О компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Апелляционное определение от 22.08.2019 по делу N 33-6655/2019

Требование: О компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.
Обстоятельства: В отношении истца было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ, впоследствии постановлением старшего следователя производство по уголовному делу было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, и за ним признано право на реабилитацию; истец полагает, что незаконным уголовным преследованием ему причинен моральный вред.
Решение: Требование удовлетворено частично.

 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 августа 2019 г. по делу N 33-6655

Судья Ершов А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Анатийчук О.М.,

судей Гладченко А.Н., Негласона А.А.,

при секретаре К.

с участием прокурора Савиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску П. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Саратовской области о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием,

по апелляционной жалобе Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Саратовской области на решение Октябрьского районного суда Саратовской области от 14 мая 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Анатийчук О.М., объяснения представителя ответчика Х., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, прокурора Савиной С.В., полагавшей, что оснований для отмены судебного решения не имеется, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

П. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Саратовской области о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

В обоснование исковых требований указал, что 01 августа 2018 года Следственным отделом межмуниципального отдела Министерства внутренних дел России “Саратовский” Саратовской области (далее по тексту – СО МО МВД России “Саратовский” Саратовской области) в отношении П. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ. Постановлением Саратовского районного суда Саратовской области от 04 августа 2018 года в отношении истца избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на 2 месяца до 02 октября 2018 года, в дальнейшем указанный срок продлевался судом до 02 ноября 2018 года.

Постановлением старшего следователя СО МО МВД России “Саратовский” Саратовской области от 28 декабря 2018 года производство по вышеуказанному уголовному делу прекращено в связи с отсутствием состава преступления и за ним признано право на реабилитацию. Полагая, что незаконным уголовным преследованием ему причинен моральный вред, П. просил присудить в его пользу денежную компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей.

Решением Октябрьского районного суда Саратовской области от 14 мая 2019 года исковые требования П. удовлетворены частично. С Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу П. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 100000 рублей.

Не согласившись с решением суда, Министерство финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Саратовской области обратилось в суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции изменить, снизив взысканную в пользу истца сумму компенсации морального вреда. В обоснование доводов апелляционной жалобы ее автор, ссылаясь на чрезмерно завышенный размер компенсации морального вреда, не отвечающий требованиям разумности и справедливости, указал, что судом не было учтено наличие у П. не погашенной судимости по другому уголовному делу, а также факт неоднократного нарушения истцом избранной ему меры пресечения в виде домашнего ареста, что, по мнению автора жалобы, свидетельствует о том, что избранная ему мера пресечения не изменила его привычный образ жизни.

В судебном заседании представитель ответчика Х. доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержала в полном объеме, прокурор Савина С.В. полагала, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

Иные лица, участвующие в деле, в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, сведений о причинах неявки не сообщили, ходатайств об отложении рассмотрения дела не представили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно абз. 3 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (абз. 2 ст. 151 ГК РФ).

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 01 августа 2018 года на основании постановления старшего следователя СО МО МВД России “Саратовский” Саратовской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ.

В этот же день вынесено постановление о производстве обыска в жилом помещении, в котором проживает П., который был проведен 02 августа 2018 года. От П. были отобраны письменные объяснения, а также он был допрошен по уголовному делу в качестве свидетеля и с ним проведена очная ставка.

02 августа 2018 года в рамках указанного возбужденного уголовного дела П. был задержан в качестве подозреваемого.

03 августа 2018 года он был допрошен в качестве подозреваемого в совершении уголовного преступления и привлечен по делу в качестве обвиняемого.

Постановлением Саратовского районного суда Саратовской области от 04 августа 2018 года в отношении П. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на 2 месяца, то есть до 02 октября 2018 года (со дня фактического задержания). В отношении П. установлены ряд ограничений, в том числе запрет на выход за пределы жилого помещения по адресу: <…>, без письменного разрешения следователя; запрет на общение с участниками уголовного дела. 26 сентября 2018 года П. повторно допрошен в качестве обвиняемого.

В ходе расследования уголовного дела мера пресечения в отношении П. не изменялась.

На основании постановления судьи Саратовского районного суда Саратовской области от 01 октября 2018 года в отношении П. был продлен срок домашнего ареста на 1 месяц, то есть до 02 ноября 2018 года, без изменения объема ранее установленных ограничений.

01 октября 2018 года в отношении П. вынесено обвинительное заключение по факту совершения преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ, утвержденное прокурором Саратовского района Саратовской области. Однако постановлением заместителя начальника СО МО МВД России “Саратовский” Саратовской области от 01 октября 2018 года уголовное дело возвращено следователю для производства дополнительных следствий и устранения выявленных нарушений уголовно-процессуального закона.

Постановлением старшего следователя СО МО МВД России “Саратовский” Саратовской области от 28 декабря 2018 года уголовное дело, возбужденное 01 августа 2018 года по признакам преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ, прекращено в связи с отсутствием в действиях П. состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Мера пресечения в виде домашнего ареста отменена, за П. признано право на реабилитацию.

Разрешая спор по существу и частично удовлетворяя исковые требования П. о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения ст. ст. 151, 1070, 1071, 1100 ГК РФ, исходил из того, что моральный вред причинен истцу в результате незаконного уголовного преследования, в связи с чем пришел к выводу о доказанности причинения истцу нравственных страданий в результате такого преследования.

Указывая на тяжесть предъявленного истцу обвинения и, как следствие, наступивших для него последствий в виде переживаний по поводу того, что вмененное ему преступление он не совершал, пребывание его в условиях ограничения свободы (домашнего ареста) в течение 3 месяцев, суд определил компенсацию морального вреда, подлежащую взысканию за счет казны Российской Федерации в пользу П. в размере 100000 рублей.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они основаны на материалах дела, исследованных доказательствах, их надлежащей оценке и сделаны в соответствии с нормами права, подлежащими применению в данном случае.

Учитывая, что в установленном уголовно-процессуальном порядке за П. признано право на реабилитацию, следовательно, заявленное им на основании ч. 1 ст. 133 УПК РФ требование о компенсации морального вреда в порядке ст. 1070 ГК РФ является обоснованным и правомерно удовлетворено судом.

Доводы апелляционной жалобы о завышенном размере взысканной судом суммы компенсации морального вреда, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку указанная сумма соответствует требованиям ст. 151 и ст. 1101 ГК РФ о разумности и справедливости, и тем нравственным и физическим страданиям истца, которые он вынужден был претерпевать в связи с незаконным преследованием.

Оснований для снижения размера компенсации морального вреда судебная коллегия не усматривает.

Незаконное привлечение гражданина к уголовной ответственности умаляет широкий круг его прав и гарантий, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, лица, имеющие право на реабилитацию, во всех случаях испытывают нравственные страдания, в связи с чем, факт причинения им морального вреда предполагается.

При таком положении, судебная коллегия полагает, что доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами районного суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном понимании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела, судом не допущено.

С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда Саратовской области от 14 мая 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Саратовской области – без удовлетворения.

Просмотров: 507

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code