УБИЙСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ ПРИЗНАВАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ?

Д.Б.Дрыженко, кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
И.П.Семченков, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Преступление, деяние, причинение вреда, причинная связь, уголовный закон, убийство.

В статье на примере убийства показано, что некоторые преступления описаны в уголовном законе таким образом, что общему понятию преступления не соответствуют, по причине чего в качестве преступления рассматриваться не могут. Предлагаются пути решения данной проблемы.

 

Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ любое преступление всегда есть, прежде всего, деяние, то есть определенный поступок человека, который в зависимости от разновидности преступления может выражаться в форме действия либо бездействия. Соответственно этому также не чем иным, как именно деяниями, должны быть и преступления, указанные в статьях Особенной части УК РФ.

Об этом же говорится и в учении о составе преступления, где считается общепризнанным, что деяние является настолько обязательным признаком состава, что без него ни одно преступление описать в законе попросту невозможно, поскольку в противном случае, то есть при отсутствии данного признака, будет непонятно, в чем же собственно заключается преступление и что необходимо совершить лицу для того, чтобы его поступок мог быть квалифицирован как преступление.

Вместе с тем, как показывает анализ данного вопроса, далеко не все статьи Особенной части содержат в себе описание того, что является преступным деянием.

Характерным примером подобной удивительной и, на первый взгляд, невозможной, немыслимой ситуации является законодательное определение убийства как умышленного причинения смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ). В этом нетрудно убедиться, если попытаться ответить на вопрос о том, что представляет собой «причинение смерти».

Во-первых, причинение смерти можно трактовать как процесс. Во-вторых, – как свершившийся факт. Причинение смерти как процесс есть не что иное, как причинная связь, ведущая к наступлению смерти. Причинение смерти как свершившийся факт – это смерть, то есть последствие. Совершенно очевидно, что ни причинная связь, ни последствие в качестве деяния, то есть поступка, порождающего смертоносную причинную связь, рассматриваться не могут. Причинная связь как процесс сама является следствием деяния, запускающего механизм ее развития. К тому же в уголовном праве деяние, последствие и причинная связь между ними признаются отдельными, имеющими самостоятельное уголовно-правовое значение признаками объективной стороны преступления.

Данное обстоятельство указывает на то, что законодательное описание убийства (ст.ст. 105, 106, 107, 108 УК РФ) признака деяния не содержит. Из этого следует, что убийство в качестве преступления рассматриваться не может: преступление всегда должно быть, прежде всего, деянием, а убийство в его нынешней трактовке таковым не является.

Причина этого заключается в том, что поступок человека, запускающий в действие механизм причинной связи, при описании убийства ни в коем виде не упоминается. Действующий уголовный закон, устанавливая ответственность за убийство, на самом деле предусматривает ее не за деяние, причинившее смерть, а либо за причинную связь, либо за смерть, либо за то и другое одновременно. Для того чтобы понятие убийства соответствовало общему понятию преступления, его необходимо было изложить иначе, то есть не как причинение смерти, а как деяние, причинившее смерть.

Абсолютно те же проблемы имеют место с описанием в уголовном законе причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), различных видов причинения вреда здоровью (ст.ст. 111, 112, 113, 114, 115, 118 УК РФ), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ). И в этих статьях признак деяния не упоминается, ввиду чего то, что указано в данных нормах, деянием не является и преступлением, также как и убийство, признаваться не может.

Помимо несоответствия между описанием преступлений в статьях Особенной части УК РФ и общим понятием преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ), выявленное отсутствие признака деяния создает неразрешимую юридическую проблему в решении вопроса о применении уголовного закона во времени.

Согласно ст. 9 УК РФ к преступлению применяется уголовный закон, действовавший во время совершения деяния, независимо от времени наступления последствий. При этом, разумеется, речь здесь идет именно о том деянии, которое указано в законе. В тех же случаях, когда в статье Особенной части УК РФ деяние не упоминается, применить данную норму попросту невозможно [1].

Практика относительно данной проблемы пребывает в неведении и определяет время совершения, в частности, убийства по времени нанесения удара ножом, производства выстрела, а также совершения иных действий, направленных на инициирование процесса причинной связи. По существу дела практические работники, несомненно, поступают правильно. Однако, только по существу. Что же касается юридической стороны этого вопроса, то есть неукоснительного соблюдения требований уголовного закона (ст. 3 УК РФ), то время убийства (в нынешней трактовке этого преступления) следует определять не по времени совершения поступка, а по времени причинения смерти. Результаты при этом будут совершенно иными.

Очень хорошо данную проблему можно продемонстрировать на следующем примере. Предположим, что удар ножом был нанесен во вторник, в среду вступил в силу новый уголовный закон или его новая редакция, которые обратной силы не имеют, а смерть потерпевшего наступила в четверг.

Если определять время совершения убийства по времени нанесения смертельного удара, то это будет вторник, и к преступлению необходимо применять старый закон. Хорошее правильное решение, но так можно было бы поступить только в том случае, если бы убийство было сформулировано в законе не как причинение смерти, а как деяние, причинившее смерть. Однако в законе убийство описано как причинение смерти, поэтому время его совершения приходится определять по времени причинения смерти. Так, если временем совершения убийства считать время причинения смерти как последствия, то это будет четверг, и к убийству необходимо применять уже новый закон, причем вопреки требованиям ст. 9 УК РФ. Если же временем совершения убийства полагать время причинения смерти как процесса развития причинной связи, то эта связь во времени развивалась со вторника по четверг, переходя из сферы действия старого в сферу действия нового закона. Это и вовсе тупик, так как в уголовном праве никаких правил действия уголовного закона во времени для подобных случаев не разработано.

Для решения рассматриваемой проблемы описания в уголовном законе преступлений, предусмотренных ст.ст. 105, 106, 107, 108, 109, 111, 112, 113, 114, 115, 118 и 165 УК РФ, а также для легализации практической деятельности, которая по сути верно применяет уголовный закон во времени к случаям совершения данных преступлений, необходимо и достаточно изложить их объективную сторону с использованием трех признаков: деяния, последствия и причинной связи между ними. В этом случае, например, убийство может быть охарактеризовано как деяние, причинившее смерть.

Однако, это только на первый взгляд. Дело в том, что термин «деяние» является собирательным и охватывает собой как активную, так и пассивную формы преступного поведения: действие и бездействие. С учетом данного обстоятельства использование термина «деяние» будет означать признание возможности совершения указанных преступлений в форме не только действия, но и бездействия.

Очень серьезные возражения здесь возникают именно относительно возможности совершения данных преступлений в форме бездействия. Основаны эти возражения на результатах самых последних научных исследований, которые убедительно доказывают тот факт, что причинение вреда путем бездействия невозможно, и в соответствующих случаях необходимо говорить не о причинении вреда путем бездействия, а о непредотвращении вреда [2]. Поэтому в конечном итоге все рассматриваемые преступления предлагается изложить в уголовном законе с использованием только одного термина – «действие». Относительно же случаев бездействия следует отметить, что ответственность за них необходимо регламентировать в новых дополнительных статьях, устанавливающих наказание не за причинение вреда путем бездействия, а за непредотвращение вреда, как это уже было предложено в научной литературе [2, с. 10-11].

 

Библиографический список:

1. Дрыженко Д.Б., Семченков И.П. Действие уголовного закона во времени и требования к описанию преступлений // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. № 2 (36). С. 18-19.
2. Дрыженко Д.Б., Семченков И.П. Преступления, совершить которые невозможно // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 1 (47). С. 7-11.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 3 (49) 2017.

Просмотров: 411

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code