О взыскании страхового возмещения. Апелляционное определение от 20.08.2019 по делу N 33-6104/2019

Требование: О взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда.
Обстоятельства: В результате заключенного истцом договора уступки права требования к нему перешло право требования с ответчика выплаты страхового возмещения, которое последний в связи с наступлением страхового случая не выплатил.
Решение: Требование удовлетворено частично.

 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2019 г. по делу N 33-6104

Судья Избаш М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Филатовой В.Ю., Саяпиной Е.В.,

при секретаре Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.М. к страховому акционерному обществу “ВСК” о взыскании страхового возмещения по апелляционной жалобе страхового акционерного общества “ВСК” на решение Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Филатовой В.Ю., объяснения представителя страхового акционерного общества “ВСК” – К.Т., действующей на основании доверенности от 92 июля 2019 года, поддержавшей доводы жалобы, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

установила:

К.М. обратился в суд с иском к страховому акционерному обществу (далее – САО) “ВСК” о взыскании страхового возмещения.

Исковые требования обоснованы тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия (далее – ДТП), произошедшего 04 октября 2017 года с участием автомобиля Шкода Октавиа, под управлением Б.В.П. и автомобиля ВАЗ 21093, под управлением Н.А.А. принадлежащего на праве собственности Б.С.В. виновным в котором является Б.В.П. автомобилю Б.С.В. был причинен ущерб.

23 октября 2018 года между Б.С.В. и К.М. был заключен договор уступки права требования N 413/18, в соответствии с которым Б.С.В. уступил право требования к САО “ВСК”, возникшее в результате ДТП от 04 октября 2017 года К.М.

В связи с тем, что гражданская ответственность потерпевшего на момент ДТП застрахована не была, 06 ноября 2018 года истец обратился к ответчику с заявлением о возмещении убытков. Ответчик, осмотрев автомобиль, признал данный случай страховым, организовал осмотр транспортного средства, однако выплату страхового возмещения не произвел по причине представления транспортного средства в разукомплектованном виде, что не позволяет определить размер причиненного ущерба.

Поскольку отсутствие на транспортном средстве деталей не влияет на определение размера ущерба, по инициативе истца была выполнена независимая техническая экспертиза, согласно выводам которой, стоимость устранения дефектов АМТС с учетом износа составляет 55502 руб. 76 коп., разница между рыночной стоимостью транспортного средства и стоимостью годных остатков составляет 43088 руб.

19 декабря 2018 года истец обратился к ответчику с письменной претензией, однако до настоящего времени страховая компания выплату страхового возмещения не осуществила.

Истец просил суд взыскать с ответчика в его пользу страховое возмещение в размере 43088 руб., расходы на проведение независимой экспертизы в размере 15000 руб., расходы по оплате юридических услуг в сумме 5000 руб., компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., неустойку за период с 27 ноября 2018 года по 11 февраля 2019 года в размере 32746 руб. 88 коп., неустойку с 12 февраля 2019 года по день фактической выплаты страхового возмещения в размере 430 руб. 88 коп. в день за каждый день просрочки, штраф.

Решением Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года, с САО “ВСК” в пользу К.М. взыскано страховое возмещение в размере 43088 руб., расходы на проведение независимой экспертизы в размере 15000 руб., расходы по оплате юридических услуг в сумме 4000 руб., компенсация морального вреда в размере 500 руб., неустойка за период с 27 ноября 2018 года по 14 марта 2019 года в размере 4563 руб. 72 коп., неустойка с 15 марта 2018 года по день фактической выплаты страхового возмещения в размере 430 руб. 88 коп. в день за каждый день просрочки, но не более лимита страхового возмещения в размере 400000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 2499 руб. 55 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе САО “ВСК” просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований по тем основаниям, что судом первой инстанции при разрешении заявленного спора неправильно применены нормы материального права (п. 20 ст. 12 Федерального закона РФ от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”). Полагает, что ответчик был лишен возможности определить перечень, характер и степень повреждений транспортного средства, относимость повреждений к обстоятельствам ДТП, стоимость восстановительного ремонта. По мнению автора жалобы, ответчик обоснованно отказал в выплате страхового возмещения, поскольку истец утилизировал остатки транспортного средства. Исходя из действий ответчика, ссылается на злоупотребление правом в действиях истца. Считает, что неустойка взыскана в отсутствии доказательств негативных последствий у истца, взысканная сумма неустойки несоразмерна последствиям нарушения обязательств. Указывает о том, что взысканные расходы, связанные с проведением независимой экспертизы по инициативе истца, не являются убытками, взысканные расходы по оплате независимой экспертизы являются завышенными. Кроме того, судом взыскана компенсация морального вреда, которая не подлежит взысканию, поскольку в силу п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” право потерпевшего на компенсацию морального вреда не может быть передано по договору уступки права требования.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание судебной коллегии не явились, извещены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представили, о причинах неявки не сообщили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в части взыскания с ответчика компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо не являющееся причинителем вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Для наступления ответственности необходимо установление следующих обстоятельств, имеющих значение для дела: а) наступление вреда; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) причинную связь между двумя первыми элементами; г) вину причинителя вреда.

