КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЛЕВЕТЫ КАК ОДНОГО ИЗ СПОСОБОВ НЕПРАВОМЕРНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА (СУДЬЮ, ПРИСЯЖНОГО ЗАСЕДАТЕЛЯ, ПРОКУРОРА, АДВОКАТА, СЛЕДОВАТЕЛЯ, ДОЗНАВАТЕЛЯ, ЭКСПЕРТА, ПОТЕРПЕВШЕГО, СВИДЕТЕЛЯ)

В.В.Конин, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовно- процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия (г. Санкт-Петербург)
А.А.Рытьков, кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Уголовное судопроизводство, судья, присяжный заседатель, прокурор, адвокат, эксперт, следователь, дознаватель, потерпевший, свидетель, клевета, противодействие, незаконное воздействие.

Состязательность уголовного судопроизводства представляется как противоборство стороны защиты и обвинения, где стороны, будучи равными, используя тактические приемы, противодействуют достижению целей, стоящих перед другой стороной. Вместе с тем противоборство, осуществляемое в рамках состязательного уголовного процесса субъектами уголовно-процессуальной деятельности, должно основываться исключительно на положениях УПК РФ. Однако практика показывает, что периодически имеют место случаи противодействия в виде незаконного воздействия на участников уголовного судопроизводства. Одним из видов такого незаконного воздействия является клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, адвоката, эксперта, следователя, дознавателя, потерпевшего или свидетеля.

 

Среди многочисленных мер незаконного противодействия расследованию на досудебной стадии и рассмотрению уголовного дела по существу в суде, а также неправомерного воздействия на лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, полагаем необходимым выделить такой вид незаконного воздействия, как клевета, нацеленная на конкретное лицо, проводящее расследование по уголовному делу, на эксперта, потерпевшего, адвоката, осуществляющего защиту интересов потерпевшего или подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), прокурора, поддерживающего государственное обвинение, на судью, рассматривающего уголовное дело по существу, а также присяжного заседателя.

Вопросами клеветы как одного из способов неправомерного воздействия занимались еще русские дореволюционные юристы. Так, например, по определению Н.С. Таганцева, клевета «есть ложь, помрачающая честь и доброе имя человека и выражающаяся в несправедливом приписывании потерпевшему таких проступков, рода деятельности или образа жизни, которые возбуждают презрение к нему в окружающей среде в силу господствующих в ней понятий о нравственности и чести, а также о поведении, соответствующем известному званию и положению. Существенными условиями клеветы являются: во-первых, обвинение кого-либо в действии, противном правилам чести, и, во- вторых, ложность этого обвинения» [1, с. 245].

Клевета как действие, носящее явно противоправный характер, рассматривалась в качестве преступления в России до 1917 года, в советский, а также и в постсоветский период. Ст. 129 УК РФ «Клевета» состояла из трех частей и предусматривала уголовную ответственность за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ч. 1), за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2), и за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3). Ст. 298 УК РФ также состояла из трех частей и предусматривала уголовную ответственность за клевету в отношении лиц, имеющих властные полномочия в уголовном судопроизводстве.

В соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» клевета была декриминализована, а ст.ст. 129 и 298 УК РФ были исключены из российского уголовного законодательства. Чем руководствовался при этом законодатель, до конца осталось не ясным.

Спустя непродолжительное время Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 141-ФЗ в УК РФ были введены ст. 128.1 «Клевета», состоящая в новой редакции из пяти частей, и ст. 298.1 «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава», оставшаяся в трех частях, как и ранее [2].

По всей видимости, законодатель, декримина- лизовав клевету, осознал свою ошибку и предпринял меры по ее исправлению. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что ст. 298.1 УК РФ, регламентирующая ответственность за клевету в отношении властных участников уголовного судопроизводства, является специальной нормой по отношению к статье 128.1 УК РФ, которая устанавливает, что клевета состоит в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

При этом необходимо отметить, что ч. 2 ст. 298.1 УК РФ содержит определенный дефект. Так, например, следователь и дознаватель указаны в ней в связи с осуществлением предварительного расследования по уголовному делу, находящемуся у них в производстве (при отсутствии уголовного дела в производстве следователя либо дознавателя клевета в их адрес не подпадает под признаки ч. 2 ст. 298.1 УК РФ), судебный пристав указан в связи с необходимостью исполнения приговора суда или иного судебного решения. В то же время прокурор в соответствии со своими должностными полномочиями не осуществляет функцию предварительного расследования, а также не участвует в исполнении приговора. Он осуществляет контроль за производством дознания, а также опосредованный контроль за предварительным следствием, утверждает обвинительное заключение, поддерживает обвинение в суде. Следовательно, клевета как способ незаконного воздействия на прокурора возможна лишь только в связи с осуществлением им указанных действий, а не в силу занимаемой прокурором должности, поскольку прокурор осуществляет и иные полномочия, перечисленные в законе и при этом не связанные с уголовным судопроизводством [3].

К тому же непонятно, почему законодатель оставил без внимания адвоката, эксперта, потерпевшего и свидетеля, которые также являются участниками уголовного судопроизводства и действия которых направлены на установление и доказывание тех или иных обстоятельств по уголовному делу.

