ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТА НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: НЕСОВЕРШЕНСТВО УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

О.Г.Ковалев, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры правозащитной, правоохранительной деятельности, уголовного права и процесса Псковского государственного университета

Стадия возбуждения уголовного дела, заключение специалиста, уголовно- процессуальное доказывание, законное и обоснованное процессуальное решение.

В статье рассматриваются вопросы несовершенства положений уголовно- процессуального законодательства, регулирующих производство следственных и иных процессуальных действий на стадии возбуждения уголовного дела. Раскрываются проблемы, возникающие в деятельности органов предварительного расследования, связанные с использованием заключения специалиста в качестве доказательства.

 

В юридической литературе совершенно справедливо отмечается, что современные научно-технические достижения оказывают значительное влияние на все сферы человеческой жизни, включая характер и способы совершения преступлений [4, с. 13], а соответственно, и на способы выявления преступлений и осуществление уголовно-процессуального доказывания. В частности, исследование предметов, документов, трупов осуществляется по многим материалам доследственной проверки на стадии возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем в современном уголовно-процессуальном законе имеется достаточно много проблемных моментов в рассматриваемой сфере, в том числе по подбору специалиста для производства исследований, в частности, предметов, документов, трупов. Вследствие этого на начальном этапе уголовного судопроизводства у следователя, дознавателя возникают определенные трудности организационно-процессуального характера. Довольно частыми в этой связи становятся случаи, когда наличие пробелов уголовно-процессуального законодательства способствует принятию по возбужденным уголовным делам и по материалам доследственной проверки, по результатам которой было отказано в возбуждении уголовного дела, решений, которые впоследствии при их обжаловании признаются как незаконными, так и необоснованными.

Сегодня правоприменительная практика изобилует примерами, когда с трудностями, связанными с исследованием предметов, документов, трупов, выбором специалиста, и многими другими сталкиваются не только лица, вовлекаемые в производство по уголовным делам в том или ином качестве и отстаивающие свои личные права и законные интересы (стороны), но и профессиональные субъекты уголовно-процессуальной деятельности (дознаватели, следователи, судьи).

В ходе совершения преступлений все более часто применяются новые способы, что влечет за собой потребность применения правоохранительными органами новейших технологий, актуализации знаний и совершенствования навыков противостояния преступности.

Особенную роль в связи с этим приобретает институт судебной экспертизы, поскольку он является своеобразным способом установления истины по уголовному делу при использовании современных достижений научно-технического прогресса. Анализ правоприменительной практики производства по уголовным делам наглядно показывает, что более масштабное внедрение в правоохранительную сферу научных достижений и технических новинок повышает уровень раскрываемости преступлений, приводит к улучшению качества решения задач уголовного судопроизводства при обеспечении быстроты и эффективности сбора доказательств, относящихся к делу, быстрого установления лиц, причастных к совершению преступлений и изобличения их в инкриминируемом преступлении.

При этом нельзя не заметить, что в Федеральном законе от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» имеется упущение: отсутствует норма об использовании следователем специальных знаний в ходе доследственной проверки в такой процессуальной форме, как заключение специалиста [1]. По мнению автора, это упущение законодателя, ведь ни для кого не секрет, что для производства судебной экспертизы, как правило, эксперту требуется более длительное время, чем специалисту для проведения исследования. В свою очередь, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной экспертизе по уголовным делам» указывается, что при оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами [2].

Здесь же важно отметить, что для уголовно-процессуального доказывания важную роль с учетом реализации принципа состязательности сторон играют доказательства, полученные стороной защиты, в том числе заключение и показания специалиста. Так, если в период расследования уголовного дела защитнику понадобилось привлечение лица, обладающего специальными знаниями, для ответа на возникшие вопросы и эксперт по поручению руководителя специализированного экспертного учреждения провел исследование, оформил его актом экспертного исследования (указав все привычные для проведения экспертного исследования по назначению следователя или суда реквизиты документа, отразив поставленные перед ним вопросы, описав представленные на исследование объекты, исследовательскую часть и выводы), то вправе ли следователь или суд признать данный акт доказательством? А если да, то каким: заключением специалиста или иным документом?

