О признании одностороннего акта передачи квартиры незаконным. Апелляционное определение от 20.08.2019 по делу N 33-5885/2019

Требование: О признании одностороннего акта передачи квартиры незаконным, возложении обязанности подписать акт передачи квартиры, взыскании компенсации морального вреда, неустойки, штрафа.
Обстоятельства: Истцом был заключен договор уступки права требования, по которому он принял право требования с ответчика передачи ему квартиры по договору участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома, однако при осмотре квартиры были обнаружены недостатки, ответчиком был составлен односторонний акт передачи квартиры.
Решение: Требование удовлетворено частично.

 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2019 г. по делу N 33-5885

Судья Ершов А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Филатовой В.Ю., Аршиновой Е.В.,

при секретаре Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С. к обществу с ограниченной ответственностью ФСК “Стройфин” о признании одностороннего акта передачи квартиры незаконным, возложении обязанности подписать передаточный акт квартиры, взыскании компенсации морального вреда, неустойки, штрафа, судебных расходов по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью ФСК “Стройфин” на решение Октябрьского районного суда города Саратова от 20 марта 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Филатовой В.Ю., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью ФСК “Стройфин” – Н., действующей на основании доверенности от 27 января 2019 года, поддержавшей доводы жалобы, представителя С. – Б., действующего на основании доверенности от 09 февраля 2018 года, возражавшего против доводов жалобы, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

С. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО) ФСК “Стройфин” о признании одностороннего акта передачи квартиры незаконным, возложении обязанности подписать передаточный акт квартиры, взыскании компенсации морального вреда, неустойки, штрафа, судебных расходов.

Исковые требования обоснованы тем, что 27 октября 2017 года между обществом с ограниченной ответственностью “КДС” (далее – ООО “КДС”) и С. был заключен договор уступки права требования, в соответствии с которым С. приняла право требования с застройщика ООО ФСК “Стройфин” после ввода жилого дома в эксплуатацию двухкомнатной квартиры N 21, общей площадью 54 кв. м, расположенной на 5 этаже, жилого дома N 2, блок-секции 2А, жилого комплекса “Уют”, расположенного по адресу: <адрес> земельный участок площадью 7373 кв. м с кадастровым номером N. Данное право переуступлено на основании договора участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома N 2А/КДС от 01 марта 2017 года. Стоимость квартиры составила 1500000 руб.

Поскольку при визуальном осмотре квартиры истцом были обнаружены недостатки, 26 января 2018 года истец направила в адрес ответчика заявление с требованием явиться уполномоченному представителю 12 февраля 2018 года для составления акта соответствия объекта долевого строительства требованиям, указанным в ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации” (далее – Федеральный закон N 214-ФЗ), указав на отказ от подписания акта приема-передачи квартиры.

В связи с тем, что 12 февраля 2018 года представитель ответчика на объект долевого строительства не явился, осмотр был произведен без его участия с участием эксперта <данные изъяты>, по результатам которого составлен акт несоответствия объекта долевого строительства.

10 апреля 2018 года истец направила в адрес ответчика досудебную претензию с приложением копии экспертного исследования, требования которой не были удовлетворены.

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда города Саратова от 20 июля 2018 года взысканы с ООО ФСК “Стройфин” в пользу ФИО1 денежные средства в виде соразмерного уменьшения цены договора в сумме 40611 руб., компенсация морального вреда в размере 2000 руб., штраф в сумме 21305 руб. 50 коп., расходы по проведению досудебной экспертизы в размере 18000 руб., почтовые расходы – 300 руб., расходы, связанные с оформлением доверенности, в размере 2000 руб., расходы по оплате услуг представителя в сумме 7000 руб.

Несмотря на наличие у истца права отказаться от принятия объекта долевого строительства, ответчик 27 марта 2018 года составил односторонний акт передачи квартиры.

