ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДОЗНАНИЯ В СОКРАЩЕННОЙ ФОРМЕ

А.В.Спирин, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральского юридического института МВД России
Н.М.Журавлева

Прокурор, полномочия прокурора, дознание, сокращенная форма, процессуальная деятельность органа дознания, дознаватель.

В статье рассматриваются наиболее важные проблемы, возникающие в ходе дознания в сокращенной форме, проблемы правового регулирования сокращенной формы дознания. Анализируются особенности прокурорского надзора за производством дознания в сокращенной форме. Предлагаются пути решения указанных проблем.

 

Дознание в сокращенной форме как особый вид дознания существует в российском уголовном процессе с марта 2013 г., практика расследования уголовных дел в сокращенном дознании уже достаточно наработана, и можно сделать некоторые выводы о степени эффективности этого процессуального института. Такие выводы и предложения самого разного характера сформулированы в целом ряде публикаций на страницах юридической периодики. Проблемам, возникающим при производстве дознания в сокращенной форме, посвящены диссертационные исследования М.В. Зотовой [1], А.Д. Пестова [2], О.В. Качаловой [3] и ряда иных авторов. В настоящей публикации мы намерены рассмотреть процедуру дознания в сокращенной форме с точки зрения прокурорского надзора за исполнением процессуального законодательства.

Подвергая анализу различные аспекты надзорной деятельности прокурора за исполнением закона при производстве дознания в сокращенной форме, мы будем исходить из следующего определения: дознание в сокращенной форме представляет собой осуществление дознавателем (следователем) отдельного вида предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному в отношении конкретного лица, по преступлению или преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 150 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), на основании ходатайства подозреваемого, признающего вину, характер и размер вреда, причиненного преступлением, не оспаривающего квалификацию деяния, содержащуюся в постановлении о возбуждении уголовного дела, о применении дознания в сокращенной форме при отсутствии обстоятельств, исключающих производство дознания в указанной форме.

В приведенном определении нашли отражение основание и условия производства дознания в сокращенной форме, закрепленные в ст.ст. 226.1, 226.2 УПК РФ. Анализируя нормы уголовно-процессуального законодательства и практику их применения, нельзя не заметить, что жестко установленные условия производства дознания в сокращенной форме, его процессуальный порядок и сроки порождают ряд трудноразрешимых проблем. Рассмотрим некоторые из них.

Требование о признании подозреваемым своей вины в совершении преступления в полном объеме, характера и размера вреда, причиненного преступлением, квалификации его действий, содержащейся в постановлении о возбуждении уголовного дела, приводит к необходимости отражения всех перечисленных обстоятельств в этом постановлении. Отказ заподозренного на стадии возбуждения уголовного дела от дачи объяснений либо неполнота отобранного объяснения могут затруднить для дознавателя принятие решения о выборе формы дознания, поскольку неясна позиция лица, совершившего преступление. Таким образом, закономерно возникает вопрос о том, на какой стадии уголовного судопроизводства – возбуждения уголовного дела или предварительного расследования – целесообразнее разъяснять лицу, причастному к совершению преступления, право на заявление ходатайства о производстве дознания в сокращенной форме. Описание преступления и его квалификацию, данные в самом начале расследования, невозможно изменить и уточнить в дальнейшем без перехода к дознанию в общем порядке, что может быть объективно необходимо (например: по делам о причинении вреда здоровью – в связи с расширением перечня телесных повреждений, ставших последствием действий подозреваемого; по делам о хищениях – в связи с уточнением потерпевшим перечня похищенного имущества; и т.д.). Не дает уголовно-процессуальный закон ответа на вопрос о том, как следует поступить, если преступление совершено в соучастии либо к нему причастны иные лица, а к моменту возбуждения уголовного дела известны данные не обо всех соучастниках или причастных лицах. Как следует поступать, если установлен «новый» соучастник совершения преступления, а уголовное дело уже расследуется в форме «сокращенного» дознания? Кроме того, неясно, как быть, если в ходе дознания установлены дополнительные эпизоды преступлений, совершенных подозреваемым, по которым уголовное дело не возбуждено.

