РЕАЛИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРИНЦИПОВ РАВНОПРАВИЯ И САМООПРЕДЕЛЕНИЯ НАРОДОВ, ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ И НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА ВО ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА ГОСУДАРСТВ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Ю.И.Исакова, С.И.Кузина, А.И.Вакула

Аннотация. В статье рассматривается проблема реализации принципов международного права: равноправия и самоопределения народов, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела государств. Цель статьи – проанализировать изменения в международном праве и юридических нормах в соответствии с геополитической обстановкой. Авторы резюмируют, что в нормах международного права происходит изменение: принцип территориальной целостности получает преимущественное значение перед принципом самоопределения народов. Смещение приоритетов стало одной из причин появления множащихся сецессионных конфликтов в мировой системе взаимоотношений государств и народов.

Ключевые слова: равноправие и самоопределение народов, территориальная целостность государств, невмешательство во внутренние дела.

 

Сложившаяся система международных взаимоотношений своими корнями уходит в почти четырехвековую историю, когда после тридцатилетней войны в Европе в 1648 году в Вестфалии был заключен договор о мире и определена новая конфигурация взаимоотношений государств, основные положения которого признаются до сих пор. Именно тогда основным принципом в межгосударственных отношениях стал принцип невмешательства во внутренние дела друг друга и сформировалось понятие суверенитета государства.

Вестфальская система неоднократно подвергалась пересмотру, но возвращалась в состояние баланса взаимоотношений между государствами. Очередной пересмотр принципов Вестфальской системы активно начался после крушения двухполюсного устройства мира в ходе «холодной войны» между социалистической и капиталистической идеологическими системами в конце XX века. Установился однополюсный мир во главе с Соединенными Штатами Америки, как самой сильной в экономическом плане державой, которая незамедлительно приступила к перестройке системы международных отношений «под себя», активно используя такие изобретенные инструменты, как «права человека», «гуманитарная интервенция», «ответственность по защите» и другие. Анализ используемого инструментария позволил экспертам сделать вывод, что происходит попытка ввести новую норму в международное право, – право на внешнее вмешательство во внутренние дела суверенного государства, если «международное сообщество» посчитает, что правительство данной страны неспособно выполнять свои обязанности на должном уровне, и данный факт является угрозой международной безопасности [1, с. 73 – 81; 2, с. 96 – 100; 3, с. 121 – 125]. Именно под таким предлогом было совершено вторжение в Югославию, Ирак, Ливию.

Происходящие изменения непосредственно затрагивают национальные интересы России, поэтому представляется важным рассмотреть юридические аспекты конфликта принципов международного права, касающихся вмешательства во внутренние дела суверенных национальных государств, территориальной целостности государств, – в сопряжении с другим актуализировавшимся в современном мире принципом – равноправия и самоопределения народов.

В тенденции пересмотра международного принципа невмешательства во внутренние дела национальных государств приводятся аргументы о необходимости смягчения понятия суверенитета государств, особенно назначенных «государствами-изгоями», «неудачниками», в которых нарушаются западноевропейские права и ценности. Особое внимание привлекают страны, богатые природными ресурсами, поэтому «смягчение» их суверенитета необходимо для реализации принципа экономической свободы: после крушения режима С. Хусейна в Ираке разработка нефтяных ресурсов перешла к двум американским и двум британским нефтяным кампаниям.

Известный и влиятельный политик Дж. Сорос написал в своей статье: «Суверенитет – это анахронизм, возникший в далекие времена, когда общество состояло из правителей и субъектов, а не граждан. Она стала краеугольным камнем международных отношений с Вестфальским договором в 1648 году. <…> … принцип суверенитета находится на пути внешнего вмешательства во внутренние дела национальных государств. <…> Если правительства злоупотребляют полномочиями, возложенными на них, и граждане не имеют возможности исправить такие злоупотребления, вмешательство извне является оправданным» [4].

Многие политики стали говорить о закате эпохи системы национальных государств, чья особенность стирается под напором глобализации. Однако такие заявления опровергаются ростом антиглобалистского движения, протекционистской политикой правительств многих национальных (и в первую очередь, самых развитых) государств, «парадом суверенитетов» последних десятилетий. Так, осенью 2017 года прошли референдумы об отделении Каталонии от Испании, за автономию проголосовало большинство жителей североитальянских областей Венето и Ломбардии. Шотландия стремится отделиться от Великобритании, Фландрия от Бельгии, Бавария – от Германии.

Указанные события поставили вопрос: какой принцип международного права приоритетнее: право народов на самоопределение или принцип территориальной целостности государства? И как международное право обеспечивает реализацию данных принципов?