Истец с учетом уточнений просила суд признать односторонний акт передачи квартиры от 27 марта 2018 года, составленный ООО ФСК “Стройфин”, незаконным; обязать ООО ФСК “Стройфин” передать квартиру путем составления и подписания передаточного акта в срок не позднее 10 календарных дней с момента вступления решения суда в законную силу. Взыскать с ответчика в свою пользу расходы на оплату услуг представителя в размере 20000 руб., неустойку за нарушение сроков передачи квартиры за период с 27 января 2018 года по 11 февраля 2018 года в размере 11610 руб., за период с 12 февраля 2018 года по 25 марта 2018 года в сумме 30750 руб., за период с 26 марта 2018 года по 16 сентября 2018 года в размере 126063 руб., за период с 17 сентября 2018 года по 16 декабря 2018 года в сумме 67500 руб., за период с 17 по 26 декабря 2018 года в размере 6966 руб., за период с 27 декабря 2018 года по день фактического удовлетворения требований истца в размере по 774 руб. ежедневно, штраф и компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

Решением Октябрьского районного суда города Саратова от 20 марта 2019 года признан незаконным односторонний акт от 27 марта 2018 года, составленный ООО ФСК “Стройфин”, о передаче С. в собственность объекта долевого строительства двухкомнатной квартиры N 21 общей площадью 54,0 кв. м, расположенной на 5-ом этаже жилого дома по адресу: <адрес> На ООО ФСК “Стройфин” возложена обязанность передать С. по передаточному акту (или иному документу) объект долевого строительства – двухкомнатную квартиру N 21 общей площадью 54,0 кв. м, расположенную на 5-ом этаже жилого дома по адресу: <адрес> не позднее 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу. С ООО ФСК “Стройфин” в пользу С. взысканы расходы на оплату услуг представителя в сумме 10000 руб., неустойка за нарушение сроков передачи квартиры за период с 27 января 2018 года по 20 марта 2019 года в размере 307989 руб., а начиная с 21 марта 2019 года по день фактической передачи квартиры в размере по 774 руб. ежедневно, компенсация морального вреда в сумме 1000 руб., штраф в размере 154494 руб. 50 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С ООО ФСК “Стройфин” в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 6579 руб. 89 коп.

В апелляционной жалобе ООО ФСК “Стройфин” просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Обосновывая доводы жалобы, анализируя нормы материального права, указывает о том, что истец до 26 января 2018 года на объект не выходил, акт с застройщиком о наличии недостатков не составлял. Полагает, что основанием для отказа от подписания акта приема-передачи объекта являются не любые недостатки, а недостатки, которые приводят к ухудшению качества объекта в связи с отступлением застройщиком от условий договора и (или) указанных в ч. 1 ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ требований технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, иных обязательных требований, и делают объект непригодным для предусмотренного договором использования, однако такие доказательства отсутствуют. В связи с тем, что отсутствуют доказательства принятия истцом объекта с момента получения уведомления до 26 января 2018 года, основания полагать, что акт приема-передачи объекта строительства является незаконным, отсутствуют. По мнению автора жалобы, наличие недостатков является основанием для предъявления требований, предусмотренных ч. 2 ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ, и не свидетельствует о наличии вины со стороны ответчика в нарушении сроков передачи объекта долевого строительства. Указывает о том, что судом не дана оценка направленному в адрес истца ответчиком акту от 05 марта 2019 года. Считает, что период взыскания неустойки должен исчисляться после вступления в законную силу решения суда о соразмерном уменьшении цены договора. Полагает, что судом незаконно отказано в применении положений ст. 333 ГК РФ.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание судебной коллегии не явились, извещены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представили, в судебном заседании интересы истца представлял действующий на основании доверенности представитель. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционных жалобах (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к выводу об отмене решение суда первой инстанции в части признании одностороннего акта незаконным, возложении на ответчика обязанности передать квартиру, взыскании неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, расходов, связанных с рассмотрением дела, расходов по уплате государственной пошлины по следующим обстоятельствам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 01 марта 2017 года между ООО ФСК “Стройфин” (застройщик) и ООО “КДС” (участник долевого строительства) был заключен договор N 2А/КДС о долевом участии в строительстве жилого дома.

Предметом договора является долевое участие сторон в строительстве жилого комплекса “Уют”, многоэтажная жилая застройка: многоквартирные дома (от 9 надземных этажей и выше), в том числе со встроенными и (или) встроенно-пристроенными нежилыми помещениями, комплекс состоит из 2-х жилых домов, 1 жилой дом – 5 блок-секций, Б/С-1А, Б/С-1Б, Б/С-1В, Б/С-1Г, Б/С-1Д. 2 жилой дом – 1 блок-секция, Б/С-2А, расположенных по адресу: <адрес>

В соответствии с п. 4.1.2 договора застройщик обязался обеспечить выполнение строительных работ в соответствии с действующими нормативами и утвержденным проектом.

