О ПРОБЛЕМНЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ ОРГАНАМИ, ВЕДУЩИМИ УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС, НА ЭТАПЕ НАЧАЛА ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА

САДВАКАСОВА А.Т.,

Досудебное производство, процессуальное решение, заявление об уголовном правонарушении, расследование, номенклатурное дело, возбуждение уголовного дела, прокурор, доследственная проверка, единый реестр досудебных расследований.

В статье рассмотрены решения, принимаемые органами уголовного преследования Республики Казахстан на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Анализ работ ученых-процессуалистов, а также исследование практики применения уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан позволили автору выделить ряд проблемных вопросов, существующих в деятельности по принятию решений на этапе начала досудебного производства. Выводы автора основаны не только на исследовании нормативно- правовой базы и существующих точек зрения казахстанских и российских процессуалистов, но и на результатах анализа статистической информации различного характера.

 

В ходе осуществления своей деятельности органы, ведущие уголовный процесс, принимают различные процессуальные решения. Содержание и порядок их принятия закреплены в п. 38 ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – УПК РК). Процессуальное решение – это акт органа, ведущего уголовный процесс, вынесенный в связи с осуществлением производства по уголовному делу . Следует отметить, что со вступлением 1 января 2015 г. в законную силу нового УПК РК была упразднена стадия возбуждения уголовного дела. Исключение из процесса первоначальной стадии, а вместе с ней и первоначальных процессуальных решений – постановления о возбуждении уголовного дела, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела – в первую очередь было связано с идеей должного обеспечения на этапе доследственной проверки законных прав и интересов личности, на постоянные притеснения которых не раз указывали как казахстанские (например А.Н. Ахпанов и А.Л. Хан [1, c. 11], М.К. Жолумбаев [2, c. 30]), так и российские (например В.А. Середнев [3], Е.В. Егорова [4]) процессуалисты.

Однако анализ действующего уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан в части, касающейся начала досудебного производства, выявляет, что существующий механизм не соответствует целям, для которых он был разработан. Как отмечают некоторые казахстанские авторы, в частности А. Кулубекова, нарушение конституционных прав граждан (как потерпевших, так и подозреваемых) приобрело новые формы, а скрыть заявление от регистрации стало гораздо легче [5].
Выражая солидарность с этим мнением, рассмотрим основные причины, породившие сложившуюся ситуацию.

При разработке положений нового уголовно-процессуального кодекса о начале производства по уголовному делу использовался опыт европейских стран, в которых привычной для советского и постсоветского уголовного процесса стадии возбуждения уголовного дела не предусмотрено. К тому же начало производства, к примеру во Франции [6] и Соединенных Штатах Америки [7], знаменуется моментом получения или обнаружения информации о совершенном преступлении и характеризуется отсутствием какого-либо процессуального документа. Вместе с тем отметим, что процедура, предусмотренная уголовным судопроизводством Республики Казахстан, значительно отличается от такого механизма, на что уже неоднократно ранее было указано в наших работах [8]. К слову, обратим внимание и на ошибочность утверждения некоторых российских процессуалистов о том, что досудебное расследование в Республике Казахстан начинается с момента принятия заявления и сообщения об уголовном правонарушении [9, с. 217].

Итак, в соответствии со ст. 179 УПК РК досудебное расследование начинается с регистрации заявления или сообщения в Едином реестре досудебных расследований (далее – ЕРДР), либо с проведения неотложного следственного действия, что одновременно, согласно п. 41 ст. 7 УПК РК, отождествляется с началом досудебного производства. Позиция законодателя об отождествлении двух различных по своему содержанию решений (о начале расследования и о начале досудебного производства) уже подвергалась критике ввиду существования 24-часового периода проверки заявлений и сообщений об уголовном правонарушении [10].