Обязательность отсутствия возражений потерпевшего против производства дознания в сокращенной форме делает дознавателя «заложником» произвольного и немотивированного изменения мнения этого участника уголовного судопроизводства (как, впрочем, и подозреваемого и его защитника). То есть частное лицо по своему произволу оказывает определяющее воздействие не только на деятельность органа предварительного расследования, защищающего публичный интерес и намеревающегося расследовать уголовное дело в сокращенной форме дознания, но и поступает вопреки интересам других участников уголовного судопроизводства. Кроме того, вполне возможны случаи, когда в процессе расследования о желании приобрести статус потерпевшего заявят иные лица, которые могут возражать против избранной формы дознания. Сюда же следует отнести и проблему замены потерпевшего в ходе расследования.

Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме задумывались для упрощения процессуальной деятельности по делам, не представляющим особой сложности в расследовании. Этим вызвано предоставление дознавателю права не проверять доказательства, не оспоренные подозреваемым, его защитником, потерпевшим, не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении получены объяснения, не назначать судебные экспертизы по вопросам, по которым получены ответы в заключении специалиста, подготовленном до возбуждения уголовного дела, и т.п. Но эта процессуальная «выгода» превращается в «западню» при использовании стороной защиты соответствующей тактики: заявить о желании производства сокращенного дознания, минимизировав доказательственную деятельность дознавателя, а затем отказаться от этой формы дознания, когда возможности полноценного доказывания будут существенно затруднены или даже утрачены. Перенесение «центра тяжести» доказывания в стадию возбуждения уголовного дела (дознаватель вправе не проводить следственные и иные процессуальные действия, направленные на установление фактических обстоятельств дела, сведения о которых содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, если такие сведения отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам) становится в таком случае фатальным для возможности установить истину по уголовному делу.

Наконец, сроки дознания в сокращенной форме нередко мало отличаются от сроков дознания в общем порядке, так как вопрос об удовлетворении ходатайства о производстве дознания в сокращенной форме не всегда решается в первые сутки расследования. Кроме того, в случаях, определенных уголовно-процессуальным законом, возможно продление срока «сокращенного» дознания до 20 суток.

Таким образом, напрашивается вывод: законодательно закрепленная конструкция дознания в сокращенной форме является чрезмерно жесткой, что препятствует ее полноценному применению в расследовании преступлений. Возможно ли «доработать» эту конструкцию, внеся соответствующие изменения в статьи главы 32.1 УПК РФ? Ответ на этот вопрос представляется непростым. Характерно, что, несмотря на перечисленные проблемы (а их перечень далеко не полон), с марта 2013 г. в эту главу изменения вносились лишь дважды: федеральными законами от 28 декабря 2013 г. и 14 декабря 2015 г. Причем эти изменения не касались отмеченных выше затруднений. Министерством внутренних дел России был разработан законопро- 40 ект, «кардинально решающий» проблемы сокращенного дознания: согласно нему глава 32.1 УПК РФ должна быть признана утратившей силу, а кодекс предлагается дополнить главой 32.2 «Особый порядок досудебного производства» [4].

С точки зрения правоприменителя, важным является не столько рассмотрение различных вариантов изменений действующего закона, сколько выработка рекомендаций, позволяющих сглаживать «острые углы» несовершенного законодательного регулирования, толкование и разъяснение отдельных норм. Обратимся к приказу Генерального прокурора Российской Федерации от 26 января 2017 г. № 33 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» (далее – Приказ № 33). Несмотря на то, что его положения адресованы прокурорским работникам, отдельные пункты этого приказа чрезвычайно важны и для иных участников уголовного судопроизводства, вовлеченных в дознание в сокращенной форме.

Генеральный прокурор предлагает подчиненным сконцентрировать внимание на проверке законности и обоснованности ряда ключевых решений дознавателя, принимаемых при производстве дознания в сокращенной форме.

