КРИТЕРИИ И ОПТИМИЗАЦИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

С.А.Злотников, кандидат юридических наук

В статье рассматриваются проблемы достижения целей и задач уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации. Критикуется современная организация исполнения наказаний, связанных с лишением осужденного свободы. Анализируются теоретические и практические аспекты критериев исправления преступника. Обосновываются наиболее оптимальные критерии ресоциали- зации личности в условиях изоляции от общества. Делается вывод о важности правоприменительной оценки стремления осужденного к успешной социальной реинтеграции.

Ключевые слова: воспитательная колония, исправительное воздействие, пенитенциарное учреждение, постпенитенциарный рецидив, трудовые навыки, тюремное население.

 

Статистические сведения о современной уголовно-исполнительной системе Российской Федерации (далее – УИС) демонстрируют неуклонное снижение тюремного населения, что является прямым следствием проводимой государственной политики в этой области. Так, по состоянию на 1 февраля 2019 г. в учреждениях УИС содержались 557 684 чел. (- 44500 чел. к 01.01.2018):

– в 705 исправительных колониях отбывали наказание 456 508 чел. (-38500 чел.), в том числе: в 123 колониях-поселениях – 33 360 чел. (-1400 чел.); в 7 исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы и лиц, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, – 2 034 чел. (+30 чел.);

– в 211 следственных изоляторах и 97 помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора при колониях, – 98 666 чел. (-5800 чел.);

– в 8 тюрьмах – 1 203 чел. (-220 чел.);

– в 23 воспитательных колониях для несовершеннолетних – 1 307 чел. (-93 чел.).

Ежегодно из мест лишения свободы освобождаются десятки тысяч человек и более трети из них вновь совершают новые преступления.

Исполнение наказаний находится в плоскости правового поля, закрепленного в уголовно-исполнительном законодательстве, нормативных документах, в том числе разработанных Минюстом и ФСИН России, и имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

Аналогичные по своей сути задачи были закреплены в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР, принятом в 1970 году, где задачей законодательства являлось обеспечение исполнения уголовного наказания, не только в целях кары за совершенное преступление, но и исправления и перевоспитания осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов и уважения к правилам социалистического общежития, предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами; законодательство также должно было способствовать искоренению преступности.

Государственная система исполнения лишения свободы по ряду объективных факторов не является совершенной и требует внесения изменений в законодательство и смены сложившихся в сознании сотрудников парадигм. Только после этих корректировок можно сделать шаг к намеченным уголовно-исполнительным законодательством целям и задачам.

Современная организация исполнения наказаний, связанных с лишением человека свободы, в подавляющем большинстве учреждений системы УИС не достигает определенных законодательством результатов по не зависящим от сотрудников УИС и их руководителей факторам, в большей степени ввиду отсутствия их заинтересованности в достижении целей наказания, определенных законодательством. Официальной статистикой ФСИН России не предусмотрен учет лиц, совершивших повторные преступления после освобождения из мест лишения свободы, кроме того необходимы анализ причин постпенитенциарного рецидива и выработка соответствующих организационно-правовых мер.

В рамках работы непосредственно с осужденными, отбывающими лишение свободы, необходимо четко определить критерии, в соответствии с которыми человек, отбыв определенный период в государственных учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества, будет готов, а главное, будет сам внутренне желать, не совершая повторных преступлений, осуществлять свою жизнедеятельность в соответствии с установленными в обществе нормами. Попытка определения критериев, по которым можно судить об исправлении преступника и его готовности осуществлять правомерное общественное функционирование после освобождения из мест лишения свободы, достаточно длительное время обсуждается в научной литературе. [3, с. 116-123; 4, с. 99-103; 5, с. 37-44] Кроме того, указанные критерии определялись и во ФСИН России в 2009 году при попытке внедрения в практическую деятельность учреждений системы так называемых «социальных лифтов». Система «социальных лифтов», или стимулов для осужденных к их законопослушному поведению и оптимальной ресоциализации, определяла основные критерии оценки исправления осужденных и соответствующие им степени исправления. Так, в качестве оценки исправления осужденного предложены следующие критерии:

– поведение (соблюдение требований режима отбывания наказания);

– отношение к труду, в том числе и к общественно полезному, без оплаты;

– отношение к совершенному преступлению;

– отношение к назначенному наказанию;

– возмещение причиненного ущерба, заглаживание вины в совершенном преступлении;

– участие в воспитательных мероприятиях, получении общего и начального профессионального образования и профессиональной подготовки;

– участие в работе совета коллектива осужденных (в тюрьмах не используется);

– принадлежность к неформальным группам различной направленности;

– поддержание социально полезных связей;

– готовность к психологическому тестированию.

Также были определены степени исправления осужденных:

– не встал на путь исправления;

– становится на путь исправления;

– встал на путь исправления;

– твердо встал на путь исправления.

В дальнейшем планировалось внести соответствующие изменения в законодательные акты, предусмотрев возможность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания только для осужденных, твердо вставших на путь исправления.

