О взыскании компенсации материального вреда после ДТП. Апелляционное определение от 20.08.2019 по делу N 33-3581/2019

Требование: О взыскании компенсации материального вреда.
Обстоятельства: После ДТП с участием транспортного средства истца оно было изъято ответчиками с места происшествия и помещено на автостоянку, однако при посещении автостоянки истцом было обнаружено, что за время нахождения автомобиля на автостоянке неустановленным лицом были похищены запасные части и агрегаты с принадлежащего ему автомобиля.
Решение: Требование удовлетворено частично.

 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2019 г. по делу N 33-3581

Судья Стоносова О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Филатовой В.Ю., Аршиновой Е.В.,

при секретаре Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к Министерству внутренних дел Российской Федерации, Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области, Управлению Федерального казначейства по Саратовской области о взыскании компенсации материального вреда по апелляционной жалобе К. на решение Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Филатовой В.Ю., объяснения представителя К. – П., действующего на основании доверенности от 05 декабря 2018 года, поддержавшего доводы жалобы, представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации, Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области – В., действующей на основании доверенностей от 14 декабря 2018 года и 08 февраля 2019 года, Управления Федерального казначейства по Саратовской области Х., действующей на основании доверенности от 26 июня 2017 года, возражавших против отмены решения суда, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

К. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел Российской Федерации (далее – МВД России), Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области (далее – ГУ МВД России по Саратовской области), Управлению Федерального казначейства по Саратовской области (далее – УФК по Саратовской области) о взыскании компенсации материального вреда.

Исковые требования обоснованы тем, 03 августа 2016 года в 17 час. 25 мин. на 1 км автоподъезда к селу Елшанка Воскресенского района Саратовской области произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП) с участием автомобиля Опель Астра, государственный регистрационный знак N, и автомобиля марки ВАЗ 217030, государственный регистрационный знак N.

Принадлежащий К. автомобиль Опель Астра был изъят с места происшествия следователем группы по расследованию преступлений следственного отдела на территории, обслуживаемой ОП в составе МО МВД России “Саратовский” и помещен на автостоянку “Авангард”, расположенную в п. Соколовый Саратовского района Саратовской области.

При посещении 03 августа 2017 года автостоянки “Авангард”, К. обнаружил, что за время нахождения автомобиля на автостоянке неустановленным лицом были похищены запасные части и агрегаты с принадлежащего ему автомобиля, в связи с чем истец обратился в следственный отдел МО МВД России “Саратовский” Саратовской области с заявлением о краже.

Уголовное дело, возбужденное по заявлению К., было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Ссылаясь на положения п. 3 ст. 26.6, п. 9 ст. 27.10 КоАП РФ, п. п. 2, 5 Инструкции о порядке хранения вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении, утвержденной Приказом Министерства внутренних дел РФ от 31 декабря 2009 года N 1025, ст. ст. 906, 403, 895 ГК РФ, а также экспертное заключение, выполненное ИП С.А.М. которым определена стоимость восстановительного ремонта автомобиля Опель Астра, К. просил взыскать с Российской Федерации в лице МВД России, ГУ МВД России по Саратовской области за счет казны Российской Федерации в его пользу материальный вред в размере 205923 руб. 02 коп., расходы по проведению досудебной автотовароведческой экспертизы в сумме 5000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 5260 руб.

Решением Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года в удовлетворении исковых требований К. к МВД России, ГУ МВД России по Саратовской области, УФК по Саратовской области о взыскании компенсации материального вреда отказано.

В апелляционной жалобе К. просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные исковые требования. Обосновывая доводы жалобы, выражает несогласие с распорядительными действиями суда, в частности истребованием доказательств по делу. По мнению автора жалобы, судом первой инстанции дана ненадлежащая оценка представленным доказательствам, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела. Ссылается на то обстоятельство, что ответственность за сохранность изъятого транспортного средства возложена на ответчика ГУ МВД России по Саратовской области.

Истец К., третье лицо ИП С.Р.МА. о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представил, о причинах неявки суду не сообщили, в судебном заседании интересы истца представлял действующий на основании доверенности представитель. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении исковых требований к Министерству внутренних дел Российской Федерации по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, К. является собственником автомобиля Опель Астра, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации транспортного средства.