Однако в данной работе мы бы хотели поднять вопрос о сущности и значении решений, принимаемых в первоначальный период – с момента поступления информации криминального характера до начала досудебного расследования (24 часа). В том числе рассмотрим и само решение о регистрации в ЕРДР. Для начала следует определить, какие решения предусмотрены по результатам рассмотрения заявлений и сообщений, зафиксированных в Книге учета информации (далее – КУИ). Согласно уголовно-процессуальному закону по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть приняты решения о:

1) регистрации в ЕРДР, что знаменует начало досудебного расследования (ч. 1 ст. 179 УПК РК);

2) направлении в уполномоченный орган, в компетенцию которого входит рассмотрение вопросов о привлечении к административной или дисциплинарной ответственности (ч. 4 ст. 179 УПК РК);

3) направлении в соответствующий суд по подсудности, при наличии в поступившем заявлении или сообщении сведений, по которым уголовное преследование осуществляется в частном порядке (ч. 5 ст. 179 УПК РК).

Кроме того, положения Приказа Генерального прокурора Республики Казахстан от 19 сентября 2014 г. № 891, которым определен порядок и правила приема и регистрации заявлений, сообщений или рапорта об уголовных правонарушениях (далее – Правила), допускают принятие иных, не предусмотренных УПК РК, решений:

1) оставление без рассмотрения и хранение в номенклатурном деле (наряде) на основании рапорта должностного лица с согласия руководителя органа уголовного преследования либо его заместителя;

2) направление в соответствующий уполномоченный государственный орган или должностному лицу в случаях отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки уголовного правонарушения (если необходимо проведение ревизий и проверок уполномоченных органов для установления признаков уголовного правонарушения);

3) направление по территориальности или подведомственности;

4) приобщение к КУИ или ЕРДР;

5) возврат заявления юридического лица в отношении другого юридического лица для приведения в соответствие с требованиями ч. 3 ст. 181 УПК РК.

Отметим, что принятие всех вышеназванных решений (предусмотренных как УПК РК, так и Правилами) не влечет за собой вынесения какого-либо процессуального акта. Значит, с учетом закрепленного в п. 38 ст. 7 УПК РК определения данные решения нельзя признать уголовно-процессуальными. Однако, по нашему мнению, они вполне соответствуют признакам уголовно-процессуальных решений ввиду того, что:

– рассматриваемые решения принимаются в рамках досудебного производства, которое начинается с момента приема заявления или сообщения об уголовном правонарушении;

– они принимаются должностными лицами (органами, ведущими уголовный процесс), уполномоченными на осуществление досудебного расследования.

В связи с этим необходимым видится указать на дефиницию процессуального решения, сформулированную в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК РФ). Под процессуальным решением понимается решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ. Данная формулировка исключает обязательное вынесение акта, как это предусмотрено в УПК РК, и представляется более приемлемой.

Вместе с тем, возвращаясь к рассмотрению решений, принимаемых на этапе начала досудебного производства, для уяснения сущности каждого из них, предлагаем разделить их на промежуточные и итоговые в зависимости от последующего наступления результата их принятия. К промежуточным отнесем следующие решения: о приобщении к КУИ или ЕРДР; о направлении по территориальности, подведомственности; о направлении в суд заявлений при наличии в них сведений, по которым уголовное преследование осуществляется в частном порядке; о направлении в соответствующий уполномоченный государственный орган или должностному лицу для приобщения соответствующих материалов проверок. Перечисленные решения мы отнесли в группу промежуточных ввиду того, что результатом является их перенаправление для дальнейшего рассмотрения. Такие решения являются своего рода связующим звеном, определяющим дальнейшую судьбу зафиксированного в КУИ материала.