Срок сдачи объекта в эксплуатацию установлен п. 4.1.5 договора – 4 квартал 2017 года.

Гарантийный срок на строительство составляет пять лет, на технологическое и инженерное оборудование – три года с момента подписания первого акта приемки-передачи квартиры при условии проведения сантехнических, отделочных и других работ в строгом соответствии с проектной документацией специализированной организацией. Дольщик вправе потребовать от застройщика безвозмездного устранения недостатков, обнаруженных при приемке квартиры по акту приема-передачи, в разумный срок (п. 8.1 договора).

27 октября 2017 года между ООО “КДС” и С. заключен договор уступки права требования N У/2Д/21, по условиям которого новый кредитор принимает право требования с застройщика ООО ФСК “Стройфин” после ввода жилого дома в эксплуатацию квартиры N 21, расположенной на 5 этаже, блок-секции 2А, <адрес>, площадью 54 кв. м.

Порядок передачи объекта долевого строительства определен ст. 8 Федерального закона N 214-ФЗ, согласно которой участник долевого строительства, получивший сообщение застройщика о завершении строительства и о готовности объекта долевого строительства к передаче, обязан приступить к его принятию в предусмотренный договором срок или, если такой срок не установлен, в течение семи рабочих дней со дня получения указанного сообщения (ч. 4 ст. 8).

21 декабря 2017 года в адрес С. направлено уведомление о завершении строительства. 29 декабря 2017 года Администрацией муниципального образования “Город Саратов” выдано разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

25 января 2018 года С. обратилась в адрес ООО ФСК “Стройфин” с заявлением об отказе в подписании акта приема-передачи данной квартиры в связи с недостатками, обнаруженными в квартире при ее строительстве, требовала составления акта осмотра квартиры в составе комиссии с участием представителя компании застройщика для фиксации факта и объема имеющихся недоделок в квартире. Данное заявление было получено ответчиком 29 января 2018 года.

В ответе на заявление, направленное 15 февраля 2018 года, ООО ФСК “Стройфин” указало, что претензия об устранении выявленных дефектов направлена на рассмотрение <данные изъяты>

27 марта 2018 года ООО ФСК “Стройфин” был составлен односторонний акт передачи квартиры 21, общей площадью 54,0 кв. м по адресу: <адрес>, в котором указано, что С. направлялось уведомление о завершении строительства многоквартирного дома и о готовности объекта долевого строительства к передаче.

Впоследствии истец обратилась в <данные изъяты> для проведения экспертного исследования о наличии и характере недостатков в квартире и оценки их устранения.

10 апреля 2018 года С. обратилась с претензией в адрес ООО ФСК “Стройфин”, в которой ставила вопрос о соразмерном уменьшения цены договора, возмещении убытков, связанных с оплатой экспертного исследования и компенсации морального вреда в размере 30000 руб. Данная претензия получена ответчиком 11 апреля 2018 года.

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда города Саратова от 20 июля 2018 года взысканы с ООО ФСК “Стройфин” в пользу С. денежные средства в виде соразмерного уменьшения цены договора в сумме 40611 руб., компенсация морального вреда в размере 2000 руб., штраф в сумме 21305 руб. 50 коп., расходы по проведению досудебной экспертизы в размере 18000 руб., почтовые расходы – 300 руб., расходы, связанные с оформлением доверенности, в размере 2000 руб., расходы по оплате услуг представителя в сумме 7000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

На основании ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Часть 2 ст. 209 ГПК РФ предусматривает, что после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

Из смысла данных норм закона, а также абз. 4 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года “О судебном решении” следует, что опровергать факты, установленные судом по ранее вынесенному решению, могут лишь лица, не привлеченные к участию в этом деле, так как только для них факты и обстоятельства, установленные в предыдущем решении, не имеют преюдициального значения. Для тех лиц, которые участвовали в ранее рассмотренном деле, такая возможность исключена.

При рассмотрении приведенных выше требований, суд первой инстанции, исходил из того, что качество объекта долевого строительства не соответствует требованиям технических регламентов документации, а также иным нормативным документам, предъявляемым к работам и материалам данного вида, имеющиеся в квартире недостатки ответчиком ООО ФСК “Стройфин” не были устранены, в связи с чем пришел к выводу о том, что истец вправе требовать уменьшения цены договора и, как следствие, удовлетворил заявленные требования.