03 августа 2016 года в 17 час. 25 мин. на 1 км автоподъезда к с. Елшанка Воскресенского района Саратовской области произошло ДТП с участием автомобиля Опель Астра, под управлением К., и автомобиля марки ВАЗ 217030, под управлением П.Р.А. в результате которого пассажиру автомобиля марки ВАЗ 217030 был причинен средней тяжести вред здоровью, в связи с чем потерпевшая госпитализирована.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 03 августа 2016 года, составленному следователем группы по расследованию преступлений следственного отдела на территории, обслуживаемой отделом полиции в составе МО МВД России “Саратовский” после завершения осмотра аварийный автомобиль Опель Астра и автомобиль Лада Приора при помощи специальной техники были изъяты и направлены на автостоянку города Саратова.

На момент осмотра транспортное средство истца находилось на проезжей части автодороги, поперек проезжей части, имело механические повреждения передней левой части, в том числе отсутствовало переднее левое колесо, в заднем левом колесе отсутствовало давление, шина имела механическое повреждение. На проезжей части, рядом с левой частью автомобиля обнаружено колесо в сборе с шиной и диском, к которому прикреплена передняя стойка автомобиля в сборе, шина данного колеса имела механические повреждения в виде сквозных отверстий.

Из содержания рапорта от 03 августа 2016 года, адресованного начальнику отдела полиции в составе МО МВД России “Саратовский” следует, что следователем группы по расследованию преступлений следственного отдела на территории, обслуживаемой отделом полиции в составе МО МВД России “Саратовский” в составе СОГ ОП в составе МО МВД России “Саратовский” по сообщению о ДТП (КУСП N 742 от 03 августа 2016 года) был осуществлен выезд на место происшествия. В ходе проведенной проверки установлено, что в результате ДТП пассажиру автомобиля причинены телесные повреждения, с которыми пассажир доставлена в ОКБ города Саратова. В связи с тем, что по данному факту необходимо назначить и провести административное расследование, уполномоченным лицом поставлен вопрос о передаче материала в отделение ГИБДД.

03 августа 2016 года инспектором ДПС ОГИБДД МО МВД России “Саратовский” возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 12.24 КоАП РФ (л.д. 29 дела об административном правонарушении N 5-2-25/2017).

Согласно справке о ДТП от 03 августа 2016 года автомобиль марки Опель Астра в результате ДТП получил повреждения: переднего бампера, переднего левого крыла, капота, решетки радиатора, передней левой двери, передней левой блок-фары, левого порога, левого подкрылка, оторвано левое переднее колесо с подвеской ступицей, ведущим приводом, задним левым баллоном и диском.

07 июня 2017 года постановлением судьи Саратовского районного суда Саратовской области К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 15000 руб.

Решением Саратовского областного суда от 03 августа 2017 года вышеуказанное постановление оставлено без изменения.

В связи с тем, что при посещении 03 августа 2017 года автостоянки, расположенной в п. Соколовый Саратовского района Саратовской области, истец установил хищение части имущества с принадлежащего автомобиля за время хранения на автостоянке, К. обратился с заявлением о хищении в МО МВД России “Саратовский” Саратовской области.

По результатам рассмотрения заявления К. 04 августа 2017 года следователем следственного отдела МО МВД России “Саратовский” Саратовской области было возбуждено уголовное дело N 11701630019000543 и постановлением от 04 августа 2017 года К. признан потерпевшим по данному уголовному делу.

На основании постановления следователя следственного отдела МО МВД России “Саратовский” от 04 октября 2017 года предварительное следствие по вышеуказанному уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

По результатам проведенного по инициативе истца ИП С.А.М. экспертного исследования N 11/18 от 12 сентября 2018 года, стоимость восстановления транспортного средства Опель Астра составляет 205923 руб. 02 коп.

Исковые требования о взыскании причиненного ущерба имуществу истца, обоснованы причинением вреда государственными органами в лице следователя группы по расследованию преступлений следственного отдела на территории, обслуживаемой ОП в составе МО МВД РФ “Саратовский”, осуществившего изъятие транспортного средства, перемещенного для хранения на специализированную стоянку, на территории которой впоследствии транспортное средство было частично разукомплектовано.