В свою очередь, к итоговым относим решения:

– о направлении материалов КУИ в уполномоченный орган для привлечения к административной или к дисциплинарной ответственности. Данное решение следует считать итоговым, так как оно принимается лишь в случаях установления признаков административного правонарушения или дисциплинарного проступка;

– об оставлении материала без рассмотрения и списания в номенклатурное дело. Такое решение также следует признать итоговым, потому что с введением нового механизма рассмотрения и регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях оно в практической деятельности сопоставимо с ранее существовавшим решением об отказе в возбуждении уголовного дела, на что прямо указывают статистические данные. Решение о списании в номенклатурное дело принимается в случаях, когда после проверки заявления или сообщения об уголовном правонарушении, установлены достаточные данные, указывающие на отсутствие состава уголовного правонарушения. Немаловажным является то, что для сбора подтверждающей или опровергающей информации имеется лишь 24 часа.

Следует отметить, что многие процессуалисты с введением в 2015 г. автоматического начала досудебного расследования ожидали значительного роста числа уголовных дел. Однако, согласно данным официальной статистики, вместо этого (за исключением первых месяцев ознакомления с базой ЕРДР) увеличилось количество решений об оставлении заявлений и сообщений без рассмотрения.

Вместе с тем, как показывает практика, продолжают фиксироваться нарушения, имевшие место и до принятия УПК РК в редакции 2014 г. Существуют неединичные случаи вынесения прокурорами постановлений как о признании незаконным начала досудебного расследования (являющихся аналогами ранее существовавшим решениям о незаконности возбуждения уголовного дела), так и о признании незаконным решения о списании в номенклатурное дело (я являющихся аналогами ранее существовавшим решениям о незаконности отказа в возбуждении уголовного дела). Итоги анализа такой ситуации сводятся к тому, что провозглашенные цели, для достижения которых проводилась модернизация этапа начала досудебного производства, остаются недостигнутыми. Как представляется, для недопущения вышеуказанных нарушений необходимо в первую очередь внести изменения в Правила, исключив возможность принятия всех не предусмотренных уголовно- процессуальным законом решений.

Обратим внимание на еще одно обстоятельство. Если ранее при вынесении процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела лицо, обратившееся в органы досудебного расследования, в обязательном порядке уведомлялось о принятом решении, теперь порядок уведомления лица о списании его заявления в номенклатурное дело не регламентирован ни Правилами, ни УПК РК. При этом подчеркнем ошибочность указания на существование такого вида уведомлений в статье, одним из авторов которой является сотрудник Генеральной прокуратуры Республики Казахстан А.О. Мухаметжанов. В статье утверждается, что при списании в номенклатурное производство обязательно уведомляется заявитель [11, с. 43]. Как показывает практика и социологический опрос сотрудников, уполномоченных на принятие решений данного вида, уведомление заявителя о принятии по его заявлению решения о списании в номенклатурное дело не производится в 99% случаев.

Целесообразным считаем в исследовании рассматриваемых нами вопросов сослаться на опыт Украины, где была признана ошибкой передача прокуратуре полномочий по разъяснению и толкованию положений уголовно- процессуального закона о порядке регистрации заявлений и сообщений об уголовном правонарушении. Прокуратура является заинтересованной стороной и очень часто толкует те или иные положения из числа указанных в свою пользу и в ущерб стороне защиты и потерпевшим [12].

Подчеркнем, что согласно УПК РК начало досудебного расследования обязательно для всех заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях. Исключение составляют заявления, рассмотрение которых осуществляется в порядке частного обвинения, а также заявления и сообщения, содержащие признаки административных правонарушений и дисциплинарных проступков. Предлагается следующий механизм принятия и рассмотрения заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях:

Первый этап: все заявления фиксируются в КУИ.

Второй этап:

– если в заявлении или сообщении имеется информация о совершении административного или дисциплинарного проступка, они направляются в соответствующий уполномоченный орган;

– если имеются сведения о том, что материал содержит признаки частного обвинения, то он направляется в суд;

– во всех остальных случаях после фиксации в КУИ начинается досудебное расследование.

