К ВОПРОСУ О ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ПЕРЕЧНЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

А.В.Шахматов, доктор юридических наук, профессор
А.М.Карл

В статье исследуется система оперативно-розыскных мероприятий. В частности, проведен сравнительный анализ перечня оперативно-розыскных мероприятий в Российской Федерации и Республике Казахстан, на основании которого авторы вносят ряд предложений о дополнении перечня оперативно-розыскных мероприятий в целях совершенствования оперативно-розыскных законодательств Российской Федерации и Республике Казахстан.

Ключевые слова: оперативно-розыскные мероприятия, содержание оперативно-розыскных мероприятий, засада, захват, оперативный эксперимент, полиграфологическое исследование.

 

Каждый вид оперативно-розыскного мероприятия (далее – ОРМ) имеет большое количество собственных особенностей. Однако ОРМ невозможно считать отдельными и не зависящими друг от друга способами получения и собирания информации, они представляют собой целостную организованную систему, относятся к упорядоченной совокупности действий, имеющей внутреннюю взаимосвязь. Во-первых, им свойственна целостная правовая конструкция. Во-вторых, они выполняют принципы и нравственные требования оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД). В-третьих, они формируются на познавательной форме, направленной на получение и фиксацию оперативно значимой информации.

Статья 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – ФЗ «Об ОРД») ограничивает осуществление действий, не входящих в законодательный перечень ОРМ.

Статья 11 Закона Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон РК «Об ОРД»), посвященная видам ОРМ, не указывает, что приведенный перечень общих и специальных ОРМ является исчерпывающим. При этом в п. 1 ст. 8 Закона РК «Об ОРД» предусмотрено, что органы, уполномоченные осуществлять ОРД, имеют право проводить ОРМ, перечисленные в ст. 11 этого закона, гласно и негласно в пределах своей компетенции. Получается, что закон все же ограничивает перечень ОРМ закрепленными в ст. 11.

В связи с этим вопрос о целесообразности закрытого перечня ОРМ среди специалистов рассматривается по-разному: одни ученые такой подход законодателя критикуют, другие – поддерживают. В частности, В.М. Атмажитов и В.Г. Бобров считают, что в ст. 6 ФЗ «Об ОРД» исчерпывающий перечень ОРМ малосостоятелен и неперспективен. Авторы отмечают, что для правоприменителя это становится своеобразным «тормозом» на пути поиска новых, нетрадиционных форм и методов борьбы с преступностью. [1, с. 11, 12]

A. Д. Парманасов, поддерживая В.М. Атмажитова и В.Г. Боброва, считает, что, чтобы не затрагивать конституционные права и свободу личности, ст. 6 Модельного закона «Об оперативно-розыскной деятельности» необходимо дополнить фразой: «органы, осуществляющие ОРД, вправе проводить иные действия, отвечающие требованиям принципов ОРД, направленные на решение задач ОРД, не ограничивающие конституционных прав и свобод граждан и не причиняющие вреда окружающей среде» [9, с. 154].

B. Н. Омелин считает такой вывод весьма спорным. Автор отмечает, что в плане соблюдения принципа законности, прав и свобод личности в ОРД позиция авторов представляется уязвимой, а также использование результатов ОРМ в уголовном процессе будет проблемным, так как станет не ясно, при осуществлении каких конкретно допустимых ОРМ были получены фактические данные. [8, с. 191]

И.А. Батаев в юридической литературе, посвященной результатам ОРД в уголовном процессе, утверждает, что в рамках ОРД могут осуществляться только те ОРМ, исчерпывающий перечень которых предусмотрен ч. 1 ст. 6 ФЗ «Об ОРД». [2, с. 23]

Профессор А.Е. Чечётин считает, что проблема закрытости содержания ОРМ решится, если закон предусмотрит проведение помимо ОРМ иных действий, направленных на решение задач ОРД, отвечающих принципам ОРД и не причиняющих вреда гражданам. [17, с. 85]

По поводу «иных действий» Парламентская Ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности приняла проект модельного Соглашения о сотрудничестве государств – членов ОДКБ в сфере оперативно-разыскной деятельности [7], где помимо указанных обстоятельств под оперативно-розыскными действиями понимаются содержащиеся в законах об ОРД организационные, управленческие и иные действия, обеспечивающие законность и эффективность ОРД. Из этого следует, что ОРД проводится посредством не только ОРМ, но и организационных, управленческих и иных действий.