Общественная опасность рассматриваемого деяния выражается в том, что клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя или дознавателя, эксперта подрывает престиж и авторитет не только конкретного лица, выполняющего ту или иную функцию в уголовном судопроизводстве, но и ставит под сомнение законность и обоснованность принятых по уголовному делу решений и тем самым фактически препятствует нормальному ходу расследования преступлений и отправления правосудия при рассмотрении уголовного дела по существу. Параллельно с этим унижается честь и достоинство лиц, на которых направлено неправомерное воздействие в виде клеветы (судьи, присяжного заседателя и других участников уголовного судопроизводства, перечисленных нами выше).

Так, например, клевета в адрес потерпевшего либо свидетеля, выступающего на стороне обвинения, преследует цель заставить того и другого отказаться от ранее данных показаний, изобличающих виновного в совершении преступления, и дать ложные по своей сути показания, свидетельствующие о невиновности либо меньшей виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Клевета в адрес дознавателя либо следователя преследует цель побудить их отказаться от расследования конкретного уголовного дела, либо осуществлять расследование уголовного дела пассивно, не исполнять свои обязанности по сбору доказательств или собирать доказательства с преднамеренным существенным нарушением норм УПК РФ, что в дальнейшем повлечет признание указанных доказательств недопустимыми, либо квалифицировать действия виновного по менее тяжкой статье УК РФ, что поможет лицу, виновному в совершении преступления, избежать ответственности либо понести ответственность за менее тяжкое преступление. В результате незаконного воздействия следователь или дознаватель 34 также могут быть понуждены выбрать в качестве основной версии расследования версию стороны защиты о невиновности либо меньшей виновности подозреваемого (обвиняемого) и, исходя из этого, собирать доказательства в подтверждение указанной версии.

Клевета в адрес эксперта преследует цель побудить его дать заведомо ложное заключение по проведенному исследованию, либо дать вероятностное заключение, несмотря на то, что проведенное исследование позволяет прийти к категорически положительному (отрицательному) выводу, либо отказаться от проведения исследования и дачи заключения под тем или иным благовидным предлогом, либо указать, что сделать вывод по проведенному исследованию не представляется возможным, несмотря на имеющуюся объективную возможность сделать обоснованный вывод. Еще одним из побудительных мотивов неправомерного воздействия на эксперта может являться желание побудить его сократить либо удлинить сроки проведения экспертного исследования.

Клевета в адрес прокурора преследует цель заставить его ослабить процессуальный контроль за расследованием уголовного дела на досудебной стадии, осуществляемый в рамках предоставленных ему полномочий, не обращать внимание на незаконные действия следователя либо дознавателя по отказу от сбора доказательств, подтверждающих виновность лица, в отношении которого выдвинут обвинительный тезис, либо сбору доказательств с нарушением норм УПК РФ, незаконной квалификации действий подозреваемого (обвиняемого) по менее тяжкой статье УК РФ, а по окончании предварительного расследования отказаться от утверждения обвинительного заключения. В стадии судебного разбирательства незаконное воздействие в виде клеветы будет преследовать цель принуждения прокурора занять пассивную позицию в ходе судебного разбирательства, отказаться от представления суду доказательств, изобличающих подсудимого в совершении преступления, настаивать на переквалификации действий подсудимого по менее тяжкой статье УК РФ, отказаться от обвинения как в части, так и в полном объеме, обратиться к суду с предложением о назначении подсудимому незначительного наказания за совершенное преступление.

Клевета в адрес адвоката, представляющего в уголовном судопроизводстве интересы потерпевшего либо выступающего в качестве защитника лица, в отношении которого выдвинут обвинительный тезис, преследует следующие цели: побудить адвоката отказаться от защиты либо осуществлять ее пассивно, выполнять свои обязанности формально, не собирая и не представляя в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства доказательства, свидетельствующие в пользу своего подзащитного, не добиваясь улучшения его положения, и тем самым фактически оставить своего доверителя без защиты в виде квалифицированной юридической помощи.

Клевета в адрес присяжного заседателя преследует цель заставить его отказаться от участия в осуществлении правосудия при рассмотрении конкретного уголовного дела с целью расформирования коллегии присяжных заседателей, либо оказать воздействие на остальных присяжных заседателей с целью вынесения заведомо незаконного вердикта, либо не поддерживать обвинительный вердикт, к которому пришли присяжные заседатели при обсуждении обстоятельств рассмотренного уголовного дела.

Клевета в адрес судьи имеет цель заставить судью отказаться от рассмотрения конкретного уголовного дела либо материала в рамках досудебного производства по уголовному делу; вынести незаконное решение при осуществлении судебного контроля в рамках проверки законности и обоснованности судебных решений на досудебной стадии (отменить неблагоприятное для лица, привлекаемого к уголовной ответственности, решение или изменить его в сторону улучшения положения лица, привлекаемого к уголовной ответственности); вынести заведомо неправосудный приговор (оправдательный либо обвинительный приговор с назначением мягкого наказания, которое не может побудить виновного к исправлению); в рамках судебного контроля за постановленными нижестоящими судами решениями и приговорами вынести заведомо незаконное решение об отмене принятого судом решения или постановленного судом приговора с направлением на новое судебное разбирательство либо об изменении приговора и смягчении назначенного судом первой инстанции наказания.