Исходя из положений ст. 61 ГПК РФ, указанные обстоятельства доказыванию не подлежат.

Разрешая заявленные требования в части признания одностороннего акта от 27 марта 2018 года, составленного ООО ФСК “Стройфин” незаконным, возложении обязанности передать объект долевого строительства, суд первой инстанции, исходил из того, что отказ С. от принятия объекта долевого строительства был вызван нарушением ответчиком обязательства о передаче объекта долевого строительства, соответствующего условиям договора, указав на отсутствие доказательств необоснованного уклонения истца от принятия надлежащего качества квартиры. Также судом учтено, что объект долевого строительства на момент передачи истцу в срок, предусмотренный договором долевого участия в строительстве жилого дома, не соответствовал условиям договора, требованиям технических регламентов и иным обязательным требованиям, что свидетельствует об отсутствии злоупотребления правом в уклонении или отказе от принятия объекта долевого строительства в установленный срок.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда первой инстанции в связи со следующим.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального закона N 214-ФЗ обязательства застройщика считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

Согласно ч. 1 ст. 6 названного закона застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором.

В случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере (ч. 2 ст. 6 Федерального закона N 214-ФЗ).

Статьей 7 Федерального закона N 214-ФЗ об участии в долевом строительстве предусмотрена обязанность застройщика передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям (часть 1).

В соответствии с частями 1 и 5 ст. 8 этого же закона передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляются по подписываемым сторонами передаточному акту или иному документу о передаче объекта долевого строительства. В передаточном акте или ином документе о передаче объекта долевого строительства указываются дата передачи, основные характеристики жилого помещения или нежилого помещения, являющихся объектом долевого строительства, а также иная информация по усмотрению сторон. К передаточному акту или иному документу о передаче объекта долевого строительства прилагается инструкция по эксплуатации объекта долевого строительства, которая является неотъемлемой частью передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

Участник долевого строительства до подписания передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства вправе потребовать от застройщика составления акта, в котором указывается несоответствие объекта долевого строительства требованиям, предусмотренным ч. 1 ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ, и отказаться от подписания передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства до исполнения застройщиком обязанностей, предусмотренных ч. 2 ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ.

Как указывалось выше, вступившим в законную силу решением суда от 20 июля 2018 года установлено несоответствие качества объекта долевого строительства требованиям технических регламентов, документации, в частности: частичное отсутствие заполнения межплиточных швов плит перекрытий, на поверхности плит пятна серого и желтого цвета, монтажные петли на перемычках (несоответствия п. 5.5.3, 5.5.5 ГОСТ 13015-2012, ГОСТ 15467-79, схемам операционного контроля качества строительных, ремонтно-строительных и монтажных работ общероссийский общественный фонд “Центр качества строительства” Санкт-Петербургское отделение, 2001 год, п. 3.7, 3.3. СНиП 3.04.01-87); отсутствие заполнения швов кладки, в том числе на всю ширину перегородок, осыпание раствора из швов, ослабление каменных конструкций бороздами, отверстиями, нишами, не предусмотренными проектом, трещины, сколы более 8 см, отбитые углы, многочисленные набрызги раствора, отклонение отдельных кирпичей от горизонтали и вертикали, отклонение поверхностей стен от вертикали более 17 мм на 1 м, то есть более нормативных величин, нарушена перевязка кладки (несоответствия п. 9.1.4, 9.1.12, 9.1.13, 9.2.1, 9.2.5, 9.2,14 СП 70.13330.2012, п. 7.20, 7.29, 7.30 СНиП 3.03.01-87, СП 15.13330.2012 в части расчетных характеристик кирпичной кладки, ГОСТ 15467-79, схемам операционного контроля качества строительных, ремонтно-строительных и монтажных работ Общероссийский общественный фонд “Центр качества строительства” Санкт-Петербургское отделение, 2001 год), выявленные дефекты являются причиной наличия ослабления конструкций, не предусмотренные проектом; на поверхности основания пола выявлено наличие многочисленных наплывов, раствора до 7 см, неравномерность покрытия, отклонение поверхности пола от горизонтали, превышающие нормативное значение, отверстия (несоответствие проектному решению, так как “конструкцию пола укладывать на предварительно очищенную поверхность плит перекрытий”, доп. материалы лист 12, 01/2015-АР, несоответствие п. 8.1.1, 8.1.2 СП 71.13330.2017, ГОСТ 15467-79, без очистки, выравнивания покрытия и заделки отверстий в полу невозможно выполнение работ по устройству стяжки, согласно требованиям п. 8 СП 29.13330.2011, п. 4.10 – 4.12, 4.15 – 4.17 СНиП 3.04.01-87, 8.2.1 – 8.2.3, 8.4, СП 71.13330.2017, несоответствие схемам операционного контроля качества строительных, ремонтно-строительных и монтажных работ Общероссийский общественный фонд “Центр качества строительства” Санкт-Петербургское отделение, 2001 год); парогидроизоляция центрального слоя выполнена с нарушениями (разрывы, видимая монтажная пена как со стороны помещения квартиры, так и фрагментарно со стороны фасада), конструкция узлов примыкания не обеспечивает надежной защиты от возможности образования мостиков холода (тепловых мостиков), приводящих к образованию конденсата на внутренних поверхностях оконных проемов и нарушению температурно-влажностного режима в помещении (несоответствия п. 5.2, 5.4 ГОСТ Р 52749-2007, п. 5.1.3, 5.1.3, А.2, А4 ГОСТ 30971-2012, п. Г.4 ГОСТ 30674-99, п. 9.18 СП 54.13330.2011, п. 9.18 СП 54.13330.2016, ГОСТ 15467-79); радиаторы, установлены без учета толщины штукатурного слоя, то есть без учета требований п. 6.4.4 СП 60.13330.2012. Причиной образования установленных недостатков является выполнение работ с несоответствиями требованиям нормативных документов, предъявляемых к работам и материалам данного вида, то есть с нарушением технологии выполнения работ и использование материалов ненадлежащего качества. Стоимость устранения выявленных недостатков и несоответствий качества объекта долевого строительства проектной документации, требованиям технических регламентов и градостроительных регламентов, а также иным требованиям, предъявляемым к работам и материалам данного вида, составляет 47357 руб. без учета стоимости работ по замене стеклопакетов.