В силу п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии со ст. 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

На основании п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (далее – Закон Об ОСАГО) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Обязанность по страхованию гражданской ответственности распространяется на владельцев всех используемых на территории Российской Федерации транспортных средств, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 настоящей статьи.

Объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 6 Закона об ОСАГО).

Согласно п. “б” ст. 7 Закона об ОСАГО страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая, возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400000 руб.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Б.С.В. является собственником автомобиля ВАЗ 21093, государственный регистрационный знак N

В результате ДТП, произошедшего 04 октября 2017 года с участием автомобиля Шкода Октавиа, под управлением Б.В.П. и автомобиля ВАЗ 21093, под управлением Н.А.А. принадлежащего на праве собственности Б.С.В. виновным в котором является Б.В.П. автомобиль Б.С.В. получил механические повреждения.

23 октября 2018 года между Б.С.В. (цедент) и К.М. (цессионарий) был заключен договор уступки права требования N 413/18, предметом которого является передача от цедента цессионарию, в том числе, права взыскания со страховой компании суммы страховой выплаты, вытекающие из основного требования в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения страховой компанией обязательств по договору ОСАГО, суммы штрафа, неустойки, финансовой санкции, пени и другое, судебные и иные сопутствующие расходы, связанные с восстановлением нарушенного права и реализацией права требования.

Согласно положениям ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу п. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами, правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств определяются Законом об ОСАГО.

Исходя из положений пунктов 10 – 12 ст. 12 Закона об ОСАГО, при причинении вреда транспортному средству потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан подать заявление о страховой выплате и представить для осмотра поврежденное транспортное средство, а страховщик – осмотреть его, а в случае необходимости – организовать независимую экспертизу.

В связи с тем, что гражданская ответственность причинителя вреда застрахована в САО “ВСК”, 06 ноября 2018 года К.М. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, в рамках рассмотрения которого транспортное средство было осмотрено.

Пунктом 10 ст. 12 Закона об ОСАГО установлено, что при причинении вреда имуществу в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению страховщиком убытков потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату или прямое возмещение убытков, в течение пяти рабочих дней с даты подачи заявления о страховой выплате и прилагаемых к нему в соответствии с правилами обязательного страхования документов обязан представить поврежденное транспортное средство или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, проводимой в порядке, установленном ст. 12.1 настоящего Федерального закона, иное имущество для осмотра и (или) независимой экспертизы (оценки), проводимой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации с учетом особенностей, установленных настоящим Федеральным законом.

Страховщик обязан осмотреть поврежденное транспортное средство, иное имущество или его остатки и (или) организовать их независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления потерпевшим поврежденного имущества для осмотра и ознакомить потерпевшего с результатами осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим. Независимая техническая экспертиза или независимая экспертиза (оценка) организуется страховщиком в случае обнаружения противоречий между потерпевшим и страховщиком, касающихся характера и перечня видимых повреждений имущества и (или) обстоятельств причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия (п. 11 ст. 12 Федерального закона РФ).

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеются в виду абзацы третий и четвертый пункта 3.11 Правил, утвержденных Положением Банка России от 19.09.2014 N 431-П.

В соответствии с абз. 3 и 4 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Положением Центрального Банка Российской Федерации от 19 сентября 2014 года N 431-П, страховщик обязан согласовать с потерпевшим время и место проведения осмотра и (или) организации независимой экспертизы поврежденного имущества с учетом графика работы страховщика, эксперта и указанного в настоящем пункте срока проведения осмотра, независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, а потерпевший в согласованное со страховщиком время обязан представить поврежденное имущество.

