ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ПОСТРАДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

О.Л.Кузьмина, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Несовершеннолетние участники уголовного процесса, заявление о преступлении, следственные действия с участием несовершеннолетних.

Рассматриваются вопросы обеспечения прав несовершеннолетних на стадии возбуждения уголовного дела. Исследуется порядок приема заявлений о преступлении, поданных несовершеннолетними. Рассматриваются проблемы производства следственных и иных процессуальных действий с участием несовершеннолетних, пострадавших в результате преступления, на стадии возбуждения уголовного дела.

 

За последние годы законодателем был значительно расширен перечень следственных и иных процессуальных действий, которые могут проводиться на стадии возбуждения уголовного дела. Очевидно, что при этом существенно затрагиваются права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, в том числе и несовершеннолетних, которые в силу возрастных и психофизиологических характеристик нуждаются в дополнительной защите своих прав и свобод [1]. Особое внимание, как представляется, должно уделяться несовершеннолетним, пострадавшим в результате совершения преступления. Однако на стадии возбуждения уголовного дела их права и законные интересы обеспечены не в должной мере.

Первая проблема заключается в реализации права несовершеннолетнего обращаться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. УПК РФ не устанавливает возраст несовершеннолетнего, который имеет право обратиться с заявлением в соответствии со ст. 141 УПК РФ. С одной стороны, УПК РФ не устанавливает ограничений по возрасту лицу, которое может обратиться с заявлением о преступлении. С другой стороны, в соответствии с ч. 6 ст. 141 УПК РФ заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ). В связи с тем, что субъектом уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ является лицо, достигшее шестнадцати лет, некоторые исследователи считают, что несовершеннолетний не может самостоятельно обратиться с заявлением о преступлении [2, с. 22]. Другие полагают, что в случае совершения преступления против несовершеннолетнего от четырнадцати до шестнадцати лет его заявление может быть поводом к возбуждению уголовного дела при условии подтверждении законным представителем. В случае совершения преступления в отношении малолетнего несовершеннолетнего заявление должно подаваться законным представителем [3, с. 191]. В современных исследованиях отмечают, что заявление о преступлении может подать несовершеннолетний, который физически имеет возможность это сделать самостоятельно, то есть владеет устной и (или) письменной речью [4]. Если малолетний не способен самостоятельно заявить о совершенном в отношении его преступлении, только тогда это право должно быть предоставлено его законному представителю [5].

Как представляется, последняя позиция в наибольшей мере соответствует международным тенденциям, где права несовершеннолетних в сфере публичного права шире, чем в отечественном законодательстве. Так, Европейский суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) признает за несовершеннолетним право на самостоятельное обращение с заявлением в ЕСПЧ, поскольку в ст.ст. 34-35 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод отсутствуют какие-либо возрастные ограничения на самостоятельное осуществление физическим лицом своих прав. Кроме того, правило 36 Регламента ЕСПЧ предусматривает, что жалоба может быть подана не только непосредственно предполагаемой жертвой нарушений прав, но и ее представителем, к которому не предъявляется конкретных требований. Доверенность на представление интересов в ЕСПЧ не требует какого-либо заверения и может быть выдана даже лицом, дееспособность которого на национальном уровне ограничена, то есть несовершеннолетним. Если несовершеннолетний не имеет возможности самостоятельно обратиться с жалобой, то право на обращение в ЕСПЧ от его имени имеет также лицо, которое в соответствии с национальным законодательством на момент подачи жалобы представлять интересы несовершеннолетнего не может, например, родитель, лишенный родительских прав. При этом ЕСПЧ, рассматривая материалы конкретных дел, исследует связь между несовершеннолетним заявителем и таким лицом, а также устанавливает, имеет ли место конфликт в отношении интересов несовершеннолетнего между указанным лицом и законным представителем несовершеннолетнего.

Вторая проблема обусловлена тем, что нормы УПК РФ не в должной мере устанавливают права несовершеннолетних заявителей в ходе дослед- ственной проверки. Права несовершеннолетних, пострадавших в результате преступления, на стадии возбуждения уголовного дела установлены общими нормами ч. 1.1. ст. 144 УПК РФ, в соответствии с которой лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные УПК РФ, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Так, данные лица имеют право не свидетельствовать против самого себя, близких родственников, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя, руководителя следственного органа. Отдельных норм, посвященных защите несовершеннолетних заявителей, УПК РФ не содержит.

В то же время по делам в отношении несовершеннолетних, совершивших преступление, на стадии возбуждения уголовного дела предусмотрено участие защитника. Так, в ст. 49 УПК РФ указанно, что защитник участвует в уголовном деле с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении. Что же касается лица, пострадавшего в результате преступления, то в соответствии со ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, в том числе и несовершеннолетнего, могут быть адвокаты, близкие родственники или родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший. Также в данной статье указанно, что законные представители или представители несовершеннолетнего потерпевшего привлекаются к обязательному участию в угловом деле. Однако, подчеркнем, речь идет о защите прав несовершеннолетних, которые уже признаны потерпевшими.

Таким образом, на стадии возбуждения уголовного дела права несовершеннолетних, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении, защищены в большей степени, чем права несовершеннолетних пострадавших в результате преступления. Сложившийся дисбаланс противоречит положениям Постановления Пленума Верховного Суда от 29 июня 2010 г. № 7, в соответствии с которым «правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением, но не формируется им».