Судебная коллегия, анализируя представленные в материалы дела доказательства, приходит к выводу о том, что С. обратившись к ответчику с требованием, предусмотренным ст. 7 Федерального закона N 214-ФЗ о соразмерном уменьшении цены договора выразила свое волеизъявление принять объект с имеющимися недостатками, что свидетельствует об отсутствии оснований не подписывать акт приема-передачи объекта долевого строительства, о готовности которого застройщик уведомил участника долевого строительства в установленные сроки.

В соответствии со ст. ст. 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев предусмотренных законом.

В силу ч. 6 ст. 8 Федерального закона N 214-ФЗ, если иное не установлено договором, при уклонении участника долевого строительства от принятия объекта долевого строительства в установленный срок или при отказе участника долевого строительства от принятия объекта долевого строительства (за исключением случая, когда составлен акт, в котором указывается несоответствие объекта долевого строительства установленным требованиям) застройщик по истечении двух месяцев со дня, предусмотренного договором для передачи объекта долевого строительства участнику долевого строительства, вправе составить односторонний акт или иной документ о передаче объекта долевого строительства (за исключением случая досрочной передачи объекта долевого строительства).

В соответствии с п. 4 ст. 13 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-I “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей) изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Согласно разъяснению, содержащемуся в абз. 1 п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).

Из содержания указанных выше норм права в их взаимосвязи и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что застройщик не подлежит освобождению от ответственности за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства, если это связано с устранением недостатков объекта долевого строительства, не соответствующего установленным требованиям.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции” если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Учитывая, что в ходе рассмотрения спора судом первой инстанции не был поставлен на обсуждение вопрос о действиях истца, связанных с фактическим принятием объекта долевого строительства, лицам, участвующим в деле, предложено представить дополнительные доказательства, свидетельствующих об осуществлении истцом права как собственника в отношении объекта, в связи с чем представленные ответчиком доказательства судебной коллегией приняты в качестве новых доказательств.

Из представленных суду апелляционной инстанции документов следует, что в отношении квартиры по адресу: <адрес> с апреля 2018 года начисляется плата за жилое помещение и коммунальные платежи, которая оплачивается, в квартире установлена новая дверь и выполнен ремонт. После окончания строительства и ввода дома в эксплуатацию ключи от входных дверей в жилые помещения находились у прораба строительной площадки, для осмотра квартиры и проведения экспертизы 18 июня 2018 года С. взяла ключи от квартиры у прораба и обратно не возвращала.