В юридической литературе специалистами высказано мнение о том, что целесообразно уточнить, какие именно мероприятия необходимы в перечне ОРМ.

В частности, С.И. Захарцев, рассматривая вопрос об увеличении перечня ОРМ, считает, что засада, захват, применение полиграфа, тарификация соединений являются ОРМ. [5, с. 220] В Казахстане М.П. Сысалов также считает, что следует учесть такие два мероприятия, как оперативный эксперимент и полиграфологическое исследование. Они имеют достаточно серьезное научное обоснование считать их ОРМ. [13, с. 160]

А.Ю. Шумилов писал, что засада – это один из выработанных оперативно-розыскной практикой способов пресечения преступления: заблаговременное и скрытое размещение оперативника (или группы) на известном или наиболее вероятном маршруте движения (месте появления) лица, совершившего преступление, разыскиваемого или иного изучаемого лица с целью его захвата. [18, с. 98] Из данного определения очевидно, что засада не имеет никаких познавательных сторон, а именно получение оперативной информации, а также ее фиксация, которые есть у каждого ОРМ.

Верно отметил В.Н. Омелин, что такое действие можно именовать оперативно-тактическим. [8, с. 192] На наш взгляд, целью засады является разгром преступника, что не является целью оперативно-розыскного закона в общем.

Вторым оперативно-розыскным мероприятием С.И. Захарцев выделяет захват. Ранее данный вопрос исследовал Н.И. Крашенинников. По его мнению, сущность захвата является оперативно-розыскным действием. [6, с. 51] Такого же мнения придерживается Н.С. Железняк. Однако у него название звучит немного иначе, он называет мероприятие «задержание лица, подозреваемого в совершении преступления», а также сужает круг захвата лиц. [4, с. 30]

Б.Б. Булатов посвятил задержанию лиц по подозрению в совершении преступления целую главу в монографии и считает, что, совершенствуя уголовно-процессуальное законодательство, в УПК РФ необходимо указать основание и круг лиц, имеющих право проводить задержание гражданина т.е. захват и доставление в орган дознания, к следователю, прокурору. [3, с. 74] Его мысль поддерживает А.Е. Чечётин, предлагая дополнить ст. 15 ФЗ «Об ОРД» положением, разрешающим оперативным сотрудникам осуществлять захват покушающихся на совершение преступления или находящихся в розыске. [17, с. 88]

На законодательном уровне захват закреплен в оперативно-розыскном законе Казахстана. Его наименование – «проведение операций по захвату вооруженных преступников». Законодательное понятие сужает круг преступных лиц, то есть данное ОРМ можно применить только к вооружённым лицам. В связи с этим возникает необходимость принятия целого ряда дополнительных мер, обеспечивающих безопасность участников операции и лиц, которые могут оказаться в зоне задержания преступника.

В законодательстве Казахстана по поводу названия данного ОРМ есть два вопроса: можно ли проводить захват невооруженных преступников? можно ли проводить захват, когда не имеется возбужденного уголовного дела?

Считаем, что осуществлять захват невооруженных преступников можно, так как не всегда захват производится только вооруженных лиц. В отношении второго вопроса – захват необходимо производить не только преступников, но и подозреваемых в совершении преступления.

Казахстанские ученые С.В. Паташков, Ж.М. Чокин, Е.Е. Каймульдинов попытались дать авторское определение данному ОРМ. Они считают, что «под проведением операций по захвату вооруженных преступников следует считать комплекс взаимосвязанных и согласованных по месту и времени проведения оперативно-розыскных, административных (режимных), военно-тактических (штурма, захвата) и уголовно-процессуальных действий, осуществляемых оперативными органами и другими силами в целях предупреждения или пресечения вооруженного сопротивления задерживаемых лиц и принятия к ним мер, предусмотренных законом» [10, с. 146].

Из определения можно понять, что захват вооруженных преступников требует тщательной подготовки перед проведением операции. При этом в самой операции проводятся и другие ОРМ, такие как опрос, установление гласных и негласных отношений, внедрение, применение модели поведения, имитирующей преступную деятельность, применение специальных технических средств, применение служебно-розыскных собак и другие.

Результаты проведенного нами опроса сотрудников оперативных подразделений ОВД в Российской Федерации показывают, что 26,5% респондентов посчитали целесообразным закрепить в законодательстве действие «захват» в качестве ОРМ. Однако 58,8% оперативных сотрудников были против, а 14,7% затруднились ответить.

