН, которая отмечается 10 декабря 2018 года. Указывается на то, что положения этой Декларации приобрели характер международных стандартов и должны быть прочно имплементированы в конституционное законодательство стран – членов ООН. Предложены меры по дополнению и развитию международного билля о правах человека и их всемерной реализации.

Ключевые слова: права человека, конституционные права, Всеобщая декларация, ООН, международный день прав человека, Совет по правам человека, акты Конституционного Суда Российской Федерации.

 

Семь десятилетий тому назад, а именно 10 декабря 1948 г. путем голосования на заседании Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций была принята Всеобщая декларация прав человека, которую в то время поддержали 48 государств – членов организации. При этом восемь членов ООН при голосовании воздержались, в том числе бывшие Белорусская ССР, СССР, Украинская ССР, Чехословакия, Югославия, Южно-Африканский Союз, а также Польша и Саудовская Аравия [1, с. 31]. Принятая в виде резолюции высшего органа ООН Всеобщая декларация носила в ту пору исключительно рекомендательный характер. Однако, в настоящее время, как справедливо отмечает многолетний член консультативного комитета Совета ООН по правам человека профессор Карташкин В. А., «провозглашенные во Всеобщей декларации основные права и свободы рассматриваются подавляющим большинством государств в качестве юридических обязательных обычных или договорных норм» [1].

Эту позицию разделяет и П. А. Лаптев, указывая на то, что значение Всеобщей декларации прав человека «не только высоко, но и стало универсальным, … она превратилась в собрание общепризнанных норм международного права» [2, с. 290]. Вполне закономерно, что на положения Всеобщей декларации прав человека, выступающие в качестве международных стандартов, сделаны ссылки в официальных актах высших судебных инстанций современной России. Приведем здесь наиболее известные и знаковые примеры решений Верховного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации. Так, уже в доктринальном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 (в ред. От 03.03.2015 г.) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» всем судебным органам предписана обязанность при осуществлении правосудия исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международных пактах…), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы [3]. Соответствующие положения Всеобщей декларации упоминаются и в последующих постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, как-то: от 17 марта 2004 г. № 2 (в ред. от 24.11.2015 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»; от 31 марта 2011 г. № 5 (в ред. от 09.02.2012 г.) «О порядке рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»; от 14 июня 2012 г. № 11 (в ред. от 03.03.2015 г.) «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания» и некоторые другие.

Положения Всеобщей декларации прав человека отражены и в ряде актов Конституционного Суда Российской Федерации в том числе таких, как:

– Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. № 4-П.

– Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 октября 2016 г. №21-П.

– Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2016 г. № 22-П.

– Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 г. № 380-О.

– Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 января 2007 г. № 233-О-П.

– Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. №1317-О-П и других.

Обратим в заявленном контексте особое внимание на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» (Здесь и далее см.: [4]). Содержание этого постановления примечательно уже тем, что оно рассматривалось и принималось в одной из палат коллегией из 8 судей Конституционного Суда Российской Федерации (как известно, до 2011 года рассмотрение определенных дел было распределено между двумя ранее существовавшими палатами судей и общим пленарным заседанием), причем двое судей Конституционного Суда Российской Федерации приобщили к нему свои Особое мнение (Кононов А. Л.) и Мнение (Гаджиев Г. А.), в которых достаточно убедительно обосновали расхождение сути принятого постановления в его окончательной формулировке с соответствующими положениями Всеобщей декларации прав человека, на которые были сделаны ссылки в тексте названного акта.

Конкретно, в резолютивной части указанного постановления (п. 2.1) воспроизводится начальное утверждение из статьи первой Всеобщей декларации прав человека: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Вместе с тем, как было справедливо отмечено в Мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева: «Конституционное право на неприкосновенность личности состоит из ряда субъективных правомочий, одно из которых – знать, по какому основанию, указанному в уголовно-процессуальном законе, по каким мотивам, в силу каких фактических обстоятельств обвинение считает необходимым подвергнуть такой мере пресечения, как лишение свободы. Несоблюдение этого права чревато произвольностью задержания (статья 9 Всеобщей декларации прав человека)» [5]. Тем не менее, вышеупомянутое постановление, несмотря на то, что оно было принято судьями Конституционного Суда России в количественном составе, не достигавшем и половины от конституционно установленного числа судей (19), вступило в свое время в силу, приобретя характер окончательного и не подлежащего обжалованию решения. Тем самым, на наш взгляд, был нанесен урон принципу надлежащей судебной защиты прав человека и гражданина, закрепленному как Всеобщей декларацией, так и самой Конституцией Российской Федерации.