Рассматривая разработанную систему «социальных лифтов», с одной стороны, можно констатировать попытку вернуться к положениям УК РСФСР и ИТК РСФСР, где были определены степени и критерии исправления осужденных; с другой стороны, была обозначена определенная позиция в той или иной мере определить, что значит исправление и какие действия должен предпринять осужденный для того, чтобы иметь возможность досрочно освободиться из мест лишения свободы, как должны оценивать результаты исправительного процесса администрация исправительного учреждения и суд при решении вопроса условно-досрочного освобождения.

Однако, по нашему мнению, относиться к большинству указанных критериев исправления можно достаточно критично. Осужденный, имеющий желание освободиться досрочно, будет в большей мере приспосабливаться к определенным критериям, чем исправляться, и данная тенденция будет иметь место непосредственно перед наступлением срока возможного досрочного освобождения. По мнению П.В. Голодова, также отсутствует логика и однозначность и в построении самой системы «социального лифта», конструировании ее основных элементов. [2, с. 26-33]

На наш взгляд, наиболее правильной позиции придерживается Ю.В. Баранов, предлагая при рассмотрении вопроса о применении основных средств исправления критерии оценки позитивного поведения осужденного не связывать с выполнением последним определенных функций в рамках пенитенциарного учреждения, с его правомерным поведением, добросовестным отношением к труду и обучению внутри исправительной системы. Действия (бездействие) осужденного должны оцениваться только с точки зрения его подготовки к освобождению через процессы его ресоциализации или социализации, данные критерии должны указывать на изменения в системе социализации осужденного, его приспособления, подготовки и обучения к жизни в нормальной социальной среде. [1, с. 146]

Как представляется, необходимо давать оценку исправления осужденному за весь период отбытия наказания, принимая в учет все факторы, свидетельствующие об изменении ценностных ориентаций в плане социализации личности, и непосредственно стремление осужденного к их изменению, при подготовке его к освобождению.

По нашему мнению, критериями готовности к жизни в обществе после освобождения могут быть:

– готовность к соблюдению установленного порядка отбытия наказания (отсутствие действующих дисциплинарных взысканий);

– повышение образовательного и культурного уровня осужденного в период отбытия лишения свободы;

– определение осужденным четкой жизненной позиции после освобождения, направленной на обеспечение нормального функционирования в обществе, стремление к установленной позиции;

– готовность законным путем обеспечивать свое существование после освобождения;

– отсутствие склонности к употреблению нар – котических средств, алкогольной зависимости (прохождение в период отбытия наказания курса лечения от алкогольной и нар – котической зависимости, кодирование);

– приобретение профессии в период отбытия наказания, которая будет служить для осужденного источником его существования после освобождения;

– возмещение ущерба, причиненного преступлением, стремление к погашению исковых обязательств, к уплате алиментов;

– установление и поддержание социально полезных связей с лицами, могущими оказать помощь осужденному после освобождения;

– внутреннее убеждение о необходимости соблюдения установленных обществом норм поведения;

– отношение к труду, в том числе и к общественно полезному.

Этот перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен в зависимости от категорий лиц, отбывающих лишение свободы. На наш взгляд, при применении критериев исправления необходимо подходить индивидуально, исходя из личности осужденного и его стремления к приобретению социально полезного статуса.

Анализируя практику проведения эксперимента по внедрению «социальных лифтов» в деятельность системы исполнения наказаний, можно констатировать, что сама идея была правильной и имеет право на жизнь, однако основные ее принципы и положения требуют более глубокой научной и практической проработки. Основным критерием, без которого невозможно достижение поставленного результата, должна быть обоюдная заинтересованность сотрудников учреждений и непосредственно объекта воздействия, осужденного, содержащегося в учреждении системы ФСИН России.

О критериях исправления в период отбытия наказания с учетом практики работы учреждений, исполняющих лишение свободы, говорить будет, скорее всего, неверно. Правильнее будет сказать о необходимости достижения намеченного в ходе исполнения лишения свободы определенного результата, о достижении (либо недостижении) критериев, в соответствии с которыми можно судить о готовности человека функционировать согласно общественным и государственным нормам. Во-первых, у человека, совершившего преступление, должно быть выработано внутреннее убеждение о недопустимости совершения преступлений. В работе сотрудников УИС на этом должен быть сделан акцент. Склонность человека к совершению правонарушений должна определяться постоянно, как на первоначальных этапах отбытия наказания, так и на этапах предстоящего освобождения. В данном случае эту оценку должны давать специалисты, психологи, используя уже существующие методики. Склонность к совершению правонарушений должна учитываться при рассмотрении вопроса о досрочном освобождении от наказания, а также в случаях замены его более мягким видом.

Следующим критерием является наличие определенной установки на жизнь после освобождения, человек должен сам реально понимать и иметь четкое представление о том, как он будет осуществлять свою жизнедеятельность на длительный срок, хотя бы первые 3-5 лет после освобождения, в период отбытия наказания он должен самостоятельно подготовить программу своей жизнедеятельности, оценку которой должны дать соответствующие специалисты, при этом не исключается оказание соответствующей помощи и корректировка программы с целью достижения желаемого результата.