Следует отметить, что сотрудники, решившие дополнить закон новым ОРМ, занимались именно противодействием организованной преступности. Это говорит о том, что в большинстве случаев данные респонденты сталкиваются с проблемами, которые требуют быстрого реагирования.
На основании изложенного мы считаем, что данное мероприятие играет важную роль в ОРД и что необходимо изменить в ст. 11

Закона РК «Об ОРД» название данного ОРМ с «операции по захвату вооруженных преступников» на «захват лиц, подозреваемых в совершении преступления» и в ст. 6 ФЗ «Об ОРД» закрепить его в качестве самостоятельного ОРМ под таким же названием.

Также в данное время для решения задач ОРД популярность набирает такое действие, как применение полиграфа. Однако можно ли его считать самостоятельным ОРМ? Многие специалисты уделяли внимание данному вопросу [13, с. 160; 16, с. 157], однако немногие считают применение полиграфа самостоятельным ОРМ [14, с. 63; 15, с. 24-25]. Мы поддерживаем позицию ученых, считающих применение полиграфа самостоятельным ОРМ.

К примеру, С.И. Захарцев и М.П. Сы- салов считают, что применение полиграфа – это не разновидность опроса, а отдельное ОРМ – «полиграфологическое исследование». Основной задачей опроса является получение оперативно значимой информации, тогда как задачи полиграфа гораздо шире. [13, с. 162] Верно отметил А.Е. Чечётин, что гласные и негласные полиграфологические исследования должны относиться к ОРМ «полиграфологическое исследование» не только по сути, но и нормативно. [17, с. 127] Законопроект № 478780-5 «О применении полиграфа» был предложен на рассмотрение в декабре 2010 г. Однако через два года его сняли с рассмотрения. Причиной этому послужило несоблюдение правил внесения законопроекта авторами текста, а также несоответствие ст. 105 регламента Госдумы. [11]

В России Инструкция от 28 декабря 1994 г. № 437 «О порядке использования полиграфа при опросе граждан» осталась. В Казахстане отсутствуют и закон, и инструкция. Об этом писала Г. Сагынбекова, поставив вопрос о принятии соответствующего закона, так как при исследовании на полиграфе затрагиваются права и свободы человека. Поэтому естественно, что в правовом государстве такие принципиально новые средства получения доказательств должны вводиться в практику государственных органов только решениями законодательной власти. [12]

В ходе проведения опроса оперативных сотрудников с целью определения полиграфологического исследования как самостоятельного ОРМ выяснилось, что в Казахстане 48% респондентов, основываясь на своем опыте, посчитали нужным добавить полиграфологическое исследование в перечень ОРМ, 42% решили его не выделять как самостоятельное ОРМ и 10% затруднились ответить. Среди оперативных сотрудников России всего лишь 27% посчитали, что полиграфологическое исследование может осуществляться как самостоятельное ОРМ, 63% приняли решение, что «полиграфологическое исследование» является разновидностью опроса и 11% затруднились ответить.

Процент оперативных сотрудников, которые считают, что исследование на полиграфе может быть самостоятельным ОРМ, в Казахстане больше, чем в России. Мы считаем, что такое различие вызвано отсутствием надлежащих нормативных правовых актов, которые разъясняли бы понятия и способы применения полиграфа.

В сравнении с опросом полиграфологическое исследование является более сложным мероприятием как по подготовке, так и по применению его в отношении объекта. Также основной целью опроса является добывание оперативно значимой информации, а цель полиграфологического исследования – оценка достоверности сообщаемой информации, а также изучение психологических особенностей объекта.

Мы считаем, что полиграфологическое исследование в оперативно-розыскных законах России и Казахстана следует закрепить в качестве самостоятельного ОРМ.

Казахстанское оперативно-розыскное законодательство не имеет оперативного эксперимента в перечне ОРМ. М.П. Сысалов предлагает включить его в перечень, хотя при этом он лишь классифицирует оперативный эксперимент на несколько групп, но не дает конкретного обоснования, для чего он необходим. Данное мероприятие, как сказал профессор А.Ю. Шумилов, является «специальным или особо острым ОРМ», отличительная черта которого – активное воздействие на преступную деятельность, сопряженное с реальной опасностью для оперативных сотрудников преступить грань дозволенного законом. [19, с. 106]

Следует отметить, что в Законе РК «Об ОРД» имеется аналогичное оперативному эксперименту ОРМ «применение модели поведения, имитирующей преступную деятельность».