Возражая относительно заявленных требований, представитель МВД России, ГУ МВД России по Саратовской области ссылался на причинение ущерба имуществу истца в результате действий третьих лиц, тогда как незаконные действия (бездействие) сотрудников органов внутренних дел не установлены и не доказаны.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 2, 15, 16, 401, 895, 901, 1064, 1069, 1070 ГК РФ, ст. ст. 27.10, 27.13 КоАП, Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ “О полиции”, ст. 10 Закона Саратовской области от 06 декабря 2012 года N 200-ЗСО “О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированные стоянки, их хранения, оплаты стоимости перемещения и хранения, возврата транспортных средств на территории Саратовской области” исходил из того, что истцом не представлено доказательств наличия реального ущерба либо упущенной выгоды от незаконных действий (бездействия) должностных лиц МО МВД России “Саратовский” Саратовской области, что свидетельствует об отсутствии совокупности обстоятельств, являющихся основанием для возложения на ответчиков гражданско-правовой ответственности за причинение убытков, на которые ссылается истец. Суд первой инстанции указал, что помещение автомобиля на специализированную стоянку было вызвано производство по делу об административном правонарушении, в связи с чем пришел к выводу о правомерных действиях сотрудника. Также суд учитывал, что поскольку эксплуатация поврежденного транспортного средства в целях обеспечения безопасности дорожного движения к дальнейшей эксплуатации запрещалась, у следователя при решении вопроса о процессуальном оформлении автомашины, ставшей причиной получения вреда пострадавшей, отсутствовал иной способ сохранности транспортного средства, кроме как помещение его на специализированную стоянку.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 195 ГПК РФ).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении”).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении”).

Вместе с тем, оспариваемое решение суда не соответствует предъявляемым требованиям закона по следующим основаниям.

Из п. 3 ст. 2 ГК РФ следует, что в случаях, предусмотренных законодательством, гражданское законодательство может применяться к административным правоотношениям.

Гражданским законодательством установлены дополнительные гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц от незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, направленные на реализацию положений ст. ст. 52, 53 Конституции РФ, согласно которым каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, в том числе злоупотреблением властью.

Как указывалось выше и следует из справки о дорожно-транспортном происшествии от 03 августа 2016 года у автомобиля марки Опель Астра, принадлежащего К. в результате ДТП имелись повреждения, в том числе препятствующие его дальнейшему участию в дорожном движения.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия от 03 августа 2016 года после завершения осмотра аварийные автомобили марки Опель Астра и марки Лада Приора при помощи специальной техники были изъяты и направлены на автостоянку города Саратова.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает возможность применения в целях пресечения отдельных административных правонарушений в области дорожного движения такой меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как задержание транспортного средства, состоящее в исключении транспортного средства из процесса перевозки людей и грузов путем перемещения его при помощи другого транспортного средства и помещения в ближайшее специально отведенное охраняемое место (на специализированную стоянку), и хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания (п. 7 ч. 1 ст. 27.1, ч. 1 ст. 27.13).

В целях пресечения нарушений правил эксплуатации, использования транспортного средства и управления транспортным средством соответствующего вида, предусмотренных ч. 1 ст. 11.8.1, ст. ст. 11.9, 11.26, 11.29, ч. 1 ст. 12.3, ч. 2 ст. 12.5, чч. 1 и 2 ст. 12.7, чч. 1 и 3 ст. 12.8, чч. 4 и 5 ст. 12.16 (в части несоблюдения требований, предписанных дорожными знаками, запрещающими остановку или стоянку транспортных средств, при их применении со знаком дополнительной информации (табличкой), указывающим, что в зоне действия данных дорожных знаков осуществляется задержание транспортного средства), чч. 2 – 4 и 6 ст. 12.19, чч. 1 – 6 ст. 12.21.1, ч. 1 ст. 12.21.2, ст. 12.26, ч. 3 ст. 12.27, ч. 2 ст. 14.38 настоящего Кодекса, применяются задержание транспортного средства, путем перемещения его при помощи другого транспортного средства и помещения в ближайшее специально отведенное охраняемое место (на специализированную стоянку), и хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания.

Решение о задержании транспортного средства соответствующего вида, о прекращении указанного задержания или о возврате транспортного средства принимается должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы о соответствующих административных правонарушениях (ч. 3 ст. 27.13).