Несомненно, одного желания и сформированной в сознании идеи жить в соответствии с общественными нормами явно недостаточно, специалистами должна быть объективно оценена личность, определены факторы, которые уже привели к совершению преступления, за которые человек помещен в места изоляции, намечены мероприятия по корректировке негативных личностных качеств и развитию положительных. Несомненно, будут необходимы мероприятия по развитию определенных личностных качеств, которые в дальнейшем будут способствовать адаптации в обществе после отбытия наказания.

Критерий формирования трудовых навыков и желания трудиться в целях обеспечения своего существования, обеспечения потребностей семьи должен развиваться в соответствии со складывающимися потребностями рынка труда на предполагаемой территории проживания.

Если исходить из того, что совершение преступления (и, как следствие, помещение индивида в места изоляции) происходит, как правило, на основании регулярного нарушения общественных правил и норм, является социальным «заболеванием», должна быть разработана соответствующая программа «лечения», составленная на основании проведения ряда диагностических исследований, послуживших причиной «заболевания».

Что касается непосредственно самого механизма «лечения», а точнее, порядка отбытия наказания, то акцент должен быть сделан на формировании такой линии поведения лица, при которой его реальные условия жизнедеятельности в учреждении будут прямо зависеть от соблюдения им установленных правил и выполнения рекомендаций специалистов. При этом необходимо отметить, что указанная система будет действенной только в том случае, если лицо будет ощущать реальные изменения условий при отбытии наказания, если будет реально работать система стимулов в рамках действующего законодательства. Необходимо предоставить человеку право выбора пути, который он считает правильным.

Учитывая, что в исправительных учреждениях содержится в основном работоспособная, социально активная категория граждан, с учетом преобладания присущих каждому человеку потребностей в самоактуализации необходимо предоставить каждому осужденному возможность найти себя (проявить) даже в условиях отбывания лишения свободы. Существующая система исполнения уголовных наказаний настроена на то, чтобы исключить возможности развития и проявления личности, она ориентирована на соблюдение требований установленного порядка, что, несомненно, является необходимым условием исправительного воздействия. Однако в силу определенных карающих факторов данная система заставляет лиц объединяться в группы с целью противопоставления себя существующему порядку, отстаиванию групповых интересов, затрагивающих каждого участника группы. [6, с. 108-115] На фоне указанных разногласий длительное время существует и поддерживается большинством лиц, находящихся в местах изоляции, сформированная система неформальных социальных отношений, имеющая целью поддержание внутреннего социального порядка и построенная на поддержании определенных норм поведения, которые обеспечиваются сообществом. В рамках неформального сообщества существует главная, определяющая поведение людей возможность проявить свои личностные качества, и не важно, что они в большинстве направлены на оказание противодействия существующему, определенному правовыми нормами порядку. В итоге с целью индивидуализации (проявления), противопоставления себя угнетающей личность системе возникают скрытые процессы, в большинстве направленные на оказание противодействия существующему порядку, что негативным образом сказывается на взаимоотношениях с персоналом учреждений. Ведь без конструктивного взаимодействия составных частей отдельно функционирующего организма, коим и является учреждение, невозможно достичь желаемого, в нашем случае позитивного результата. При наличии возможности личности трудиться, развиваться, поддерживать социально полезные связи в необходимых, социально полезных рамках, при этом поддерживая конструктивное взаимодействие с персоналом учреждений, неизбежно будет формироваться социально активная и полезная личность.

Таким образом, в процессе исполнения и отбывания уголовного наказания требуется обоснованная правоприменительная оценка исправления осужденного, в основу которой могут быть положены критерии, отражающие поведение осужденного в течение всего периода исправительного воздействия, учитывающие все факторы по изменению его ценностных ори- ентаций в плане социализации личности, демонстрирующие стремление осужденного к успешной реинтеграции в общество.

 

Библиографический список

1. Баранов, Ю.В. Стадии ресоциализации осужденных в свете новых социолого-антрополо- гических воззрений и социальной философии / Ю.В. Баранов. – СПб., 2006.
2. Голодов, П.В. Проблемы применения системы «социального лифта» в условиях исправительного учреждения для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте / П.В. Голодов // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2012. – № 2.
3. Скаков, А.Б. Об оценке поведения осужденных, лишенных свободы / А.Б. Скаков // Уголовно-исполнительное право. – 2018. – Т. 13. – № 2.
4. Скорик, Е.Н. О некоторых проблемах определения критериев оценки достижения целей наказания / Е.Н. Скорик // Вестник Кузбасского института. – 2017. – № 2 (31).
5. Тепляшин, П.В. Многокритериальный подход при конкурсном отборе осужденных к условно-досрочному освобождению / П.В. Тепляшин // Пролог: журнал о праве. – 2014. – Т. 2. – № 4.
6. Тепляшин, П.В. Социокультурные установки как детерминанта преступного поведения личности (в контексте феномена пенитенциарной системы) / П.В. Тепляшин, А.С. Сергиенко // Вестник Сибирского юридического института ФСКН России. – 2015. – № 3.

Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 2 (35) 2019

Просмотров: 290

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code