Одной из важных проблем в теории ОРД является отсутствие законодательного определения каждому ОРМ. Проблема заключается в том, что различные оперативные подразделения государственных органов, проводящие ОРД, понимают их по-разному, вследствие чего в своих ведомственных нормативных актах дают им разные определения.

Следует отметить, что в закреплении понятия каждого ОРМ в законах «Об оперативно-розыскной деятельности» с нами солидарны 63,7% опрошенных нами лиц в ОВД Российской Федерации и 70% – в МВД Республики Казахстан.

Таким образом, подводя итог сравнительного анализа перечня оперативно-розыскных мероприятий законодательств России и Казахстана, можно сделать вывод, что закрытость перечня ОРМ должна оставаться, а для осуществления рассмотренных нами действий необходимо оперативно-розыскные законы дополнить такими мероприятиями, как захват лиц, подозреваемых в совершении преступления, и полиграфологическое исследование.

 

Библиографический список

1. Атмажитов, В.М. Современное состояние и основные направления развития теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел : научный доклад / В.М. Атмажитов, В.Г. Бобров. – М., 2001. – 24 с.
2. Батаев, И.А. Уголовно-процессуальный аспект использования результатов оперативно- розыскной деятельности : учебное пособие / И.А. Батаев. – Ижевск, 2004. – 124 с.
3. Булатов, Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве : монография / Б.Б. Булатов. – Омск, 2003. – 320 с.
4. Железняк, Н.С. К вопросу о соотношении оперативно-розыскных мероприятий и оперативно-розыскной деятельности / Н.С. Железняк // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики : материалы научно-практического семинара / отв. ред. В.М. Атмажитов. – М., 2005. – С. 27-31.
5. Захарцев, С.И. Теория и правовая регламентация оперативно-розыскных мероприятий : дис. … д-ра юрид. наук / С.И. Захарцев. – СПб., 2004. – 397 с.
6. Крашенинников, Н.И. Получение оперативно-процессуальной информации о преступлениях и использование ее в оперативной судебно-следственной практике / Н.И. Крашенинников. – СПб., 2001. – 115 с.
7. О проекте модельного Соглашения о сотрудничестве государств – членов ОДКБ в сфере оперативно-разыскной деятельности : постановление ПА ОДКБ от 30 октября 2018 г. № 11-4 // Парламентская Ассамблея ОДКБ. – URL: http://www.paodkb.ru/docs/.
8. Омелин, В.Н. О системе оперативно-розыскных мероприятий / В.Н. Омелин // Актуальные проблемы теории оперативно-розыскной деятельности : сборник научных трудов / под общ. ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского. – М., 2017. – С. 188-206.
9. Парманасов, А.Д. Законодательное регулирование оперативно-розыскной деятельности в странах – участниках Евразийского экономического союза (по материалам органов внутренних дел) : дис … канд. юрид. наук / А.Д. Парманасов. – СПб., 2018. – 263 с.
10. Паташков, С.В. Основы оперативно-розыскной деятельности : учебное пособие / С.В. Паташков, Ж.М. Чокин, Е.Е. Каймульдинов. – Алматы, 2002. – 259 с.
11. Проект Федерального закона № 478780-5 «О применении полиграфа» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 24.12.2010) // СПС КонсультантПлюс (дата обращения: 01.03.2019).
12. Сагынбекова, Г. Полиграф как источник доказательств / Г. Сагынбекова // Сайт «Zakon. kz». – URL: https://www.zakon.kz/221763-poligraf-kak-istochnik-dokazatelstv-g.html (дата обращения: 01.03.2019).
13. Сысалов, М.П. Основы оперативно-розыскной деятельности : учебник / М.П. Сысалов. – Алматы, 2004. – 338 с.
14. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: научно-практический комментарий / под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.С. Бахты. – Хабаровск, 2013. – 240 с.
15. Фирсов, О.В. Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий : учебное пособие / О.В. Фирсов. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2011. – 208 с.
16. Холодный, Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты) / Ю.И. Холодный. – М., 2000. – 157 с.
17. Чечётин, А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприятий : монография / А.Е. Чечётин. – М., 2006. – 180 с.
18. Шумилов, А.Ю. Оперативно-розыскная энциклопедия / А.Ю. Шумилов. — М., 2004. – 364 с.
19. Шумилов, А.Ю. Юридические основы оперативно-розыскных мероприятий : учебное пособие / А.Ю. Шумилов. – М., 1999. – 126 с.

Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 2 (35) 2019

Просмотров: 290

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code