В Уставе Организации Объединенных Наций (далее – ООН), принятом в 1945 году, в Главе I, Статье 1 определена одна из целей организации: «2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира», и далее для достижения целей, в Статье 2 заложены принципы, которые обязаны соблюдать государства, входящие в ООН: «4. Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций»; <…> «7. Настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства…» [5]. Некоторые народы, опираясь на данные принципы, заявили о своем праве на самоопределение, но реализации принципов международного права и признанию независимости таких государств другими мешают геополитические противоречия между государствами и их союзами, о чем говорит наличие непризнанных государственных образований (Абхазия, Южная Осетия и другие).

Как аргумент непризнания самоопределившихся народов приводится принцип 4 Устава ООН, касающийся территориальной неприкосновенности государств, но представляется, что в формулировке говорится о воздержании от внешнего применения силы (или ее угрозы) против территориальной целостности государства, т.е. принцип сохранения территориальной целостности является вторичным, упоминаемом в контексте, по отношению к принципу неприменения внешней силы. А п. 7 Устава говорит о неправомерности внешнего вмешательства во внутренние дела любого государства. Является ли самоопределение части какого-либо населения государства и желание отделиться, получить свою независимость, внутренним делом этого государства? Ответ остается открытым из-за противоречивости процессов самоопределения народов, недостаточной четкости международных норм, толкуемых некоторыми международными акторами в зависимости от политических интересов.

Так, об отделении Косова от Югославии было объявлено в 1991 году (акт о независимости был принят парламентом лишь в 2008 году) в одностороннем порядке, что было признано большинством государств, хотя методы, которыми проводился референдум об отделении, были достаточно сомнительными. Косово отделялось от пророссийски настроенной Сербии, поэтому признание его независимости говорит о том, что международное право уступило политической целесообразности. Политический подход к толкованию норм международного права сохранен до сих пор, Сербия ставится перед выбором: или Россия, или Европа.

Присоединение Крыма к России европейскими аналитиками представляется как его аннексия по причине нахождения в Крыму во время проходившего там в марте 2014 года референдума о восстановлении с Россией российских вооруженных сил, названных в обиходе «вежливыми людьми». Но вооруженные силы России имели право находиться в Крыму по договору с законной властью Украины. Правда, после государственного переворота и свержения президента В. Януковича в 2014 году его правительство объявили «нелегитимным», хотя данный термин не является правовым.

Причиной непризнания Абхазии и Южной Осетии также стало утверждение о необходимости соблюдения принципа международного права о сохранении «территориальной целостности» Грузии. Используется избирательный подход и по поводу референдума в Крыму и при приведении аргумента «референдум проводился только в Крыму, а не на всей территории Украины». Но не существует международной нормы, в которой была бы закреплена обязательность проведения референдума на всей территории, а не только среди самоопределяющегося народа. Такие референдумы были проведены под эгидой ООН при отделении Южного Судана от Республики Судан в 2011 году, Эритреи от Эфиопии в 1993 году; вопросов не вызвал референдум в Шотландии об отделении от Великобритании, проведенный в 2014 году.

Принцип права народов на самоопределение был закреплен и в последующих международных актах: Международном пакте о гражданских и политических правах, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, одобренных Генеральной Ассамблей ООН в 1966 году, где в статье 1 содержатся следующие положения: «1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие» и «3. Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право» [6, 7].

Те же идеи содержатся и в принятой в 1970 году Декларации о принципах международного права, в которой есть Принцип равноправия и самоопределения народов: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение.

Каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы, о которых говорится выше, в изложении настоящего принципа, их права на самоопределение, свободу и независимость» [8].

В 1975 году Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, прошедшем в Хельсинки (Финляндия) был принят Заключительный акт, определивший принципы, которыми государства-участники в дальнейшем будут руководствоваться во взаимных отношениях [9]. В Совещании приняли участие 35 государств, в том числе США и Канада. В контексте нашего исследования можно обратить внимание, что в документе, определившем международное европейское право, принципы расставлены несколько в другом порядке, чем в Уставе ООН и Декларации о принципах международного права: IV. Территориальная целостность государств; V. Мирное урегулирование споров; VI. Невмешательство во внутренние дела; VIII. Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой. Можно увидеть, что в европейском документе четко заявлено о территориальной целостности государств уже как о первостепенном принципе, а понятие «самоопределение народов» заменено на формулировку «право народов распоряжаться своей судьбой».