Кроме того, судом первой инстанции не дана оценка и имеющимся в материалах доказательствам, согласно которым 05 марта 2019 года ответчиком вновь в адрес С. направлен акт приема-передачи объекта.

Оценивая приведенные выше обстоятельства по делу и представленные доказательства, судебная коллегия полагает, что составление одностороннего акта ответчиком и его направление в адрес истца не противоречило положениям ч. 1 ст. 7 и ч. 5 ст. 8 Федерального закона N 214-ФЗ, в том числе его составление, как указано судом первой инстанции, на 1 день раньше установленного срока, поскольку данное обстоятельство не влияет на фактическое исполнение обязательства со стороны застройщика и правовые последствия, связанные с его использования для последующей регистрации права, так как истец фактически приняла квартиру с недостатками, вступила во владение и пользование квартирой, приступила к выполнению в данной квартире ремонтных работ. Таким образом, оснований для вывода о нарушении застройщиком предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства и, как следствие, причин для неподписания со стороны истца акта приема-передачи объекта долевого строительства, у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия полагает, что ответчиком предприняты все меры для передачи истцу квартиры в установленный договором долевого участия срок, вместе с тем истец, в свою очередь, от приемки оконченной строительством квартиры необоснованно уклонилась. Составление ответчиком одностороннего акта приема-передачи квартиры явилось следствием действий истца по необоснованному отказу от приемки квартиры. Ответчик, как застройщик, надлежащим образом исполнивший свои обязательства, воспользовался предоставленным законом правом на защиту своих интересов от недобросовестного поведения участника долевого строительства.

Таким образом, недостатки в квартире, на которые ссылается истец, в силу п. 5 ст. 8 Федерального закона N 214-ФЗ являются основанием как для отказа от подписания передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства, так и принятия объекта с заявлением требований, в том числе, о соразмерном уменьшении цены договора в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 7 указанного закона, правом на которое С. воспользовалась, в связи с чем была не вправе отказываться от подписания акта приема-передачи объекта, что свидетельствует о недобросовестных действиях со стороны истца, заявившей требования помимо уменьшения цены также и о выплате неустойки.

Поскольку в адрес истца ответчиком были направлены акты приема-передачи объекта долевого строительства, истец не лишен возможности оформить право в отношении объекта долевого строительства, выводы суда первой инстанции о возложении на ответчика обязанности передать истцу по передаточному акту или иному документу объект долевого строительства также являются необоснованными.

В связи с тем, что требования истца о взыскании компенсации морального вреда и штрафа, предусмотренного ст. 13 Закона РФ, являются производными от основных требований, которые не подлежат удовлетворению, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда и штрафа.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в части признания одностороннего акта от 27 марта 2018 года, возложении обязанности на ООО ФСК “Стройфин” передать С. по передаточному акту или иному документу объект долевого строительства, взыскании с ООО ФСК “Стройфин” в пользу С. неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, расходов по оплате услуг представителя, в доход бюджета расходов по уплате государственной пошлины по основаниям, предусмотренным пп. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права, принятии в данной части нового решения об отказе в удовлетворении указанных требований.

В связи с отменой решения суда с ответчика не подлежит взысканию государственная пошлина.

В остальной части оснований для отмены или изменения решения Октябрьского районного суда города Саратова от 20 марта 2019 года не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Саратова от 20 марта 2019 года в части признания одностороннего акта от 27 марта 2018 года, возложении обязанности на общество с ограниченной ответственностью Финансово-строительная компания “Стройфин” передать С. по передаточному акту или иному документу объект долевого строительства, взыскании в пользу С. с общества с ограниченной ответственностью Финансово-строительная компания “Стройфин” неустойки отменить.

Принять в указанной части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований С. к обществу с ограниченной ответственностью Финансово-строительная компания “Стройфин” о признании одностороннего акта от 27 марта 2018 года, возложении обязанности на общество с ограниченной ответственностью Финансов-строительная компания “Стройфин” передать С. по передаточному акту или иному документу объект долевого строительства, взыскании в пользу С. с общества с ограниченной ответственностью Финансово-строительная компания “Стройфин” неустойки отказать.

В остальной части оснований для отмены или изменения решения Октябрьского районного суда города Саратова от 20 марта 2019 года не имеется.

Просмотров: 509

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code