В соответствии с положениями ст. 27.13 КоАП РФ задержание транспортного средства прекращается непосредственно на месте задержания транспортного средства в присутствии лица, которое может управлять данным транспортным средством в соответствии с Правилами дорожного движения, если причина задержания транспортного средства устранена до начала движения транспортного средства, предназначенного для перемещения задержанного транспортного средства на специализированную стоянку.

Перечень обстоятельств, являющихся основанием для задержания транспортного средства в рамках административного производства приведен в Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Установление порядка перемещения транспортных средств на специализированную стоянку, их хранения, оплаты расходов на перемещение и хранение, возврата транспортных средств их владельцам, представителям владельцев или лицам, имеющим при себе документы, необходимые для управления данными транспортными средствами, отнесено данным Кодексом к компетенции субъектов Российской Федерации (ч. 10 ст. 27.13).

Согласно положениям Закона Саратовской области от 06 декабря 2012 года N 200-ЗСО “О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированные стоянки, их хранения, оплаты стоимости перемещения и хранения, возврата транспортных средств на территории Саратовской области”, настоящий закон в соответствии с ч. 10 ст. 27.13 КоАП РФ устанавливает на территории Саратовской области порядок перемещения задержанных транспортных средств на специализированные стоянки, их хранения, оплаты стоимости перемещения и хранения, возврата транспортных средств, за исключением транспортных средств Вооруженных Сил Российской Федерации, войск национальной гвардии Российской Федерации, инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти или спасательных воинских формирований федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны.

В силу ст. 2 указанного закона исполнителем является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, определенные в порядке, установленном Правительством области, для осуществления деятельности по перемещению транспортных средств, задержанных в соответствии со ст. 27.13 КоАП РФ, на специализированные стоянки, их хранению и возврату, осуществляющие указанную деятельность в соответствии с договором с органом исполнительной власти области в сфере транспорта, заключенным после определения в качестве исполнителя.

Уполномоченное лицо при принятии в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, решения о задержании транспортного средства обращается в справочно-информационную службу с заявкой на перемещение задержанного транспортного средства на специализированную стоянку, исполнитель или представитель исполнителя составляет акт приема-передачи и возврата задержанного транспортного средства (ст. 3 Закона).

Судом установлено, что транспортное средство, принадлежащее истцу, после осмотра было перемещено на специализированную стоянку ИП С.Р.МБ., акты приема-передачи о помещении транспортного средства марки Опель Астра на специализированную стоянку, а также возврата истцу данного транспортного средства не составлялись.

В соответствии со ст. 906 ГК РФ правила главы 47 ГК РФ, регулирующей отношения, связанные с оказанием услуг по хранению вещей, применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила.

Таким образом, исходя из положений приведенных выше правовых норм, при помещении задержанного транспортного средства на стоянку и его хранении возникают обязательства хранения в силу закона, на которые распространяются правила главы 47 ГК РФ.

Пунктом 1 ст. 886 ГК РФ установлено, что по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

Таким образом, переместив задержанное транспортное средство на специализированную стоянку, Российская Федерация в лице соответствующего органа, осуществившего изъятие, принимает обязанность по обеспечению сохранности такого имущества.

Как обоснованно указано судом первой инстанции, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24 КоАП РФ, возбужденном в отношении К. не входит в перечень правонарушений, при совершении которых может быть применено административное задержание, что свидетельствует об отсутствии оснований для задержания транспортного средства в связи с совершением водителем административного правонарушения.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

По смыслу приведенных выше норм права для наступления ответственности необходимо установление следующих обстоятельств, имеющих значение для дела: а) наступление вреда; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) причинной связи между двумя первыми элементами; г) вины причинителя вреда и бремя доказывания отсутствия оснований для возложения ответственности за возмещение ущерба возлагается на ответчиков.

Вопреки выводам суда первой инстанции, доказательств отсутствия иного способа хранения транспортного средства у следователя при решении вопроса о процессуальном оформлении автомашины, явившейся причиной причинения вреда пострадавшему, как помещение на специализированную стоянку, в том числе признания транспортного средства вещественным доказательством, уклонения истца от устранения поврежденного транспортного средства с проезжей части в целях возобновления движения, необходимости перемещения автомобиля на специализированную стоянку не представлено.