Таким образом, можно увидеть, что в нормах международного права происходит изменение: принцип территориальной целостности получает преимущественное значение перед принципом самоопределения народов. Представляется, что такое смещение приоритетов стало одной из причин появления множащихся сецессионных конфликтов в мировой системе взаимоотношений государств и народов. Дальнейшее развитие реализации упомянутых принципов не принесло четкой определенности и однозначности в толковании норм международного права в спорной области.

В 2010 году на запрос Генеральной Ассамблеи ООН: «Соответствует ли одностороннее провозглашение независимости временными институтами самоуправления Косово нормам международного права?» Международный Суд ООН принял консультативное заключение, что декларация о провозглашении независимости Косово не противоречит международному праву [10].

К сожалению, провозглашение Республикой Крым и Севастополем своей независимости от Украины с их дальнейшей просьбой о присоединении к России, обоснованное Уставом ООН и решением Международного Суда ООН по Косово, не нашло пока признания международным сообществом, как представляется, по политическим причинам.

Претерпел определенную инверсию и международный принцип внешнего невмешательства во внутренние дела государств. Как один из базовых принципов Вестфальской мировой системы взаимоотношений государств он, несмотря на постоянные нарушения, соблюдался на протяжении почти четырех веков, – до последних десятилетий. На эту тему высказывались многие ученые-правоведы- международники, такие, как Б. Аршавский, М. Богуславский, Э. Хименес де Арчега и другие [1, 11, 12].

В настоящее время понятие «невмешательство во внутренние дела государств» происходит в ходе развития и применения концепции «ответственности по защите». В Итоговом документе Всемирного саммита 2005 года было отмечено: «Каждое государство обязано защищать свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности». И далее говорится о праве военного коллективного вмешательства, если правительство страны не защищает свое население от геноцида и т. д., что переводит понятие суверенитета государства из его права в обязанность [13].

Таким образом, можно сделать вывод, что право народов на самоопределение реализуется в настоящее время на основе трансформирующихся принципов международного права и юридических норм в соответствии с изменяющейся геополитической обстановкой.

Литература

1. Ашавский Б. М. Принципы невмешательства во внутренние дела государств и уважения и соблюдения основных прав и свобод человека: границы дозволенного в процессе их взаимодействия // Международные пакты о правах человека: ценностные характеристики: материалы Международной научно- практической конференции / Отв. ред. Т. А. Сошникова, Н. В. Колотова. М.: Изд- во Моск. гуманит. ун-та, 2016.
2. Сазонова К. Л. Концепция «ответственность за защиту» в миротворческой деятельности Организации Объединенных Наций // Юридические науки. 2012. №1.
3. Кузина, С. И., Бугаев, Д. Ю. Приэмптивные войны: политические риски поствестфальского мира // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. Научно-практический журнал. 2017. № 5 (84).
4. Soros G. The Peoples’ Sovereignty: How a new twiston an old idea can protect the world’s most vulnerable populations // Foreign Policy. October, 28. 2009. URL: Ьйр8:/Доге1§проИсу.сот/2009/10/28/Ше-реор1е8-8ОУеге1§п1у/(дата обращения 07.12.2017).
5. Устав ООН / Сайт Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/sections/un-charter/chapter-i/index.html (дата обращения 10.12.2017)
6. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года / Конвенции и соглашения // Сайт ООН. URL: http: //www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol (дата обращения 06.12.2017)
7. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года / Конвенции и соглашения // Сайт ООН. URL:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactecon (дата обращения 06.12.2017).
8. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Принята резолюцией 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 года / Декларации // Сайт ООН. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/intlaw_principles (дата обращения 06.12.2017)
9. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинки. 1 августа 1975 года. URL: http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true (дата обращения 06.12.2017)
10. Международный Суд ООН решил, что декларация о провозглашении независимости Косово не противоречит международному праву. 22.07.2010 / Центр новостей ООН. Сайт ООН. URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?newsID=13923#.Wgqhso- 0PIU (дата обращения 14.12.2017)
11. Богуславский М. М. Международное экономическое право. М.: Международные отношения, 1986. 304 с.
12. Хименес де Аречага Э. Современное международное право. М., 1983. 480 с.
13. Итоговый документ Всемирного саммита 2005 года. Принят резолюцией 60/1 Генеральной Ассамблеи от 16 сентября 2005 года. / Декларации. Сайт ООН. URL: http: //www.un.org/ru/documents / decl_conv/declarations / outcome2005_ch4.shtml#t6 (дата обращения 14.12.2017)

Источник: Научно-практический журнал «Северо-Кавказский юридический вестник», 2018, № 1

Просмотров: 1496

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code