Учитывая то, что в российском уголовном судопроизводстве строго установлена уголовно-процессуальная форма, этот вопрос далеко не праздный.

Отсутствие в настоящее время единства мнений по отношению к тому, каким требованиям должно соответствовать заключение специалиста, позволяет отдельным авторам в специальной литературе даже прийти к выводу о том, что заключение специалиста имеет процессуальную форму, декларированную в УПК РФ, но не регламентированную действующим законодательством [5, с. 108].

В соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК РФ, заключение специалиста – это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. С учетом того, что указанное процессуальное положение не содержит запрета на проведение специалистом самостоятельного исследования и формулирование по его результатам выводов, эти действия не должны рассматриваться в качестве нарушения норм уголовно-процессуального закона, влекущего за собой признание заключения специалиста недопустимым доказательством.

При этом следует отметить, что законодательные положения ст.ст. 74, 80, 84, 86 УПК РФ позволяют в настоящее время признавать полученный защитником акт экспертного исследования в качестве доказательства только как иной документ. Это подтверждается, в свою очередь, и положениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной экспертизе по уголовным делам», разъясняющими, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами (п. 20) [2]. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза [3, с. 59].

Таким образом, в настоящее время происходит так, что специалист, по сути, проводит полноценное исследование, такое же, какое проводит эксперт при назначении и производстве судебной экспертизы. Вместе с тем, учитывая то обстоятельство, что его инициатором выступает сторона защиты и проводится оно по запросу защитника, его результаты оформляются не в форме заключения, а как акт экспертного исследования, который, по мнению автора, следует признавать в качестве такого вида доказательства, как иной документ.

В ходе дальнейшего производства по уголовному делу уже в судебных стадиях в процессе судебного заседания возникает потребность допросить указанных экспертов в качестве специалистов, при необходимости – с привлечением экспертов, проводивших официальные судебные экспертизы (если таковые проводились) по данному уголовному делу. При этом они должны обладать специальными знаниями в той же области (или смежных областях), что и допрашиваемый специалист – эксперт специализированного государственного экспертного учреждения.

Как представляется, предлагаемая процедура, уже частично апробированная правоприменительной практикой, позволит повысить качество рассмотрения уголовных дел, полноценно учитывать интересы сторон, а также сократить сроки рассмотрения уголовных дел при надлежащей проверке судом первой инстанции допустимости, относимо- сти и достоверности акта экспертного исследования как доказательства по уголовному делу.

В заключение необходимо отметить, что согласно уголовно-процессуальному закону специалист не предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Это, как очевидно, приводит к тому, что судом (конечно, неофициально) признается более слабое доказательственное значение заключения специалиста в сравнении с заключением эксперта. Поэтому если законодателем в ряд законов будет введена норма об уголовной ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения, то исследование специалиста можно будет приравнивать к заключению эксперта. Это позволит как органам, осуществляющим проверку сообщения о преступлении, так и органам, проводящим предварительное расследование по уголовным делам, принимать законные решения в разумный срок без продления сроков проверки сообщения о преступлении (сроков предварительного следствия, дознания), так как необходимость в назначении судебной экспертизы отпадет, если будут изначально соблюдены все права и обязанности сторон, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

 

Библиографический список:

1. Федеральный закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 9. Ст. 875.
2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 № 28 (в ред. от 02.04.2013) «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень ВС РФ. 2011. № 2.
3. Ефремов И.А. Судебная экспертиза (краткое научно-практическое пособие для адвокатов). М.: Юстиция, 2013. 128 с.
4. Парфенова М.В. Совершенствование деятельности судебно-экспертных учреждений в Российской Федерации // Эксперт-криминалист. 2014. № 2. С. 12-14.
5. Федотов И.С. Оценка заключения и показаний эксперта, заключения и показаний специалиста как доказательств по уголовному делу // Уголовное право. 2014. № 3. С. 107-114.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 4 (50) 2017.

Просмотров: 597

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code