Анализируя обстоятельства заявленного спора и представленные в материалы дела доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правомерность изъятия сотрудником правоохранительных органов имущества истца в целях обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечение его к ответственности за совершение такого правонарушения не являются основанием для освобождения соответствующего органа от обязанности обеспечить надлежащее хранение изъятого имущества.

Судом установлено и не оспорено ответчиками, что в период нахождения транспортного средства К. на специализированной стоянке, данное транспортное средство было частично разукомплектовано, что свидетельствует об отсутствии должного контроля за сохранностью арестованного имущества, в связи с чем истец при утрате поступившего на хранение или под охрану имущества имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации, учитывая, что соответствующее должностное лицо несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил обязанность по сохранности имущества.

При этом, неисполнение автостоянкой временного хранения своих обязательств может являться основанием для предъявления самостоятельного требования о возмещении причиненных убытков (ст. 902 ГК РФ).

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Согласно положениям ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Как следует из содержания ст. 55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть приняты за основу решения суда.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Статьей 68 ГПК РФ установлено, что объяснения сторон и третьих лиц об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами.

Поскольку указанные вопросы, в том числе размер причиненного ущерба, судом первой инстанции на обсуждение лиц, участвующих в деле, не ставился, судебной коллегией было удовлетворено ходатайство К. о назначении по делу экспертизы в целях определении размера ущерба, причиненного имуществу истца.

Согласно заключению эксперта, выполненному <данные изъяты> N 243 от 26 июля 2019 года, размер ущерба, причиненного транспортному средству вследствие разукомплектования в период нахождения на специализированной стоянке ИП С.Р.МБ. в период времени с 03 августа 2016 года по 03 августа 2017 года и с 04 августа 2017 года по 07 августа 2018 года без учета повреждений, причиненных в дорожно-транспортном происшествии, составляет с учетом износа – 78316 руб. 51 коп. и без учета износа – 155836 руб.

У судебной коллегии отсутствуют основания ставить под сомнение выводы экспертизы, изложенные в заключении, поскольку экспертиза проведена с соблюдением установленного процессуального порядка лицом, обладающим специальными познаниями для разрешения поставленных перед ним вопросов. Экспертному исследованию был подвергнут необходимый и достаточный материал, методы, использованные при экспертном исследовании, и сделанные на основе исследования выводы, обоснованы. Эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, выводы эксперта являются ясными и понятными.

Требования К. основаны на положениях главы 59 ГК РФ “Обязательства вследствие причинения вреда”, следовательно, иск заявлен о возмещении вреда, причиненного в результате виновных действий (бездействия) должностных лиц государственного органа. Основанием для возникновения обязательства государства по нормам ст. ст. 16 и 1069 ГК РФ является установленный факт противоправных действий со стороны государственных органов, вне зависимости от поручения хранения иному лицу, исполнение этой функции должно обеспечиваться государственным органом, от имени которого осуществлялось изъятие имущества.

При этом собственник утраченного имущества не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) должностного лица, отвечающего за сохранность арестованного имущества и утратой имущества, в том числе, если утрата произошла по вине других лиц

Из содержания указанных положений норм права в их взаимосвязи следует, что ответственность субъектов, перечисленных в ст. 1069 ГК РФ, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно-административных полномочий.

Исходя из предмета и оснований заявленных требований, по данному делу подлежали установлению обстоятельства наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями, вины ответчиков в причинении ущерба имуществу истца, а также определения размера причиненного ущерба.

В связи с тем, что в материалы дела доказательства отсутствия вины в частичной утрате имущества истца ответчиком не представлены, судебная коллегия приходит к выводу о том, что органом, уполномоченным на хранение и ответственным за сохранность имущества являлось МВД России, в связи с чем суд первой инстанции вопреки приведенным выше положениям п. 2 ст. 1064 ГК РФ неправомерно освободил орган от обязанности по доказыванию своей невиновности в причинении ущерба истцу. При этом, суд пришел к выводу о том, что передача изъятого имущества МО МВД России “Саратовский” Саратовской области на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения указанным органом надлежащего хранения изъятого имущества.