Полагаем, что по прошествии определенного времени и в случае нового обращения граждан по той же проблематике в Конституционный Суд страны не следует исключать возможности принятия более взвешенного и оптимального решения. Предпосылкой тому можно считать тезисы, сформулированные председателем Конституционного Суда Российской Федерации В. Д. Зорькиным, а именно: «Решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и, следовательно, пересмотру. В то же время Конституционный суд не связан жесткими рамками ранее принятых правовых позиций. Это обусловлено тем, что изменение жизненных реалий может приводить и к отступлению от ранее сформулированных позиций, поскольку Конституционный Суд, применяя и истолковывая Конституцию, выявляет не только «букву», но и «дух» тех или иных ее положений на каждом новом этапе развития и тем самым приспосабливает ее к меняющимся отношениям в обществе («живое право», «живая» Конституция). В таком случае корректировка ранее сформулированных правовых позиций не означает отмены ранее принятого решения и не приводит к пересмотру в целом практики Конституционного Суда. Его решение сохраняет юридическую силу и не подлежит пересмотру» [6, с. 167) (выделено мною. – Л. А.). Это было сказано еще в тот период, когда в составе Конституционного Суда России существовали две палаты, позднее законодательно упраздненные.

Вместе с тем, мы вполне разделяем следующее утверждение профессора Зорькина В. Д.: «Всеобщая декларация прав человека – первый универсальный международный акт, в котором государства мирового сообщества согласовали, систематизировали и провозгласили основные права и свободы, которые должны быть предоставлены каждому человеку на Земле. Декларация стала также первым документом в комплексе универсальных международных актов общего характера в области прав человека, куда помимо Декларации вошли еще два международно-правовых акта, принятых Генеральной Ассамблеей 16 декабря 1966 г.: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах…» [7, с. 79 – 80].

Важность соблюдения государствами Всеобщей декларации прав человека и основанных на ней Международных пактов была еще раз подтверждена в принятых четверть века тому назад (1993) Всемирной конференцией по правам человека Венской декларации и Программе действий. Симптоматично то, что выступая именно на этой Всемирной конференции, будучи в то время Государственным секретарем США, Уоррен Кристофер заявил о том, что Соединенные Штаты никогда не станут на сторону тех, кто подрывает Всеобщую декларацию прав человека, а в конце своей речи прямо сказал: «Дамы и господа, у наций мира есть точка опоры: если мы будем стоять на незыблемых принципах Всеобщей декларации прав человека и поддерживать всемирное демократическое движение, мы приблизим день, когда все народы мира станут жить в условиях свободы, уважения достоинства, процветания мира» [8, с. 9]. Однако, уже через несколько лет после этого заявления США возглавили военную операцию НАТО против сербского народа, подвергнув жестоким бомбардировкам Белград, и тем самым продемонстрировали полное пренебрежение к правам человека.

Примеров подобного вероломного нарушения своих международных обязательств в области соблюдения и защиты прав и свобод человека со стороны США и их союзников по НАТО и в прошлом, и в нынешнем веке великое множество (агрессии в Ираке, Ливии, Сирии, поддержка государственного переворота на Украине и покровительство антигуманному противоправному режиму в этой стране). Весьма обстоятельно об этих и других фактах повсеместного попрания Соединенными Штатами прав человека говорится в двух статьях профессора Лунеева В. В. в академическом журнале «Государство и право» [9 -10].

Убеждены в том, что пришло время, когда необходимо подготовить и созвать новую Глобальную конференцию по правам и свободам, а также обязанностям человека в ХХ1-м столетии, на которой следовало бы обсудить комплексные меры реагирования на все беспрецедентные явления и угрозы в этой сфере международных отношений, в том числе и меры защиты от наступления «цифрового порабощения» людей. В последнем случае обращает на себя внимание широко распространяемая в социальных сетях книга автора термина «виртуальная реальность» Джарона Ланье под названием «Десять аргументов в пользу того, чтобы удалить свои аккаунты в соцсетях прямо сейчас», в которой приводятся доказательства чрезвычайной опасности социальных сетей, подавляющих свободу воли, зачастую делающих человека несчастным, превращающих его в агрессора и ввергающих в депрессивное состояние, а также уничтожающих способность к сопереживанию, манипулирующих сознанием и оболванивающих людей [11, с. 9].

Как видно, один из выдающихся современных изобретателей, который еще в1984 году создал язык программирования для обучения на компьютерах, и придумал «аватары» для сетевых коммуникаций, вынужден сегодня признать всевозрастающие угрозы для личности со стороны социальных сетей в Интернете и призвать пользователей безотлагательно удалить свои аккаунты в соцсетях [12]. По- видимому, в наши дни востребовано некое дополнение к Международным актам о правах человека, основанных на Всеобщей декларации. Таким дополнением вполне мог бы стать специальный доктринальный акт с предполагаемым названием «Международный пакт о правах и свободах, а также обязанностях человека в глобальной сети «Интернет».