Так, постановление дознавателя о производстве дознания в сокращенной форме является незаконным и подлежит отмене прокурором в случаях:

1) если оно принято на основании ходатайства подозреваемого, не подписанного его защитником, участие которого является обязательным в силу п. 8 ч. 1 ст. 51 УПК РФ (нарушен процессуальный порядок и право на защиту);

2) неправильной (необоснованно «заниженной») квалификации преступления, содержащейся в постановлении о возбуждении уголовного дела. Таким образом, прокурор фактически должен еще раз тщательно проверить постановление о возбуждении уголовного дела, отменить которое он уже не вправе, поскольку истек срок, предусмотренный ч. 4 ст. 146 УПК РФ;

3) выявления обстоятельств, исключающих производство в такой форме, или несоблюдения условий его производства.

Анализ положений главы 32.1 УПК РФ позволяет сделать вывод, что постановление дознавателя о производстве дознания в сокращенной форме может быть отменено прокурором при наличии перечисленных оснований в любой момент производства по делу, начиная с момента вынесения данного постановления и вплоть до момента поступления прокурору уголовного дела с обвинительным постановлением. После поступления уголовного дела с обвинительным постановлением прокурор вправе вернуть уголовное дело дознавателю для производства дознания в общем порядке, но не отменить вышеуказанное постановление. Нужно иметь в виду, что до поступления уголовного дела с обвинительным постановлением прокурор не в полной мере может осуществлять надзор за процессуальной деятельностью дознавателя, поскольку не располагает материалами уголовного дела в целом, получая в соответствии с нормами УПК РФ лишь копии соответствующих решений. Ограниченность срока дознания в сокращенной форме затрудняет прокурору возможность затребовать уголовное дело и тщательно изучить его. Следовательно, обстоятельства, исключающие производство дознания в сокращенной форме, могут быть выявлены органами надзора несвоевременно.

Прокуроры проверяют законность и обоснованность решений дознавателя «противоположного» характера – постановлений об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого о производстве дознания в сокращенной форме. Незаконные или необоснованные постановления подлежат отмене прокурором, одновременно дознавателю должны быть даны письменные указания о направлении расследования и производстве процессуальных действий. Решая вопрос об отмене указанного постановления, прокурор должен иметь в виду, что производство дознания в сокращенной форме возможно только в том случае, если оно будет окончено в срок, предусмотренный УПК РФ. Если восстановление нарушенного права подозреваемого невозможно ввиду истечения срока, установленного законом для завершения дознания в сокращенной форме, то прокурор не отменяет постановление дознавателя, а инициирует привлечение виновных должностных лиц к предусмотренной законом ответственности (п.п. 7, 9, 16, 21 Приказа № 33). Единственным актом прокурорского реагирования, в котором возможна постановка вопроса о привлечении должностных лиц органа дознания к дисциплинарной ответственности, является представление об устранении нарушений закона.

Фактически в приведенных примерах Генеральный прокурор распространяет действие п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ (право прокурора отменять незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК РФ) на производство дознания в сокращенной форме, указывая, какие именно постановления дознавателей и в каких случаях подлежат отмене.

Необходимо напомнить об обязанности прокурора своевременно проверить законность и обоснованность постановлений о возбуждении уголовного дела. Принимая во внимание вышеперечисленные особенности производства дознания в сокращенной форме, к постановлению о возбуждении уголовного дела предъявляются особые (повышенные) требования. Прогнозируя возможность производства по делу дознания в сокращенной форме, прокурор должен обратить внимание на то, чтобы в постановлении о возбуждении дела были с исчерпывающей полнотой описаны действия (бездействие) подозреваемого, отражены характер и размер вреда, причиненного преступлением, дана правильная квалификация действий подозреваемого. Если данные требования не выполнены, прокурору следует своевременно отменить постановление, направить материал для дополнительной проверки и дать по нему письменные указания.