В нарушение требований ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198, п. п. 5 и 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ выводы суда первой инстанции об отсутствии доказательств причинения ущерба истцу в результате действий (бездействия) должностных лиц МО МВД России “Саратовский” Саратовской области и наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями не мотивированы и на законе не основаны.

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 6 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ “О полиции” полиция осуществляет свою деятельность в точном соответствии с законом. Всякое ограничение прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов общественных объединений, организаций и должностных лиц допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом.

Вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника полиции при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ч. 3 ст. 33 указанного Федерального закона).

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В силу ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 1).

Так, из п. 3 ст. 158 БК РФ следует, что от имени Российской Федерации по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в суде выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

Статьей 6 БК РФ определено понятие главного распорядителя бюджетных средств (главный распорядитель средств соответствующего бюджета) – орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, а также наиболее значимое учреждение науки, образования, культуры и здравоохранения, указанное в ведомственной структуре расходов бюджета, имеющие право распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств между подведомственными распорядителями и (или) получателями бюджетных средств, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Бюджетным кодексом РФ регулируются правоотношения между субъектами этих правоотношений в процессе составления проектов бюджетов, их утверждения, формирования доходов и осуществления расходов бюджетов всех уровней (ст. 1 Кодекса).

В соответствии со ст. 47 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ “О полиции” финансовое обеспечение деятельности полиции в соответствии с законодательством Российской Федерации, является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с Положением о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 2016 года N 699, МВД России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета.

Таким образом, по смыслу закона от имени Российской Федерации и за счет казны Российской Федерации МВД России как главный распорядитель бюджетных средств, выделенных министерству, выступает в суде в качестве ответчика по искам о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) своих должностных лиц.

В силу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В соответствии с п. 2 ст. 1081 ГК РФ причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующей степени вины этого причинителя вреда. При невозможности определить степень вины доли признаются равными.

Из смысла вышеуказанных норм, регулирующих обязательства вследствие причинения вреда, следует, что при причинении вреда несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный вред лишь в тех случаях, когда установлено их совместное участие.

Доказательств причинения вреда совместными действиями ответчиков в материалы дела не представлено, а также наличия именно совокупности доказательств, свидетельствующих о вине заявленных ответчиков и причинно-следственной связи между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и причиненным вредом, истцом в материалы дела не представлено.

Таким образом, судебная коллегия, учитывая установленные обстоятельства дела, принимая во внимание имеющиеся в деле доказательства, исходя из вышеприведенных норм права приходит к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями и наступившими последствиями в виде причиненного имуществу истца ущерба, обязанность по возмещению которых следует возложить на ответчика МВД России за счет средств казны Российской Федерации.

Определяя размер ущерба, подлежащего взысканию в пользу К., судебная коллегия принимает во внимание заключение судебной экспертизы от 26 июля 2019 года о том, что размер ущерба без учета износа составляет 155836 руб., выводы которого ответчиками не оспорены, доказательства иного размера ущерба не представлены (ст. 56 ГПК РФ).

К. также заявлены требования о взыскании расходов, связанных с проведением досудебной экспертизы в сумме 5000 руб., которые судебная коллегия считает подлежащими взысканию в силу ст. ст. 94, 95, 98 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 настоящего Кодекса.

В связи с тем, что К. при обращении с иском в суд оплатил государственную пошлину в размере 5260 руб., с МВД России за счет средств казны Российской Федерации подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 5260 руб. в доход бюджета.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года в части отказа в удовлетворении исковых требований К. к Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании материального ущерба по основаниям, предусмотренным пп. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального и процессуального права, принятии нового решения о взыскании с Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу К. денежных средств в размере 155836 руб., расходов по оплате досудебного экспертного исследования в размере 5000 руб., государственной пошлины в сумме 5260 руб.

В остальной части оснований для отмены или изменения решения Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года в части отказа в удовлетворении исковых требований К. к Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании компенсации материального вреда – отменить.

Принять в данной части новое решение, которым взыскать с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу К. денежные средства в размере 155836 руб., расходы по оплате досудебного экспертного исследования в сумме 5000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 5260 руб.

В остальной части решение Кировского районного суда города Саратова от 14 января 2019 года оставить без изменения.

Просмотров: 518

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code