В случае непредставления потерпевшим поврежденного имущества или его остатков для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованную со страховщиком дату страховщик согласовывает с потерпевшим новую дату осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков. При этом в случае неисполнения потерпевшим установленной настоящим пунктом Правил обязанности представить поврежденное имущество или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) срок принятия страховщиком решения о страховой выплате, определенный в пункте 4.22 настоящих Правил, может быть продлен на период, не превышающий количества дней между датой представления потерпевшим поврежденного имущества или его остатков и согласованной с потерпевшим датой осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), но не более чем на 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней. В случае непредставления потерпевшим поврежденного имущества или его остатков для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) страховщик письменно уведомляет потерпевшего о невозможности принятия решения о страховой выплате (выдачи направления на ремонт) до момента совершения потерпевшим указанных действий.

В силу абз. 2 п. 13 ст. 12 Закона об ОСАГО если страховщик не осмотрел поврежденное имущество или его остатки и (или) не организовал независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) поврежденного имущества или его остатков в установленный п. 11 настоящей статьей срок (не более пяти рабочих дней), потерпевший вправе обратиться самостоятельно за технической экспертизой или экспертизой (оценкой). В таком случае результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) принимаются страховщиком для определения размера страховой выплаты.

Таким образом, законом обязанность по организации осмотра транспортного средства потерпевшего возложена на страховщика.

В соответствии с п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате. При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с настоящим федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему. Предусмотренная указанным пунктом неустойка (пеня) или сумма финансовой санкции при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или срока направления потерпевшему мотивированного отказа в страховой выплате уплачиваются потерпевшему на основании поданного им заявления о выплате такой неустойки (пени) или суммы такой финансовой санкции, в котором указывается форма расчета (наличный или безналичный), а также банковские реквизиты, по которым такая неустойка (пеня) или сумма такой финансовой санкции должна быть уплачена в случае выбора потерпевшим безналичной формы расчета, при этом страховщик не вправе требовать дополнительные документы для их уплаты (абзацы первый, второй и четвертый).

САО “ВСК” ссылаясь на положения п. 10 ст. 12 и п. 20 ст. 12 Закона об ОСАГО отказало в выплате страхового возмещения, поскольку поврежденное имущество на момент подачи заявления о возмещении ущерба в САО “ВСК” представлено в разукомлектованном виде и ответчик не имеет возможности определить размер причиненного ущерба.

В связи с тем, что истцу было отказано в выплате страхового возмещения, по инициативе К.М. 10 декабря 2018 года <данные изъяты> была проведена независимая техническая экспертиза, из выводов которой следует, что стоимость устранения повреждений с учетом износа составляет 55502 руб. 76 коп., стоимость годных остатков – 14692 руб.

Как следует из квитанции к приходному кассовому ордеру N 187/2018 от 10 декабря 2018 года, истцом за проведение экспертизы оплачены денежные средства в размере 15000 руб.

19 декабря 2018 года истец обратился в адрес ответчика с претензией о выплате страхового возмещения, убытков, неустойки, требования которой не были выполнены.

Определяя размер страхового возмещения, суд первой инстанции принял за основу экспертное заключение, выполненное <данные изъяты>

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Согласно ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3).

Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлено, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

В силу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 195 ГПК РФ).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении”).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении”).

Согласуясь с закрепленными в ст. ст. 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праве каждого на справедливое судебное разбирательство и праве на эффективное средство правовой защиты, предусмотренном в п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 1 ст. 19, ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 ГПК РФ принципе состязательности и равноправия сторон, установленном в ст. 9 ГПК РФ принципе диспозитивности, приведенные выше положения Гражданского процессуального кодекса РФ предполагают, что свобода определения объема своих прав и обязанностей в гражданском процессе и распоряжения процессуальными средствами защиты предусматривает усмотрение сторон в определении объема предоставляемых ими доказательств в подтверждение своих требований и возражений.

При этом стороны сами должны нести ответственность за невыполнение обязанности по доказыванию, которая может выражаться в неблагоприятном для них результате разрешения дела, поскольку эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности. Суд, содействуя сторонам в реализации этих прав, осуществляет в свою очередь лишь контроль за законностью совершаемых ими распорядительных действий, основывая решение только на тех доказательствах, которые были им исследованы в судебном заседании, и оценивая относимость, допустимость, достоверность каждого из них в отдельности, а также достаточность и взаимную связь их в совокупности (ч. 2 ст. 57, ст. ст. 62, 64, ч. 2 ст. 68, ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 195, ч. 1 ст. 196 ГПК РФ).