На сегодняшний день в Республике Казахстан, по нашему мнению, искусственно сохраняются показатели криминогенной обстановки, в то время как Украина не побоялась раскрыть истинную картину. Там из года в год ежемесячно возбуждалось не более 38-40 тысяч уголовных дел. После вступления в силу нового Уголовно-процессуального кодекса было зафиксировано увеличение количества начатых уголовных производств на 70%. В настоящее время примерно 65 тысяч производств каждый месяц остается в Едином реестре досудебных расследований Украины [12, c. 57].

Подводя итог, отметим, что начало расследования, естественно, не будет гарантией принятия итогового решения о направлении дела в суд, но результатом станет вынесение постановления о прекращении досудебного расследования, а о данном решении уведомляются все заинтересованные лица (ст. 289 УПК РК). Кроме того, в установленных законом случаях постановление о прекращении уголовного дела направляется прокурору для утверждения, что является гарантией законности принятого решения. Однако следует подчеркнуть, что мы остается сторонниками того, чтобы итоговые решения в ходе досудебного производства не утверждались, а выносились исключительно прокурором после надлежащей проверки материалов, поступивших из органов, осуществляющих досудебное расследование.

 

Библиографический список:

1. Ахпанов А.Н., Хан А. Л. Преобразование первоначальной стадии уголовного процесса в Республике Казахстан: анализ новелл законодательства // Современные проблемы криминалистики: Материалы международного круглого стола, посвященного 60-летию профессора кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Казахского гуманитарно-юридического университета К.В. Ким. Астана, 2015. С. 11-16.
2. Жолумбаев М.К. Реформа досудебного производства в уголовном процессе Казахстана // Наука, образование и культура. 2016. № 3. С. 29- 31.
3. Середнев В.А. Стадия возбуждения уголовного дела: рудимент или необходимость? // Российское право. 2016. № 4 (94). С. 17-23.
4. Егорова Е.В. О некоторых коллизиях правовой регламентации стадии возбуждения уголовного дела // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 2. С. 55-64.
5. Кулубекова А. Как избежать укрытия преступлений от учета? // «Форбс Казахстан». 29.05.2015 // URL: https://forbes.kz/blogs/blogsid_88101.
6. Котлярова Л.Н., Усачев А. А. Начальный этап досудебного производства в уголовном процессе Франции // Современная юриспруденция: актуальные вопросы и перспективы развития. Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 4. Уфа, 2017.
7. Котлярова Л.Н., Усачев А. А. Начальный этап досудебного производства в уголовном процессе США // Инновационные технологии в области юриспруденции. Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. № 2. Хабаровск, 2017.
8. Садвакасова А.Т. О совершенствовании механизма приема, регистрации сообщений и заявлений об уголовном правонарушении // V Балтийский юридический форум «Закон и правопорядок в третьем тысячелетии»: Материалы международной научно- практической конференции. Калининград: КФ СПбУ МВД России, 2017. С. 15-16.
9. Сулейманов Т. А. Сравнительная характеристика стадии возбуждения уголовного дела по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации и начала досудебного расследования по Уголовно-процессуальному кодексу Республики Казахстан // Человек: преступление и наказание. 2017. Т. 25 (1-4). № 2. С. 216-218.
10. Садвакасова А.Т. Понятие уголовного судопроизводства по законодательству Республики Казахстан // Наука и жизнь Казахстана. 2017. № 6 (50). С. 176-179.
11. Шадрин В.С., Мухаметжанов А.О. Начальный этап досудебного производства: проблемы осуществления в России и результат реформирования в Казахстане // Вестник ЮУрГУ. Серия «Право». 2017. Т. 17. № 2. С. 42-46.
12. Банчук А. А., Дмитриева И. А., Саидова З.М., Хавронюк Н.И. Реализация нового УПК Украины в 2013 году (мониторинговый отчет). К., 2013. 40 с. // URL: http://www. pravo.org.ua/files/ebook/KPK_Zvit_Print_WEB.pdf.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (56) 2019.

Просмотров: 670

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code