Как противостоять указанному виду незаконного воздействия на лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства? Ответ на этот вопрос найти непросто, учитывая, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 298.1 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла. В то же время в соответствии со ст. 33 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. В развитие этого конституционного положения право граждан беспрепятственно обращаться в государственные органы с заявлениями о противоправной деятельности должностных лиц закреплено в Федеральном законе от 2 мая 2006 г № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В ст. 6 этого закона содержится прямой запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц [4]. При этом в действиях лица, обращающегося в правоохранительные органы с клеветническим заявлением в отношении лиц, участвующих в осуществлении предварительного расследования либо надзора за предварительным расследованием или поддержании государственного обвинения, судьи и присяжного заседателя, а также адвоката, эксперта, потерпевшего и свидетеля, будет отсутствовать состав преступления, поскольку в рамках российской правовой доктрины пропагандируется нетерпимое отношение общества к преступлениям и лицам, их совершающим, и поощрение участия граждан в борьбе с преступностью, а прямой обязанностью любого правоохранительного органа является проверка поступившего сообщения о преступлении. При этом предполагается и право граждан на ошибку в оценке действий того или иного лица (является ли действие правонарушением либо не является) при обращении в правоохранительный орган и сообщении той или иной информации. Следовательно, умысел на совершение клеветы в отношении участников уголовного судопроизводства, в том числе перечисленных в ст. 298.1 УК РФ, легко маскируется под законную деятельность по обращению граждан в правоохранительные органы с заявлениями о якобы уже совершенном либо еще только подготавливаемом вышеуказанными лицами преступлении.

Так, например, гражданин И., будучи привлеченным к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 159 УК РФ, желая отстранить от расследования уголовного дела следователя Н., обладавшего большим опытом по расследованию экономических преступлений, обратился в службу собственной безопасности органа внутренних дел. В заявлении он указал, что, по его мнению, следователь Н. является лицом нетрадиционной сексуальной ориентации и злоупотребляет этим в служебной деятельности, намеками склоняя подследственных к извращенным половым связям, а в случае отказа опять же намеками угрожая им тяжкими последствиями. Кроме того, в заявлении было отмечено, что следователь Н., возможно, является педофилом, об этом тот якобы намекал в разговоре с И. В связи с этим И. просил привлечь следователя Н. к уголовной ответственности. По результатам проведенной по заявлению И. проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя Н. за отсутствием в его действиях состава преступления. С указанным постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела И. не согласился и обжаловал его в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, а также в порядке ст.ст. 123124 УПК РФ – вышестоящему руководству следователя Н. и в прокуратуру. Решение суда об отказе в удовлетворении жалобы И., а также полученные из прокуратуры и от вышестоящего руководства правоохранительного органа ответы были обжалованы И. в порядке, установленном УПК РФ.

Своими действиями И. добился того, что не соответствующие действительности, клеветнические сведения в отношении следователя Н. получили широкую огласку среди коллег и сослуживцев Н., среди сотрудников как районной, так и областной прокуратур, а также в судах первой и второй инстанций. Но в действиях И. состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 298.1 УК РФ, отсутствовал, поскольку все его обращения были направлены исключительно в правоохранительные органы (то есть органы, специально уполномоченные на осуществление борьбы с преступностью), а его действия были якобы продиктованы благими намерениями: борьбой с педофилией, то есть преступлениями, наносящими значительный вред и имеющими широкий общественный резонанс. В сложившейся ситуации следователь Н. от расследования уголовного дела в отношении И. самоустранился, чего как раз и добивался И.

В дальнейшем уголовное дело по обвинению И. было в спешном порядке завершено расследованием (причем следователи отказывались принимать его к производству) и направлено в суд для рассмотрения по существу. В суде вскрылись многочисленные следственные ошибки и недоработки, в результате чего по обвинительному приговору И. было назначено очень мягкое наказание.

Таким образом, криминалистическая характеристика клеветы как способа неправомерного воздействия на лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, в том числе и перечисленных в статье 298.1 УК РФ, выражается в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию любым способом (сообщением неопределенному кругу лиц как устно, так и письменно, в том числе с использованием СМИ и Интернета), за исключением случаев обращения с заявлением, содержащим клеветнические сведения, в правоохранительные органы. Полагаем, что налицо существенная недоработка со стороны законодателя, которая должна быть устранена, для того чтобы лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, были достаточно надежно защищены, а преступления не оставались безнаказанным.

 

Библиографический список:

1. Таганцев Н.С. Комментарий к Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1885 г. / Изд. 14-е, доп. СПб, 1902.
2. Федеральный закон от 28.07.2012 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
3. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 29.07.2017) «О прокуратуре Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
4. Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 03.11.2015) «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 4 (50) 2017.

Просмотров: 662

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code