В силу положений ст. ст. 56 и 57 ГПК РФ суд не наделен полномочиями по собиранию доказательств по собственной инициативе, он правомочен лишь определить, какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать, и вынести обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По смыслу приведенных выше положений закона, а также учитывая принцип состязательности гражданского судопроизводства, как лицо, чьи права, по его мнению, нарушены, так и лицо, к которому предъявлены требования, должны действовать добросовестно, представляя соответствующие доказательства в обоснование исковых требований и возражений в ходе рассмотрения спора.

Исходя из того, что ответчик доказательств в подтверждение иной стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, не представил, ходатайств о назначении по делу судебной экспертизы не заявлял, судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции обосновано принято в качестве доказательства представленное истцом экспертное заключение, подтверждающее размер ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Данное заключение было проведено с учетом Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Положением ЦБ РФ от 19 сентября 2014 года N 432-П, как разъяснено в п. 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”.

В силу абз. 4 и 5 п. 11 ст. 12 Закона об ОСАГО в случае непредставления потерпевшим поврежденного имущества или его остатков для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованную со страховщиком дату в соответствии с абзацами первым и вторым настоящего пункта потерпевший не вправе самостоятельно организовывать независимую техническую экспертизу или независимую экспертизу (оценку) на основании абзаца второго пункта 13 настоящей статьи, а страховщик вправе вернуть без рассмотрения представленное потерпевшим заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков вместе с документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков не принимаются для определения размера страхового возмещения в случае, если потерпевший не представил поврежденное имущество или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованные со страховщиком дат

Принимая во внимание то обстоятельство, что истец предоставлял транспортное средство для осмотра страховщику, учитывая отсутствие доказательств безвозмездного оказания услуги, связанной с проведением экспертизы, завышенного размера оказанной услуги доводы жалобы, выражающие несогласие с взысканием расходов по оплате экспертизы, являются необоснованными.

Доводы жалобы о взыскании расходов по оплате экспертизы как убытков, противоречат выводам суда, изложенным в решении, из которых следует, что судом взысканы указанные расходы на основании главы 7 ГПК РФ.

Разрешая требования о взыскании страхового возмещения, суд первой инстанции, руководствуясь приведенными выше нормами права, исследовав и надлежащим образом оценив представленные в материалы дела доказательства (ст. 67 ГПК РФ), пришел к выводу о необоснованном отказе САО “ВСК” в выплате страхового возмещения, и, как следствие, удовлетворил указанные требования.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку указанные выводы основаны на законе, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом и представленным доказательствам.

Действительно, в силу п. 20 ст. 12 Закона об ОСАГО страховщик отказывает потерпевшему в страховом возмещении или его части, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, осуществленные до осмотра страховщиком и (или) проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества в соответствии с требованиями настоящей статьи, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” страховая организация вправе отказать в страховой выплате, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, осуществленные до осмотра страховщиком и/или проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования (ст. ст. 15 и 393 ГК РФ, п. 20 ст. 12 Закона об ОСАГО).

В возникших между сторонами правоотношениях обязанность провести осмотр поврежденного транспортного средства и (или) организовать независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу лежит на страховщике, а на страхователя возложена обязанность представить для осмотра транспортное средство.

В данном случае, в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ ответчиком не представлено допустимых и достоверных доказательств, свидетельствующих о принятии всех возможных мер для осуществления осмотра транспортного средства, учитывая, что организация осмотра возложена на страховую компанию, что не допускает формального подхода к исполнению указанной обязанности, иное может привести к нарушению прав страхователя, выступающего в указанных правоотношениях, также и в качестве потребителя.

В рассматриваемом случае именно ответчик не предпринял надлежащих мер для организации осмотра поврежденного транспортного средства истца, в связи с чем являются необоснованными доводы апелляционной жалобы САО “ВСК” в указанной части, поскольку бремя доказывания исполнения обязанности по предоставлению страховщику поврежденного транспортного средства возлагается на потерпевшего лишь при надлежащем исполнении страховой компанией обязанности по организации осмотра поврежденного транспортного средства и (или) организации независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки). При надлежащей организации осмотра транспортного средства страховщик имел возможность определить размер ущерба.