Реагируя на факты «искусственного создания оснований для производства дознания в сокращенной форме», прокурор должен пресекать необоснованное выделение материалов уголовного дела в отношении конкретного лица в отдельное производство (п. 22 Приказа № 33). Представляется, что реагирование должно быть облечено в форму постановлений об отмене постановления дознавателя либо требования об устранении нарушений федерального законодательства (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

В ч. 2 ст. 226.6 и ч. 9 ст. 226.7 УПК РФ говорится о возможности продления прокурором срока дознания в сокращенной форме до 20 суток. Одним из условий продления срока дознания в сокращенной форме является своевременность поступления постановления о продлении срока. Приказ Генерального прокурора содержит уточнение: если такое постановление поступает после 24 часов с момента истечения 15 суток, отведенных для производства дознания в сокращенной форме, то прокурор должен принять решение об отказе в продлении срока и о продолжении производства по делу в общем порядке (п. 27 Приказа № 33). Заметим, что остается неясным, должен ли прокурор вынести в таком случае отдельное постановление, дать письменные указания дознавателю либо достаточно заявить в вводной части постановления дознавателя о своем несогласии с решением о продлении срока (не продлить срок). Любой из предложенных вариантов не будет противоречить закону.

Генеральным прокурором в п. 32 Приказа № 33 даны ориентиры для проверки уголовных дел, поступивших с обвинительным постановлением. Прокуроры должны тщательно проверять соответствие выводов органов дознания установленным при производстве дознания в сокращенной форме обстоятельствам, содержащимся в материалах уголовного дела. Особо тщательно должны быть исследованы вопросы о наличии объективных данных, подтверждающих виновность и исключающих самооговор обвиняемого, о соблюдении прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, в том числе права на защиту, о рассмотрении в полном объеме заявленных стороной защиты, потерпевшим и его представителем ходатайств.

Одновременно с утверждением обвинительного постановления прокурором может быть принято решение о признании недопустимыми и исключении отдельных доказательств, полученных с нарушением закона (ч.ч. 2 и 3 ст. 88 УПК РФ).

Закон предоставляет прокурору право вернуть уголовное дело дознавателю для производства дознания в общем порядке. Сопоставление содержания п. 3 ч. 1 ст. 226. 8 и ч. 6 ст. 226.7 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что уголовное дело может быть возвращено прокурором для производства дознания в общем порядке в случаях:

– наличия по делу обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме;

– если при производстве по делу были допущены существенные нарушения требований УПК РФ, повлекшие ущемление прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также пробелы в доказательствах;

– если достоверность некоторых доказательств по делу вызывает сомнение, что может повлиять на законность и обоснованность итогового решения суда по уголовному делу, а следовательно, требует производства дополнительных следственных и иных процессуальных действий, направленных на проверку таких доказательств;

– если собранных доказательств по делу в их совокупности недостаточно для обоснованного вывода о событии преступления, характере и размере причиненного им вреда, а также виновности обвиняемого в совершении преступления;

– наличия достаточных оснований полагать, что имел место самооговор обвиняемого.

Безусловно, рассмотренные положения приказа Генерального прокурора не решают (и не могут решить) всех проблем правового регулирования дознания в сокращенной форме. При этом необходимо отметить, что конкретизируя и разъясняя порядок реализации прокурором полномочий при осуществлении надзора за исполнением процессуального законодательства при производстве дознания в сокращенной форме, положения приказа № 33 позволяют повысить уровень защиты конституционных прав граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, своевременно выявить и устранить нарушения процессуального закона. Достижению указанных целей (повышение уровня защиты конституционных прав граждан и устранение нарушений уголовно-процессуального законодательства) способствовало бы, по нашему мнению, возложение на прокурора обязанности по составлению итогового процессуального документа дознания в сокращенной форме – обвинительного постановления.

 

Библиографический список:

1. Зотова М.В. Дознание в сокращенной форме в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2016. 28 с.
2. Пестов А.Д. Процессуальные полномочия прокурора при производстве дознания в сокращенной форме: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2016. 30 с.
3. Качалова О.В. Ускоренное производство в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … доктора юрид. наук. М., 2016. 56 с.
4. Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части введения особого порядка досудебного производства)» (подготовлен МВД России) (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 31.01.2015) // СПС «КонсультантПлюс».

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 3 (49) 2017.

Просмотров: 411

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code