Принимая во внимание, что одной из центральных и ключевых проблем XXI-го века выступают адекватные понимание, соблюдение и защита прав и свобод человека, необходимо существенно укрепить статус и наделить дополнительными полномочиями образованный в 2006 году Генеральной Ассамблеей ООН Совет по правам человека, которому изначально было поручено содействовать полному исполнению обязательств в области прав человека, принятых государствами, и осуществлять контроль достижения целей и выполнения обязательств, относящихся к поощрению и защите прав человека, зафиксированных в решениях конференций и встреч на высшем уровне, проводимых ООН, а также проведение всеобъемлющих периодических обзоров выполнения каждым государством его обязательств в сфере прав человека [13, с. 23].

Полагаем также, что можно было бы инициировать в рамках и под эгидой ООН формирование Всемирной ассоциации национальных омбудсменов для целей координации их деятельности с Советом по права человека. Приведем здесь в этой связи весьма знаковые тезисы из Доклада о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2017 г., а именно: «Права и свободы человека- краеугольный камень любого общества. Поэтому решение проблем социально- экономического, политического и духовного плана в первую очередь связано с устойчивым развитием прав и свобод человека и гражданина. На это ориентируют Всеобщая декларация прав человека., Конституция Российской Федерации и российское законодательство. При этом положения Всеобщей декларации прав человека для России сохраняют свою изначальную ценность и позволяют выстроить нравственные ориентиры в отношениях уровня «власть-личность», «гражданин- государство».

Искажение концептуальных идей этого выдающегося документа человечества, которое мы все чаще наблюдаем со стороны государств, претендующих на особую роль в современном мироздании, приводит к использованию темы прав человека для узких политических целей, к «размыванию» роли и значения самого понятия «права и свободы», их восприятию как фигуры речи. Ненавистническая риторика и бездоказательные обвинения со стороны ряда зарубежных политиков, эксплуатирующих тему прав человека, закономерно ведут к разобщению и еще большему нарушению прав, причем не только человека, но и всего народа» [14].

Подытоживая вышеизложенное, приходим к выводу о том, что закрепленный Всеобщей декларацией прав человека и Международными пактами о правах человека (1966) принцип всемерного и повсеместного уважения и соблюдения прав человека в качестве универсального принципа международного права в ХХ1-м веке может и должен быть дополнен новым содержанием (учитывающим прежде всего экспоненциальный рост и влияние на человека цифровых реалий в жизни общества) и обрести характер императивных постулатов межгосударственных и внутригосударственных отношений стран-членов ООН.

Литература

1. Карташкин В. А. Права человека: международная защита в условиях глобализации. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.
2. Российское гуманитарное право / Под ред. Ю. А. Тихомирова (отв. ред.), И. И. Архиповой, И. И. Косяковой. М.: «Издательство «ПРИОР», 1998.
3. Base.garant.ru/10103328 (дата обращения к ресурсу: 17.08.2018 г.)
4. base.garant.ru/ 12139253/ (дата обращения 01.09.18 г.)
5. Ksportal.garant.ru:8081/SESSION/PILOT/main.htm
6. Зорькин В. Д. Современный мир, право и Конституция. М.: Норма, 2010.
7. Зорькин В. Д. Конституционно-правовое развитие России. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.
8. Права человека: нелегкая борьба. Мнения государственных деятелей и ученых США // Distributed by United States Information Service. Embassy of the United States of America. Produced by USIA Regional Program Office. Vienna. RPO9405-050 Russian, 1993.
9. Лунеев В. В. Обвинительное заключение о преступности политического руководства США, подготовленное на основе книги «Нерассказанная история США» О. Стоуна и П. Кузника // Государство и право,2017,№ 7, с. 34-44 (Начало).
10. Лунеев В. В. Обвинительное заключение о преступности политического руководства США, подготовленное на основе книги «Нерассказанная история США» О. Стоуна и П. Кузника // Государство и право, 2017, № 8, с. 27-41 (Окончание).
11. Время удаляться. Социальные сети// Российская газета,2018. 20 августа. № 182 (7645).
12. Jaron Lanier. Ten arguments for deleting your social media accounts right now. New York: Henry Holt and Company, 2018.
13. Абашидзе А. Х., Гольтяев А. О. Универсальные механизмы защиты прав человека. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013.
14. Российская газета, 2018. 17 апреля, вторник. № 81 (7544).

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2018, № 3

Просмотров: 1629

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code