В силу закона правила страхования предоставляют страховщику право требовать от страхователя документы, необходимые для оценки риска, а также представления транспортного средства для осмотра, по результатам осмотра страховщиком составляется акт осмотра транспортного средства. Осмотр транспортного средства является обязанностью страховщика, и то обстоятельство, что страховщик не исполнил своей обязанности надлежащим образом, не может ограничивать право страхователя на возмещение материального ущерба по договору страхования.

Таким образом, отказ страховой компании в выплате страхового возмещения по причине предоставления автомобиля в разукомплектованном виде не является основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, поскольку ответчик не был лишен возможности принять надлежащие меры для организации осмотра транспортного средства, достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования, учитывая, что, вопреки положениям п. 20 ст. 12 Закона об ОСАГО, в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о выполнении ремонта поврежденного транспортного средства либо его утилизации.

Согласно п. 2 ст. 16.1 Закона об ОСАГО надлежащим исполнением страховщиком своих обязательств по договору обязательного страхования признается осуществление страховой выплаты или выдача отремонтированного транспортного средства в порядке и в сроки, которые установлены данным федеральным законом.

В силу п. 5 ст. 16.1 Закона об ОСАГО страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки (пени), суммы финансовой санкции и (или) штрафа, если обязательства страховщика были исполнены в порядке и в сроки, которые установлены указанным федеральным законом, а также если страховщик докажет, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего.

Принимая решение о взыскании с ответчика в пользу истца неустойки, суд первой инстанции исходил из несоблюдения ответчиком срока осуществления страховой выплаты.

В связи с тем, что наличие оснований для снижения и определение критериев соразмерности неустойки определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия, учитывая неисполнение ответчиком обязанности по выплате возмещения в установленный законом срок, период просрочки, положения абз. 2 ч. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО соглашается с выводом суда о применении к ответчику меры ответственности в виде взыскания неустойки за период указанный истцом.

При определении размера неустойки, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, суд первой инстанции, применяя положения ст. 333 ГК РФ, исходил из компенсационной природы неустойки, баланса интересов сторон, фактических обстоятельств дела, степени и характера вины ответчика, отсутствия каких-либо доказательств наличия у истца действительного ущерба, наступившего от ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия полагает, что определенный судом размер неустойки соразмерен последствиям нарушенного обязательства и обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон, в связи с чем не находит оснований для дальнейшего снижения размера неустойки и считает доводы жалобы в указанной части необоснованными.

Доводы апелляционной жалобы о злоупотреблении со стороны истцов правом являются необоснованными.

В соответствии с пп. 1, 5 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

В данном случае действия истца направлены на обращение в суд с целью защиты нарушенного права, связанного с неисполнением ответчиком обязательств.

Суд первой инстанции, взыскивая с САО “ВСК” в пользу К.М. компенсацию морального вреда в размере 500 руб., пришел к выводу о необоснованном отказе ответчика истцу в выплате страхового возмещения, что свидетельствует о нарушении права как потребителя и является основанием для удовлетворения данного требования.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

В силу п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается если она не противоречит закону.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда и на получение предусмотренного п. 3 ст. 16.1 Закона об ОСАГО и п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей штрафа, а также права потребителя, предусмотренные п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, не могут быть переданы по договору уступки требования (ст. 383 ГК РФ).

Из изложенного следует, что К.М. является физическим лицом, которому на основании договора цессии перешло право требования страхового возмещения, право на компенсацию морального вреда, который подлежал бы взысканию в пользу первоначального кредитора, не может быть передано новому кредитору.

В связи с тем, что данное обстоятельство не было учтено судом первой инстанции, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для возложения на страховую компанию заявленной истцом меры ответственности в виде компенсации морального вреда и, как следствие, отмене решения суда в указанной части.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года, в части взыскания с САО “ВСК” в пользу К.М. компенсации морального вреда по основаниям, предусмотренным п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права, принятии в указанной части нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда.

В остальной части оснований для отмены или изменения решения Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года в части взыскания со страхового акционерного общества “ВСК” в пользу К.М. компенсации морального вреда отменить.

Принять в данной части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К.М. к страховому акционерному обществу “ВСК” о взыскании компенсации морального вреда отказать.

В остальной части решение Кировского районного суда города Саратова от 14 марта 2019 года оставить без изменения.

Просмотров: 527

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code