Что касается участия законных представителей, педагога и психолога при производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего, пострадавшего в результате преступления, то соответствующие нормы действуют только после признания его потерпевшим. В соответствии со ст. 191 УПК РФ предусмотрено право законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего присутствовать при производстве допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний на месте с участием несовершеннолетнего потерпевшего. Однако не предусмотрено участие законного представителя несовершеннолетнего в таких следственных действиях, которые проводятся на стадии возбуждения уголовного дела: при осмотре, освидетельствовании, получении образцов для сравнительного исследования, производстве судебной экспертизы [6]. То же самое касается участия в следственных действиях педагога и психолога. Также не регламентирован вызов несовершеннолетнего потерпевшего через его законных представителей для участия в следственных и иных процессуальных действиях, за исключением допроса.

Как представляется, для решения перечисленных проблем следует, во-первых, внести изменения в ст. 144 УПК РФ, указав, что лица, участвующие в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, могут пользоваться помощью представителя и законного представителя. Во-вторых, необходимо в ст. 45 УПК РФ указать, что представитель и законный представитель участвуют в угловом деле с момента начала осуществления процессуальных действий с участием несовершеннолетнего.

Ряд проблем возникает при получении объяснений у несовершеннолетнего на стадии возбуждения уголовного дела. УПК РФ не предусматривает обязательного участия законного представителя, педагога или психолога при получении объяснений, что, как представляется, существенно нарушает права и свободы несовершеннолетних [7, 8]. Не регламентирован вызов несовершеннолетнего для получения объяснений. Мы согласны с точкой зрения О.Х. Галимова, который полагает, что вызов несовершеннолетних для дачи объяснений должен проводиться через законных представителей или через орган опеки и попечительства. Такая мера позволит оградить подростка от необоснованного вовлечения в процессуальное производство, своевременно оказать несовершеннолетнему помощь в защите прав и законных интересов [9, с. 89].

Таким образом, исследование проблем обеспечения прав несовершеннолетних, пострадавших в результате преступления, на стадии возбуждения уголовного дела позволяет сделать следующие выводы:

1. В УПК РФ следует закрепить нормы о том, что письменные и устные заявления о преступлении принимаются от несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет вне зависимости от присутствия при этом законного представителя. В случае подачи несовершеннолетним заявления о совершенном в отношении его преступлении его законные представители или близкие родственники и иные близкие лица должны быть об этом немедленно извещены. Если несовершеннолетний прибыл с законным представителем или представителем для заявления о совершенном в отношении его преступлении и желает, чтобы последний присутствовал при составлении протокола, сотрудники правоохранительных органов не вправе препятствовать этому.

2. При производстве процессуальных действий на стадии возбуждения уголовного дела с участием несовершеннолетних, пострадавших в результате преступления, следует применять нормы, предусмотренные ст. 191 УПК РФ, распространив ее требования на производство осмотра, освидетельствования, получения образцов для сравнительного исследования и судебной экспертизы.

3. При получении объяснений у несовершеннолетнего, пострадавшего в результате преступления, должны присутствовать законные представители, а в необходимых случаях – представитель, педагог или психолог.

 

Библиографический список:

1. Аксенова-Сорохтей Ю.Н., Барановская Е.А. Значение индивидуализации личности для осуществления криминалистической профилактики несовершеннолетних, совершивших преступления // Уголовно-процессуальная охрана прав и законных интересов несовершеннолетних. 2016. № 1 (3). С. 5-9.
2. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе / Под ред. А.Л. Цыпкина. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. 150 с.
3. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Монография. Волгоград: Изд-во Волгогр. юрид. ин-та, 1997. 220 c.
4. Кирянина Н.А. Обеспечение прав несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дисс. … канд. юр. наук. Н.Новгород, 2010.
5. Солонникова Н.В. Несовершеннолетний участник проверки сообщения о преступлении: его права и обязанности // Общество и право. Научно-практический журнал. 2008. № 2 (20). С. 223-225.
6. Кузьмина О.Л., Маханек А.Б. Вопросы производства освидетельствования на состояние опьянения в порядке УПК РФ // Современное уголовно-процессуальное право России: уроки истории и проблемы дальнейшего реформирования. Сборник материалов Международной конференции к 60-летию доктора юридических наук, заслуженного деятеля науки РФ В.В. Николюка. Орел, 2016. С. 220-224.
7. Кузьмина О.Л., Маханек А.Б., Шашкова А.Н. Проблемы процессуального статуса педагога при производстве следственных и иных процессуальных действий с участием несовершеннолетнего // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2015.
№ 3 (41). С. 28-30.
8. Кузьмина О.Л., Маханек А.Б., Аксенова-Сорохтей Ю.Н. Вопросы привлечения педагога и психолога для участия в производстве следственных действий при расследовании преступлений в семейно-бытовой сфере // Состояние, динамика и тенденции преступности в семейно-бытовой сфере. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Горно-Алтайск, 2016. С. 109-112.
9. Галимов О.Х. Малолетние в уголовном судопроизводстве. СПб, 2001. 224 с.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 3 (49) 2017.

Просмотров: 408

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code